Возврат полученного по недействительной сделке

Оглавление:

Может ли двусторонней реституции воспрепятствовать невозможность одной из сторон сделки осуществить возврат полученного по ней?

С одной стороны, закон не ставит двустороннюю реституцию в прямую зависимость от фактической возможности сторон возвратить все полученное по сделке. Кроме того, реституция является обязанностью (п. 2 ст. 167 ГК РФ) контрагента лица, чье требование о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности признано судом обоснованным. Исполнение обязанности, в отличие от реализации права, не может быть поставлено в зависимость от того, имеет ли обязанное лицо объективную возможность исполнить обязанность или нет. С другой стороны, для того законодатель и предусмотрел двустороннюю реституцию, чтобы обе стороны приводились в первоначальное положение. Если одна из сторон не имеет возможности передать полученное по сделке или, по крайней мерс, возместить ее стоимость в деньгах, реституция приобретает для другой стороны карательный характер, утрачивая свое исконное предназначение.

Полагаем, что суды должны толковать закон буквально, возлагая обязанность по реституции каждый раз, когда для этого есть правовые основания, не вникая в то, имеется ли объективная возможность для исполнения решения суда. Для этого есть специализированная служба – служба судебных приставов и порядок, предусмотренный законом. Однако есть доля разумного и в другом подходе, если касаться частных и очень специфических случаев, поэтому не хотелось бы его отметать с однозначностью, не допускающей возражений. В связи с этим можно привести очень интересную мысль (которая, правда, не нашла поддержки в современной арбитражной практике), высказанную в обзоре судебной практики ФАС Северо-Кавказского округа о применении последствий недействительности сделок, подготовленном судьями Е. И. Афониной и Ю. В. Ширвис. Так, авторы обзора, отвечая на вопрос: «Исполнимо ли решение суда о проведении двусторонней реституции, когда с одной стороны – платежеспособное предприятие, а с другой стороны – фактически предприятие- банкрот и денежных средств у него нет? Если да, то каким образом?», ссылаются на протокол от 5 мая 2000 г. семинара-совещания судей ФАС Северо-Кавказского округа. На этом совещании был сделан вывод о том, что не подлежат удовлетворению исковые требования организации-банкрота о применении последствий недействительности ничтожной сделки, заключенной до признания банкротом, если по сделке истец продал имущество по рыночной стоимости. Требование истца в данном случае является формой злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), поскольку при удовлетворении иска истец получит имущество, но возврат денег (всей суммы) окажется невозможным, так как денежные требования будут удовлетворяться в порядке конкурсного производства. Таким образом, покупателю будут причинены убытки. Однако если стоимость имущества, проданного по оспариваемой сделке, была занижена, то в данной ситуации иск подлежит удовлетворению в связи с тем что имеет место злоупотребление правом со стороны покупателя, поэтому он должен нести риск неблагоприятных последствий.

Какое место занимает реституция среди последствий недействительности сделок?

Во-первых, не все недействительные сделки влекут реституцию. Такая ситуация может возникнуть, если закон прямо предусматривает невозможность реституции, реституция невозможна фактически или реституция противоречит природе сделки. Например, если сделка недействительна по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК РФ, реституция исключается законом. Этот пример знаком всем нам по учебникам гражданского права под названием «недопущение реституции». И несмотря на использование в термине слова «реституция», недопущение реституции, конечно же, не относится к разновидности оной, ибо не преследует цели восстановления прежнего имущественного состояния. Что касается фактической невозможности реституции, так это случается, если переданная вещь утрачена, претерпела изменения, услуга уже оказана и т.п. При подобных обстоятельствах закон предусматривает возмещение стоимости (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Оно не направлено на восстановление прежнего состояния и существует для «сглаживания» потерь от невозможности вновь занять существовавшее положение. Реституция невозможна фактически и в тех случаях, когда закон предусматривает последствие в виде реституции, но по договору, признанному недействительным, фактически исполнение не производилось. Соответственно сторонам нечего возвращать. Реституцию невозможно применить к некоторым сделкам, так как это противоречит их правовой природе. К примеру, не может идти речь о реституции применительно к последствиям недействительности доверенности либо обещанию дарения (п. 2 ст. 572 ГК РФ).

