Защита имущественных прав в суде

Защита имущественных прав граждан

Защита имущественных прав граждан связана с правовыми вопросами владения, распоряжения и пользования собственностью, а также с решением споров, возникающих при распределении и обмене имуществом между гражданами.

Имущественные права это:

  • Право на собственность.
  • Право управления имуществом и обязательства гражданина, сюда относят и право на возмещение ущерба при порче принадлежащей лицу собственности.
  • Права, возникающие в связи с открытием наследства.
  • Авторские и изобретательские права.

Для защиты имущественных прав граждан используются средства, направленные против их нарушения или на восстановление нарушенных интересов потерпевшего лица.

Виды средств защиты имущественных прав граждан

Все средства, с помощью которых в гражданском законодательстве можно защитить имущественные права граждан, делятся на несколько основных категорий:

  • Вещно-правовые способы защиты, защищают непосредственно право гражданина на собственность и не имеют связи с какими-либо обязательствами. Они направлены на восстановление права собственника пользоваться или владеть имуществом и на устранение всех препятствий для осуществления владельцем собственности своих законных прав. К ним относят исковые заявления о признании права на собственность, об истребовании имущества из чужого незаконного владения и другие иски о нарушения права на собственность.
  • Обязательственно-правовые средства, как следует из названия, связаны с нарушением конкретных обязательств, то есть вытекают из договорных отношений. К ним можно отнести иски о возврате вещей, предоставленных собственником ответчику в пользование, о возврате недобросовестно приобретенного имущества, о возмещении материального ущерба, причиненного владельцу имущества.
  • Средства, вытекающие из институтов гражданского права – к этой группе относят исковые заявления об ответственности лица, отвечающего за сохранение имущества, в случае его утраты или порчи, о защите прав контрагентов при признании договора между ними недействительным, о защите прав владельца имущества, который был признан судом без вести пропавшим или умершим, при его обращении.
  • Средства, которые предусмотрены законодательством – защита интересов собственников при национализации или реквизиции имущества, при его выкупе государством или изъятии в пользу государственных или муниципальных органов.

Помощь юриста при защите имущественных прав граждан

Имущественные споры составляют значительную часть дел, рассматриваемых в судебном порядке. Помощь профессионального юриста, знакомого со всеми нюансами действующего законодательства, поможет вам защитить имущественные права при их нарушении.

Юристы компании «ЮК ТРИУМФ» окажут вам полный комплекс юридических услуг, начиная с юридической консультации после оценки материалов дела и заканчивая получением на руки судебного решения. Мы поможем оформить исковое заявление в соответствии с нормами гражданско-процессуального законодательства, обосновать все требования истца и подготовить доказательную базу, подтверждающую эти требования с целью защиты имущественных прав в суде. Адвокаты компании «ЮК ТРИУМФ» будут участвовать в судебных слушаниях, адекватно реагируя на действия ответчика, помогая вам разработать оптимальную стратегию поведения в суде и определить порядок необходимых процессуальных действий для увеличения шансов на вынесение решения в пользу истца.

Юристы нашей компании помогут вам признать свое право собственности на имущество, истребовать имущество из чужого незаконного владения, установить порядок пользования имуществом, разделить имущество между бывшими супругами, признать недействительной сделку с недобросовестным контрагентом, возместить ущерб, причиненный порчей имущества, словом, решить все возможные проблемы, вытекающие из имущественных отношений и прав граждан.

Получить консультацию юриста по защите имущественных прав граждан, вы можете по телефону +7 (495) 510-77-28.

www.yuridicheskie-uslugi.su

Пути и способы защиты имущественных прав.

Способы защиты прав. Осуществление субъективных гражданских прав во многом зависит от обеспечения их защиты от нарушения со стороны обязанных лиц. Право, предоставленное лицу, но не обеспеченное необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом. Целями защиты являются пресечение действий, нарушающих права, восстановление положения, существовавшего до нарушения, компенсация потерь участника имущественного оборота, вызванных нарушением его прав.

В литературе способы защиты гражданских прав подразделяют на две группы: универсальные, которые могут быть применены для защиты любого субъективного гражданского права, и специальные, предназначенные для защиты определенных видов гражданских прав или для защиты от определенных нарушений.

