Закон его широкое применение

Толкование уголовного закона

Понятие толкования уголовного закона

Укрепление законности и правопорядка, защита прав граждан, интересов общества и государства требуют точного и правильного применения норм уголовного закона, что невозможно без понимания социально-политической обстановки, условий, вызвавших его издание, смысла закона, без уяснения его целей.

Сущность толкования уголовного закона состоит в уяснении содержания закона в целях его применения в точном соответствии с волей законодателя.

Под толкованием уголовного закона понимается определение его содержания, выявление его смысла, объяснение терминов, употребленных законодателем.

Толкование обеспечивает единообразное применение уголовно-правовых норм, способствует устранению недостатков в уголовном законе.

Толкование уголовного закона подразделяется на виды в зависимости от субъекта толкования, от способов и объема толкования.

В зависимости от того, какой орган осуществляет толкование закона, оно различается по субъекту, что определяет и степень его обязательности. По субъектам толкование подразделяется на:

1. Аутентическое толкование — это разъяснение смысла закона, исходящее от органа, принявшего его. Таким правом обладает только Федеральное Собрание РФ. Даваемое им толкование имеет общеобязательную силу для всех органов государства и граждан.

2. Легальное толкование характеризуется тем, что разъяснение закона дается органом государственной власти, уполномоченным на то законом. В настоящее время таким органом является Государственная Дума РФ. В случае толкования уголовного закона Государственной Думой легальное толкование совпадает по существу с аутентичным толкованием, которое является одной из форм легального толкования. Принимаемые Государственной Думой решения по толкованию норм уголовного закона по существу означают принятие равного по силе с уголовным законом нового закона.

Легальное толкование является обязательным для всех органов и лиц, применяющих уголовный закон, в отношении которого было дано соответствующее разъяснение.

3. Судебное толкование дается любым судебным органом при применении уголовного закона в процессе рассмотрения конкретных уголовных дел. К данному виду толкования относятся и руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Толкование уголовно-правовых норм при рассмотрении конкретного уголовного дела и для конкретного случая судебным органом называется казуальным толкованием.

Все вышеперечисленные виды толкований относятся к так называемому официальному толкованию.

К неофициальным видам толкования относятся: научное (доктринальное), профессиональное, обыденное.

1. Научным (доктринальным) является толкование, которое осуществляется научными работниками, высококвалифицированными юристами в учебниках по уголовному праву, комментариях к закону, научных статьях и монографиях. Такое толкование хотя и не имеет обязательной силы, но оно способствует правильному пониманию закона, а также его применению.

2. Профессиональное толкование — это толкование, даваемое юристами по различным вопросам применения уголовно-правовых норм. Такое толкование не только не имеет обязательной силы, но и не влечет никаких юридических последствий. Такое толкование по существу помогает уяснить смысл, вложенный в уголовно-правовую норму.

3. Обыденное толкование — это толкование, осуществляемое на бытовом уровне любым непрофессиональным участником правоотношений.

По способам (приемам) толкование бывает грамматическим, систематическим и историческим.

1. Грамматическое толкование заключается в уяснении содержания закона путем правильного понимания терминов и понятий с грамматической, синтаксической и этимологической (значения и смысла отдельных терминов, слов и понятий, употребляемых в норме закона)сторон.

2. Систематическое толкование состоит в уяснении смысла той или иной правовой нормы путем сопоставления ее с другими уголовно-правовыми нормами, а также в установлении ее места в обшей системе действующего уголовного законодательства, отграничения от других, близких по содержанию законов.

3. Историческим является толкование, которое сводится к выяснению обстоятельств и причин, обусловивших принятие уголовного закона, а также задач, стоящих перед ним в процессе его применения, сопоставление действующих уголовно-правовых норм с их предшествовавшими аналогами.

По объему, который зависит от круга деяний, на которые распространяется действие уголовного закона, толкование делится на: ограничительное, распространительное и буквальное.

1. Ограничительным является толкование, при котором содержанию закона придается более узкий смысл, чем это охватывается буквальным текстом этого закона.

2. Распространительным (расширительным) признается толкование, вследствие которого закону придается более широкий смысл, нежели это буквально определено непосредственно в его тексте.

3. Буквальным толкованием является истолкование и уяснение смысла содержания закона в точном соответствии его с текстом. Данный вид толкования является наиболее распространенным на практике.

Виды толкования уголовного закона

Под толкованием уголовного закона понимается уяснение и разъяснение содержания уголовно-правовых норм, основанное на использовании определенных приемов (способов). Оно необходимо как для граждан, которым изначально адресован уголовный закон, так и для представителей власти, наделенных правом применять его. Как показывает опыт, даже в тех случаях, когда то или иное положение уголовного закона (УК) на первый взгляд выглядит вполне ясно и понятно, в связи с возникшей практической ситуацией требуется углубленный анализ, чтобы правильно применить уголовный закон. Целевое назначение толкования двояко: с одной стороны, оно состоит в уяснении смысла норм уголовного закона, а с другой — разъяснении его для других лиц (правоприменителей, граждан).

