Список несовершеннолетних преступников

Список несовершеннолетних преступников

Вестник ВИПК МВД России, № 2(26), 2013, с. 2-8.

Несовершеннолетние преступники всегда составляют лишь часть контингента преступников, но чем их больше и чем опаснее совершённые ими преступления, тем сильнее проявляется нравственное неблагополучие общества.

Несовершеннолетние преступники представлены в России только четырьмя возрастными категориями — лицами 14, 15, 16 и 17 лет. Больше всего преступлений совершают подростки 16 и 17 лет.

Согласно данным всероссийской переписи осужденных в 1999 году, удельный вес осужденных мужского пола в воспитательных колониях составил 94,6%, а лиц женского пола — 5,4%. Эти данные вполне соответствуют полученному в ходе переписи общему распределению осужденных по полу (94,1% — мужчины, 5,9% — женщины). Более 70% несовершеннолетних осуждены к лишению свободы за кражи, грабежи и разбои; подростки 14-15 лет, осужденные за менее тяжкие преступления, составили 2,8% общего числа преступников этой возрастной категории, лица 16-17 лет — 1,5%; лица 14-15 лет, осужденные за преступления средней тяжести, — 8,3%, а лица 16-17 лет — 8,4%; лица 14-15 лет, осужденные за тяжкие преступления, — 83,9%, а лица 16-17 лет — 84,8%; лица 1415 лет, осужденные за особо тяжкие преступления, — 5,0%, а лица 16-17 лет — 5,3%. Как видно, подавляющее большинство несовершеннолетних преступников осуждены к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления. Между тем на срок от 5 до 10 лет лишения свободы включительно осуждено только 24,1% преступников-подростков. Это самые опасные преступники, в основном убийцы.

Личность несовершеннолетнего преступника отличается, прежде всего, своей социальной и психологической, в целом, жизненной незрелостью, несформированностью идеалов и целей, которые могут быть поставлены ими самими. Они ещё не знают или не совсем знают, что представляют собой, не овладели собой в необходимой мере. Поэтому могут согласиться совершить преступление, особенно если предложение об этом исходит от весьма ими ценимой группы или уважаемого человека.

Группа вообще играет значительную роль в жизни подростка. Если же он отторгнут от семьи, лишён эмоциональных связей с родителями, да ещё плохо учится в школе, неформальная малая группа сверстников становится для него единственной нишей в жизни. Только здесь его понимают, принимают, а иногда даже ценят, а потому такая группа становится чем-то вроде его семьи или заменяет её. Если группа совершает общественно опасные поступки, подросток чаще участвует в них, чтобы не отстать от своих товарищей, не потерять место в группе, которую он ценит. Другая причина участия в групповом преступлении состоит в том, что несовершеннолетний из-за отсутствия опыта, преступного в том числе, необходимых умений и навыков не может в одиночку совершить преступление и вынужден прибегать к помощи других. Вот почему по общему правилу, из которого могут быть исключения, личность несовершеннолетнего преступника, совершившего преступление в одиночку, представляет собой большую опасность, чем того, кто совершил преступление в составе группы. Следовательно, трудно проводить различия между общественной опасностью личности и общественной опасностью деяния. Преступление, совершённое в группе, бывает более тяжким, чем то, которое совершается в одиночку, но степень общественной опасности личности отдельного участника группы может быть ниже, чем степень общественной опасности того, кто совершает преступление в одиночку.

Большая часть несовершеннолетних преступников — это выходцы из тех слоёв населения, которые характеризуются невысоким, а чаще просто низким социальным достатком, соответствующим этому уровню профессиональной и общей культуры. В этих слоях несовершеннолетние слишком рано, иногда даже в 10-12 лет, начинают употреблять спиртные напитки, курить, вступать в сексуальные отношения. Их культурные запросы более чем примитивные, а иногда попросту отсутствуют — всё это несовершеннолетними впитывается с детства и становится неотъемлемой частью их личности на всю жизнь. Несовершеннолетние преступники являются носителями самого духа того социального слоя, из которого они вышли, духа, который состоит из примитивных потребностей и не предполагает ни духовности, ни культуры.

