Судебные акты и адвокаты

Пересмотр судебных решений и приговоров

Этой серьезной стадией судопроизводства занимаются наиболее опытные адвокаты Центральной коллегии адвокатов Москвы, поскольку за последнее время резко возросла обращаемость к нам по данному направлению. В основе этих обращений заложено сложившееся у обращающихся мнение, что адвокаты этих лиц, участвовавшие на начальных стадиях, не оправдали доверия и не справились с поставленными задачами.

Услуги Центральной коллегии адвокатов по вопросам пересмотра судебных решений и приговоров

Наши адвокаты, принимающие поручения на обращения в вышестоящие инстанции о пересмотре приговоров и решений, выполняют в обязательном порядке ряд задач:

  • Обязательно выезжают в регион для изучения поднятого из архива судебного дела;
  • Делают фотокопии всех материалов;
  • По уголовным делам обязательно проводится встреча с осужденным для выяснения возможных дополнительных обстоятельств (дела ведь бывают по объему на сотнях томов).
  • Адвокаты начинают работать над главным — составлением жалобы, достигающей нередко десятков страниц, в которых подробнейшим образом излагаются абсолютно все обнаруженные ошибки как предварительного следствия, так и нижестоящих судов.
  • Участие в заседании суда;

Серьезная надзорная жалоба должна убедить вышестоящий суд в необходимости истребовать дело. И это лишь часть работы адвоката. В случае истребования дела и передачи его на пересмотр в Президиум соответствующего суда, адвокаты участвуют в их заседаниях.

Таково, если очень упрощенно и кратко, содержание адвокатских услуг по изменению судебных актов в вышестоящих инстанциях.

На деле процедура отмены и изменения судебных актов довольно сложна, поскольку ошибки нижестоящих судов должны быть чрезвычайно серьезными, а представленные доводы абсолютно убедительными, основанными на доказательствах и их надлежащей оценке. Только при этом можно рассчитывать на успех.

Полагаем, что одна из причин участившихся к нам обращений состоит и в том, что по ряду наших жалоб были существенно изменены приговоры, вплоть до освобождения из мест отбывания наказания осужденных, не смирившихся с неправосудными приговорами. Информация об освобожденных в порядке судебного надзора удивительно быстро передается из одной колонии в другую.

Своих дел (то есть проведенных ранее нашими адвокатами, а впоследствии обжалованных в вышестоящие инстанции) у нас не так уж много по двум причинам.

Во-первых, адвокаты обязаны (и мы это неукоснительно выполняем) прилагать все усилия для того, чтобы получать предельно возможный положительный результат в первой, и только в первой судебной инстанции, чего мы, как привило, успешно добиваемся, а потому довольно редко обращаемся в вышестоящие судебные инстанции. Мы имеем здесь ввиду дела, которые наши адвокаты вели с самого начала, при их активном участии все ошибки были вовремя устранены.

На это мы обращаем внимание не для того, чтобы подтвердить свой профессионализм.

Весь наш сайт мы стараемся посвятить профессиональным советам, призванным в определенной мере помочь нуждающимся в правовых знаниях. Поэтому вышеуказанное необходимо трактовать как наш профессиональный совет и рекомендации всем, кого так или иначе затронула судебная система. Главное здесь состоит в том, что следует помнить и учитывать: только в суде первой инстанции необходимо исчерпывающе в полной мере представлять все доказательства, которые свидетельствуют в вашу пользу.

Никаких расчетов при работе в суде первой инстанции не должно быть на то, что вы «докажете все в вышестоящей инстанции». Если ваш юрист или адвокат в ходе судебного исследования материалов дела в первой инстанции вместо представления доказательств хотя бы заикнется, что «мы пойдем выше и там все докажем», немедленно гоните этого юриста (даже если он адвокат) прочь. Помните, что вышестоящие инстанции руководствуются лишь материалами, представленными в первой инстанции. Исключением являются только случаи, когда о чем-то важном стало известно после принятия судебного акта первой инстанцией. По закону это называется «вновь открывшиеся обстоятельства».