  • по субъекту;
  • по приемам (способам);
  • по объему.

В зависимости от субъекта, который интерпретирует закон, гол- кование бывает легальным, судебным и доктринальным (научным). Легальным (или аутентичным) именуют толкование, которое исходит непосредственно от законодателя. В качестве примера обычно приводятся примечания к статьям УК, содержащие определения, разъяснения тех или иных терминов. Таковы, например, примечание к ст. 139, разъясняющее понятие «жилище», примечание к ст. 285, определяющее понятие «должностное лицо».

Однако такого рода включенные непосредственно в УК положения с большой натяжкой можно отнести к легальному толкованию. Скорее, они составляют внутренний компонент уголовного закона. Что же касается легального толкования норм закона, то следует иметь в виду позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в постановлении от 17 ноября 1997 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности постановлений Государственной Думы Федератьного Собрания Российской Федерации от 21 июля 1995 года № 1090-1 ГД «О некоторых вопросах применения Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и от 11 октября 1996 года № 682-И ГД «О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации»»: законодатель должен стремиться к четкому и однозначному изложению смысла закона непосредственно в нем самом, а не прибегать к толкованию действующего закона путем издания новых нормативных правовых актов.

Согласно Конституции РФ трактовать содержание и смысл нормативных предписаний с позиции их соответствия нормам Конституции полномочен Конституционный Суд РФ. В этой связи иногда в литературе такое толкование относится к легальному виду. Однако, скорее, оно являет собой другой вид толкования — судебное, а давать подлинно легальное (аутентичное) толкование уголовного закона в российском уголовном праве не принято.

Судебное толкование представляет собой интерпретацию положений закона непосредственно судом, уполномоченным осуществлять правосудие по уголовным делам. Можно выделить три разновидности судебного толкования: а) толкование, даваемое Конституционным Судом РФ, которое обязательно для всех государственных органов, организаций и физических лиц; б) толкование уголовного закона применительно к обстоятельствам конкретного уголовного дела рассматривающим его судом (первой, кассационной, апелляционной, надзорной инстанций); в) толкование, производимое Верховным Судом РФ по вопросам применения норм, институтов и иных положений УК в соответствии со ст. 126 Конституции РФ.

Наглядный пример толкования уголовного закона Конституционным Судом РФ содержит постановление от 20 апреля 2006 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» и ряда других федеральных законов, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А. К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других».

Толкование уголовного закона, которое суд осуществляет при рассмотрении конкретного уголовного дела, призвано обеспечить правильное применение его норм к конкретному случаю. Поэтому оно имеет значение в основном в связи с вынесением приговора и его именуют казуальным (от слова «казус» — случай).

Гораздо большую практическую значимость имеет толкование, даваемое Пленумом Верховного Суда РФ в его постановлениях в виде разъяснений по применению отдельных статей, институтов и иных положений УК. Эти разъяснения основаны на обобщении судебной практики и адресованы судам и другим правоприменительным органам с учетом анализа допускаемых ими ошибок. Согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд РФ вправе давать судам «разъяснения по вопросам судебной практики», однако обязательность этих разъяснений не установлена.

Высказано мнение, что решения Верховного Суда РФ по конкретным уголовным делам или сформулированные в постановлениях его Пленума, фактически играют роль прецедента. Разумеется, речь идет не о прецеденте в его классическом понимании (как судебном решении вышестоящей инстанции, обязательном для всех нижестоящих судов), а о некоем его подобии: российский суд не вправе (а тем более не обязан) при рассмотрении конкретного уголовного дела ссылаться на решение Верховного Суда РФ, содержащее толкование конкретной уголовно-правовой нормы. Однако, вис всякого сомнения, зная о таком толковании, судья может и должен «держать его в уме», желая точно уяснить смысл подлежащей применению уголовно-правовой нормы. С учетом значимости судебного толкования высшей судебной инстанции «было бы неплохо, если бы в будущем судьи смогли официально ссылаться в приговоре на решения Верховного Суда РФ именно как на прецедент толкования применяемой ими уголовно-правовой нормы, разумеется, после ссылки на саму правовую норму».

Доктринальное (научное) толкование представляет собой интерпретацию содержания уголовного закона специалистами в области юриспруденции — научными работниками. Как правило, оно не является официальным и содержится в учебной, научной литературе, а также в комментариях к УК.

В зависимости от способа толкования различают следующие его виды: грамматическое, логическое, историческое, систематическое. Фактически в процессе уяснения содержания (смысла) уголовного закона они применяются в системе.

Грамматическое толкование основано на уяснении смысла норм уголовного закона с учетом правил грамматики и синтаксиса — значении отдельных слов, терминов, приемов построения текста, использовании знаков препинания и др. Ярким примером грамматического толкования является фраза «казнить нельзя помиловать», так как в зависимости от места запятой в ней в корне меняется ее смысл. Этот вид толкования чаше всего применяется при анализе текста закона, он используется как бы автоматически сразу при его прочтении, однако иногда в нем имеется особая потребность (например, при необходимости уточнить значение нового термина, взаимосвязь между словами). В этом случае для уяснения содержания нормы закона могут привлекаться специалисты в области лингвистики.