Между преступностью 14-15-летних и преступностью 16-17-летних имеется существенная разница и заключается она главным образом в том, что преступления второй группы могут быть опаснее, чем преступления первой. Конечно, и личность преступника в 16-17 лет уже иная: более опытная в совершении уголовно наказуемых деяний, с более стойкой антиобщественной ориентацией, имеющая прочные связи с преступной средой, в том числе в связи с пребыванием в местах лишения свободы, и т.д. Здесь очень важен не только круг общения, но и возраст, поскольку один-два года в подростковом периоде весомее, чем в зрелости.

Чем в более раннем возрасте подросток начинает совершать преступления, тем вероятнее, что он станет рецидивистом.

Преступность несовершеннолетних активно питает организованную преступность. Если проследить биографии отдельных преступников-подростков, то можно убедиться, что многие из них потом становятся членами гангстерских групп. Жизнь подобных преступников, если иметь в виду ее групповой уровень, может строиться по схеме.

Среди преступлений подростков — 90-95% совершают юноши, не более 510% — девушки. Причем доля последних среди преступниц значительно меньше, чем доля девушек их же возраста среди всего женского населения. Большая часть их преступлений — это преступления имущественного характера. Однако в местах лишения свободы значительную часть осужденных составляют девушки, которые совершили преступления против личности, среди них много убийц, в том числе совершивших убийства собственных детей, по большей части только что родившихся. Дети просто являлись помехой для такой женщины, как правило, не имеющей мужа. Но даже среди убийц практически нет тех, кто действительно покаялся в содеянном. Иногда девушки даже без участия мужчин организуют преступные группы для совершения грабежей, разбойных нападений, вымогательства.

По роду занятий среди несовершеннолетних преступников больше всего тех, кто нигде не работал и не учился. Вообще среди несовершеннолетних преступников велика доля тех, кто не имеет даже полного среднего образования и мало тех, кто уже имеет среднее профессиональное или высшее образование.

Кстати, такая же высокая доля неработающих и неучащихся была среди подростков и в советское время. Следовательно, сам фактор незанятости общественно полезным трудом достаточно криминогенен даже независимо от внешних условий. Возвращаясь к образованию, отметим, что, как правило, его уровень у несовершеннолетних преступников ниже, чем уровень образования у всего подросткового населения. Здесь имеется в виду, конечно, окончание школьных классов. Среди подростков-преступников очень мало тех, кто учится в высшем учебном заведении, больше учащихся техникумов (профессиональных училищ).

В.Д. Ермаков и Н.И. Крюкова отмечали еще в начале 1990-х годов стойкую утрату связей несовершеннолетних правонарушителей с учебным и трудовым коллективом, полное игнорирование их правовых и нравственных оценок. Несмотря на то, что в настоящее время по уровню образования (определяемому по формальным показателям прохождения школьного обучения) отстают лишь 89% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентаций, негативного отношения к учёбе, всё это существенно затрудняет их социализацию и ресоциализацию в процессе исправления [1].

Примерно такую же картину показали исследования, проведённые с другими авторами в 2010-2011 гг. Выявлено также отсутствие прочных психологических связей между теми, кто состоял на учёте в органах внутренних дел, и трудовыми коллективами, где они работали. Эта категория несовершеннолетних, как и раньше, когда они учились в школе, тяготела к неформальным малым группам, которые складывались по месту их жительства или проведения досуга. Их потребности и интересы остались примитивными, что выражалось склонностью к бесцельному времяпрепровождению, употреблению алкоголя, пренебрежительному отношению к общечеловеческим ценностям, культивированию вражды с другими группами подростков.

Среди несовершеннолетних, вызывавших постоянное внимание со стороны полиции, оказалось очень мало тех, кто интересуется искусством, занимается спортом, увлекается техникой и т.д. Они плохо знают общественные и политические процессы, происходящие в обществе, не очень чётко представляют себе своё место в нём. Их политическая слепота настолько глубока, что они могут стать жертвой любого политического проходимца, пойдя за ним. Но за такое подчинение они вполне могут запросить заранее оговоренную плату.