К первым относятся: признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащита права; присуждение к исполнению обязанности в натуре; возмещение убытков; компенсация морального вреда; прекращение или изменение правоотношения; неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Приведенный перечень не является исчерпывающим. В случае
нарушения гражданских прав могут быть использованы и иные
способы их защиты, предусмотренные законом или договором, которые относятся ко второй группе. Таковы, например, способы за
щиты вещных прав: истребование собственником или иным законным владельцем имущества из чужого незаконного владения, требование об устранении нарушений прав собственника или иного законного владельца, не связанных с лишением владения.

Порядок защиты прав. Защита гражданских прав может осуществляться судом, в административном порядке, а также самими, сторонами без обращения в судебные или иные государственные органы.

Возможность судебной защиты гражданских прав относится к одному из основных начал гражданского законодательства (п. 1. ст. 1 ГК) и рассматривается в качестве общего правила (п. 1 ст. 11″ ГК) Данное положение основывается на ст. 46 Конституции РФ, в соответствии с которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, нарушающие права и законные интересы лица, могут быть обжалованы в суд.

Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом любое решение, вынесенное при рассмотрении спора в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Изъятия из данного правила исключаются, что вытекает из смысла ст. 46 Конституции РФ.

Для защиты отдельных видов гражданских прав или для защиты от определенных нарушений могут быть использованы также
меры оперативного воздействия, реализация которых не требует от
субъектов нарушенного права обращения с иском в суд. Эти меры
могут быть предусмотрены законом и договором. Так, в случаях
предусмотренных ГК, допускается односторонний отказ от исполнения договора (ст. 523, 715, 821 и др. ГК).

Судебный порядок защиты прав. К органам, осуществляющим судебную защиту гражданских прав, относятся: суд общей юрисдикции (в дальнейшем — суд), арбитражный суд и третейский суд.

Разграничение компетенции между судами и арбитражными судами определяется правилами о подведомственности рассмотрения гражданских дел. Разграничение же компетенции между различными звеньями внутри единой системы судов и арбитражных судов осуществляется в соответствии с установленной подсудностью дел. Подведомственность и подсудность гражданских дел определяются процессуальными законами, в частности, Гражданским процессуальным кодексом и Арбитражным процессуальным кодексом.

Основными критериями разграничения подведомственности споров между судами и арбитражными судами являются характер спорного правоотношения и его субъектный состав.

business-zakons.ru

Защита имущественных прав в суде

ЗАЩИТА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ
В РАМКАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ ПО

Главным положением Конвенции, содержащим гарантию имущественных прав физических и юридических лиц, является статья 1 Дополнительного протокола (Протокола № 1), которая сформулирована следующим образом:

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

История появления этой статьи была очень сложной, что само собой сказано уже тем, что настоящие положения намеренно не были включены в текст самой Европейской Конвенции. По сути дела, государства разумно решили не задерживать принятие текста последней, по которому согласие было достигнуто, из-за несогласия по вопросу защиты экономических прав. Компромисс был найден после трудных переговоров лишь полтора года спустя: 20 марта 1952 г. в Париже состоялось подписание Дополнительного протокола к Конвенции, включавшего указанные выше положения.

Тем не менее, вразрез с ожиданиями появление новых норм не повлекло за собой быстрого развития правоприменительной практики в направлении более широкой защиты имущественных прав физических и юридических лиц. Во-первых, из-за твердой позиции государств — противников Протокола, текст статьи 1 в своей совокупности делает акцент более на защите исконных прерогатив государств, нежели на защите прав их подданных. Во-вторых, контрольные органы Конвенции, то есть Комиссия и Суд, долгое время применяли крайне осторожный подход к данным положениям и истолковывали их крайне ограничительно. Государство признавалось единственным судьей по вопросу о необходимости ограничивать свободное пользование имуществом, и таким образом Суд сам во многом исключал возможность контроля: любое государственное вмешательство в права автоматически оправдывалось.

Такая досадная ситуация сохранялась вплоть до восьмидесятых годов. Переворот в судебной практике толкования статьи 1 Протокола № 1 произошел в 1982 г., когда Суд вынес решение по делу Спорронг и Леннрот против Швеции, в котором он в корне меняет установившийся подход и дает начало переосмыслению и переоценке прав экономического характера. Как иногда отмечалось в доктрине, Суд, окрыленный своими первыми успехами, без колебания “переписал” статью 1 Дополнительного протокола с целью усилить защиту собственников все более разнообразного имущества”.