Как уже указывалось выше, в большей части к нам обращаются за обжалованием приговоров и решений, принятых различными судами России без участия наших адвокатов. То есть защитниками и представителями были другие юристы и адвокаты, не справившиеся с возлагавшимися на них надеждами на высокопрофессиональную работу. Увы, есть плохие врачи, есть некомпетентные, слабые, а нередко просто безграмотные и бездарные юристы. Есть, увы, и слабые судьи, неспособные дать правильную оценку добытым доказательствам. В этих случаях надежда остается только на вмешательство более опытных вышестоящих судей.

Наши советы

Составление жалоб в вышестоящие судебные инстанции без изучения материалов дела и без ссылок на них — совершенно пустая, абсолютно никчемная затея. Если это делают юристы, то это ни что иное, как профессиональный цинизм.

В этой части есть две категории недобросовестных (или просто малограмотных) юристов. Одни пишут 2-3 странички машинописного текста, на которых просто пересказывают судебный акт, чтобы к концу указать, что «с этим они не согласны».

Переписывание в жалобу судебного акта не требуется, поскольку он в деле имеется, а например, к надзорной жалобе он должен быть приобщен.

Вышестоящим инстанциям, как правило, в таких жалобах просто нечего читать.

Другие юристы на нескольких страницах переписывают статьи законов, в которых разъясняется, каким должен быть судебный акт — решение или приговор, что вышестоящий судья, которому поручено рассмотреть жалобу, знает наизусть.

Переписывание статей рассчитано на отчет перед заказчиком о количестве составленных страниц, что вышестоящую судебную инстанцию совершенно не интересует.

И первые, и вторые — являют собой ни что иное, как образцы профанации, если не сказать большее, особенно, когда за подобную «работу» была получена еще и значительная оплата.

Вышестоящие суды ждут от обратившегося или его адвоката убедительные доказательства незаконности обжалуемого акта, опровержение доводов суда, изложенных в судебном акте и основанную на законе критику допущенных судом ошибок.

Стоимость услуг по составлению жалоб и представлению интересов в вышестоящих судах по гражданским, арбитражным и административным делам

Стоимость услуг по составлению жалоб и представлению интересов в вышестоящих судах по уголовным делам зависит от тяжести инкриминированного преступления

Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону +7 495 961-71-95

moscowadvokat.ru

Судебная практика: споры с юристами и адвокатами

Обычно юристы не являются сторонами судебного процесса, а только защищают интересы граждан и организаций, которые являются их клиентами. Но, ничто человеческое им не чуждо, поэтому достаточно часто судам приходится выяснять порядок оплаты услуг адвокатов, оценивать правомочность решений адвокатских палат и даже оценивать нормы закона об адвокатском запросе. О таких спорах пойдет речь в свежем судебном обзоре.

1. Адвокатская тайна попала под защиту ВС РФ

Верховный суд РФ признал частично недействующим приказ Минюста № 288 , которым утвердждена форма адвокатского запроса. Теперь этот документ не должен содержать информацию о том, в чьих интересах действует защитник. По мнению адвокатов Андрея Николаева и Ивана Павлова, которое поддержал ВС РФ, такое требование противоречит положениям Федерального закона «Об адвокатской деятельности» .

Суть спора

Адвокаты обратились с административным иском в Верховный суд, в котором обжаловали спорные положения приказа Минюста, в части раскрытия информации о клиенте адвоката в тексте запроса. Защитники отметили, что адвокат обязан сохранять конфиденциальность информации доверителя, в том числе, факт его обращения за помощью. Они указали, что такая адвокатская тайна является основой адвокатуры в международном праве, также она закреплена в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности». Истцы напомнили, что за разглашение таких сведений адвоката могут привлечь к дисциплинарной ответственности и даже лишить статуса.