В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник, прежде всего 16-17 лет, длительное время вращающийся в неблагополучной среде — это лицо с установками и склонностями антиобщественного поведения.

Переходный период, который сейчас переживает российское общество, нестабильность общесоциальных условий, высокая частота конфликтов и экономические трудности дают право говорить о наличии в стране сильных криминогенных факторов, формирующих личность несовершеннолетних преступников. С учетом этого очень важного обстоятельства необходимо прогнозировать состояние преступности несовершеннолетних и возможности борьбы с ней. Использование результатов криминологического исследования личности несовершеннолетних преступников необходимо для предупреждения совершения ими преступлений с максимальным учетом специфики подросткового возраста. Дифференцированный и индивидуализированный подход должен реализовываться в отношении любой категории правонарушителей, но в особенности — несовершеннолетних. Отличительной чертой их преступности является высокая латентность, более быстрое и даже острое реагирование несовершеннолетних на негативные социальные изменения.

Подростковому возрасту в целом свойственен поиск приключений, острых ощущений, неординарных переживаний, необычных ситуаций, в которых подростки могли бы показать свою удаль, ловкость, храбрость, физическую силу. Благополучные находят всё это, прежде всего, в спорте, а «воспитанники» неблагополучной среды — в преступлениях. Поэтому несовершеннолетние охотно участвуют, например, в совершении краж или разбойных нападений. Если же они вырастают в атмосфере презрения и ненависти к представителям других религий или (и) наций, то могут совершать и террористические преступления за плату и даже без неё, но с удовольствием потом смотрят на «дело рук своих» — пожары, взрывы, обрушения, убитых и раненых.

Подростки очень хотят подражать взрослым, особенно тем, кто ими высоко ценим и уважаем. Очень их соблазняет свобода, приходящая с возрастом, но многие не хотели бы ждать вожделенного момента полного и действительного взросления, а хотели бы обрести свободу уже сейчас, немедленно, когда они охвачены необыкновенными и очень интересными, по их мнению, планами. Поэтому они начинают употреблять спиртные напитки и курить, вступать в сексуальные отношения, убегать из дома и т.д., чтобы походить на взрослых. Совершение преступлений тоже служит этой цели, а те, кто побывал в местах лишения свободы, пользуются в подростковой среде очень большим авторитетом. Подражая им, другие юноши и девушки тоже совершают уголовно наказуемые деяния, в лучшем случае — только помогают им, создавая вокруг них атмосферу престижа и высокой планки в жизни.

Негативные явления и процессы экономического, идеологического, социально-психологического, культурно-воспитательного, демографического характера, происходящие в обществе, наиболее болезненно отражаются на наиболее незащищенной части населения — на детях и подростках. В настоящее время государство не в состоянии выделить необходимые материальные средства на развитие и воспитание подрастающего поколения, охрану его здоровья и организацию досуга, оказание помощи семье. Поэтому возрастает беспризорность и безнадзорность подростков, их заболеваемость. Среди подростков-правонарушителей наблюдаются различные нарушения психофизического развития, сформировавшиеся в период внутриутробного развитии, родов, младенчестве и раннем детстве; ярко выраженные невропатические и патохарактерологические черты и реакции; алкоголизм и наркомания; явления физического инфантилизма; задержки в интеллектуальном развитии, создающие трудности в труде и учёбе, общении со сверстниками.

По выборочным данным, лишь 15-20% несовершеннолетних могут считаться практически здоровыми. Данное обстоятельство существенно ограничивает их возможность в продолжении образования, выборе профессии, бытовом и трудовом устройстве, приобщении к общественно полезным ценностям и группам, что в конечном счете приводит многих к противоправному поведению.

По выборочным данным, сейчас в стране около 500-600 тысяч беспризорных, которые представляют собой мощный источник и резерв преступников. Основная причина — неблагополучные семьи. Само семейное неблагополучие тоже имеет свои причины.