Во-вторых, реституция не является единственным последствием недействительности сделки. Она может применяться совместно с другими последствиями, например, если сделка совершена под влиянием заблуждения, возникшего вследствие обстоятельств, за которые отвечает одна сторона, другая сторона вправе требовать от нее возмещения причиненных убытков (абз. 3 п. 6 ст. 178 ГК РФ). Реституция может не применяться вовсе, так как предусмотрены только специальные последствия. Так, п. 2 ст. 170 ГК РФ предусматривает последствие притворных сделок в виде применения правил той сделки, которую стороны имели в виду на самом деле. Не исключает других последствий, кроме реституции, и сам закон, который говорит об «иных последствиях» недействительности сделки, предусмотренных законом (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

В-третьих, недействительные сделки могут влечь иные последствия, кроме натуральной реституции, денежной компенсации, а также других, прямо указанных в законе, что органично вписывается в понимание недействительных сделок как nullus – юридически несуществующих актов. Ведь не указано же в законе, что недействительность сделки влечет недействительность других сделок, которые на ней основаны. Но тем не менее суды, в том числе арбитражные, нередко ссылаются на это обстоятельство (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 11.05.2006№ Ф04-2604/2006(22324-А70-30) по делу № А70-8049/32-05; от 23.03.2006 № Ф04-512/2006(19852-А67-13) по делу № А67-9028/02). Применяются в судебной практике и совсем уж «далекие» от реституции или денежной компенсации последствия недействительности сделки. Например, в одном из судебных актов было указано, что недействительная сделка (договор банковского счета) в силу п. 1 ст. 167 ГК РФ не влекла юридических последствий и была недействительна с момента ее совершения. Последствием данной сделки явилось открытие банковского счета, в связи с чем требование о применении последствий недействительности сделки должно было быть удовлетворено путем закрытия счета (постановление ФАС Поволжского округа от 14.02.2006 по делу № А12-8732/05-С35).

studme.org

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2015 г. N 5-КГ15-124 Суд изменил ранее принятые судебные постановления путем исключения из резолютивной части решения слов «после выплаты ответчиком указанных денежных средств», поскольку, применив правила двусторонней реституции в качестве последствия недействительности сделок, суды нижестоящих инстанций не учли положений гражданского законодательства, которые не предусматривают возможности определения очередности исполнения каждой из сторон недействительной сделки обязанности по возврату полученного имущества

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Миленной И.С. к Миленному Н.А., Брикиной Н.В., ООО «Элитное страхование» о признании договоров недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, по встречному иску Брикиной Н.В. к Миленной И.С. о признании добросовестным приобретателем

по кассационной жалобе Миленной И.С. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 6 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., объяснения представителя Брикиной Н.В. — Шикиной О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Миленная И.С. обратилась в суд с указанным выше иском, в обоснование которого указала, что супруг истицы Миленный Н.А. заключил от имени Миленной И.С. договор купли-продажи транспортного средства . года выпуска, приобретенного в период брака, не имея полномочий на распоряжение имуществом.

Брикина Н.В. обратилась со встречным иском к Миленной И.С. о признании ее добросовестным приобретателем, указав на то, что автомашина была приобретена через комиссионный магазин, продавцу были уплачены денежные средства в размере . руб., ответчик не знала и не могла знать об отсутствии у Миленного Н.А. полномочий на распоряжение общим имуществом, приобретенным в период брака.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 6 февраля 2014 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2014 г., исковые требования удовлетворены частично: договор комиссии, заключенный от имени Миленной И.С. с ООО «Элитное страхование» 4 июня 2013 г. в отношении автомашины . года выпуска и договор купли-продажи автомашины Land Rover Range Rover 2007 года выпуска, заключенный между ООО «Элитное страхование» и Брикиной Н.В. 4 июня 2013 г., признаны недействительными. Применяя последствия недействительности ничтожной сделки, суд первой инстанции указал, что Миленный Н.А. обязан возвратить Брикиной Н.В. денежные средства в сумме . руб. Брикина Н.В. обязана возвратить Миленной И.С. автомашину после выплаты Миленным Н.А. указанных денежных средств. В удовлетворении встречных исковых требований судом отказано.