Решение суда

Верховный суд достаточно длительный период времени рассматривал обращение адвокатов, но все же вынес решение в их пользу. В то время, как представители Минюста в суде отстаивали свою позицию и указывали, что спорный НПА с таким содержанием был принят по настоянию Следственного комитета и «всего правоохранительного блока». К делу была привлечена Федеральная палата адвокатов, а также представители Минобороны, МВД и СК. Последние поддержали позицию Минюста и не согласились с требованиями административных истцов. В то время, как ФПА поддержала инициативу заявителей реформировать институт адвокатского запроса.

В результате Верховный суд упразднил положения приказа Минюста, которые обязывают адвокатов в своих запросах раскрывать имя своего доверителя и обосновывать необходимость получения запрашиваемых сведений.

2. Адвокатские палаты могут избирать руководство на свое усмотрение

Конституционный Суд отказался принять к рассмотрению заявление адвоката, который счел несоответствующим Основному закону и нарушающим свои права нормы подпункта 1 пункта 3 статьи 31 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому совет адвокатской палаты избирает из своего состава президента сроком на четыре года и по его представлению одного или нескольких вице-президентов сроком на два года, а также определяет полномочия президента и вице-президентов.

Суть спора

Адвокат обратился в КС РФ с заявление и признании несоответствующим нормам Конституции РФ вышеупомянутой законодательной нормы в части возможности переизбрания на руководящие должности в палатах адвокатов одних и тех же людей. Заявитель отметил, что, хотя одно и то же лицо не может занимать должность президента адвокатской палаты более двух сроков подряд, переизбрать того же человека возможно после совсем небольшого перерыва. В частности, в адвокатской палате Московской области сложилась ситуация, когда президентом палаты стал человек, который занимал эту должность с момента создания палаты 27 ноября 2002 года по 19 ноября 2014 года. Его переизбрание на следующий срок произошло через два месяца после того, как он прекратил свои президентские полномочия, в связи с освобождением от должности по собственному заявлению предыдущего президента палаты.

Решение суда

Конституционный Суд РФ определением от 26 января 2017 г. N 211-О отказал заявителю. Судьи отметили, что Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» предусмотрено наличие в каждом субъекте РФ адвокатской палаты, которая основана на обязательном членстве адвокатов одного субъекта РФ в негосударственной некоммерческой организации. Такая организация создается в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения на всей территории конкретного субъекта РФ. В задачи АП, в частности, входит:

  • организация юридической помощи, оказываемой гражданам РФ бесплатно;
  • представительство и защита интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;
  • контроль за профессиональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельности;
  • контроль за соблюдением адвокатами Кодекса профессиональной этики адвоката.

Что касается, органов управления АП, то совет адвокатской палаты является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты, который избирается высшим органом палаты — собранием (конференцией) адвокатов тайным голосованием в количестве не более 15 человек из состава членов АП и подлежит обновлению (ротации) один раз в два года на одну треть. При этом президента и вице-президента совет адвокатской палаты избирает из своего состава на сроки, определенные законодательством. Суд также отметил, что разрешение вопроса о том, были ли соблюдены вытекающие из законодательства принципы внутрикорпоративной демократии в конкретных фактических обстоятельствах, как связанного с установлением и оценкой данных обстоятельств, а равно проверка законности и обоснованности судебных постановлений по делу заявителя, не относится к компетенции КС РФ.

3.Проигравшая суд сторона должна возместить стоимость услуг адвоката победителю только в рамках своего дела

Сторона, которая проиграла суд, должна возместить победившей стороне стоимость услуг адвоката. При этом суд имеет право уменьшить сумму к возмещению, даже при условии предоставления документов о стоимости услуг представителя, если из таких документов не будет видно, что все услуги относились именно к выигранному судебному процессу. К таким выводам пришел Арбитражный суд Уральского округа.

