Жуковский преступления

Мы не делаем новости, мы их сообщаем

По уровню преступности Жуковский занял девятое место в Московской области

12 января в актовом зале ОМВД России по г.о. Жуковский состоялось расширенное оперативное совещание, посвященное подведению итогов оперативно-служебной деятельности служб и подразделений ОМВД по городскому округу Жуковский за 12 месяцев 2016 года.

В работе совещания приняли участие начальник информационного центра ГУ МВД России по Московской области, полковник внутренней службы Михаил Иванов, руководитель администрации г. о. Жуковский Юрий Прохоров, заместитель прокурора города Жуковский, советник юстиции Александр Жумаев и председатель Общественного совета Отдела МВД России по г.о. Жуковский Владимир Фомин.

С докладом выступил заместитель начальника ОМВД полковник внутренней службы Олег Омарбеков, сообщила пресс-служба городской полиции:

Подводя итоги оперативно-служебной деятельности ОМВД за 2016 год можно отметить, что в условиях сложной криминальной ситуации личным составом осуществлен комплекс мер, направленных на стабилизацию оперативной обстановки, развитие позитивных тенденций в состоянии криминальной ситуации на обслуживаемой территории, обеспечение общественного порядка и безопасности, поясняется в распространенном релизе.

Руководством ОМВД приняты меры к повышению уровня взаимодействия с органами власти и управления, правоохранительными структурами, контролирующими и другими заинтересованными организациями, учреждениями, в вопросах борьбы с преступностью и охраны общественного порядка на территории городского округа Жуковский.

Особое внимание в отчетном периоде уделялось предупреждению и пресечению актов терроризма и экстремизма на территории города. В городе не зарегистрировано террористических актов, выступлений со стороны экстремистски настроенных граждан и молодежи.

С целью обеспечения взаимодействия правоохранительных органов и органов управления для выполнения задач по укреплению правопорядка на территории города Жуковский, совместно с администрацией города разработана и утверждена долгосрочная целевая программа «Безопасный город», а так же подпрограмма «Профилактика преступлений и иных правонарушений на территории городского округа Жуковский на 2015-2018 годы».

Также были реализованы организационно-практические мероприятия по совершенствованию деятельности ОМВД, повышению эффективности работы по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений. В этих целях в отчетном периоде проведены профилактические и оперативно-поисковые мероприятия, наиболее значимые из них «Гастролер», «Рецидивист», «Каникулы», «Безнадзорные дети», «Арсенал», «Розыск», «Безопасная квартира, подъезд, дом,», «Охраняемый объект», «Мак», «Антикриминал», «Подросток», «Курорт» и др.

В распространенном пресс-службой сообщении отмечается, что за 2016 год зарегистрировано 11017 заявлений и сообщений различного содержания, что на 621 больше прошлогоднего показателя.

За отчетный период оперативная обстановка на территории города Жуковский характеризовалась увеличением общего числа зарегистрированных преступлений на 40,6 %, что составило 1029 преступлений (на 297 преступлений больше, чем в 2015 году). Аналогичные процессы отмечаются в целом и по Московской области. Коэффициент уровня преступности на обслуживаемой территории составил 94, 9. Тогда как в целом по Московской области этот показатель составляет 120,6. Таким образом, Жуковский по уровню преступности занял 9 место среди муниципальных территорий региона.

В 2016 году было привлечено к уголовной ответственности 106 (на 19 меньше, чем в 2015 году) обвиняемых в совершении 149 (меньше на 14) эпизодов преступной деятельности. В отношении 50 (меньше на 15) обвиняемых по направленным в суд делам избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Всего же в прошедшем году было задержано в порядке ст. 91 УПК РФ 49 подозреваемых, из которых 43 — впоследствии были арестованы.

Несмотря на увеличение количества зарегистрированных преступлений на территории г.о. Жуковский, и как следствие увеличение находившихся в производстве следователей уголовных дел, Следственному отделу ОМВД удалось не допустить значительного снижения основных показателей результативности своей работы. Удельный вес возмещенного ущерба по оконченным уголовным делам составил 78 %, что больше среднеобластного показателя. Следователями было проведено 55 обысков, в том числе и в случаях не требующих отлагательств. 21 обыск оказался результативным — было изъято похищенное имущество, орудия преступлений, документация. В 2-х случаях накладывался арест на имущество, на общую сумму 14 млн. 473 тыс. рублей.

Сотрудниками ОЭБиПК ОМВД выявлено 25 преступлений экономической, налоговой и коррупционной направленности, возмещение материального ущерба по уголовным делам составило 76,3%.

Сотрудниками ОДН ОМВД при участии других служб полиции, представителей общественности, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, проделана определенная профилактическая и индивидуальная работа по предупреждению беспризорности, безнадзорности, правонарушений и преступности подростков. Снизился уровень подростковой преступности: в 2016 году несовершеннолетними на территории городского округа Жуковский совершено 13 преступлений (в 2015 таких преступлений было 24). В отношении семьи и несовершеннолетних совершено 7 преступлений (в 2015 — 30).

По итогам двенадцати месяцев 2016 года профилактической работой ОГИБДД и усилением надзора на дорогах удается сохранить положительную тенденцию снижения основных показателей дорожной аварийности. Так, с начала года, на дорогах обслуживания ОГИБДД ОМВД совершено 2103 дорожно-транспортных происшествий с материальным ущербом, что в сравнении с прошлым годом ниже более чем на 7%. Остается стабильной дорожная обстановка по фактам дорожно-транспортных происшествий с пострадавшими. За итоговый период произошло 41 учетное ДТП, количество которых уменьшилось на 8,8 %. В указанных происшествиях погибло 4 человека (меньше на 2 человека, чем в 2015 году) и 42 человека получили ранения различной степени тяжести (-3). Тяжесть последствий происшествий снизилась на 44% и составила 8,7 погибших на сто пострадавших. В 2015 году данный показатель составил 11,8.

Во всех службах ОМВД наблюдается рост по количеству составленных протоколов об административных правонарушениях. Сотрудниками полиции было составлено 27157 протоколов или на 1864 больше, чем в 2015 году. Сумма наложенных и взысканных штрафов в отчетном периоде возросла. Взыскиваемость штрафов составила 84,1%. Отмененных постановлений по протестам, либо обжалованных, не имеется, говорится в сообщении.

www.zhukgsn.ru

Мы не делаем новости, мы их сообщаем

Город Жуковский занял второе место по уровню преступности в Московской области

В городе Жуковский коэффициент уровня преступности в расчете на 10 тыс. жителей составил 18.92 или в полтора раза ниже среднеобластного показателя (31,9). По уровню преступности Жуковский занял 2-е место среди 47 горрайорганов ГУ МВД России по Московской области (1 — Байконур), сообщила пресс-служба городской полиции, распространившая релиз о работе полиции за три первых месяца года.

Скромнее оценка деятельности. За три месяца ОМВД по г.о. Жуковский набрал 58,8 балла и занял 25 место в соответствии оценкой деятельности, предусмотренной внутриведомственным приказом (приказ МВД РФ №1040).

В полиции города Жуковский под председательством начальника, полковника полиции Олега Мосягина прошло расширенное оперативное совещание, на котором были рассмотрены вопросы оперативно-служебной деятельности и подведены итоги работы за 3 месяца, сообщила 7 апреля пресс-служба городской полиции

В работе совещании приняли участие куратор ОМВД первый заместитель начальника ГСУ ГУ МВД России по Московской области подполковник юстиции Д.В. Филиппов, глава г.о. Жуковский А.П. Войтюк, заместитель прокурора г.о. Жуковский советник юстиции А.С. Жумаев, руководитель СО по г. Жуковский СК России по Московской области Д.Ю. Бояринов, начальник 3 отделения 3 окружного отдела УФСБ по г. Москве и Московской области В.В. Дмитриев, начальник ОУФМС России по Московской области в г. Жуковский А.А. Гончаров, председатель общественного совета при ОМВД Н.А. Ищенко.
.
С докладом «Об итогах оперативно-служебной деятельности служб и подразделений ОМВД по г.о. Жуковский за 3 месяца 2016» выступили врио заместителя начальника ОМВД подполковник полиции П.А. Княжничев.