В кассационной жалобе Миленной И.С. ставится вопрос об отмене решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 6 февраля 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2014 г. в части указания на возврат автомобиля после выплаты денежных средств.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 9 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что в период брака Миленным Н.А. и Миленной И.С. были приобретены транспортные средства: легковой автомобиль . года выпуска и легковой автомобиль . года выпуска.

Собственником указанных транспортных средств по данным регистрационного учета в органах ГИБДД была указана Миленная И.Л.

4 июня 2013 г. от имени Миленной И.С. с ООО «Элитное страхование» был заключен договор комиссии на совершение сделки по продаже автомашины . года выпуска.

4 июня 2013 г. между ООО «Элитное страхование» и Брикиной Н.В. был заключен договор купли-продажи указанной автомашины по цене руб.

Суд первой инстанции на основании представленной расписки признал установленным, что денежные средства в размере . руб. были переданы покупателем Миленному Н.А.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что при заключении договора комиссии Миленный Н.А. действовал без надлежащим образом оформленных полномочий, доверенность на право отчуждения транспортного средства Миленной И.С. супругу не выдавалась; договор комиссии был подписан от имени Миленной И.С. в отсутствие ее воли на заключение договора. Поскольку договор комиссии был признан судом недействительным, суд первой инстанции пришел к выводу о недействительности договора купли-продажи автомашины.

В указанной части решение суда не обжалуется.

Разрешая вопрос о возврате транспортного средства Миленной И.С., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что следует применить правила двусторонней реституции в качестве последствия недействительности сделок.

Определяя порядок реституции, суд указал, что передача транспортного средства будет произведена Миленной И.С. после выплаты Миленным Н.А. денежных средств покупателю транспортного средства.

С указанным выводом согласился суд апелляционной инстанции.

Однако с выводом суда в части определения условий применения реституции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Решение суда должно быть законным и обоснованным (часть 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 2, 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, если иное не предусмотрено законом.

При этом реституция, охватывающая обязанности двух сторон, является двусторонней, т.е. обязанности каждой из сторон очевидно корреспондируют с правами другой стороны, права должны восстанавливаться на основе принципа равенства и взаимности при приведении сторон в первоначальное положение.

Таким образом, применяя правила двусторонней реституции в качестве последствия недействительности сделок и указывая, что передача транспортного средства будет произведена Миленной И.С. только после выплаты Миленным Н.А. денежных средств покупателю транспортного средства, суд не учел положения пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не предусматривают возможности определения очередности исполнения каждой из сторон недействительной сделки обязанности по возврату полученного имущества, а также включение в резолютивную часть решения суда, содержащую выводы суда о последствиях недействительности договора, условий применения реституции, наступление которых не зависит от воли лица, чье право нарушено оспоренной сделкой.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым изменить решение суда, исключив из резолютивной части указанного решения слова «после выплаты Миленным Н.А. указанных денежных средств».

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 6 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2014 г. изменить: исключить из резолютивной части решения слова «после выплаты Миленным Н.А. указанных денежных средств».

www.garant.ru

Возврат полученного по недействительной сделке стороны могут провести по своим правилам

Словосочетание «недействительность сделки» говорит само за себя — стороны такой сделки не могут требовать друг от друга исполнения договорных обязательств, по сути, и самого договора юридически нет. Между ними возникают реституционные обязательства, в силу которых стороны обязаны вернуть друг другу все полученное по сделке. Причем в некоторых случаях реституционное обязательство можно изменить или прекратить по иным основаниям, а также поменять в нем стороны.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Последствием признания сделки недействительной является обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Поскольку признание сделки недействительной влечет возникновение у ее сторон определенных прав и обязанностей, мы можем говорить о том, что имеем дело с обязательством, в котором есть наделенный правом требования кредитор (управомоченная сторона) и имеющий обязанность перед кредитором должник (обязанная сторона).

Между сторонами недействительной сделки есть реституционное обязательство

Обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в законе (п. 2 ст. 307 ГК РФ). Одним из таких оснований как раз и является п. 2 ст. 167 ГК РФ, в соответствии с которым в случае признания сделки недействительной возникает реституционное обязательство.

Совершение любой сделки влечет возникновение определенных правовых последствий, которые ей свойственны. В случае же признания сделки недействительной указанные правовые последствия не наступают. Стороны недействительной сделки уже не вправе предъявлять друг к другу требования, связанные с ее исполнением. Единственным правовым последствием в этой ситуации будет возникновение реституционного обязательства, то есть обязательства сторон недействительной сделки вернуть друг другу все полученное по ней, а при невозможности вернуть полученное в натуре — компенсировать его стоимость в деньгах.