Логическим именуется толкование, которое основано на законах формальной логики. Нередко без использования этого способа толкования текстуальный (буквальный) смысл закона выглядит довольно абсурдно. Так, нередко в статьях УК употребляется выражение «в целях», хотя на самом деле речь идет о единственной преступной цели (например, ст. 127′, 281, 309). Логика подсказывает, что тут допущен очевидный грамматический просчет, и нелепо искать какой-то особый смысл в этой фразе: кроме одной, названной в статье, другая цель как признак преступления исключается.

При систематическом толковании уголовно-правовая норма сопоставляется с другими нормами Общей или Особенной части УК, а также с нормами других отраслей права. Особенно это важно для уяснения смысла статей уголовного закона, имеющих бланкетные или отсылочные диспозиции. Подлинное содержание уголовно-пра- вовой нормы нередко можно выявить лишь в сопоставлении с нормами других статей Кодекса (при отсылочной диспозиции) либо положениями нормативных правовых актов иной отраслевой принадлежности (при бланкетной диспозиции). Например, ст. 171 «Незаконное предпринимательство» полностью основана на положениях федерального законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих предпринимательскую деятельность, и без их использования содержание уголовно-правового запрета правильно понять невозможно.

Зачастую грамматический, логический и систематический способы толкования применяются в совокупности. Именно так поступил Конституционный Суд РФ по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 10 УК и ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» применительно к уяснению смысла термина «пределы наказания», указав в Постановлении от 20 апреля 2006 г. № 4-П, что в данном случае имеется в виду как верхний, так и нижний предел наказания, установленные в санкции статьи Особенной части УК, а не один (нижний) предел. В результате возможность применения правила об обратной силе уголовного закона на практике существенно расширилась.

Историческим именуют толкование, при котором статья закона (уголовно-правовая норма) анализируется в ретроспективном аспекте, т.е. с учетом социальной обстановки ее принятия, определившей непосредственную цель, поставленную перед ней, положений ранее действовавшего (отмененного) законодательства, предусматривавшего соответствующее нормативное положение. Так, изначально установление уголовной ответственности за хищение чужого имущества «с проникновением в жилище» (ст. 89, 144 УК РСФСР 1960 г.) было вызвано стремлением усилить уголовно-правовую борьбу с квартирными кражами. Поэтому придание более широкого значения термину «жилище» путем отнесения к нему не используемых для проживания людей надворных построек, погребов, амбаров, гаражей и других помещений, обособленных от жилых построек, в историческом контексте есть отступление от изначального смысла уголовного закона.

По объему толкование принято делить на буквальное, ограничительное, расширительное. Первое из них представляет собой истолкование смысла уголовного закона в точном соответствии с его буквой, не отступая от общепринятого понимания использованных в нем терминов и понятий. В принципе, учитывая репрессивную сущность уголовного права, нормы уголовного закона, как правило, должны толковаться именно буквально.

Два других приема (способа) толкования могут применяться тогда, когда законодатель вложил в уголовно-правовую норму более широкий или, наоборот, более узкий смысл, чем это вытекает непосредственно из текста уголовного закона. В этой связи следует отметить, что приемлемость расширительного (распространительного) толкования уголовного закона вызывает серьезные сомнения, так как необоснованно расширяет рамки уголовно-правовой репрессии. Если буквальное и ограничительное толкование уголовного закона необходимы для интерпретации уголовно-правовых норм, то расширительное толкование, исходя из сути уголовного права, ему не должно быть свойственно. Так, римские юристы выработали правило «уголовный закон не должен толковаться расширительно». В уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран это положение возведено в ранг нормы закона (например, ст. 111-4 УК Франции, ст. 4 УК Испании). И в этом заключен глубокий смысл: пределы применения уголовной репрессии не должны расширяться за счет интерпретации положений закона судом, прокурором, следователем; лишь законодатель полномочен придать закону более широкий, чем прежде, смысл, изменив его текстуально. Поэтому расширительное толкование уголовного закона может использоваться только при условии, что с его помощью не расширяются, а сужаются пределы уголовной репрессии (улучшается положение лица, привлекаемого к уголовной ответственности).

www.grandars.ru

Закон его широкое применение

Информационное агентство РИА Новости опубликовало материал о разработках Фонда перспективных исследований, которые могут получить применение в гражданской сфере.

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости. Военные технологии меняют нашу жизнь: атомная энергетика, интернет, спутниковая навигация и десятки других технологий, без которых немыслима современная жизнь, созданы в военных лабораториях.

В апреле 2018 года президент РФ Владимир Путин на встрече с учеными призвал обеспечить использование российских передовых оборонных разработок в гражданском секторе. В Фонде перспективных исследований (ФПИ) — российской кузнице военных разработок — рассказали РИА Новости о том, какие технологии могут в ближайшее время получить мирное назначение.

«Большинство реализуемых нами проектов имеют перспективу широкого применения в гражданской сфере. Уверен, что доля технологий двойного назначения со временем будет только возрастать. В условиях глобализации и развития информационных технологий грань между военными и невоенными разработками с каждым годом становится все тоньше», – рассказал генеральный директор ФПИ Андрей Григорьев.