Подполковник полиции сообщил, что помимо работы по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений и административных правонарушений, ОМВД обеспечен должный общественный порядок и безопасность во время 25 различных массовых мероприятий с участием более 15800 человек. В общей сложности при этом были задействованы 174 сотрудника Отдела и 47 сотрудников общественных формирований.

Анализ динамики и структуры преступности за отчетный период показывает, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (АППГ) в целом преступлений зарегистрировано больше на 19,3% (204, +33), в том числе предварительное следствие по которым обязательно на 27,8% (101, +22) и предварительное расследование по которым производится в форме дознания на 12,0% (103, +11).

Рост количества зарегистрированных преступлений не мог не сказаться на росте раскрываемости, как в целом, так и по некоторым видам преступлений.

Раскрыто преступлений больше всего на 8,3% (131, +10), из них предварительное следствие по которым обязательно на 11,9 % (47, +5) и предварительное расследование по которым производится в форме дознания на 6,3 % (84, +5). Аналогичное положение с направлением дел по преступлениям в суд.
Раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений возросла на 12,0% (28, +3), и составила 58,3% (АППГ 55,6%).

Преступность несовершеннолетних сократилось на 62,5 % (3, -5), преступления совершенные в группе и в состоянии алкогольного опьянения остались на уровне прошлого года (9 и 35 соответственно).

Наметилась тенденция к сокращению преступности иностранных граждан и лиц без гражданства, которыми совершено 17 преступлений, в прошлом году данной категорией граждан было совершено 34 преступления.

С анализом итогов работы Отдела полиции, выступил начальник полиции ОМВД России по г.о. Жуковский А.В. Немешаев, который отметил что, снижение остатка не раскрытых преступлений, предварительное следствие по которым обязательно с 43 до 38, и 100% раскрываемость по таким видам преступлений как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, в том числе со смертельным исходом, разбоям и грабежам.

За 3 месяца 2016 года службой участковых уполномоченных полиции раскрыто 48 преступлений (2015 г.: 43, +5). За отчетный период УУП ОМВД составлено 840 административных протоколов (2015 г.: 800). На регулярной основе проводятся мероприятия, в том числе и совместно с ОУФМС направленные на выявление лиц допустивших нарушения миграционного законодательства.

В результате этих мероприятий было выявлено и привлечено к административной ответственности: иностранных граждан по ст. 18.8 КоАП РФ – 33 лица (АППГ 18), граждан Российской Федерации по ст. 19.15 ч. 1 КоАП РФ – 24 лица (АППГ -20). Выявлено 2 преступления, предусмотренных ст. 322.3 УК РФ «фиктивная постановка на учет иностранных граждан по месту пребывания» (АППГ — 3).

Отдельной ротой патрульно-постовой службы полиции. За отчетный период увеличено число лиц, привлеченных к административной ответственности – 1029 (АППГ — 883), что выше средне областного показателя. По 25 иностранным гражданам, привлеченным к административной ответственности по ст.18.8 КоАП РФ, было принято судебное решение о выдворении.

Работа отдела государственной инспекции безопасности дорожного движения была направлена на профилактику аварийности, снижение тяжести ДТП, за отчетный период количество ДТП, уменьшилось на 50% (с 10 до 5). В произошедших ДТП погибших не было, прошлый год — 2, ранено 6 человек (2015 г.: 11). Произошло 1 ДТП с участием детей (АППГ — 1).

www.zhukgsn.ru

Городской округ Жуковский

Официальный сайт

Ответственность за коррупционное преступление

Прокуратура г. Жуковского разъясняет, что за коррупционное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 291 УК РФ – дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий (бездействия) — предусмотрена ответственность в виде штрафа до одного миллиона пятисот тысяч рублей или иного дохода осужденного за период до двух лет, или в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до тридцатикратной суммы взятки или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Так, 31.01.2018 прокуратурой г. Жуковского Московской области утверждено обвинительное заключение в отношении Агафонова А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 291 УК РФ, и уголовное дело в порядке ст. 222 УПК РФ направлено в Жуковский городской суд для рассмотрения по существу.

В ходе проведенного расследования установлено, что Агафонов А.А. 13.12.2017, находясь в помещении служебного кабинета № 2 Жуковского ГОСП УФССП России по Московской области по адресу: Московская область, г. Жуковский, ул. Гагарина, д. 2, совершил дачу взятки в размере 15000 рублей должностному лицу – судебному приставу-исполнителю Николаевой Н.А. за совершение заведомо незаконных действий и бездействие, связанные с не наложением ареста на принадлежащее Агафонову А.А. имущество, либо отложение совершения указанных исполнительных действий на неопределенный срок.

zhukovskiy.ru

Жуковский преступления

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Субъект преступления в уголовном праве России :

Субъект преступления в уголовном праве России : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Принятие Уголовного кодекса России по-новому заставляет взглянуть на многие традиционные уголовно-правовые понятия и институты. Формирование нового российского правового пространства требует переосмысления содержания концептуальных уголовно-правовых институтов.

Уголовный кодекс Российской Федерации, последовательно реализующий положения Конституции России, в иерархии ценностей приоритетным признал права личности и декларировал ее уголовно-правовую защиту (ст. 2 УК РФ).

Субъект преступления одно из ключевых понятий уголовно-правовой науки. Недостатка внимания ученых к осмыслению проблемы субъекта преступления не испытывалось никогда, начиная с трудов дореволюционных ученых, выдающихся юристов Советского периода и заканчивая исследованиями новейшего времени. Тем не менее, эволюция научных знаний о субъекте преступления не привела ученых к устоявшейся теоретической модели субъекта преступления.

Активизация научных изысканий в концептуальных понятиях уголовного права, переосмысление теории уголовного права — процесс неизбежный и закономерный, вытекающий из изменений конституционного строя России, вступления страны на путь правовых реформ. Причины этого, по мнению ведущих российских ученых, во многом обусловливаются тем, что, несмотря на отдельные успехи, в лишенном независимости от классовых установок советском государстве, юридическая наука, и, прежде всего уголовно-правовая, скатилась к добросовестному глоссаторству, к комментированию сформулированных под идеологическим нажимом теоретических постулатов, решений высших правоприменительных органов.

Поэтому не случайными видятся исследования, казалось бы, давно изученных концепций и постулатов уголовного права, с точки зрения новой, складывающейся правовой действительности. Внимательный анализ исследований ученых, чей научный интерес сосредоточен на понятии субъекта преступления, позволяет говорить о том, что тематика исследований несколько узка. Авторы либо изучают отдельные аспекты субъекта преступления: вменяемость, возраст, признаки, определяющие специального субъекта преступления; либо избирательно ограничивают тему исследования определенной группой преступлений: субъект преступлений против правосудия, субъект воинских преступлений и пр. Некоторые работы криминологической направленности тоже, на первый взгляд, посвящены субъекту преступления, однако выполняются они формально, перегружаются статистическим и социологическим материалом и в целом несут более криминалистическую, нежели уголовно-правовую

нагрузку. Уместно напомнить изречение В.И. Ленина: «. Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, — писал он, — тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы. в каждом частном случае. обрекать свою политику на. шатания и беспринципность»[1]. Думается, именно этот постулат должен быть положен в основу построения обновленной теории современного уголовного права. Доступность издательских средств, неконтролируемость качества печатной продукции, повышенный спрос на юридическую литературу, породивший закономерное стремление заполнить правовой вакуум, привели к тому, что добротные исследования по фундаментальным вопросам теории уголовного права поглотились безликой массой «комментариев», «кратких курсов», «универсальных юридических справочников», и заметить такие труды может только специалист.