Императивное предписание п. 2 ст. 167 ГК РФ о единственном последствии недействительной сделки — возникновении реституционного обязательства — касается только лишь невозможности применения к ней иных правовых последствий. Установлением данного правового последствия сфера применения п. 2 ст. 167 ГК РФ и исчерпывается. В связи с этим указанная правовая норма не может служить основанием для запрета на определенную свободу усмотрения участников делового оборота при исполнении реституционного обязательства.

Общие правила об обязательствах применимы к реституции

Российское гражданское законодательство не содержит предписаний для участников делового оборота о том, как должно исполняться реституционное обязательство, может ли оно быть новировано или прекраще­но отступным, вправе ли сторо­ны прекратить его зачетом, использовать способы обеспечения исполнения обязательства, предусмотренные главой 23 ГК РФ, а также требовать применения мер ответственности за неисполнение реституционного обязательства.

Решение данных вопросов имеет важное практическое значение, учитывая динамичность современного гражданского оборота. Исполнение самого реституционного обязательства для его сторон может быть весьма затруднительным. Поскольку специальных правил для исполнения реституционного обязательства законом не установлено, применению подлежат общие положения об обязательствах, закрепленные в подразделе I раздела III ГК РФ, с учетом специфики реституционного обязательства. Такого подхода придерживается отечественный законодатель, что можно увидеть из содержания планируемых изменений в ГК РФ.

Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ» в редакции, принятой ГД ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г. (далее — проект), предусматривает дополнение ГК РФ ст. 307.1. В ней предполагается ввести правило о том, что общие положения об обязательствах будут применяться к требованиям, связанным с применением последствий недействительной сделки.

Между тем некоторые правила об обязательствах к реституционному обязательству в силу его специфики применению не подлежат. Так, например, ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательств не может быть применена к реституционным обязательствам, поскольку такие обязательства встречными не являются, а должны исполняться сразу, независимо друг от друга. Иными словами, сторона, готовая возвратить все полученное по недействительной сделке, но имеющая все основания полагать, что другая сторона свое обязательство не исполнит или исполнит с просрочкой, не вправе приостановить свое исполнение по правилам ст. 328 ГК РФ. Исключением может быть случай, когда стороны недействительной сделки договорятся о порядке возврата друг другу всего полученного по ней, о чем пойдет речь ниже.

Уступка требования при реституции проблематична

Вопрос о допустимости уступки права требования по реституционному обязательству в практике арбитражных судов разрешается по-разному.

Так, в одном деле окружной суд, соглашаясь с выводами апелляционного суда, отметил следующее. В принципе реституционное требование может быть уступлено. Однако уступка реституционного требования, сопровождаемая последующей ликвидацией цедента по завершении конкурсного производства (а именно такая ситуация сложилась в рассмотренном споре), приведет к односторонней реституции, поскольку покупатель не сможет применить последствия недействительности данной сделки. Подобная уступка не могла быть произве­дена без согласия покупателя и нарушает его права (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Такая уступка, кроме того, по мнению суда, является злоупотреблением правом (постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.12.2011 по делу № А05-18988/2009).

Однако с приведенной выше позицией согласиться трудно. Покупатель как участник недействительной сделки в любом случае обязан в порядке реституции вернуть полученное имущество или компенсировать его стоимость в деньгах. В случае возбуждения в отношении продавца дела о банкротстве покупатель вправе заявить о своих требованиях конкурсному управляющему для включения их в реестр требований кредиторов с целью их последующего удовлетворения в порядке очередности, предусмотренной Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Возбуждение в отношении продавца дела о банкротстве не дает оснований покупателю отказаться от исполнения своих обязательств перед ним, в данном случае отказаться от возврата полученного по недействительному договору купли-продажи.

С одной стороны, покупатель вправе свое требование к продавцу о возврате уплаченных денег в счет стоимости товара, переданного по недействительной сделке, предъявить к зачету требования продавца о взыскании с покупателя стоимости полученного товара, который был реализован третьему лицу. Такие требования однородны, поскольку являются денежными, и носят встречный характер. Такой зачет сам по себе не противоречит закону, однако его осуществление приведет к предпочтительному удовлетворению требований покупателя перед остальными конкурсными кредиторами, что недопустимо в силу требований Закона о банкротстве.