Несовершеннолетние — это такая социальная группа, которая особенно болезненно воспринимает негативные последствия экономических, социальных и духовных потрясений, а поэтому реагирует на них остро и очень часто насилием. Исходя из этого многие исследователи отмечают социальное отчуждение подростков и их установку уйти от жизненных проблем в мир алкоголя и наркотиков, отсутствие жизненных перспектив и ощущение бесцельности существования, отверженность в семье и социальное сиротство, невозможность реализоваться в общественно-полезной деятельности. Все это активно криминализирует подростковую среду, особенно из необеспеченных и неблагополучных слоев общества. Но и состоятельные семьи отнюдь не могут считать себя застрахованными от того, что их дети не совершат правонарушений.

Принято считать, что в преступном поведении подростков обычно доминируют корыстные мотивы. Однако саму корысть разные исследователи понимают по-разному, часто разумея под ней только материальную выгоду. Но корысть — это выгода любого рода, а не только материальная, денежная. Можно получить выгоду, изменив свое положение, отношение к себе, утвердив себя и т.д. Не оспаривая того, что материальная корысть является наиболее распространенным мотивом (среди других мотивов) у подростков, совершающих преступления, необходимо отметить и другие мотивы: зависть, стремление к самоутверждению, «доказывание» себе себя, преодоление мучительных переживаний своей неадекватности и даже неполноценности, желание завоевать авторитет и уважение в глазах группы, а также удовлетворить свои элементарные физиологические потребности, особенно сексуальные. Как и у других людей, преступное поведение у подростков полимотивированно, т.е. одновременно действуют, переплетаясь друг с другом, разные мотивы, например самоутверждения и материальной корысти.

В то же время нельзя не отметить, что во многих насильственных и корыстно-насильственных преступлениях подростков заметно высок уровень жестокости, которая иногда становится избыточной и превращается в самоцель. Нужно признать, что и раньше несовершеннолетние совершали весьма жестокие преступления — достаточно вспомнить грубейшие вспышки молодежного группового насилия в 1970-1980-х гг. в городах Поволжья. Рост жестокости в преступлениях подростков свидетельствует о том, что сама жестокость и агрессия выступают в качестве мотива их поведения, с помощью жестокости они утверждают себя в глазах группы и самих себя, с ее же помощью они компенсируют свою ущемлённость и смутно ощущаемые обиды.

К этому следует добавить, что несовершеннолетние далеко не всегда понимают, что причиняют страдания другим — не понимают в силу своего возраста, по причине того, что сами не испытывали страданий. Но они знают, слышали, что есть страдания, поэтому хотели бы знать, что это такое. Многих из них интересует, что такое смерть, что скрывается за тем рубежом, когда оканчивается жизнь; поэтому они могут убивать, в том числе животных, наблюдая за тем, как уходит жизнь. Другие же подростки отвечают жестокостью на жестокость, которой их уже испытывали в их недолгой жизни, особенно когда они были малы и не могли защитить себя. Раны жестокого обращения не заживают очень много лет, не исчезают просто потому, что после их нанесения прошли годы. Они скрываются в бессознательной психике, как бы дожидаясь своего часа, чтобы проявить себя. Для некоторых подростков жестокость и насилие — привычные формы поведения, которые они наблюдали всегда в своём кругу, в семье и неформальном бытовом окружении.

В этой связи уместно напомнить, что часто возникают конфликты и даже драки между подростками и постоянно пьянствующими матерями и отцами. Нередко они заканчиваются убийствами. В одной семье мать-алкоголичку постоянно избивали её же дети, а однажды забили до смерти.