Первая часть настоящего доклада посвящена предмету защиты; в ней я опишу спектр тех имущественных прав, которые гарантированы в рамках статьи 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции. Во второй части я укажу критерии, выделенные Европейским Судом для определения того, имело ли место нарушение Конвенции в конкретных делах, представленных на его рассмотрение.

Прежде чем перейти к основному изложению, хотел бы сделать одно вводное замечание относительно особой правовой природы Европейской Конвенции. Уникальность Конвенции состоит в том, что ее действие привело к созданию особого правопорядка, который по своей эффективности существенно отличается от традиционного международного права. На сегодняшний день Конвенция характеризуется как Европейским Судом, так и в преобладающей доктрине как “конституционный инструмент Европейского правопорядка”, созданный с целью обеспечения минимального стандарта в области основных прав и свобод. С этой точки зрения совершенно логичным является то, что действие Конвенции в странах Совета Европы рассматривается в конституционном контексте.

Эффективность правопорядка, созданного Европейской Конвенцией, во многом объясняется тем, что решения Европейского Суда, органа, являющегося гарантом этого правопорядка, непосредственно учитываются сегодня верховными и конституционными судами подавляющего большинства государств-участников в их собственной практике, что приводит фактически к прямому действию решений Европейского Суда во внутреннем праве этих государств. Таким образом, обсуждение решений Европейского Суда, в том числе в вопросах, касающихся прав собственности, имеет непосредственный практический интерес для конкретного и эффективного применения Европейской Конвенции в каждом государстве-участнике, в том числе в Российской Федерации.

I. Спектр защищаемых прав

Каково же конкретное содержание права на беспрепятственное пользование имуществом, гарантированного в первой фразе статьи 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции? Ответ на этот вопрос оставался неясным долгое время после принятия в 1952 г. данного Протокола. Лишь в 1979 г., в деле Маркс против Бельгии, Суд уточнил, что “право беспрепятственно пользоваться имуществом”, закрепленное в статье 1, гарантирует “в сущности право собственности”.

Далее, в 1982 г., в уже упомянутом принципиальном решении Спорронг и Леннрот, Суд выделяет в структуре статьи 1 три автономные нормы. Первая, общего порядка, выражена в первой фразе части 1 и устанавливает принцип беспрепятственного пользования имуществом. Вторая направлена на регулирование процесса отчуждения собственности и подчиняет его определенным условиям. Наконец, третья норма, заключенная в части 2 статьи 1, признает за государствами, наряду с прочим, право регулировать использование имущества в соответствии с общим интересом и принимать с этой целью законы, которые они считают нужными. Забегая немного вперед, можно указать, что в одном из последующих решений, в деле Джеймс и другие против Великобритании, Суд добавил, что три указанные нормы связаны между собой: вторая и третья касаются частных случаев защиты права собственности и должны толковаться в свете первой нормы.

Что же касается спектра прав, гарантированных статьей 1, то Суд до сегодняшнего дня, по всей вероятности намеренно, не определил четкие границы этих прав. Отказ от строгого определения позволяет через расширенное толкование увеличивать спектр прав, защищенных Конвенцией, с учетом эволюции общества и экономики государств-участников. По оценкам некоторых исследователей, результатом такого развития может стать переход от понятия собственности к гораздо более широкому понятию, включающему всю совокупность интересов экономического характера.

Такой вывод можно сделать из утверждения Суда, сделанного в решении по делу Ван Марле против Нидерландов, в соответствии с которым в спектр статьи попадает любое “. частное право, представляющее имущественную ценность и, следовательно, “имущество” в смысле первой фразы статьи 1 . ”

В качестве иллюстрации приведу несколько примеров имущественных прав, попадающих, по мнению Суда, в спектр статьи 1 Протокола №1, и в отношении которых, следовательно, действует механизм защиты, установленный Европейской Конвенцией.

В приведенном выше деле Ван Марле против Нидерландов заявители жаловались на то, что государство посредством непризнания их дипломов в области бухгалтерии затронуло их экономические права, выражающиеся в клиентуре и деловых связях их фирмы (англ. goodwill). Суд со всей ясностью отметил, что право, на которое ссылались заявители, имело во многом частноправовой характер и представляет собой имущественную ценность. В результате оно может рассматриваться как имущество в рамках статьи 1 Протокола № 1, которая, следовательно, применима к данному делу.