Современное состояние теории уголовного права в отношении субъекта преступления, на наш взгляд, оценивается как динамичное. В настоящее время должной теоретической и методологической проработки требует концепция личной виновной уголовной ответственности; возможность, необходимость и механизм признания субъектом преступления юридического лица, соотношение специального и общего субъекта преступления; выработка рекомендаций о градации возраста привлечения к уголовной ответственности, в связи с повышением уровня правосознания общества, эмансипации, других социальных факторов и т. д.

Такого рода исследования позволят, как видится, стимулировать другие науки криминального цикла, в частности в направлениях предупреждения преступлений или ликвидации негативных последствий посткриминального поведения субъекта преступления.

Понятие «субъект преступления» прошло длительный путь эволюции от признания в качестве субъекта не только людей, но и животных, и неодушевленные предметы, в силу существования принципа объективного вменения, до понимания того, что к данной категории могут относиться только люди, в основе привлечения к уголовной ответственности которых лежит принцип виновного совершения общественно опасного деяния. В науке уголовного права много исследований, посвященных отдельным аспектам субъекта преступления, пристальное внимание уделяется отдельным видам специальных субъектов, достаточно широк спектр мнений о проблеме признания юридического лица субъектом преступления.

На наш взгляд, современная теория субъекта преступления имеет достаточно много пробелов, страдает терминологической рассогласованностью, не учитывает нового содержания конституционных принци-

пов уголовного права, что и обусловливает большую часть научных разногласий. Работа, посвященная комплексному исследованию субъекта преступления, отображающая срез современного уровня знаний в этой области, по нашему мнению, действительно назрела. Целями настоящего исследования являются:

1) осмысление понятия «субъект преступления» в современном уголовном праве и криминологии;

2) обоснование необходимости отражения в уголовном законе понятия «субъект преступления»;

3) обоснование и формулирование уголовно-правовой нормы, содержащей понятие субъекта преступления;

4) осмысление существующей классификации признаков субъекта преступления.

Достижение указанных целей возможно путем решения следующих задач:

— теоретического обоснования понятия «субъект преступления» в уголовном праве;

— исследования статуса субъекта преступления в свете теории уголовной ответственности и уголовного правоотношения;

— сравнительно-правового анализа признаков субъекта преступления в уголовном законодательстве современной и дореволюционной России;

-изучения судебной и правоприменительной практики, касающейся темы исследования;

-разработки предложений по совершенствованию норм уголовного закона, регламентирующие правовое положение субъекта преступления.

Объектом исследования является состояние уголовно-правой науки, устанавливающей понятие субъекта преступления, ее теоретические и легальные аспекты и проблемы правоприменительной деятельности по реализации научных взглядов.

Предметом исследования выступает непосредственно не закрепленное в Уголовном кодексе понятие субъекта преступления, которое осмысляется исходя из общих конституционных начал современной российской уголовно-правовой науки.

Методологической основой проводимого исследования являются логико-правовой, сравнительно-правовой, системно-структурный, социологический и некоторые другие методы. В процессе написания применялись достижения наук уголовного права, уголовного процесса, административного права и процесса, международного права, общей теории права.

Нормативную основу исследования составили Конституция России 1993 г ., Уголовный кодекс РФ 1996 г ., федеральные законы, некоторые международно-правовые акты, подзаконные нормативные акты.

В ходе исследования проанализированы положения уголовного законодательства дореволюционной России.

Эмпирическую базу исследования составили результаты выборочного исследования, проведенного в гг. Краснодаре, Ставрополе. По специально разработанной анкете опрошены судьи и сотрудники органов внутренних дел и органов ФСНП.

Изучено 1200 уголовных дел, рассмотренных судами Ставропольского края, а также практика Верховных судов СССР и Российской Федерации (РСФСР).

Субъект преступления в теории уголовного права довольно хорошо изучен. Данному вопросу посвятили свои исследования многие ученые-правоведы. В частности, Габиани А. А. Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения по советскому уголовному праву. Автореф. дисс. канд. юрид. наук (Киев, 1967 г .); Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву (М., 1958 г .); Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву (М., 1961 г .); Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР (М., 1961 г .); Таганцев Н. С. Исследования об ответственности малолетних преступников по русскому праву (СПб., 1871 г .); Владимиров В. А., Левицкий Г. А. Субъект преступления по советскому уголовному праву (М., 1964 г .); Орымбаев Р. Специальный субъект преступления (Алма-Ата, 1977 г .); Дагель П. С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве (Владивосток, 1970 г .) и другие. Но следует отметить, что поскольку понятие «субъект преступления» включает в себя как признаки, четко определенные в уголовном законе, так и положения, относящиеся к теории уголовного права, — единства во взглядах на многие вопросы; связанные с субъектом преступления, не наблюдается.

В процессе написания диссертации изучены научные исследования отечественных и зарубежных авторов в области уголовного права, уголовного процесса, криминологии, общей теории права. При этом особо следует отметить труды ученых, непосредственно использованные автором: Г.А. Аванесова, С.С. Алексеева, Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, Е. Бафия, СВ. Бородина, СЕ. Вицина, P.P. Галиакбарова, А.А. Герцен-зона, А.И. Долговой, В.Н. Зырянова, И.И. Карпеца, В.Е. Квашис, СГ. Келиной, М.И. Ковалева, Н.Е. Крыловой, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, И.И. Лукашук, В.В. Лунеева, B.C. Минской, Г.М. Миньковс-кого, А.В. Наумова, ВС Овчинского, А.А. Пионтковского, В.И. Полубинского, Д.В. Ривмана, П.С. Ромашкина, А.Б. Сахарова, А.Н. Тарбагаева, А.Н. Трайнина, Р. Уолкера, B.C. Устинова, Дж. Флетчера, Г.И. Чечеля, В.М. Чхиквадзе, Л.В. Франка, Г. Шнайдера, В.Е. Эмино-ва и др.

Научная новизна работы заключается в том, что на монографическом уровне осуществлено комплексное исследование, посвященное

уголовно-правовому анализу субъекта преступления. Поставлен вопрос о необходимости пересмотра характера и содержания уголовно-правового понятия субъекта преступления. Сформулировано видение автором концепции дальнейшего развития отношения государства к субъекту преступления в свете перспективной гуманизации и дифференциации уголовной ответственности.

Разработка данной темы осуществлена путем анализа, общепризнанных признаков субъекта преступления в уголовном праве, оценки их содержания роли и места в уголовном правоотношении и генезисе преступления как юридического феномена.

Реализуется научная новизна в положениях, выносимых на защиту:

1. Понятие субъекта преступления необходимо закрепить в Уголовном кодексе Российской Федерации. V

2. Предлагается следующее понятие субъекта преступления «Субъектом преступления признается лицо, подлежащее уголовной ответственности по настоящему Кодексу».

3. Понятие вменяемости требует закрепления в уголовном законе.

4. Под вменяемостью предлагается понимать психическое состояние субъекта в момент совершения преступления, позволяющее ему осознавать характер своего деяния и сознательно руководить своими действиями (бездействиями).

5. Соотношение понятий вменяемость и ограниченная вменяемость, требует уточнения.

6. Уголовный кодекс не всегда учитывает правила применения общей и специальной нормы, если в качестве критерия дифференциации уголовной ответственности выступает специальный субъект преступления.