Суть спора

Организация обратилась в арбитражный суд с с заявлением о возмещении за счет учреждения судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 240 тысяч рублей, понесенных в связи с рассмотрением дела N А47-13731/2013, в котором суд удовлетворил ее иск к другой организации. В качестве доказательств понесенных расходов в суд были представлены:

  • договор о правовой помощи, согласно условиям которого доверитель поручает, а адвокат принимает на себя обязанность по оказанию правовой помощи в виде осуществления правовых консультационных услуг, в объемах и на условиях, предусмотренных договором;
  • дополнительное соглашение к договору, согласно которому адвокат принимает на себя выполнение следующей правовой работы: изучение материалов, правовой анализ сложившихся отношений, составление отзыва на апелляционную жалобу, а также представление интересов доверителя в арбитражном апелляционном суде;
  • еще несколько дополнительных соглашений об оказании юридических услуг;
  • акты приема-передачи командировочных расходов адвокатов.

Все услуги юристов были оплачены заявителем в полном объеме, что было подтверждено платежными документами, также предоставленными в суд.

Решение суда

Определением суда первой инстанции заявление организации было удовлетворено в полном объеме. Постановлением арбитражного апелляционного суда указанное определение было изменено; заявление организации удовлетворено частично: с ответчика в пользу истца взысканы судебные расходы только в сумме 100 тысяч рублей. В остальной части в удовлетворении требований отказано.

Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 11 ноября 2016 г. N Ф09-10026/15 согласился с позицией апелляционной инстанции. Судьи указали, что на основании норм статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса РФ к судебным издержкам относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь. В статье 110 АПК РФ сказано, что судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с проигравшей стороны.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 , лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Кроме того, по нормам статьи 41 АПК РФ , в целях справедливого судопроизводства и обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон, суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе, расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер. В спорной ситуации документы, представленные в обоснование несения расходов, не содержали расшифровки по цене применительно к оказанию конкретных услуг. Поэтому судом было реализовано право на уменьшение суммы расходов в связи с признанием их чрезмерными в силу конкретных обстоятельств дела.

4.Труд адвокатов должен быть оплачен

Адвокаты имеют право обратиться в суд и взыскать с должника сумму вознаграждения за оказанную юридическую помощь. Арбитражный суд Поволжского округа решил, что доказательством оказанных услуг в такой ситуации может являться результат оказанных услуг и акт приемки-передачи услуг, направленный заказчику по электронной почте.

Суть спора

Адвокатское бюро из Чехии обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к российской компании о взыскании 1 500 Евро в счет уплаты долга по соглашению об оказании юридических услуг. Ранее стороны заключили соглашение об оказании юридической помощи, по условиям которого доверитель поручает, а адвокаты принимают на себя обязанность по оказанию консультационных юридических услуг в отношении порядка и правовых последствий расторжения договоров. При этом адвокатское бюро было вправе по своему усмотрению для выполнения своих обязательств самостоятельно привлекать к оказанию услуг в рамках заключенного договора третьих лиц, в том числе, юристов, аудиторов, консультантов. За юридическую помощь, оказываемую адвокатами, доверитель должен был выплачивать вознаграждение, размер которого стороны согласовывали в заключенном соглашении.

При этом выплата вознаграждения должна была быть осуществлена путем перечисления денежных средств на банковский счет бюро: аванс в размере 50% от предварительной стоимости оплачивается в течение 2-х рабочих дней с даты подписания соглашения о размере вознаграждения на основании счета, а окончательный расчет производится в течение двух рабочих дней с даты подписания акта оказанных услуг после согласования доверителем отчета адвокатов и предоставленного заключения. По результатам оказания услуг истец по реквизитам электронной почты, указанным в пункте 8 соглашения направил ответчику правовые заключения и акт об оказанных услугах. Отправка акта была продублирована почтовой связью по адресу ответчика, указанному в соглашении. Однако ответчик оплатил только аванс, а окончательного расчета не произвел.

Решение суда

Суды двух инстанций удовлетворили исковые требования в полном объеме. Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 16 мая 2016 г. N Ф06-7490/2016 согласился с выводами коллег. Судьи отметили, что между сторонами возникли отношения по договору возмездного оказания услуг, которые регулируются нормами главы 39 Гражданского кодекса РФ . Так, в силу требований статьи 711 ГК РФ следует, что сдача заказчику результата работ является основанием возникновения у заказчика обязательства по оплате выполненных работ.