Таким образом, возбуждение в отношении участника недействительной сделки процедуры банкротства, равно как и невозможность в рамках конкурсного производства получить причитающееся с него, не дает оснований второму участнику отказаться от исполнения своего реституционного обязательства, а также требовать признания недействительной произведенной уступки права требования к нему. Указанные нами обстоятельства не влияют на действительность такой уступки. Однако ее можно оспорить в судебном порядке как подозрительную сделку должника по правилам главы III.I Закона о банкротстве.

В другом деле ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 25.08.2009 по делу № А13-9947/2006 также пришел к выводу о том, что уступка реституционного требования недопустима. По иску акционера-продавца был признан недействительным договор купли-продажи объектов недвижимости с применением последствий его недействительности. Продавец затем уступил свое право требования возврата отчужденного покупателю недвижимого имущества третьему лицу, вместе с последним обратился с заявлением о проведении процессуального правопреемства. Отказывая в удовлетворении данного требования, суд округа указал следующее.

В данном случае цессия затрагивает всю структуру правоотношений сторон в целом, возникших из судебного решения о признании договора купли-продажи недействительным, а не только конкретное право, принадлежащее продавцу, цессионарий не может заменить продавца в правоотношениях, основанных на реституции, примененной судом. В результате цессии право требовать возврата переданного по недействительной сделке имущества как мера защиты нарушенных интересов предоставляется цессионарию — лицу, права которого в результате совершения недействительной сделки нарушены не были. Путем удовлетворения реституционного требования восстанавливается положение, существовавшее до нарушения права, — имущество возвращается к тому, кому оно принадлежало. Уступка же исключительно реституционного требования приводит к утрате права, защищаемого этим требованием, и противоречит закону, вследствие чего недопустима в силу п. 1 ст. 388 ГК РФ.

Применение последствий недействительности договора купли-продажи связано с возвратом недвижимого имущества, право собственности на которое к моменту заключения договора цессии было зарегистрировано за покупателем. Поскольку в предмет цессии входило и подлежащее восстановлению на основании судебного акта право собственности за продавцом, такая уступка не соответствует закону.

Между тем такие выводы арбитражного суда представляются недостаточно обоснованными. Цессия не затрагивает всю структуру правоотношений сторон недействительного договора, поскольку направлена исключительно на уступку права требования, то есть замену стороны в конкретном обязательстве. Во всех остальных обязательствах остаются те же самые лица. Этим цессия как замена стороны в обязательстве отличается от соглашения о замене стороны в договоре, по которому происходит замена стороны во всех обязательствах. Специфика реституционного обязательства, при исполнении которого стороны приводятся в первоначальное положение, не исключает возможности осуществления уступки права (требования).

Применение последствий недействительности сделки является мерой защиты для каждой из сторон реституционного обязательства в силу ст. 12 ГК РФ, как это правильно отметил окружной суд. Между тем в рассматриваемом нами случае цедент реализовал свое реституционное право (требования) ко второму участнику недействительной сделки третьему лицу, получив за это встречное предоставление в порядке и на условиях, предусмотренных в договоре цессии. Его права в такой ситуации восстанавливаются. Личность же первого участника недействительной сделки для второго ее участника значения не имеет. Закон не запрещает уступку права из реституционного обязательства.

Аналогичным порядком должен разрешаться вопрос о допустимости перевода долга из реституционного обязательства: если это не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц, долг из реституционного обязательства с согласия второго участника недействительной сделки может быть переведен на третье лицо (п. 1 ст. 391 ГК РФ). Кроме того, по соглашению между участниками недействительной сделки права и обязанности одного из них могут быть переданы третьему лицу. Проект дополняет главу 24 ГК РФ, посвященную перемене лиц в обязательстве, ст. 392.3. «Передача договора», согласно которой в случае одновременной передачи стороной всех прав и обязанностей по договору другому лицу (передача договора) к сделке по передаче соответственно применяются правила об уступке требования и переводе долга.