7. Предлагается признавать юридическое лицо специальным субъектом преступления.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее положения и выводы могут быть использованы для совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации и более эффективного достижения цели профилактики и предупреждения преступности.

. Результаты настоящего исследования могут быть использованы также в учебном процессе и научных исследованиях по тем вопросам уголовного права и криминологии, которые сопряжены с проблемами статуса и субъекта преступления.

Апробация результатов исследования. Положения и выводы диссертации отражены в монографии и опубликованных статьях. Теоретические выводы и положения докладывались на межвузовских конференциях и семинарах в гг. Ставрополе, Краснодаре, а также на Ученом совете и на заседаниях кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета. Использованы в Ставропольском кооперативном институте Белгородского университета потребительской кооперации (по акту внедрения).

Структура диссертации отвечает основной цели и предмету исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка использованных автором правовых источников и литературы.

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, методологическая основа, теоретическая и эмпирическая база исследования, теоретическая и практическая значимость, научная новизна, приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования, формулируются основные выводы и положения, выносимые на защиту.

Глава I. История развития понятия «субъект преступления» в Уголовном праве России состоит из четырех параграфов.

В § 1. Развитие уголовно-правовой мысли в древнерусском государстве IX-XVII вв. автор анализирует древнейшие источники российского права. В первую очередь договоры Руси с Византией X в. (при Олеге — 907 и 911 гг., при Игоре — 945 г ., при Святославе — 971 г .). Уголовно-правовые нормы, содержащиеся в договорах, были разрозненны, деления на уголовные и гражданские правонарушениях не было. Упоминаний о субъекте преступления они не содержали.

«Русская Правда» — первый писанный нормативный правовой акт Руси — не устанавливала понятия «субъект преступления». Однако возможность судить о толковании составителями субъекта преступления (правонарушения) проистекает исходя из анализа отдельных положений этих законов, например из тезиса об отсутствии возможности признания холопа субъектом ответственности по некоторым категориям правонарушений.

Наряду с «Русской Правдой», носившей светский характер, в России действовали церковные каноны уголовного права, образованные совокупностью русских (церковные уставы князя Владимира, Ярослава и других (X — XII вв.)) и заимствованных из греческого церковного права сборников Номоканонов, которые на Руси назывались Кормчими книгами. Затем, кроме переводов текстов и их толкований, к греческим кодексам стали добавлять различные русские материалы («Закон судный людям» или Судебник царя Константина, содержавший Эклогу и законы Моисея (конец IX в.)). Специфика церковных установлений, можно считать, определила первого специального субъекта — вероотступника.

На формирование зарождающегося уголовного законодательства большое влияние оказали Новгородская и Псковская судные грамоты, в которых начало формироваться учение о преступлении.

Социально-политические изменения Руси нашли свое отражение в первую очередь в судебниках Ивана Васильевича 1497 г . Судебники,

однако, рассматривают главным образом процессуальные вопросы, касаясь лишь отдельных преступлений. Уголовно-правовым актом можно признать лишь «Уставную книгу разбойного приказа», представлявшую собой особое Уголовное уложение, созданное Иваном IV приблизительно в 1555 г .

В § 2. Формирование понятия «субъект преступления» в Российском законодательстве XVH-XIX вв. автор продолжает формирование легитимной базы исследования, путем изучения отражения понятия «субъект преступления» в последующем русском законодательстве. В 1617 г . «Уставная книга разбойного приказа» была переработана путем дополнения ее указами царя Федора Ивановича, Бориса Годунова, а также с включением в нее Литовского статута, что создало предпосылки для появления Соборного Уложения 1649 г .

Свод законов 1832 г . с момента вступления в силу стал единственным, непосредственным источником российского права. Его составной частью был свод законов уголовных (т. XV). Принятоев 1845г. новое Уложение о наказаниях подвело итог почти двухвековому периоду кодификационных работ, которые имели большое значение для развития уголовного права. Именно в этот период сформировались и получили законодательное закрепление признака субъекта преступления — вменяемость, возраст наступления уголовной ответственности. Привлечение к уголовной ответственности неодушевленных предметов и животных было признано недопустимым. Субъектом преступления признается только физическое лицо, хотя в Уложении 1845 г . остались: статья 530, предусматривающая ответственность всего еврейского общества, если там укрылся военный беглец из евреев; и статья 985, по которой наказывалось общество за то, что оно вторично отпустило лицо, изобличенное в попрошайничестве.

Вменяемость субъекта, как условие осуществления карательной власти государства, становится краеугольным камнем всех теорий, признающих основанием наказуемости виновное посягательство на правопорядок. В ст. 92 Уложения был дан подробный перечень состояний, исключающих способность к вменению: детство до 7 лет, безумие от рождения, сумасшествие, болезнь, доводящую до умоисступления и беспамятства, одряхление, лунатизм и глухонемота. Но вместе с этим перечнем в данной статье были упомянуть! причины, устраняющие виновность безотносительно к вменяемости (случайность причиненного вреда, ошибка), и причины, устраняющие преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость).

Вопрос о возрасте наступления уголовной ответственности оставался неразрешенным еще продолжительное время. Одна из первых его попыток разрешения была сделана в Воинском уставе Петра Великого, где в толковании на артикул 195 говорилось: «Наказание за воровство обыкновенно умаляется или весьма оставляется, ежели. вор будет младенец, который, дабы заранее его от сего отучить, может от родителей

своих лозами наказан быть». Лишь в 1742 г . Сенат вместе с президентами коллегий указал, что малолетство, как для мужского, так и для женского пола нужно считать до 17 лет, и что таковых нельзя подвергать тем же наказаниям, как и взрослых. Указом «Екатерины II 26 июня 1765 г», возраст наступления уголовной ответственности был определен с 10 лет. Уложение ] 845 г . отступило от этой системы, понизив возраст до 7 лет.

Таким образом, сформировавшиеся признаки субъекта преступления нашли свое законодательное закрепление.

В § 3. Развитие понятия «субъект преступления» в уголовном законодательстве России до 1917 года исследуются достижения русской дореволюционной правовой мысли. Законодательные реформы, начавшиеся со вступлением на престол Императора Александра II, потребовали более полного пересмотра Уложения.

С 60-х годов XIX в. началась подготовка коренной реформы Уложения. Высочайшим повелением 30 апреля 1881 г . был образован под руководством главноуправляющего II отделением и министра юстиции Комитет для начертания проекта нового Уголовного уложения. В мае 1881г. Комитет образовал из своего состава редакционную комиссию, в которую вошли: председатель Э.И. Фриш; члены: В.Р. Лицкой, П.Л. Неклюдов, Е.Н. Розин, Н.С. Таганцев и И.Я. Фойницкий, и начал рассмотрение проекта Общей части, составленного Н. С. Таганцевым. В ноябре 1882 г . проект Общей части вместе с объяснительной запиской с Высочайшего соизволения был разослан практикам и теоретикам с просьбой о доставлении замечаний на5 проект. Новое Уголовное уложение, сточки зрения технической, стояло на более высоком уровне, чем старое русское законодательство. Оно соответствовало современным ему Уголовным кодексам других стран и просуществовало до 1917 года.

Значительное развитие получило в нем и понятие субъекта преступления. Простой перечень состояний, исключающих уголовную ответственность, который был применен в Уложении 1845 г ., имел ряд существенных недостатков. Во-первых, упускались отдельные ненормальные психические состояния, устраняющие вменяемость. Во-вторых, попытка законодателя точно сформулировать отдельные ненормальные психические состояния при далеко несовершенном состоянии психиатрической науки может привести к употреблению таких терминов, которые крайне затруднят подведение под закон отдельных жизненных случаев невменяемости. Поэтому в новом Уголовном уложении была принята формула невменяемости, содержащая два элемента: психологический критерий и перечень условий, устраняющих вменяемость.