Суд указал, что по нормам статьи 753 ГК РФ сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными. Судами установлены обстоятельства составления и направления в адрес ответчика акта приема-передачи услуг и получение данного документа представителем ответчика. Поэтому, не подписав акт, заказчик свой отказ от подписания не мотивировал, возражений по объему и качеству оказанных услуг истцу не направил, наряду с тем, указанные в акте услуги истцом ответчику были оказаны, однако, оплачены последним в полном объеме не были. Поэтому организацию обязали оплатить долг в полном объеме.

m.ppt.ru

Юристы и адвокаты – о реформе Верховного Суда

Напомним, что среди поправок, предлагаемых Верховным Судом: обязательность наличия высшего юридического образования для представителя в процессе, сокращение круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, новые обстоятельства для пересмотра судебных решений и дальнейшее развитие упрощенных процедур судопроизводства.

Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин заметил, что комплексный характер изменений не позволяет дать проекту однозначную оценку: «Слишком много разнообразных идей в нем заложено: создается впечатление, что в один документ оказались сведены сразу несколько магистральных направлений развития судебной системы, длительное время вызревавших в недрах Верховного Суда».

Между тем, управляющий Юридическим товариществом XALATOV.ORG Сергей Халатов кардинальнее в своей оценке. Он считает, что задачи законопроекта, направленного на упрощение работы судей и уменьшение нагрузки на них, достигаются путем усложнения доступа к суду и снижения уровня процессуальных гарантий.

Сокращение круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения
Напомним, что проектом документа предлагается расширить перечень дел, по которым суд может не составлять мотивированное решение по рассмотренному им делу.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев назвал положения, посвященные этому изменению, попыткой судей «освободить себя от обязанности мотивировать выносимые судебные акты». «И если для решений по первой инстанции хотя бы предусматривается обязательность составления мотивировки по требованию участвующих в деле лиц, то судам следующих инстанций предлагается дать право выносить судебные акты без мотивировки всегда, когда они соглашаются с судом первой инстанции», – отметил он. Указав, что у российских судов и сейчас немалые проблемы с оформлением мотивировочной части судебных решений, юрист отметил, что в случае реализации предложения Верховного Суда судебные акты последующих инстанций не позволят участникам процесса понять, почему стороны были не согласны с решением. «Тем самым такие акты – и сейчас нередко называемые в народе отписками – с полным правом начнут носить это “гордое” имя», – заключил Александр Латыев.

Артем Берлин, соглашаясь с коллегой, выразил мнение, что разработчики законопроекта, обосновывая необходимость подобных изменений значительной стабильностью судебных актов, не учли ряд существенных моментов.

Во-первых, назначение мотивировки судебного акта, по мнению юриста, состоит не только и не столько в использовании ее для проверки в суде вышестоящей инстанции: обязанность мотивировать решение является одной из важных гарантий независимости и беспристрастности профессионального судьи. Мотивировка, т.е. логически непротиворечивое установление на основании доказательств фактов дела и применение к ним норм права, не позволяет внутреннему убеждению судьи превратиться в произвол. «Конечно, качество мотивировки в наших реалиях не всегда приводит к достижению этой цели, но полное устранение ее делает решение суда произвольным», – уверен Артем Берлин.

Во-вторых, предлагаемые нововведения усугубляют давний порок российского процессуального законодательства, допускающего составление мотивировочной части после вынесения резолюции по делу. «Очевидная логическая ошибка, когда вместо выведения заключения из посылок посылки подгоняются под уже готовый вывод, не только поддержана законопроектом, но и возведена в абсолют: решение принимается здесь и сейчас, а мотивы к нему будут придуманы… когда-нибудь потом, – выразил недоумение юрист. – И эти меры принимаются вместо того, чтобы отменить никому не нужное немедленное оглашение резолютивной части и перейти к составлению решений в естественном порядке».