В другом деле, Тре Тракторер против Швеции, власти этой страны изъяли у юридического лица, владевшего рестораном, лицензию на отпуск в этом заведении спиртных напитков. Суд признал, что затронутые в результате изъятия лицензии экономические интересы отвечают понятию “имущество”, предусмотренному статьей 1 Протокола № 1, и, следовательно, соответствующие действия шведского государства подлежат контролю Европейского Суда.

Помимо приведенных случаев, органы Конвенции признали, что гарантии статьи 1 Протокола № 1 распространяются на экономические интересы, вытекающие из получения социальных пособий, владения акциями, владения недвижимостью, землей и т.д. В последнее время Суд неоднократно констатировал нарушение статьи 1 Протокола № 1 вследствие отказа государств исполнить решения внутренних судов, обязывающих выплату заявителю определенных денежных сумм, например, в счет зарплат, пенсий и т.д. Обобщая, можно заключить, что Суд, действуя в каждом конкретном случае (сase by сase), продолжает расширенно толковать понятие “имущество”, гарантированное статьей 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции.

На основании существующей на сегодняшний день практики Европейского Суда можно заключить, что новые права попадают в спектр статьи 1 Протокола № 1 при выполнении трех следующих условий: наличия ощутимой экономической ценности, безусловной юридической принадлежности заинтересованному лицу и возможности идентификации в материальном или нематериальном предмете.

II. Защита провозглашенных имущественных прав: критерии допустимого вмешательства государства

По поводу проведенного выше короткого обзора имущественных прав, подпадающих под защиту статьи 1 Протокола № 1, необходимо иметь в виду, что с точки зрения Конвенции эти права далеко не абсолютны. Другими словами, не любое государственное вмешательство в их осуществление является нарушением Конвенции, а в ряде случаев государство имеет право вмешиваться в их осуществление на определенных условиях. Каковы же критерии, используемые Европейским Судом при толковании Конвенции для определения допустимости или недопустимости вмешательства государства в права, защищенные статьей 1 Протокола № 1?

Частично эти критерии изложены уже в тексте самой статьи, особенно по вопросам, касающимся отчуждения собственности и контроля за ее использованием (вторая и третья фразы статьи 1). Опираясь на дух и смысл всей Конвенции, Суд развил и дополнил критерии допустимости вмешательства государства в имущественные права физических и юридических лиц, особенно в ситуациях, где речь идет об автономном применении общей нормы, содержащейся в первой фразе статьи 1.

В решении Спорронг и Леннрот Суд установил принцип, который лег в основу всей последующей судебной практики по статье 1: “Для целей настоящего положения [Протокола № 1], Суд должен установить, было ли соблюдено справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты основных прав частных лиц”. Несмотря на кажущийся слишком общий характер данного принципа, его значение фундаментально. Именно определяя, было ли соблюдено в обстоятельствах каждого конкретного дела указанное справедливое равновесие, Суд делает вывод о наличии или отсутствии нарушения в данном деле.

Приведу лишь один конкретный пример из практики. В указанном решении Спорронг и Леннрот власти Швеции выдали муниципалитету Стокгольма разрешения на отчуждение собственности заявителей в связи с реализацией перепланировки города. Несмотря на то, что эти разрешения так и не были реализованы, они оставались в действии в течение очень длительного времени (25 лет в отношении первого заявителя и 12 лет в отношении второго заявителя). Суд счел, что столь длительное действие разрешений на отчуждение собственности заявителей, сопряженное с действующим в течение всего этого времени запрещением на строительство, заставило заявителей нести “особое и чрезмерное бремя”, что в свою очередь разрушило “справедливое равновесие, которое должно существовать между защитой права собственности и требованиями общественного интереса”.

При рассмотрении критериев допустимого вмешательства в имущественные права нельзя забывать, что государства имеют достаточно большую свободу усмотрения в оценке “требований общего интереса”, и что эта свобода значительно больше в сфере экономической деятельности, чем в сфере политической. Следует напомнить, что данный вопрос касается государственной политики в экономической и социальной области, которая всегда оставалась заповедной зоной, недоступной международному контролю.

В рамках Конвенции имеет место внешний контроль со стороны Европейского Суда, хотя последний и признает широкую свободу государства самому оценивать необходимость тех или иных мер. Более того, не всякий дисбаланс между необходимостью защиты прав и интересами общества приводит к констатации нарушения Конвенции. Практика показывает, что Суд признает нарушение только тогда, когда имеет место сильный дисбаланс, крайне серьезно отражающийся на правах лиц.