Психологический критерий, основанный на понятии уголовной виновности и ее элементах, звучал так: «не вменяется в вину преступное деяние, учиненное лицом, которое не могло во время учинения деяния понимать свойства или значения им совершаемого или руководить своими поступками».

Перечень условий, устраняющих вменяемость, сводил все подобные состояния к трем категориям: недостаточность умственного развития, болезненное расстройство душевной деятельности и бессознательные состояния. Помимо этого отдельно говорилось о малолетстве и несовершеннолетии.

Новое Уголовное уложение вновь закрепило возраст наступления уголовной ответственности с 10 лет, хотя многие практики при подготовке проекта высказывали желание повысить этот предел до 12 лет, а некоторые — до 14 и даже 15-16 лет.

§ 4. Теория уголовного права о субъекте преступления в советский период развития российского государства. В уголовном законодательстве Советского государства с первых лет его существования сказалась тенденция к ограничению уголовной ответственности несовершеннолетних.

Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 г . установили возраст уголовной ответственности за все преступления с 16 лет, а за некоторые, перечисленные в ст. 10, -с 14 лет.

Следует отметить и попытки признания юридических лиц субъектами преступлений, хотя хаотическое правотворчество в 1920-30-е годы, как правило, специально не выделяло юридических лиц как субъектов преступления и уголовной ответственности. Они шли в общей массе любых организаций, предприятий, учреждений и т. п. коллективов, включая кулацкие хозяйства и даже смешивались с физическими лицами, в частности должностными. В утвержденных в 1921 г . «Основных положениях о мерах по восстановлению крупной промышленности и поднятию и развитию производства» указывалось, что «правление объединения (предприятия) несет полную ответственность за выполнение производственного плана, качество выпускаемых изделий, сохранность имущества и отвечает за свои действия не только в административном порядке, но также и по суду». В соответствии с Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 21.03.1922 г. за нарушение правил привлечения населения к работам в порядке трудовой и гужевой повинности уездные и волостные исполкомы наказывались за превышение власти по ст. 106 УК РСФСР 1922 г . Совместным постановлением НКЮ 1923 г . субъектом преступлений в области трудовых отношений были признаны в подлежащих случаях ответственные наниматели — как физические, так и юридические лица. Должностные лица и самоуправления, выдавшие заведомо неправильные удостоверения о материальном положении безработного, о работе его по найму и пр., несли ответственность за служебный подлог по ст. 116 УК РСФСР 1922 г . Уклонение частных лиц и предприятий от обязательной для них регистрации внебиржевых оборотов влекло за собой уголовную ответственность по ст. 226 и 10 УК РСФСР 1926 г . Уголовная ответственность правления предприятия за невыполнение производственного плана была предусмотрена в Постановлении СТО

«Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности. » ( 1921 г .)ив ПостановленииЭКОСОот01.09.1930г.«О выполнении на территории РСФСР планов контрактации и заготовки скота в 1930 г . для централизованного снабжения мясом рабочих центров». В соответствии с этим постановлением к уголовной ответственности привлекались кулацкие хозяйства, не выполнившие обязательных заданий сельсоветов по сдаче скота.

Глава II. Понятие субъекта преступления в современном уголовном законодательстве состоит из четырех параграфов, в ней автор дает сравнительный анализ исследуемого понятия по УК РСФСР 1960 г . и действующему УК РФ 1996 г .

§ 5. Понятие субъекта преступления. Эволюция научных знаний о субъекте преступления не привела ученых к устоявшейся теоретической модели субъекта преступления. Уже с 40-х годов советские ученые-правоведы начали серьезные исследования понятия «субъект преступления». В литературе появилось большое количество научных работ, посвященных данной проблеме, которые перечислены во введении. Основные положения теории нашли свое практическое закрепление в уголовном законодательстве СССР и РСФСР, в частности в УК 1960 г .

В юридической литературе можно найти много определений субъекта преступления. Еще Н.С. Таганцев писал: «. физическое лицо только тогда, в смысле юридическом, может быть виновником преступления, когда оно совмещает в себе известную сумму биологических условий, обладает, употребляя техническое выражение доктрины, способностью к вменению или невменяемостью». Н.С. Лейкина и Н.П. Грабовская рассматривали в качестве субъекта преступления физическое, вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. М.Д. Лысов и В.П. Малков считают, что «под субъектом преступления по уголовному праву России понимается физическое лицо, совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние и характеризующееся указанными в законе признаками». Н.Ф. Кузнецова и IO-M. Ткачевский называют субъектом преступления человека, совершившего умышленно или неосторожно общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, который достиг установленного возраста, вменяем, а в отдельных случаях обладает некоторыми специальными признаками, указанными в соответствующей норме. Б.С. Утевский предлагал отказаться от традиционных понятий субъекта и построить новое ; понятие, которое включило бы помыслы, чувства, прошлое, служебную и общественную деятельность лица, его заслуги перед обществом и государством, его моральный и политический облик.

Автором отмечаются недостатки приведенных концепций субъекта преступления.

С практической точки зрения, применительно к субъекту, большое значение имеют случаи соучастия в преступлении различных категорий субъектов. Практиками высказываются мнения об исключении понятия

«субъект преступления» из числа элементов состава. Эта точка зрения не поддерживается нами и опровергается путем анализа главы 4УК РФ, где законодатель расположил нормы, описывающие общие признаки субъекта преступления. Структура и последовательность их изложения в уголовном законе в целом логична. Сначала определяются общие требования, а затем делаются исключения из общего правила и оговорки. Однако само понятие субъекта законодатель не дает, хотя практика им активно оперирует. На наш взгляд, это обстоятельство и обусловливает значительную часть трудностей, возникающих при применении и интерпретации этих норм Общей части Уголовного кодекса.

Резюмируя и обобщая выводы и различные точки зрения, автор полагает возможным предложить включить в Уголовный кодекс Российской Федерации понятие субъекта преступления в следующем виде. «Субъектом преступления является лицо, подлежащее уголовной ответственности по настоящему Кодексу».

Дополнив статью 8 УК РФ частью первой такого содержания, мы; замкнем логическую цепь (которая в настоящее время не имеет начала): субъект преступления (ч. 1 ст. 8 УК РФ) — основание уголовной ответственности (ч. 2 ст. 8 УК РФ) — общие условия уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ) — возраст, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК РФ) — невменяемость (ст. 21 УК РФ) — уголовная ответственность субъекта преступления, страдающего психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22 УК РФ) — специальный субъект преступления (22.1 УК РФ).

§ 6. Вменяемость и невменяемость субъекта преступления. Современное уголовное законодательство исходит из того, что субъектом преступления может быть только физическое лицо, а физическое лицо традиционно в уголовно-правовой науке характеризуется понятием «вменяемость». Понятие о вменяемости есть разновидность понятия о дееспособности, играющее, однако, в уголовном праве большую роль на том основании, что всякое преступное деяние есть конкретное юридическое отношение, порождающее права и обязанности, а потому его субъектом может быть только лицо, способное проявлять себя в реальных явлениях жизни. По мнению выдающихся ученых-правоведов России, сторонников классической школы, вменяемость есть признак, обуславливающий наказуемость деяния, совершенного физическим лицом, признак, от которого зависит признание деяния уголовно наказуемым, а потому понятно, что учение о вменяемости составляет один из основных вопросов теории уголовного права. Однако автор приводит и другие теории, в частности — индетерминизма, нецессарианизма и теорию закономерности человеческих действий. В основе понятия вменяемости по этим теориям лежит категория свободы или несвободы человеческой воли.