В-третьих, представляется ошибочным тезис о том, что мотивировка не нужна, потому что решения судов мало обжалуют. Мотивировочная часть в идеале необходима именно для того, чтобы убедить стороны в правильности принятого решения. Правильно и убедительно составленное полное решение с меньшей вероятностью будет обжаловано.

В-четвертых, отказ от мотивировки разрушает институт преюдиции, так как преюдициальные факты устанавливаются в мотивировочной части решения. На момент разрешения данного спора стороны далеко не всегда знают, потребуется ли им в будущем опора на установленные в деле факты. «Что же остается: требовать мотивированного решения по всем без исключения делам, рискуя заработать неудовольствие судьи? Или смириться с потерей преюдициальной защиты?» – задался вопросами юрист юридической фирмы «Борениус».

По его мнению, полное устранение обязанности мотивировать судебные акты приведет к существенному снижению гарантий судебной защиты. «Представляется, что они спроектированы, исходя из ложно понятого назначения процессуального законодательства, которое состоит не в облегчении и упрощении жизни сотрудников судебного ведомства, а в эффективном разрешении споров о праве. Упрощенная форма судебного разбирательства не может становиться доминирующей в процессе – ей следует оставаться исключением, а не правилом, – подчеркнул Артем Берлин. – Хочется надеяться, что при прохождении законопроекта эти положения будут скорректированы».

Подсудность вместо подведомственности
Разработчики проекта полагают, что формирование предметов ведения судов общей юрисдикции и арбитражных судов должно производиться посредством института подсудности.

Адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита» Роман Кабанов считает, что Верховный Суд РФ сильно заблуждается относительно выбранного механизма обеспечения единообразия судебной практики. Он уверен, что, увязывая необходимость избавления от подведомственности и ликвидацию Высшего Арбитражного Суда, Верховный Суд в законопроекте делает ошибку, полагая, что с отсутствием ВАС РФ прекратилось деление судов на две системы: арбитражную и общей юрисдикции. «Все же если посмотреть на законодательство объективно, то с ликвидацией ВАС РФ судебная система, будучи объединенной на уровне ВС РФ, сохранила дуализм как минимум на первой, апелляционной и первой кассационной инстанциях, а на мой взгляд, этот дуализм сохранился фактически и на уровне второй кассации в ВС РФ, – отметил адвокат. – Более того, в настоящее время действуют федеральные конституционные законы “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации” и “Об арбитражных судах в Российской Федерации”».

По мнению Романа Кабанова, институт подведомственности решает задачу отделения экономических дел от любых иных; целью же существования института подсудности является распределение дел между судами каждой из систем в рамках одной системы. «Фактически ВС РФ, ликвидируя институт подведомственности, выдергивает подведомственность из общей структуры надлежащего механизма определения конкретного суда, который компетентен рассматривать спор», – считает он.

Обязательность наличия высшего юридического образования для представителя
По аналогии с КАС в гражданский и арбитражный процесс законопроектом предлагается ввести нормы о допуске в качестве представителей исключительно лиц с высшим юридическим образованием. При этом для совершения технических действий в процесс может допускаться фигура «поверенного», обладающего ограниченным набором полномочий.

Артем Берлин отметил, что не вполне ясна цель, которую преследуют разработчики законопроекта. Он указал, что вводя профессиональное представительство, закон при этом не предполагает ни профессионального процесса, ни дисциплинарной ответственности недобросовестных представителей. «Предусматривая фигуру технического помощника, законопроект предоставляет ему странный набор полномочий: давать письменные и устные объяснения, получать судебные извещения и копии судебных актов. При этом такие типовые действия, как доставка в суд подписанных профессиональным представителем документов и ознакомление с материалами дела, в этом перечне почему-то не значатся», – добавил Артем Берлин. По его мнению, целесообразность этих изменений заслуживает отдельного подробного обсуждения.

Между тем, вполне благосклонно к тому, что ВС РФ «все-таки воспринял идею о некоторой профессиональности процесса, одним из аспектов которого является наличие у представителя высшего юридического образования», отнесся адвокат Роман Кабанов. Кроме того, он отметил, что это предложение особенно интересно в контексте внесенного в Госдуму законопроекта главы АЮР Павла Крашенинникова о допуске к судебному представительству и реакции на него адвокатского сообщества.