ФПИ создан в конце 2012 года для содействия научным исследованиям и разработкам в интересах обороны и безопасности страны. За пять с половиной лет работы фонд успешно завершил более тридцати проектов еще более шестидесяти находятся в стадии реализации. Многие из этих разработок способны провести революцию не только в военном деле, но и качественно изменить нашу жизнь.

По существующим оценкам в наиболее технологически развитых странах мира более 80% военных технологий находят гражданское применение. Это в первую очередь разработки в области оптоэлектроники, биотехнологий, телекоммуникаций, материаловедения. Процесс технологической конверсии набирает обороты и в России.

Воздушные роботы

«ФПИ создает компактного автономного воздушного робота для города. Новые машины смогут автономно летать как поодиночке, так и в группе, ориентироваться в сложных пространственных условиях, спускаться в недоступные для существующих дронов подземные сооружения, строить карты помещений, искать людей», – сообщили в фонде.

Как полагают учёные, компактные автономные воздушные роботы, безусловно, найдут применение и в гражданской сфере. Например, в будущем с их помощью можно будет полностью автоматизировать «последнюю милю» в логистике, хотя для этого необходимо решить еще много вопросов, в том числе с безопасностью.

Кроме того, для «гражданки» разработаны беспилотные стратосферные летательные аппараты – атмосферные спутники. В 2016 году атмосферный спутник «Сова» успешно совершил полет продолжительностью в 50 часов на высоте до девяти тысяч метров. Модель имела девятиметровый размах крыла и предельно легкую конструкцию – двенадцать килограммов. В 2017 году в небо поднялся аппарат с размахом крыла 28 метров, весом 165 килограммов. Аппарат провел в воздухе одиннадцать часов на высоте 19,8 тысячи метров.

«Разработка создает уникальные возможности для применения в гражданской сфере. Атмосферные спутники можно использовать для предупреждения чрезвычайных ситуаций, обеспечения отдаленных регионов средствами скоростной широкополосной связи и ретрансляции», – рассказал РИА Новости руководитель направления физико-технических исследований ФПИ Игорь Денисов.

Летающий внедорожник

Ещё более масштабный проект — самолет сверхкороткого взлета и посадки. Такая машина сможет производить взлет и посадку на грунтовый «пятачок» размером 50 метров в лесу или в городе с высотой препятствий на границе этой площадки до 15 метров.

«При этом аппарат будет использовать гибридную силовую установку. Головной институт МЧС России осуществляет сопровождение работ по созданию одной из версий инновационной машины. Интерес спасателей очевиден: аппарат полностью заменяет вертолет, но при этом лишен главных его недостатков: крупногабаритного несущего винта вертолета и его уязвимости, приводящей к катастрофе», – отметили в фонде.

Детонационные двигатели

Новые горизонты в освоении космического пространства открывают детонационные ракетные двигатели. В рамках проекта фонда изготовлен и успешно испытан демонстратор детонационного жидкостного ракетного двигателя со спиновым режимом горения.

«Полученные впервые в мире прорывные результаты наглядно доказали, что подобные двигатели обладают повышенным удельным импульсом по сравнению с классическими двигателями. Они уже легли в основу совместных с Роскосмосом, корпорацией «Энергия» и НПО «Энергомаш» проектов по созданию дешевых и высокотехнологичных двигателей тягой пять тонн и 20 тонн с уникальными удельными характеристиками», – говорит Денисов.

Глубинные роботы

Пожалуй, самой амбициозной военно-гражданской разработкой фонда стал проект «Айсберг», в рамках которого ФПИ и центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин» разработали аванпроект автоматизированных средств подводной добычи углеводородов.

«Две темы проекта — роботизированная буровая станция и подводный сейсморазведчик включены в госпрограмму социально-экономического развития арктической зоны. Интерес к проекту проявляют компании «Роснефть» и «Газпром», — уточнили в фонде.

Новая медицина

Медицина – это та область, где военные разработки традиционно имеют наибольшее число точек пересечения с сугубо гражданскими технологиями. Так недавно в лаборатории ФПИ впервые в России разработана экспериментальная фармакологическая композиция, значительно снижающая расходование организмом кислорода и энергии, что, в свою очередь, позволяет в несколько раз увеличить продолжительность жизни при кровопотере, гипоксии и гипотермии.
Кроме того, фондом также разрабатываются технологии значительного по времени сохранения в жизнеспособном состоянии изолированных органов и тканей для их последующей трансплантации.

3D-печать двигателей

Один из главных атрибутов шестого технологического уклада — аддитивные технологии. В 2016 году в лаборатории Всероссийского института авиационных материалов впервые в России методом 3D-печати изготовили двигатель для беспилотного летательного аппарата. В рамках развития проекта ведутся работы по аддитивному изготовлению теплонагруженных деталей газотурбинных двигателей для пилотируемой авиации.