Каждое лицо считается вменяемым, пока не доказано обратное. Таким образом, в уголовном праве действует презумпция вменяемости. Несмотря на отсутствие законодательного закрепления данной презумпции, из нее исходят суды в своей практике. В пользу презумпции вменяемости свидетельствует международный стандарт ООН в области защиты прав человека (ст. 16 Международного Пакта о гражданских и политических правах человека 1966 года[2]). Поскольку в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ закреплен приоритет норм международного права наднациональными, можно утверждать, что положение о презумпции вменяемости действует в РФ, несмотря на отсутствие этой нормы в самом уголовном законе.

Понятие вменяемости используется в теории уголовного права, а в законодательстве не получило своего закрепления. Оно отсутствовало как в УК РСФСР 1960 г ., так и в действующем УК РФ. Уголовный закон оперирует антитезой вменяемости — невменяемостью.

Вопрос о невменяемости был решен в ст. 11 УК РСФСР 1960 г . (ст. 11 Основ уголовного законодательства) следующим образом: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния». В действующем УК РФ 1996 г . формула невменяемости была уточнена. Это относится прежде всего к критериям невменяемости, которые определяют ее сущность. В ч. 1 ст. 21 действующего УК РФ дана более четкая формулировка юридического критерия «не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий)» вместо «не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими».

§ 7. Ограниченная вменяемость субъекта преступления. До 90-х годов прошлого столетия отношение российского уголовного права к ограниченной вменяемости было отрицательным. Большое влияние на формирование такого отношения в данной категории юристов и психиатров оказали взгляды видного русского юриста, сторонника классической школы уголовного права Н.С. Таганцева, которого поддерживал известный психиатр В.П. Сербский. Их возражения против ограниченной вменяемости сводились к следующему: трудно указать какую-либо конкретную мерку для определения уменьшенной вменяемости, ее пределы представляются слишком слабо очерченными; введение ограниченной вменяемости может привести к ошибкам и злоупотреблениям; признание этого понятия может привести к смягчению наказания опасным преступникам.

Социологическая школа уголовного права также отрицала необходимость включения в уголовный закон категории уменьшенной вменяемости, полагая что в интересах преступника и общества, уменьшенная вменяемость требует не более мягкого наказания, а других методов обращения с преступником, например лечения (Ф. Лист). Примерно такого же мнения придерживались и некоторые советские авторы (И. К. Шахряманьян, Л. Крахмальник и И. Ной). Однако уже с середины 60-х годов прошлого века в юридической литературе появились работы, признающие необходимость введения данного понятия в уголовное законодательство (B.C. Никифоров, Л. Петрухина, И.Б. Михайловская, В.И. Каминская).

Очевидно, что ограниченная вменяемость — это тоже вменяемость, и ее юридические и медицинские критерии вполне определимы. Лица, страдающие психическими аномалиями, обладают способностью осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий и руководить своим поведением, хотя эта способность у них ослаблена. Что касается медицинского критерия, то применительно к ограниченно вменяемым речь идет, как правило, о так называемых пограничных состояниях, которые достаточно исследованы в общей и судебной психиатрии.

Ограниченная вменяемость — объективная реальность, отражение качества сознания психически больного человека, характеризующее уменьшенную способность руководить своими действиями и отдавать отчет в них. Она не является реакционным или лженаучным понятием, как это утверждалось в 30-40-е гг. Научные исследования, проведенные в Институте государства и права РАН, ВНИИ МВД и Институте общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, показали, что среди совершивших преступления против личности число страдающих психическими аномалиями достигает 65-70 % от числа всех осужденных за данные преступления, большинство этих лиц нуждается в индивидуальном подходе при применении уголовного закона и при отбывании наказания.

Анализ соотношения ограниченной вменяемости с категориями вменяемости и невменяемости, с некоторыми другими институтами уголовного права (ответственность, вина, наказание) позволяют утверждать, что трактовка ограниченной вменяемости классической школой уголовного права как обстоятельства, во всех случаях смягчающего вину, неубедительна и противоречива. Взгляды, сложившиеся в доктрине российского уголовного права в последние годы, позволяют сформулировать основные черты ограниченной вменяемости следующим образом.

Во-первых, она характеризует состояние лиц с психическими аномалиями, совершивших преступление; во-вторых, является не промежуточной категорией между вменяемостью и невменяемостью, а составной частью вменяемости; в-третьих, как составная часть вменяемости служит предпосылкой уголовной ответственности лиц с психическими аномалиями, совершивших преступление; в-четвертых, являясь обсто-

ятельством, смягчающим уголовную ответственность, не имеет самодовлеющего значения и учитывается судом при назначении наказания в совокупности с другими данными и обстоятельствами, характеризующими преступление и личность преступника; в-пятых, никогда и ни при каких условиях не может быть истолковано как обстоятельство, отягчающее ответственность; в-шестых, может служить основанием для определения режима содержания осужденных к лишению свободы и назначения принудительного лечения, сочетаемого с наказанием; в-седьмых, может иметь уголовно-правовое значение для выявления распределения ролей соучастников при групповых преступлениях; в-восьмых, относится только ко времени совершения лицом преступления и самостоятельно никаких правовых или иных последствий после отбывания наказания не влечет; в-девятых, может признаваться только следователем в постановлении и судом в приговоре на основании компетентного заключения судебно-психиатрической экспертизы.

§ 8. Возраст субъекта преступления. В числе системообразующих признаков доминирующее положение занимает возраст уголовной ответственности и соответственно возраст субъекта преступления, определенный в ст. 19 и части 2 ст. 20 УК РФ.

По сложившемуся и утвердившемуся в науке мнению ученых, при определении возраста, с достижением которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, за основу берется уровень сознания человека, его способность понимать характер совершаемых им действий, их общественную опасность и значение, а также руководить ими.

Достаточно стройная современная теория уголовной ответственности и наказания не всегда находит адекватное отражение в Уголовном кодексе, поскольку на различных стадиях законотворческой деятельности, законодателем иногда упускаются из виду некоторые особенности конструирования норм уголовного закона. Достаточно отметить, например реализованную в УК РФ схему ответственности за преступления, именуемыми в теории уголовного права привилегированными признаками, и являющиеся специальными (привилегированными) по отношению к общей норме (например, убийства, предусмотренные ст. ст. 106-108 УК РФ), уголовная ответственность за которые, исходя из установлений ст. 20 УК РФ, наступает с 16-летнего возраста.

Соотношение такого вида составов с основными составами (соотношение специальная — общая норма) заставляет обращаться к ч. 3 ст. 17 УК РФ лица, согласно которой лица, достигшие 16-летнего возраста и совершившие указанные деяния при наличии привилегирующих обстоятельств, несут ответственность за привилегированные преступления. Очевидна правовая коллизия, когда несовершеннолетние, не достигшие 16-летнего возраста, могут быть субъектами убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ (общей нормой), а их ответственность за привилегированные убийства (специальные нормы) Кодексом не устанавливается.

Грамматическое толкование в совокупности положений ч. 3 ст. 17 и ст. 20 УК РФ позволяет сделать вывод, что лица, достигшие установленного законом низшего возраста уголовной ответственности (14 лет), должны подлежать уголовной ответственности в случае совершения ими деяний, содержащих признаки преступлений с привилегированными составами, по общей норме, поскольку по аксиоме теории права о применении общей и специальной нормы отсутствие признаков специальной нормы влечет действие общей. В данном случае отсутствие признака субъекта в специальной норме должно влечь применение общей нормы. Высказываются предложения дополнить ст. 20 УК РФ соответствующей оговоркой, согласно которой ограничить действие общей нормы в отношении деяний, содержащих признаки привилегированных составов. Однако, на наш взгляд, уместнее не дополнять УК РФ, что неизбежно ведет к его загромождению, а если есть альтернатива, уточнять нормы. Например, уточнить ч. 1 ст. 20 УК РФ. В целом отражение возраста в современном уголовном праве нами оценивается как удовлетворительное. Российское уголовное законодательство не только устанавливает достаточно высокий возраст, по достижении которого может наступать уголовная ответственность, но и определяет ряд особенностей применения уголовной ответственности к несовершеннолетним, отражающих применение принципа гуманизма.