Обеспечить исполнение реституции задатком невозможно

Риск не получить имущественное удовлетворение, с которым сталкиваются коммерсанты в своей хозяйственной деятельности, ставит вопрос о возможности обеспечить надлежащее исполнение реституционного обязательства.

В судебной практике в настоящее время допускается обеспечение реституционного обязательства поручительством. Согласно абз. 2 ст. 361 ГК РФ стороны договора поручительства вправе предусмотреть, что поручительство обеспечивает не только обязательства, вытекающие из договора (например, о возврате кредита и процентов за пользование им), но и требование о возврате полученного (требование о возмещении в деньгах стоимости полученного) по такому договору при его недействительности или возврате неосновательного обогащения при признании договора незаключенным (абз. 2 п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 г. № 42 «О некоторых вопросах, связанных с поручительством»).

Помимо поручительства реституционное обязательство может быть также обеспечено неустойкой, залогом имущества, банковской гарантией, обеспечительным платежом, ныне не поименованным обеспечительным способом, который планируется включить в ГК РФ (ст. 381.1 проекта). Если у кредитора в реституционном обязательстве во владении на законном основании находится вещь, подлежащая передаче должнику, он вправе ее удерживать по правилам параграфа 4 главы 23 ГК РФ вплоть до момента исполнения реституционного обязательства. Но исполнение реституционного обязательства не может быть обеспечено задатком. Задатком могут обеспечиваться в силу п. 1 ст. 380 ГК РФ только денежные обязательства в счет причитающихся с одной стороны в пользу другой платежей в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

При неисполнении обязанной стороной реституционного обязательства кредитор вправе понуждать ее к исполнению на основании ст. 12 ГК РФ, а также потребовать полного возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ). Требование о возмещении убытков, как известно, является универсальным способом правовой защиты, который применим и к рассматриваемой ситуации. Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение реституционного обязательства стороны недействительной сделки в своем отдельном соглашении согласовали неустойку или обеспечительный платеж, то при наступлении соответствующего обстоятельства кредитор вправе потребовать также взыскания в его пользу неустойки или удержать сумму обеспечительного платежа.

Доходы недобросовестного должника являются неосновательным обогащением

На практике возможна ситуация, когда должник по реституционному обязательству, обязанный передать имущество, не возвращает его кредитору, а продолжает им пользоваться, извлекая доход. В этом случае извлеченный доход можно взыскать в пользу кредитора по правилам о неосновательном обогащении (ст. 1103 ГК РФ, абз. 2 п. 27 постановления Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 от 08.10.98). Стоит помнить, что при применении последствий исполненной обеими сторонами недействительной сделки суд будет исходить из равного размера взаимных обязательств сторон. Нормы о неосновательном денежном обогащении (ст. 1107 ГК РФ) могут быть применены лишь при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне.

Недействительная сделка влечет за собой обязанность вернуть все полученное по ней. Таким образом, если по такой сделке были переданы деньги, то они составляют неосновательное обогащение получившей их стороны, на сумму которого подлежат начислению проценты (определения Мосгорсуда от 20.12.2011 по делу № 33-39911 и Пермского краевого суда от 21.05.2012 по делу № 33-4103). В предмет доказывания включаются факты получения и пользования ответчиком имуществом, принадлежащим истцу, размер доходов, полученных в результате использования имущества, то есть факт наличия имущественной выгоды на стороне ответчика.

Требование о взыскании неос­новательного обогащения может быть заявлено также в ситуации, когда возврат полученного в натуре невозможен, а уплаченная в счет предоставления цена не соответствует среднерыночным расценкам. В этом случае суд может определить среднерыночную цену с учетом фактических обстоятельств дела и при оснований взыскать сумму образовавшегося неосновательного обогащения (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 08.09.2010 № Ф09-6737/10-С5).

Реституционные обязательства можно прекратить зачетом

Реституционное обязательство может быть прекращено его сторонами, если это не противоречит закону и не нарушает права и охраняемые законом интересы третьих лиц, по основаниям, предусмотренным законодательством РФ (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102). В отношении реституционных обязательств ограничений на их прекращение в законе нет. Следовательно, реституционное обязательство может быть прекращено его надлежащим исполнением, новацией, при ликвидации одной из его сторон и др. Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о зачете встречных однородных требований для прекращения реституционного обязательства, который неоднозначно трактуется арбитражными судами.