Что касается вопросов, связанных с отчуждением собственности, то контрольные органы Конвенции изначально имеют больше критериев для определения противоправности действий государства. Согласно статье 1 (вторая фраза), лицо не может быть лишено собственности, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Требование предусмотрения условий отчуждения собственности в законе, очевидно, преследует цель доступности информации о принимаемых мерах и препятствует таким образом возможности тайных и нелегальных действий со стороны государства. Суд систематически проверяет соответствие предпринятых мер внутреннему закону.

Понятие “интересы общества”, указанное в данном положении, принадлежит к категории неопределенных понятий, существующих в Конвенции. Свобода государственного усмотрения в области определения наличия таких интересов очень широка, и Суд во многом полагается на соображения, представляемые государственным законодателем.

В деле Джеймс и другие против Великобритании британское законодательство предусматривало возможность для некоторых квартиросъемщиков, которые длительное время арендовали жилые помещения, приобретать у хозяина часть его собственности ниже ее рыночной стоимости. В данном решении, в частности, говорится: “Понятие “интересы общества” является по своей природе широким. Считая нормальным, что законодатель обладает большой свободой усмотрения для проведения экономической и социальной политики, Суд уважает суждение законодателя о том, что является “интересами общества”, за исключением тех случаев, когда такое суждение не основывается на разумных соображениях”. Несмотря на доводы заявителей о том, что примененные меры были направлены в пользу не всего общества, а только отдельных его членов, Суд согласился с законодателем в том, что интересы общества состояли в соблюдении социальной справедливости, и счел, что указанный закон соответствовал интересам общества.

После проверки того, было ли отчуждение собственности предусмотрено законом и соответствовало ли оно интересам общества, остается, однако, необходимость проверки Судом допустимости данного вмешательства в свете первой фразы статьи 1. Как указывалось выше, в рамках данного положения Суд проверяет наличие справедливого равновесия или пропорциональности, а еще точнее, отсутствие ощутимой диспропорции между вмешательством в имущественные права и преследуемой этим вмешательством целью. Такая проверка играет особую роль в вопросах выплаты денежной компенсации за отчуждение собственности, а также размера этой компенсации.

В самом тексте статьи не указывается необходимость компенсации за отчуждение собственности. Тем не менее, после 1982 г. Конвенция толковалась в том смысле, что отсутствие денежной компенсации при изъятии собственности нарушило бы справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты основных прав частных лиц. Из такого толкования непосредственно вытекает право на денежную компенсацию.

Окончательно принцип компенсации был установлен Судом в решении Литгоу и другие против Великобритании. По мнению Суда, “при отсутствии [компенсации] статья 1 обеспечивала бы только иллюзорную и неэффективную защиту права собственности”. В указанном деле владельцы нескольких предприятий самолетостроительной и кораблестроительной отраслей жаловались на несправедливо выплаченную компенсацию. Суд подтвердил тезис, уже высказанный в решении по делу Джеймс и другие, в соответствии с которым по различным причинам (в частности, социальной справедливости) компенсация может быть ниже уровня реальной рыночной стоимости имущества. В результате как в деле Джеймс, так и в деле Литгоу Суд не констатировал нарушение статьи 1 Протокола № 1.

На основании вышеизложенного можно заключить, что органы Конвенции разработали на сегодняшний день достаточно гибкий и комплексный метод толкования статьи 1 Протокола № 1 с целью достижения эффективной гарантии имущественных прав частных лиц.

В основу этого толкования легло понятие “справедливого равновесия между требованиями общественного интереса и требованиями защиты основных прав частных лиц”. Характерно, что, впервые применив данный принцип в деле Спорронг и Леннрот, Суд подчеркнул, что стремление к такому равновесию присуще Конвенции в целом и отражено также в структуре статьи 1 Протокола № 1.

Данное толкование приводит к тому, что в рамках Конвенции право собственности не безусловно, но разумно ограничено различными факторами. Вмешательство государства в осуществление имущественных прав допускается с целью защиты общественного интереса, и свобода государства в оценке такого общественного интереса достаточно широка, но не безгранична. При этом необходимость справедливого равновесия определяет в любом случае крайний предел такому вмешательству.