ГЛАВА Ш. Специальный субъект преступления состоит из трех параграфов.

§9. Понятие специального субъекта преступления, В УК РСФСР 1960г. насчитывалось около 130 статей, в которых для субъекта преступления, помимо общих обязательных признаков (вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности), указан ряд других качеств (признаков). В новом УК Российской Федерации также содержится большое количество статей об ответственности за деяния со специальным субъектом. В научной литературе разработке этой проблемы уделено значительное внимание, однако монографических исследований не очень много.

Проводя анализ существующих в юридической литературе определений специального субъекта, автор делает вывод, что их существенным недостатком является отсутствие указания на предопределенность дополнительных его признаков характером общественного отношения, причинение вреда которому и составляет суть преступления. Поэтому, на наш взгляд, наиболее полным является определение специального субъекта преступления, предложенное С. А. Семеновым. Он считает, что таким субъектом следует считать вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста уголовной ответственности и обладающее предусмотренными законом признаками, детерминированными качествами объекта преступления, которые позволяют данному лицу совершить общественно опасное деяние, описанное диспозицией статьи Особенной части Уголовного кодекса.

Во многих статьях Особенной части Кодекса законодатель предусматривает дополнительные условия для привлечения лиц к уголовной ответственности за совершение конкретного вида преступлений. Конструирование составов со специальным субъектом имеет ряд особенностей, которые должны учитываться законодателем. Представляется целесообразным при конструировании норм Уголовного кодекса, учитывать логику криминализации деяний и дифференциации уголовной ответственности.

Другая проблема, связанная с конструированием составов преступлений со специальным субъектом, которую отмечает автор, касается особенностей дифференциации уголовной ответственности в тех случаях, когда специальный субъект образует квалифицированный вид преступления. В качестве примера анализируются статьи 198 и 199УКРФ,уста-навливающие ответственность за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

Далее автор исследует новый для УК РФ институт — соучастие со специальным субъектом. Материал этого параграфа позволяет перейти к систематизации знаний о специальном субъекте.

§ 10. Классификация специальных субъектов преступления. Существует объективная необходимость классифицировать специальные субъекты по признакам. Автор рассматривает наиболее устоявшиеся классификации.

Н.С. Лейкина и Н.П. Грабовская предлагают делить специальные субъекты по признакам: I) признаки, характеризующие государственно-правовое положение лица (иностранец, лицо без гражданства — ст. 56 УК РФ); 2) признаки, характеризующие их профессиональное положение (ст. ст. 116,128 УК РФ); 3) признаки, характеризующие должностное положение, особые качества выполняемой работы (ст. ст. 75,76,78, 84, 85,92, 129, 133, 138, 140, 152, 156, 157, 176-179, 181, 182, 204, 211, 215, 216 УК РФ и др.); 4) демографические признаки — пол, возраст, родственные отношения (ст. ст. 117,121,123УК РФ и др.).

Более полную, на наш взгляд, классификацию предложил А.В. Наумов. Он считает, что все признаки специального субъекта в действующем законодательстве можно разделять на три большие группы: 1) признаки, характеризующие социальную роль и правовое положение субъекта; 2) физические свойства субъекта; 3) взаимоотношение субъекта с потерпевшим.

Наиболее многочисленной является первая группа. Сюда входят следующие подгруппы признаков: гражданство (гражданин РФ, иностранный гражданин либо лицо без гражданства); должностное положение лица (Должностное лицо вообще или отдельные виды должностных лиц: директор предприятия, главный агроном, судья, прокурор и т. д.); профессия, род деятельности, характер выполняемой работы (работник железнодорожного транспорта, врач, работник торговли или сферы обслуживания, водитель и т. д.); отношение к военной службе (военнослужащий, военнообязанный, призывник); участие в судебном процессе (свидетель, эксперт, переводчик); осуждение или заключение под стражу (лицо, осуж-

денное за тяжкое преступление, высланный, лицо, отбывающее наказание или находящееся в предварительном заключении); судимость.

Вторую группу составляют признаки, относящиеся к возрасту (совершеннолетний), полу (мужчина), состоянию здоровья (лицо, больное венерической болезнью).

К третьей группе относятся признаки, характеризующие либо родственные отношения субъекта с потерпевшим и другими лицами (родители, дети, другие родственники), либо служебные отношения (лицо, от которого потерпевший находится в служебной зависимости); либо иные отношения (лицо, от которого потерпевший зависит материально, опекун).

В диссертации отмечаются недостатки рассмотренных классификаций, и предлагается следующая классификация признаков специального субъекта:

1-я группа — признаки, характеризующие социальную роль и правовое положение субъекта:

-гражданство (гражданин РФ, иностранный гражданин либо лицо без гражданства — ст. ст. 275, 276 УК РФ);

— должностное положение лица (должностное лицо вообще или отдельные виды должностных лиц: директор предприятия, главный агроном, судья, прокурор и т. д.);

-профессия, род деятельности, характер выполняемой работы (работник железнодорожного транспорта — ст. 263 УК РФ, врач — ст. 124, 235 УК РФ, работник торговли или сферы обслуживания — ст. 200 УК РФ, водитель — ст. 264,265 УК РФ, лицо, на которое возложены определенные обязанности — ст. ст. 225, 246 УК РФ и т. д.);

-отношение к военной службе (военнослужащий, военнообязанный — ст. ст. 331-352 УК РФ, призывник — ст. 328 УК РФ);

— участие в судебном процессе (свидетель -ст. 306 УК РФ, эксперт -ст. 307 УК РФ, переводчик — ст. 307 УК РФ);

— осуждение или заключение под стражу (лицо, отбывающее наказание или находящееся в предварительном заключении — ст. 313 УК РФ);

— судимость — ст. ст. 200 ч. 2, 158 ч.3,159 ч.3 УК РФ и т. д.;

— отношение к собственности (собственник — ст. 195 — 197 УК РФ).

2 группа -признаки, характеризующие физические свойства субъекта:

— возраст (совершеннолетний — ст. ст. 134,150 УК РФ);

— пол (мужчина — ст. 131 УК РФ, женщина — ст. 106 УК РФ);

— состояние здоровья (лицо, знавшее о наличии у него венерической болезни — ст. ст. ! 22, 131 ч. 3, 132 ч. 3 УК РФ);

3 группа — признаки, характеризующие взаимоотношение субъекта с потерпевшим.

— родственные отношения субъекта с потерпевшим и другими лицами (родители, дети, другие родственники — ст. 150 ч. 2,156 УК РФ);

— служебные отношения (лицо, от которого потерпевший находится в служебной зависимости — ст. 133 УК РФ и т. д.);

— иные отношения (лицо, от которого потерпевший зависит материально, опекун — ст. 150 ч. 2, 151 ч. 2 УК РФ и т. д.

В § 11. Юридическое лицо — как специальный субъект преступления

автор оценивает данный признак субъекта преступления. В области права понятие «лица» распространяется не только на лиц физических, но и на так называемых лиц «юридических» — все то, что, не будучи лицом физическим, способно находиться в юридических отношениях, иметь права и обязанности.

Принцип уголовной ответственности только физических лиц был закреплен и в ст. 5 Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, и в ст. 4 УК РСФСР, закреплен он и в ст. i 9 действующего УК РФ.