Новые обстоятельства для пересмотра
Законопроект Верховного Суда вводит новые обстоятельства, которые могут стать основаниями для пересмотра судебного акта, – определение либо изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики Верховного Суда. Адвокат Роман Кабанов считает, что этим положением Верховный Суд наконец обозначает статус обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ, так как он до сих пор не определен ни в одном законодательном акте.

С ним не согласен управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин, который не одобряет идею Верховного Суда искать «обстоятельства, создающие возможность пересмотра дела уже в источниках существенно более низкого порядка – в произвольно подобранных в таком обзоре прецедентных делах».

Процессуальные особенности рассмотрения дел
Законопроект также содержит ряд поправок, касающихся процессуальных особенностей рассмотрения дел в указанных судопроизводствах.

Так, законопроектом предлагается по аналогии с ГПК перейти в арбитражном процессе к рассмотрению отводов единоличному судье им же, устранив правило о необходимости решения этого вопроса заместителем председателя суда или председателем судебного состава. В пояснительной записке на этот счет отмечается, что поправкой предлагается «реализация принципов независимости суда, процессуальной экономии, повышения эффективности рассмотрения дела». «Это предложение, конечно, явно неудачно и, будучи реализованным, приведет к обратному эффекту: попрание общеизвестной максимы о недопустимости быть судьей в собственном деле умаляет, а не реализует принцип независимости», – считает Артем Берлин.

Роман Кабанов выделил поправку, в соответствие с которой лицо, участвующее в деле, предоставляя доказательства в суд, обязано направить или вручить такие доказательства иным лицам, участвующим в деле, у которых такие доказательства отсутствуют. Более того, в гражданский процесс могут «перекочевать» правила о перечне документов, прилагаемых к исковому заявлению, из арбитражного процесса, т.е. к исковому заявлению должны будут прилагаться документы, подтверждающие направление копии искового заявления с прилагаемыми документами лицам, участвующим в деле, у которых отсутствуют такие документы. Таким образом, в гражданском процессе с суда снимут обязанность самостоятельно направлять копии искового заявления с приложенными документами лицам, участвующим в деле, – это станет обязанностью истца.

Также в ГПК из АПК законопроектом предлагается перенести правила разрешения вопросов о судебных расходах. Так, заявление по вопросу о судебных расходах, не разрешенное при рассмотрении дела в соответствующем суде, может быть подано в суд, рассматривающий дело в качестве суда первой инстанции, в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Трехмесячный срок подачи заявления по вопросу о судебных расходах устанавливается и для арбитражного судопроизводства, таким образом, сократившись с 6 до 3 месяцев.

Дополняются нормы ГПК о судебных извещениях. «Эти положения также заимствованы из арбитражного процесса, и их внедрение представляется обоснованным при условии соблюдения судами правил об уведомлении лиц, участвующих в деле, о начавшемся процессе, а также своевременном размещении (и размещении в принципе) информации о движении дела», – отметил адвокат Роман Кабанов.

Изменению также предлагается подвергнуть и правовую норму ГПК РФ о надлежащем извещении, восприняв правила о надлежащем извещении, содержащиеся в АПК РФ. «С точки зрения практики гражданского процесса эти изменения являются крайне важными и необходимыми, т.к. в ранее действующей редакции ГПК РФ если лицо настойчиво не хотело получать судебное извещение, то не было действующего механизма, позволяющего однозначно считать такое лицо надлежаще уведомленным. Вносимое изменение позволит преодолеть недобросовестное поведение лица, которому направляется судебное извещение», – отметил адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита».

Позитивным он назвал и предложенные изменения в части редакции нормы ГПК о выдаче и направлении копий решения суда: ВС РФ предлагает обязать суды направлять копии решения суда любым лицам, участвующим в деле, и их представителям вне зависимости от того, присутствовало ли лицо в судебном заседании. «Действующая редакция ст. 214 ГПК РФ предполагает необходимость направлять копии решения суда лишь гражданам, которые участвуют в деле, но не присутствовали в судебном заседании», – напомнил эксперт.