«Для повышения эксплуатационных характеристик изделий из металлов и сплавов разработана комбинированная технология упрочнения металлических деталей. Технология позволяет облегчить металлоконструкции не менее чем на 15%, снизить материалоемкость, упрочнить ответственные детали и повысить их ресурс», – рассказали в фонде.

Сверхпроводники и нанокерамика

Сегодня в России ведутся разработки электротехнических изделий с использованием сверхпроводящих материалов. Сверхпроводники, работающие при температуре жидкого азота, позволят значительно снизить потери электроэнергии при ее передаче на значительные расстояния, уменьшить вес и габариты электротехнических устройств, повысить их КПД и надежность работы.
Разработана технология получения оптически прозрачной нанокерамики лазерного качества на основе редкоземельных элементов, которая незаменима для создания компактных твердотельных лазеров в мультикиловаттного класса и превосходит все зарубежные аналоги, сообщили в фонде.

«Перспектива использования твердотельных лазеров в промышленном производстве очевидна, технология, в частности, востребована при высокоточной микрообработке поверхностей деталей, резке, сварке и наплавке металлов и термопластиков»,- рассказывает Панфилов.

Мембранные ткани

Большое значение для гражданской сферы имеет разработанная ФПИ технология изготовления сверхлегких нетканых мембранных материалов и созданные на их основе образцы экипировки с уникальными фильтрующими и водозащитными свойствами.

«Завершены работы по созданию на основе мембран инновационных тканей, из которых сшиты образцы одежды и проведена их всесторонняя оценка. ФПИ совместно с одним из ведущих банков страны приступил к подготовке инвестиционного проекта по промышленному производству в Саратовской области инновационных защитных материалов», – уточнили в фонде.

Новые компьютеры

В последние годы в США, Евросоюзе, Китае, Японии и других странах запущены масштабные проекты по созданию универсальных квантовых компьютеров. «Машина будущего» создается и в России. Проект реализует консорциум, в который вошли ФПИ, Внешэкономбанк, «ВЭБ Инновации», МГУ имени Ломоносова и АНО «Цифровая экономика». Появление первого отечественного квантового компьютера ожидается в сентябре 2021 года.

«Квантовые компьютеры могут эффективно использоваться при разработке новых лекарственных препаратов. На начальной стадии таких разработок применяется компьютерное моделирование. При этом точность моделирования на классических компьютерах недостаточна для предсказания свойств разрабатываемых лекарств. Использование квантовых технологий обеспечит настоящий прорыв в этой области», — считает руководитель направления информационных исследований ФПИ Сергей Гарбук.

Процессы и автоматизация

Кроме того, в рамках проекта ФПИ разрабатывается специализированный сопроцессор, предназначенный для энергоэффективного выполнения алгоритмов машинного обучения на мобильных платформах.
«Новые процессоры станут основой для действительно автономных беспилотных летательных аппаратов, беспилотных автомобилей, интеллектуальных систем видеонаблюдения с возможностью обработки изображений прямо «на борту видеокамеры», – уточнили в ФПИ.

Ряд проектов фонда позволили создать отечественные системы распознавания речи и лиц, которые превосходят возможности мировых конкурентов.

«Их внедрение в гражданской сфере позволит создать системы по автоматизации обработки обращений граждан и переговоров диспетчерских служб, автоматическому протоколированию переговоров и совещаний, индексированию медиа архивов телекоммуникационных компаний», – считают учёные.

Также ведутся разработки систем автоматического анализа медицинских изображений и технологии повышения пространственного разрешения снимков земной поверхности из космоса.

Как видно на примере ФПИ, потенциал для создания технологий двойного назначения у российской оборонки есть. Постепенно совершенствуются и правовые механизмы внедрения военных разработок в гражданский сектор. Сейчас Госдума рассматривает проект изменений в закон «О Фонде перспективных исследований», которые заметно расширит полномочия ФПИ по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности.

«Вопрос стимулирования конверсии оборонных технологий будет учитываться и при подготовке нового федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации». Депутаты призывают облегчить возможность использования интеллектуальной собственности теми предприятиями, которые ее создают», – заключили в ФПИ.

© 2012–2018 Фонд перспективных исследований

fpi.gov.ru

Широкое применение уголовного права к бизнесу отпугивает иностранных инвесторов — Альгирдас Шемета

Экс-министр финансов Литвы и еврокомиссар Альгирдас Шемета, который сейчас является украинским бизнес-омбудсменом, в интервью УНИАН рассказал, с какими проблемами сталкивается бизнес в Украине, что отпугивает иностранных инвесторов и какие изменения необходимы для улучшения бизнес-климата в стране.

Идея открытия в Украине Офиса бизнес-омбудсмена в качестве представителя интересов бизнеса в органах власти была озвучена весной 2014 года, и уже в мае 2015 года Офис начал свою деятельность во главе с Альгирдасом Шеметой, который был дважды министром финансов Литвы и еврокомиссаром. По словам Шеметы, за чуть более года работы Офис бизнес-омбудсмена помог украинскому бизнесу сэкономить 3,5 млрд грн. И это при небольшом штате в 15 человек и годовом бюджете в 1,5 млн евро. Возможно, можно было достичь и больших успехов, если бы в Украине было внедрено соответствующее законодательство. Его до сих пор нет. Базовый закон — об учреждении бизнес-омбудсмена – больше года «пылится» в стенах Верховной Рады.