На сегодняшний день многие примеры констатации как Европейским Судом, так и национальными судами нарушений статьи 1 Протокола № 1 свидетельствуют об успешном применении на практике принятого метода толкования. Прямое действие решений Страсбургского Суда во внутреннем праве государств-членов позволяет, в свою очередь, обеспечить однородность в применении данного метода.

В заключение позволю себе сделать одну, на мой взгляд, важную ремарку. Некоторые европейские конституции предусматривают гарантию прав более широких, нежели права, которые гарантированы Европейской Конвенцией. В этой связи следует, однако, подчеркнуть, что главным достоинством Европейской Конвенции остается то, что она является уникальным правовым механизмом, обеспечивающим коллективную гарантию единого минимального стандарта в защите основных прав и свобод человека в Европе.

Пятидесятилетняя история Конвенции свидетельствует, что эта гарантия, не имеющая аналогов в сегодняшнем мире, является весьма эффективной за счет деятельности, с одной стороны, коллективного судебного органа (Европейского Суда), способного выносить обязательные для всех государств-участников решения и, с другой стороны, коллективного политического органа (Комитета министров Совета Европы), контролирующего строгое исполнение этих решений, которое приводит к конкретным изменениям в правопорядке государств-участников. Таким образом, механизм Конвенции действенно способствует правовой интеграции участвующих в ней европейских государств в области защиты основных прав и свобод человека, в том числе права собственности.

www.rrpoi.narod.ru

Защита имущественных прав супруги после развода

К нам в офис пришла женщина, которая сообщила, что недавно развелась с мужем и после заседания у мировой судьи (развод происходил там по причине наличия детей и отсутствия спора о разделе имущества). Муж нашей посетительницы физически развитый и крайне вспыльчивый мужчина, в очень грубой форме прямо на крыльце мирового суда, забрал документы и ключи от машины, приобретённой в браке на ее имя и уехал на ней в неизвестном направлении.

Поначалу она с потерей машины смирилась и решила подарить ее целиком мужу, но через полгода узнав, что машину муж продал, решила получить свою часть денег.

Добровольно делиться деньгами бывший супруг не имел никакого желания, более того предвидя возможные финансовые претензии в свой адрес, в договоре купли-продажи автомашины указал сумму заведомо ниже в два с половиной раза, рыночной стоимости проданной иномарки. Именно этим договором с заниженной суммой Ответчик и размахивал перед судьёй и нами. Мол машина была не совсем новая, требовала ремонта, имела дефекты, смог продать только за эти копейки, что указаны в договоре.

Одним из принципов гражданского судопроизводства является принцип состязательности сторон, смысл заключается в том, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается.

Мы со стороны Истца просто открыли auto.ru, выбрали модель, год и комплектацию спорной машины, распечатали несколько объявлений о продаже этих машин, сложили все цены и поделили их на количество объявлений. Таким образом у нас появилась средняя цена по рынку на данный автомобиль. Эти документы и были приобщены к материалам дела в качестве подтверждения реальной рыночной стоимости проданного автомобиля . Ответчик, брызжа слюной начал кричать что машина этих денег не стоила, т.к. была бита, сломана и вообще еле-еле передвигалась, да и то на буксире, но судья, на рассмотрении которой находилось гражданское дело, судя по всему имела огромный опыт общения с такими «хитрецами» и прервав возмущённое шипение Ответчика разъяснила, что его слова о плохом состоянии машины к делу не пришьешь и все свои слова он должен доказать — либо документами, либо экспертизой. Экспертизу она готова назначить если им будет заявлено такое ходатайство. Если нужен запрос в ГИБДД, то даст и его.

Ударив себя в грудь кулаком наш, оппонент заявил, что он ходатайствует о назначении экспертизы, машина будет им предоставлена эксперту и ему нужен запрос в ГИБДД. Все его ходатайства судья удовлетворила и нам осталось только дождаться заключения эксперта и следующего заседания. Однако Ответчик представить машину эксперту не смог, по причине того, что продал ее, и где она находиться просто не знает (как выяснилось позже). А на все направленные запросы в ГИБДД — был получен однозначный ответ — данных об участии спорного автомобиля в ДТП не зарегистрировано, наличие повреждений авто также не зарегистрировано. В связи с чем, эксперт в ситуации отсутствия автотранспортного средства в «натуре» и не возможности его осмотра, применил сравнительный метод исследования с ценами на рынке где предлагаются аналогичные автомашины к продаже.