В одном деле ФАС Волго-Вятского округа, отказывая компании в удовлетворении иска о понуждении управления Пенсионного фонда РФ произвести зачет, исходил из следующего. Фонд на основании договора получил от компании вексель на сумму просроченных стра­ховых взносов, который затем реализовал третьему лицу. Договор был признан ничтожным как заключенный с нарушением законодательства, регулирующего порядок уплаты страховых взносов. В связи с этим требования компании о понуждении фонда к проведению зачета было направлено на исполнение условий недействительного договора, что недопустимо. Суд отклонил довод компании о соответствии ее требований п. 2 ст. 167 ГК РФ, поскольку данная норма не предусматривает возможности проведения зачета встречных однородных требований в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.09.2002 по делу № А43-169/02-15-8).

Компания действительно не вправе предъявлять к зачету требование, поскольку требование фонда к ней возникло из публичных отношений, связанных с уплатой обязательных платежей. Гражданское законодательство России, в том числе регулирующее порядок осуществления зачета встречных однородных требований, к таким отношениям не применяется в силу ст. 2 ГК РФ. Однако вывод суда о том, что правила о последствиях недействительности ничтожной сделки исключают возможность предъявления реституционных обязательств к зачету, не основан на законе. Действительно, прямо такая возможность не предусмотрена, однако нет и запрета. Положения ст. 410—412 ГК РФ не исключают из круга обязательств, которые могут прекращаться зачетом, реституционные обязательства. Между тем указанный неверный вывод окружного суда не привел к принятию им неправильного решения. При недействительности кредитного договора, по которому был выдан кредит и частично произведена уплата капитальной суммы и процентов за пользование кредитом, суд должен применить двустороннюю реституцию, установить размер взаимных требований сторон и зачесть ранее уплаченную истцом сумму и признать задолженность истца перед ответчиком на оставшуюся в результате зачета сумму (постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2001 № 9180/00).

Относительно последствий недействительности сделки следует иметь в виду, что при двусторонней реституции происходит зачет взаимных обязательств, а не возврат одной из сторон полученного по сделке.

В заключение следует остановиться на вопросе, о котором мы упомянули в начале нашей статьи: могут ли стороны недействительной сделки заключить соглашение о порядке исполнения своих реституционных обязательств? Закон не содержит прямого запрета на заключение между сторонами недействительной сделки соглашения по поводу исполнения возникающих из нее реституционных обязательств. Такое соглашение не предусмотрено в законе, но и не противоречит ему, следовательно, является допустимым в силу принципа свободы договора и представляет собой непоименованный договор (п. 2 ст. 421 ГК РФ). В нем необходимо определить предмет — реституционные обязательства сторон недействительной сделки, подлежащие исполнению, порядок и срок их исполнения. По договоренности стороны могут предусмотреть способы обеспечения исполнения реституционных обязательств, а также способы их прекращения (новация, отступное и др.). Такие правила предлагается прямо закрепить в ГК РФ (п. 5 ст. 431.1 проекта).

www.eg-online.ru

Смотрите так же:

  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Федеральный закон о местном самоуправлении 2013 Федеральный закон от 27 мая 2014 г. N 136-ФЗ "О внесении изменений в статью 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской […]
  • Налог с договора ренты Налог с договора ренты Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо о порядке налогообложения доходов физических лиц, полученных по договору пожизненного содержания с иждивением, и сообщает следующее. В […]
  • Методическое пособие школа россии Методическое пособие школа россии Федоскина О. В.Математика. Сложение и вычитание в пределах 10. 1 класс Глаголева Ю. И.Математика. Проверочные работы. 2 класс Глаголева Ю. И.Математика. Проверочные работы. 1 класс Рыдзе О. А.Математика. […]
  • Как написать претензию в налоговую Жалоба на бездействие налоговой инспекции: образец Актуально на: 13 июля 2017 г. Жалоба на бездействие налогового органа (образец) Если плательщик считает, что налоговики бездействовали в то время, когда должны были действовать, и из-за […]
  • При назначении наказания по совокупности преступлений применяются правила При назначении наказания по совокупности преступлений применяются правила Понятие совокупности преступлений дано в ст. 17 УК. Правила назначения наказания при совокупности преступлений излагаются в ст. 69 УК: согласно ч. 1 наказание […]

Обсуждение закрыто.