Впрочем, Альгирдаса Шемету больше волнует беспрецедентно широкое применение уголовного права к бизнесу, что, собственно, отпугивает иностранных инвесторов. Хотя, первые ростки улучшения бизнес-климата есть.

Офис бизнес-омбудсмена работает в Украине более года. Каких ключевых результатов вам удалось достичь?

В первую очередь, в Украине создана площадка, с помощью которой бизнес может защищать свои законные права, не включаясь в разного рода коррупционную деятельность. Этот период — чуть более одного года — показал, что бизнес активно пользуется этой возможностью. К нам поступили 862 жалобы от бизнеса по самым разным вопросам. Нам удалось закрыть 375 расследований. Только прямой финансовый эффект нашей деятельности, связанный с возмещением НДС или отменой результатов проверок, штрафов, за этот период составил 3,5 млрд грн. Думаю, это значительная помощь бизнесу. Но наша работа не ограничивается финансовыми результатами — нам удалось добиться закрытия множества уголовных производств в отношении бизнеса, выдачи лицензий, разрешений и даже увольнения сотрудников государственных органов, которые нарушили права бизнеса. Думаю, бизнес почувствовал помощь, которую обеспечивает Совет бизнес-омбудсмена.

Вы сказали, что 70% рекомендаций бизнес-омбудсмена учитываются. Это очень высокий процент, беря во внимание специфику работы украинских госорганов. Скажите, вас боятся или уважают?

Это — международная практика. Работа омбудсменов в Европе и других развитых странах строится, в том числе, и на личном авторитете. Это, действительно, помогает достичь результата. Главное, чтобы эта традиция сохранялась. Я, будучи родом из Литвы, не буду работать в Украине до конца моей жизни. Назначая омбудсмена, очень важно, чтобы этот человек имел соответствующую репутацию. Авторитет — часть успеха. Еще одна часть успеха — профессионализм команды. Профессионализм служит залогом выполнения наших рекомендаций.

Принятие законопроекта об учреждении бизнес-омбудсмена, который прошел в парламенте первое чтение, повысит эффективность вашей работы?

На данный момент мы не имеем возможности затребовать конфиденциальные документы, документы для служебного пользования, документы с грифом «секретно». В некоторых сферах это нас лимитирует. В частности, при рассмотрении жалоб на тендеры, связанные с оборонными вопросами или вопросами безопасности. Закон позволит нам получить доступ к такой информации. Кроме того, закон обяжет государственные органы и чиновников сотрудничать с Советом бизнес-омбудсмена и давать мотивированный ответ на наши рекомендации — либо их выполнять, либо, если госорган не согласен, представить аргументы. На практике мы зачастую сталкиваемся с «отписками» — ответ на наши рекомендации приходит не по существу. Закон предусматривает административную ответственность в отношении тех, кто предоставляет такие ответы. Закон так же предусматривает элементы защиты наших действий. Мы расследуем не только случаи, связанные с налоговой службой. Очень много жалоб приходит на действия прокуратуры, Национальной полиции, СБУ. В законе предусмотрены четкие гарантии, чтобы эти структуры не могли действовать против нас, когда мы начинаем расследование. Это — самый важный момент, который предусмотрен в законопроекте действующей редакции.

Офис был создан при предыдущем правительстве. Изменилась ли работа бизнес-омбудсмена с приходом нового состава Кабмина во главе с Владимиром Гройсманом?

Главная оценка моих отношений с любым правительством — результат, которого удается достичь. Нынешнее правительство сделало очень серьезное заявление о выполнении системных рекомендаций, которые мы предоставили. В скором времени состоится встреча на уровне премьер-министра по самым острым проблемам, с которыми сталкивается бизнес. Конечно, все рекомендации нужно реализовать. Когда будет конечный результат, тогда можно будет сказать точно о взаимоотношениях. Я вижу позитивные моменты в восприятии того, что мы предлагаем, и в работе над тем, что мы предлагаем.

Самое большое количество жалоб бизнеса поступает на Государственную фискальную службу. Удачным ли является ваше сотрудничество?

С точки зрения выполнения наших рекомендаций результат говорит сам за себя — 72%. Но это не значит, что в ГФС нет проблем. Мы в своем системном отчете выписали конкретные предложения по изменению системы администрирования налогов для решения многих проблем. Некоторые из наших рекомендаций были учтены во время принятия изменений в Налоговый кодекс в конце прошлого года. Например, если есть какие-то незначительные помарки в декларации или других документах, то штрафы и иные санкции не накладываются. Но самые важные наши предложения на данный момент находятся в разработке. Это связано с созданием электронного кабинета налогоплательщика. Кроме того, необходимо изменить процедуру апелляции. Если все пойдет так, как мы рассчитываем, то в рассмотрение апелляции включатся независимые эксперты, в том числе, представители нашей организации. Также мои сотрудники участвуют в разработке изменений налогового законодательства, которые связаны с возбуждением уголовных производств против бизнеса налоговыми органами. Мы предложили, чтобы уголовное производство могло быть возбуждено только после того, как закончилась процедура апелляции, чтобы не было так, как сейчас часто бывает — только провели проверку и сразу открывают уголовное производство.