Процесс был честным, состязательным и мы его выиграли. Разница между заключением эксперта и нашей оценкой автомашины составила всего 10 000 рублей.

Суд присудил нашей доверительнице сумму чуть меньше чем мы просили. Почему так получилось? Объясню. Во-первых, потому что, имея обширную практику в подобной категории дел мы знали как все будет происходить и заранее выяснили у нашей доверительницы обстоятельства о том была ли машина в авариях, а если да, то оформлялись ли они. Если аварии и поломки были, то были ли они зафиксированы, есть ли документы, подтверждающие проведение качественного ремонта. Где и когда делали последние ТО автомашине, делали ли какую-либо диагностику, кузова и агрегатов и т.п. мелочи и нюансы. Имея полную картину и не сомневаясь в правдивости слов своей клиентки, мы были уверены в своей позиции по делу и ни капельки не лукавили перед судом доказывая, свою правоту.

buroresheniy.ru

Защита имущественных прав

Процессы, происходящие в рамках института частной собственности, прозрачностью не отличаются. Люди покупают и продают движимое и недвижимое имущество, получают его по праву наследования. С виду все очень просто. На самом деле в этом «океане» на рифы можно напороться в любой момент.

Защита имущественных прав в юридическом порядке в случае их нарушения — единственно верный выход из ситуации. Стоит отметить, что с увеличением количества сделок купли-продажи между гражданами России, возросло и количество мошенников в гражданско-правовой среде.

Не перевелись еще в стране любители взять то, что «плохо лежит». К примеру, добросовестный приобретатель покупает жилье у мошенника, и последний исчезает с деньгами за квартиру в неизвестном направлении. Через какое-то время объявляются наследники собственников жилья и в судебном порядке требуют вернуть им их квадратные метры. Часто в проигрыше оставался добросовестный приобретатель.

Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П, наконец, признало, что нельзя применять последствия недействительности сделок с использованием правового механизма статьи 167 ГК РФ по отношению к добросовестному приобретателю. Таким образом, защита подобных имущественных прав перешла на более качественный уровень.

Юристы отмечают, что сейчас существует относительно равновесный баланс интересов бывшего собственника жилья, или же наследника, и нового собственника, то есть добросовестного покупателя. Поэтому вполне возможно отстоять свое имущественное право в ходе судебного заседания.

Как защитить имущественные права?

Здесь мы привели только один пример из общего количества судебных тяжб по защите прав на имущество. На самом делекаждый день возникает огромное количество подобных ситуаций. Тем не менее, двух совершенно одинаковых дел не существует. Поэтому по вопросам защиты своих имущественных прав обращайтесь к компетентному юристу.

Оговоримся, что имущественные споры — дело непростое. Поэтому для успешного исхода Вам следует обратиться за помощью к опытному юристу, который специализируется на вопросах защиты имущественных прав.

Дорогу осилит идущий. Отстоять свою правоту можно только в том случае, если вместе с профессиональным юристом юридической фирмы «Цензор» пошагово и досконально изучить все тонкости и аспекты Вашего спора. При таком подходе успех Вам практически гарантирован.

www.cenzor.ru

Смотрите так же:

  • Пособия по рисованию для детей Детские развивающие игры, уроки, поделки Игры для детей, поделки, аппликации, оригами, раскраски, рецепты. Учебник по рисованию для детей Изобразительное искусство Книжная полка Наше новое приобретение - учебник по рисованию для первого […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Ульяновск адвокаты по уголовным делам Адвокат по уголовным делам. Уголовный адвокат в Ульяновске. Адвокат Солодовников Денис Владимирович Не откладывайте на потом, звонок адвокату! Номер телефона адвоката по уголовным делам: (8-903-33-757-29) должен быть, записан у Вас в […]
  • Штрафы автосервису Штрафы автосервису Главная ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Судебная практика Суд удвоил суммы штрафов автосервису ООО «Прокси Центр» В соответствии со ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, […]
  • Как написать претензию в налоговую Жалоба на бездействие налоговой инспекции: образец Актуально на: 13 июля 2017 г. Жалоба на бездействие налогового органа (образец) Если плательщик считает, что налоговики бездействовали в то время, когда должны были действовать, и из-за […]

Обсуждение закрыто.