Кроме того, Роман Кабанов также считает обоснованным предложение Верховного Суда указывать в определении адрес электронной почты суда, по которому лица, участвующие в деле, могут направлять и получать информацию о деле и иные сведения.

Особое место в инициативе ВС РФ по редактированию ГПК РФ занимает институт примирительных процедур и мирового соглашения, считает адвокат. «По сравнению с действующей редакцией ГПК РФ, предлагаемые изменения более четко очерчивают правовое регулирование института мирового соглашения, а именно его заключения, формы и содержания, утверждения и исполнения. Что касается примирительных процедур, то не совсем понятно, что имеется в виду кроме мирового соглашения. Медиация по-прежнему является неэффективным инструментом примирения в области судебных споров», – отметил он.

Заметив, что предлагаемые ВС РФ изменения являются по большей части необходимыми и позитивными, Роман Кабанов выразил ряд претензий прикладного характера. «Так, например, работа ГАС “Правосудие” оставляет желать много лучшего, поэтому, внедряя обязанность лиц, участвующих в деле, самостоятельно отслеживать движение дела, необходимо в первую очередь позаботиться о надлежащем функционировании автоматизированной системы, – сказал он. – Если применять предлагаемые изменения без обеспечения надлежащего функционирования автоматизированной системы в СОЮ, такие изменения станут фарсом, а количество дел, в которых лица, участвующие в деле, перестанут получать соответствующую действительности своевременную информацию о движении дела, будет возрастать в геометрической прогрессии».

Также он отметил, что предложения Верховного Суда фактически устанавливают идентичные правила судопроизводства для подсистем арбитражных судов и СОЮ. Вместе с тем механизм восстановления пропущенного процессуального срока в гражданском судопроизводстве ВС РФ не меняется. «Таким образом, правовая бессмыслица, при которой решение о восстановлении пропущенного процессуального срока в СОЮ принимает суд, чей судебный акт обжалуется лицом, не устраняется, а наоборот настойчиво консервируется ВС РФ», – подчеркнул Роман Кабанов.

Кардинальные изменения в процессуальном законодательстве России в очередной раз пытаются провести в обстановке сугубой секретности, без элементарного обсуждения в юридическом сообществе, считает Сергей Бородин. «Не следует ли первоначально обсудить потребность в реализации предложенных проектом новаций в академическом и юридическом сообществе?» – задается вопросом адвокат.

Сергей Халатов уверен, что если Правительство, Федеральное Собрание и Президент согласятся с предложенными поправками Верховного Суда, то «более половины дел будут рассматриваться в российских судах в различных упрощенных формах, а оставшиеся будут весьма дороги для тяжущихся».

www.advgazeta.ru

Смотрите так же:

  • Пособия по рисованию для детей Детские развивающие игры, уроки, поделки Игры для детей, поделки, аппликации, оригами, раскраски, рецепты. Учебник по рисованию для детей Изобразительное искусство Книжная полка Наше новое приобретение - учебник по рисованию для первого […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Ульяновск адвокаты по уголовным делам Адвокат по уголовным делам. Уголовный адвокат в Ульяновске. Адвокат Солодовников Денис Владимирович Не откладывайте на потом, звонок адвокату! Номер телефона адвоката по уголовным делам: (8-903-33-757-29) должен быть, записан у Вас в […]
  • Штрафы автосервису Штрафы автосервису Главная ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Судебная практика Суд удвоил суммы штрафов автосервису ООО «Прокси Центр» В соответствии со ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, […]
  • Как написать претензию в налоговую Жалоба на бездействие налоговой инспекции: образец Актуально на: 13 июля 2017 г. Жалоба на бездействие налогового органа (образец) Если плательщик считает, что налоговики бездействовали в то время, когда должны были действовать, и из-за […]

Обсуждение закрыто.