Бизнес выигрывает апелляцию, выигрывает суды, а уголовное производство в отношении его висит. Наши предложения также включают изменение порога, при котором наступает уголовная ответственность в случаях уклонения от уплаты налогов. При принятии Налогового кодекса этот порог составлял 609 тыс. грн, или 59 тыс. долл. В связи с девальвацией гривни он опустился до 27 тыс. долл. Значительная часть отношений между налоговыми органами и бизнесом является объектом возможного возбуждения уголовных производств. Я честно скажу — еще не видел в своей долгой практике, чтобы так широко использовалось уголовное право по отношению к бизнесу. Да, мы не можем говорить, что все с бизнесом в порядке. Есть и теневая экономика, есть и конвертационные центры, с которыми действительно нужно бороться. Но мы очень часто встречаемся с тем, что уголовные производства возбуждаются в отношении самых прозрачных бизнесов. Это связано с какими-то конкурентными действиями, с превышением полномочий силовыми структурами, налоговой милицией.

Сейчас готовятся изменения в законодательство, чтобы свести к минимальному уровню злоупотребления силовых структур. Проекты законов рассматриваются в Верховной Раде. И если они будут приняты, то значительно улучшат ситуацию в этой сфере.

Вы также разрабатывали системные рекомендации по взаимодействию силовых структур и бизнеса. Какие из них были учтены?

Вы, наверное, хорошо знаете, что очень часто уголовные производства против бизнеса возбуждаются по факту. И пока не предъявлены обвинения участники процесса практически не имеют никаких процессуальных прав. Этим очень часто злоупотребляют, и мы предложили упорядочить эту сферу, чтобы в начале расследования участники процесса, с которыми соприкасаются силовые структуры, имели права и могли их использовать. Кроме того, мы предлагаем проводить обязательную видеозапись процедуры обыска, потому что к нам очень часто бизнес обращается с жалобой на значительное превышение полномочий — изъяты документы, которые не подлежали изъятию, опрашиваются люди, которые не должны опрашиваться и тому подобное. Такой простой инструмент как обязательная видеофиксация помог бы избежать подобных ситуаций. Я очень рад, что ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) активно вошла в эту работу и готова предоставить нам помощь в выполнении рекомендаций. Уголовное законодательство очень чувствительно, нужно позитивное восприятие его изменений всеми участниками уголовного права. Я, например, считаю, что многих иностранных инвесторов просто отпугивает такое широкое использование уголовного права. Крупные компании еще могут себя защитить, но если мы говорим о среднем бизнесе, то такая ситуация его просто останавливает при рассмотрении возможности инвестирования.

Не могли бы вы рассказать о наиболее показательных случаях из вашей практики?

Одно из первых наших расследований связано с крупной международной компанией, в которой со значительным нарушением процедур проводился обыск в ходе уголовного производства. В результате наших действий Министерство внутренних дел извинилось перед иностранным инвестором. Мои люди сказали, что это было первое публичное извинение силовых структур перед бизнесом. Сегодня я подписал результаты расследования жалобы малого бизнеса из Киева, который в течение полутора лет не мог получить разрешение на выбросы. Нужно было сделать экспертизу и продлить разрешение. Длительное время киевская администрация упиралась и не продлевала разрешение. Я лично встречался с мэром Кличко по этому вопросу. В конце концов, положительное решение было принято. Защита малого бизнеса всегда очень вдохновляет. У нас были случаи открытия уголовного производства по факту увольнения сотрудника с предприятия. Странно, что это вообще является объектом уголовного права. Можете себе представить, что в одном из таких случаев было арестовано 45 компьютеров, предприятие было полностью парализовано. После нашего вмешательства сначала вернули половину компьютеров, и лишь потом — остальные. Был случай с компанией «Нибулон». Она выиграла международный арбитраж, но очень долго решение арбитража не внедрялось украинской правовой системой под разными предлогами, откладывались судебные рассмотрения. Мы не вмешиваемся в решения судов, но есть разумное время рассмотрения этих вопросов. После нашего вмешательства суд состоялся и было принято решение в пользу «Нибулона». Это очень важно с точки зрения международной репутации страны.

Среди ваших расследований были довольно резонансные. В частности, история с жалобой дистрибьютора алкогольных напитков на завладение его активами одним из народных депутатов. Не могли бы вы рассказать об этом?

Все, что можно было сделать в рамках полномочий Офиса, мы сделали. Провели расследование. На первый взгляд то, что произошло, — продажа «с молотка» фабрик, которые стоят миллионы, за несколько сотен тысяч гривен. Там имели место банкротство и распродажа имущества. Но все организовано было таким образом, чтобы в аукционе участвовали только конкретные лица. Думаю, что это вопиющая, резонансная ситуация. Мы передали дело в Национальное антикоррупционное бюро. Я общался с господином Сытником (главой НАБУ), они начали расследование.