Институт уголовной ответственности юридического лица может включать вопрос о наличии причинной связи между деянием и последствиями, а также вопрос о наличии вины в форме умысла или неосторожности, особенно в случаях, когда от имени и в интересах юридического лица действует его представитель — физическое лицо или орган. Могут иметь значение случаи причинения общественно-опасного результата за пределами возможности его предвидения и предотвращения (казус или объективная случайность), в состоянии обороны, крайней необходимости, в условиях обоснованного риска, под влиянием фактической или юридической ошибки, во исполнение заведомо правомерного или заведомо противоправного распоряжения. В РФ все эти рассуждения пока что абстрактны, хотя юридическое лицо было признано субъектом преступления в обоих предварительных проектах УК РФ (1993 и 1994 гг.), которые легли в основу действующего УК РФ 1996 г .

В связи с наличием существующих различных точек зрения относительно признания юридического лица субъектом преступления следует признать, что окончательной точки в решении этого вопроса до сих пор не поставлено. Определенные логичные аргументы существуют как у сторонников, так и у противников признания юридического лица субъектом преступления.

Одна из точек зрения, которая не подвергалась глубокому анализу в настоящем исследовании, сводится к аргументу, что, признав юридическое лицо субъектом преступления, государство, таким образом, распишется в собственной несостоятельности в возможности регулировать свои отношения с корпорациями, организациями, предприятиями гражданско-правовыми и административными методами, так как общепризнанным является факт, что уголовно-правовые отношения являются последней ипостасью в отношениях между государством и лицом, нарушающим правовые предписания.

До тех пор пока дискуссия по поводу признания юридического лица субъектом преступления не будет прекращена в силу бесспорности и убе-

дительности аргументов одной из сторон, вероятно, целесообразно предложить компромиссное решение, в качестве которого нам видится возможность определения юридического лица как специального субъекта в некоторых, конкретно определенных преступлениях или видах преступлений (например, экологических, налоговых, таможенных и др.). Данное решение возможно в силу ряда причин.

1. Понятие специального субъекта не закреплено в уголовном законе, что позволяет перенести размышления об объеме и качестве признаков специального субъекта — юридического лица, в плоскость теоретических исследований, разъяснить уголовно-правовые и процессуальные сложности, которые неизбежно возникнут при привлечении юридических лиц к уголовной ответственности на уровне ППВС РФ (о применении уголовной ответственности к юридическому лицу);

2. Введение в уголовно-правовой оборот юридического лица как специального субъекта преступления позволяет минимизировать необходимые изменения Общей части УК РФ, не затрагивая утвердившихся в теории и практике постулатов, поскольку редакция основополагающих институтов уголовного права всегда должна сопровождаться глубочайшими теоретическими изысканиями, которые могут длиться десятилетиями.

3. Институт специального субъекта определяет наличие у него, наряду е признаками общего субъекта, вменяемости и возраста, еще дополнительных признаков, определяемых либо диспозицией уголовно-правовой нормы Особенной части, либо понятием преступлений определенного вида (например, ст. 331 УК РФ «Понятие преступлений против военной службы»). Признание юридического лица специальным субъектом преступления можно реализовать путем изменения конкретных норм Особенной части, акцентировав внимание на преступлениях определенных видов.

4. Введение в УК РФ юридического лица как специального субъекта преступления может быть произведено фрагментарно (можно изменить 1-2 нормы). Такое острожное внедрение нового вида уголовной ответственности позволит зарезервировать период адаптации уголовного закона к признанию юридического лица специальным субъектом преступления, выявить и скорректировать отношение к этому нововведению науки и практики;

5. Подобного рода юридический эксперимент, на наш взгляд, позволит создать репрезентативную базу для дальнейших исследований, сформирует минимально необходимую практику по уголовным делам с участием специального субъекта преступления юридического лица. Неприятие правопримененителем предложенной модели уголовной ответственности юридического лица, отсутствие реальных уголовных дел в период апробации (3-5 лет), позволит поставить точку в дискуссии о признании юридического лица субъектом преступления, докажет ненужность и бесплодность попыток ввести в российскую правовую систему уголовную ответственность для юридических лиц.

6. Однако любой исход предлагаемого правового эксперимента в текущий исторический момент развития России пойдет только на пользу

государству и обществу. Даже неудачный опыт введения юридического лица в качестве специального субъекта преступления в УК РФ формально будет означать выполнение одного из известных требований совета Европы, обусловливающих интеграцию России в единое европейское правовое пространство.

7. Кроме того момент для апробации действительно удачный, поскольку его своевременность подтверждается тенденциями развития новейшего российского права. Новый российский Кодекс об административных правонарушениях, действующий с 01.07.2002 г., ввел понятие вины юридического лица в правовой оборот, формально решив дилемму личной виновной ответственности, опровергнув основной аргумент противников уголовной ответственности юридического лица. На наш взгляд, конструкция вины юридического лица за административное правонарушение, сформулированная законодателем в КоАП РФ, вполне применима и для УК РФ, поскольку все нормы Особенной части УК РФ, в которых предполагается указание на юридическое лицо как субъект преступления, носят бланкентный характер и сводятся к нарушению тех или иных правил.

В Заключении подводятся итоги исследования.

Библиографический список диссертации, завершающий работу, содержит нормативный материал, литературу, диссертации и авторефераты, использованные автором в процессе работы над темой.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Жуковский В.И. Современные представления уголовно-правовой науки о субъекте преступления /Тезисы научно-практической конференции/ Вестник Ставропольского института им. В.Д. Чурсина — Ставрополь, 2001.-0,1 п. л.

2. Виноградова Е.В., Жуковский В.Й. Формирование понятия «субъект преступления» в праве древнерусского государства IX — XVII вв.//Вестник СГУ. — 2002. — № 3. — 0,3 п. л.

3. Жуковский В.И. Субъект Преступления в уголовном праве России. — Ставрополь, 2002.-6,51 п. л.

[1] Ленин В.И. Полное собр. соч. — Т. 15. — С. 368.

[2] Сборник стандартов ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное издание ООН. — Нью-Йорк, 1992. — С. 289-304.

law.edu.ru

Смотрите так же:

  • Заявление на вычет по ндфл на инвалида Порядок предоставления налогового вычета на ребенка-инвалида Согласно законодательству РФ детские вычеты по НДФЛ выдаются в случае, когда сумма дохода за год не превосходит 350 тысяч рублей. Начисляются льготы с первого месяца в году и […]
  • Расходы ответчика при отказе от иска Возмещение расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска: практика изменилась? Недавно ВС РФ разъяснил порядок возмещения издержек, связанных с рассмотрением дела: расходов на производство осмотра на месте, […]
  • Образец приказа на ввод в эксплуатацию ос Ввод основных средств в эксплуатацию Актуально на: 11 февраля 2016 г. Акт о вводе в эксплуатацию Если организация приобрела (получила в качестве вклада в уставный капитал и т.д.) основное средство, то встает вопрос, с какого момента […]
  • Не платят подоходный налог за детей Налоговый вычет на ребенка по НДФЛ в 2018 году Налоговый вычет – это сумма, установленная законодательством РФ, уменьшающая налоговую базу. Согласно ст. 218 НКРФ п. 1, пп. 4, лица имеющие несовершеннолетних детей пользуются правом на […]
  • Детское пособие список документов Правила оформления детского пособия Появление на свет ребенка всегда радость, но когда поднимается вопрос об оформлении детского пособия, то здесь и начинаются проблемы. Какие документы необходимо предъявить для пособия до 1,5 лет, а […]
  • Возмещение физического вреда здоровью Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает […]

Обсуждение закрыто.