Ваши сотрудники применяют практику присутствия на судебных заседаниях. Это заставляет судей придерживаться процессуальных норм?

Думаю, это дисциплинирует. Конечно, мы не имеем права вмешиваться в решения судов. Но мы провели глубокое расследование и составили свое мнение о ситуации. Жалобщик в праве использовать результаты нашего расследования, защищая себя в суде. Если судья разрешает, то мы высказываем мнение, к которому пришли в ходе расследования. Это служит дополнительным аргументом для объективного рассмотрения дела.

Если посмотреть на статистику направляемых вам жалоб, то абсолютное большинство поступает из Киева. Планируете ли вы расширение своего присутствия в регионах страны?

Нас полностью финансируют международные доноры, у нас четкий бюджет — 1,5 млн евро в год. Финансы, которыми мы располагаем, заканчиваются в марте следующего года. Сейчас идут переговоры о финансировании до 2020 года. Международные доноры хотели бы видеть постепенное включение украинского государства и украинского бизнеса в финансирование Совета бизнес-омбудсмена. Это полностью украинская структура, и, конечно же, доноры не могут финансировать такую организацию бесконечно. Постепенное включение государства и бизнеса было бы разумным. С учетом нынешнего размера бюджета мы не имеем физической возможности расширяться в регионы. Доноры нам разрешили некоторое расширение самого Офиса, сейчас у нас идет процесс интервьюирования дополнительных сотрудников. Всего мы сможем принять на работу семь человек. Это поможет более равномерно распределять расследования. Чтобы вы понимали – на каждого нашего следователя приходится одновременно около 30 открытых дел. Что касается будущего, то Европейский банк реконструкции и развития согласился, что Совет бизнес-омбудсмена должен быть несколько увеличен. Это зависит от решения доноров, поскольку связано с некоторым увеличением бюджета. Относительно популяризации, то я посетил уже 15 регионов, начиная от линии соприкосновения — в двух километрах от Донецкого аэропорта и заканчивая Львовом, Ривне, Луцком. Например, после моего визита в Житомир практически удвоилось количество жалоб из этого региона. Я сомневаюсь в возможности иметь региональные офисы, если украинское государство и украинский бизнес не начнут участвовать в финансировании организации. С другой стороны, при помощи современных технологий мы можем прекрасно коммуницировать с бизнесом из различных регионов.

Как адвокат бизнеса в нашей стране вы можете оценить динамику бизнес-климата за последний год?

Думаю, что бизнес-климат улучшился. Это мы видим по структуре жалоб, которые к нам приходят. В начале нашей деятельности мы получали довольно много жалоб на регистрацию бизнеса. Сейчас мы их практически перестали получать. Такой важный вопрос как открытие бизнеса и регистрация имущественных прав практически решен в стране. Значительное количество жалоб связано с возмещением НДС. Но в последнее время мы наблюдаем сокращение количества жалоб по текущему возмещению. Остается проблема с долгами за прошлые годы, эти жалобы продолжают поступать, но ситуация в этой сфере улучшается. На недавней встрече премьер-министра с бизнесом я обратился к премьеру с предложением решить, в конце концов, проблему с долгами. Еще один момент — выполнение наших рекомендаций. Когда я начинал работать в Украине, не думал, что нам удастся достичь такого результата — в среднем 70% наших рекомендаций выполняются государственными органами. Если говорить о Государственной фискальной службе, на которую приходится наибольшее количество жалоб, то там выполнение составляет 72%. Лучший результат у Минюста — 76%. Взаимоотношения с государственными органами довольно эффективно налажены. Конечно, есть и исключения, такие, как прокуратура, которая выполнила лишь 18% наших рекомендаций. Мы готовим встречу с новым руководством прокуратуры, чтобы обсудить наше дальнейшее сотрудничество и улучшить ситуацию. В целом, я регулярно общаюсь с бизнесом и вижу первые ростки, которые располагают к умеренному оптимизму.

grushevskogo5.com

Смотрите так же:

  • Пособия по рисованию для детей Детские развивающие игры, уроки, поделки Игры для детей, поделки, аппликации, оригами, раскраски, рецепты. Учебник по рисованию для детей Изобразительное искусство Книжная полка Наше новое приобретение - учебник по рисованию для первого […]
  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Правила монастырской жизни Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Следуя 43 правилу VI Вселенского Собора, поступить в монастырь может любой христианин для спасения своей души и угождения Богу […]
  • Постановление почерковедческая экспертиза Постановление почерковедческой экспертизы В настоящее время экспертиза почерка является одной из наиболее востребованных видов экспертиз. Основанием для проведения исследования служит постановление почерковедческой экспертизы […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Следственный комитет комсомольск на амуре Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Адрес: 681013, Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре, ул. Красногвардейская, 34 Телефон: тел/факс 8 (4217) 54-36-88 Руководитель: Кутиков Дмитрий Сергеевич Заместитель […]

Обсуждение закрыто.