У несовершеннолетних преступников часто отсутствует чувство вины, а без него не может быть нравственности. Однако столь очевидная и давно известная истина далеко не всегда практикуется в семье как реакция на свой же проступок, в деятельности правоохранительных органов и средств массовой информации. Так, демонстрация на телеэкране или публикация в печати истории о подростке- убийце или разбойнике почти всегда сопровождается весьма трогательными рассказами о его бедственной судьбе, но без какого-либо упрека в его адрес. Убитые и ограбленные просто не принимаются во внимание, их как бы нет. Естественно, герои подобных репортажей ощущают себя незаслуженно гонимыми. Поэтому неудивительно, когда в воспитательной колонии 17-летнее лицо, осужденное за убийство матери с целью ограбления, сказало, что его пребывание за решёткой совершенно бессмысленно, поскольку этим его мать не оживить. Сострадание к преступнику, тем более к подростку, необходимо, но оно не должно вытеснять его вину, оно должно вести к его покаянию. Можно предположить, что этот несовершеннолетний убийца ответил таким жестоким действием на какие-то нанесённые ему в детстве матерью обиды. Разумеется, это не оправдание убийцы матери, а лишь гипотеза о возможной причине подобных ужасающих действий.

Впрочем, на практике можно нередко встретить ситуации совершения преступлений, когда преступник, чаще несовершеннолетний, как бы возвращает удары, образно говоря, своей семье, которые она ему нанесла, когда он был мал и беззащитен. Не следует думать, конечно, что такие удары во всех случаях действительно имели место, особенно если ребёнок страдал расстройствами психической деятельности и родители были вынуждены прибегать к силе или обману, чтобы вылечить его. В силу возраста ребёнок мог и не понимать, что принуждение его к чему-то делалось в его же интересах и ему на пользу.

Чувство вины у несовершеннолетнего преступника, даже совершившего тягчайшее преступление (вроде убийства матери), может вообще не появиться, если все вокруг твердят, что он ещё ребёнок, его, осуждённого к лишению свободы, называют не преступником, а воспитанником, по освобождении встречают иногда и с цветами, как борца за свободу, освободившегося из тисков тирании, а сверстники смотрят на него как на героя. Нельзя, конечно, всё время попрекать подростка тем, что он сделал, но необходимо предпринимать все воспитательные усилия, чтобы подвести его к покаянию и искуплению. К сожалению, у нас в стране для этого делается ничтожно мало, что является одной из причин рецидива преступлений среди несовершеннолетних.

Контингент несовершеннолетних преступников пополняется за счёт:

  • лиц, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности. Таких лиц каждый год оказывается немало, они состоят на учете в полиции; совершаемые ими проступки составляют примерно 100 тыс. в год;
  • лиц, бежавших из интернатных учреждений, и особенно из семьи (главным образом это беглецы из неблагополучных семей);
  • детей беженцев и мигрантов. Сейчас в России примерно 2 млн, по некоторым данным — 3 млн мигрантов, вынужденных переселенцев и беженцев. Положение этих людей достаточно тяжелое. И дети в этих семьях, находясь в стадии формирования своей личности, естественно, испытывают огромные затруднения. Оказавшись в 8-, 10-, 12-летнем возрасте в незнакомом месте, попадают в среду мальчишек и девчонок, которые их не понимают, отвергают, отталкивают. Это вызывает у них протест в виде насилия. Поэтому беженство и неуправляемую иммиграцию надо обозначить в качестве самостоятельного фактора преступности несовершеннолетних;
  • подростков, состоящих на учете в полиции и достигших возраста уголовной ответственности. По некоторым данным, такие несовершеннолетние составляют около 400 тыс. в год.

Типологию несовершеннолетних преступников можно осуществить по разным основаниям; наиболее важной в теоретическом и практическом отношениях представляется та, которая строится по признаку общественной опасности личности несовершеннолетнего и содеянного им. Можно выделить следующие типы:

  • Несовершеннолетние, совершающие мелкие кражи, хулиганские действия, реже грабежи.
  • Несовершеннолетние, которые решаются на грабежи, разбойные нападения и изнасилования.
  • Несовершеннолетние, виновные в убийствах, в особенности нескольких человек или неоднократно.
  • Несовершеннолетние, осуждённые за террористические и экстремистские преступления, при которых имеются человеческие жертвы.

Естественно, возможны и другие типологии, предложенная — лишь одна из многих. Но при этом типологии (как и классификации) для науки и практики остро необходимы. Здесь следующим шагом должны даваться демографические, иные социальные и психологические характеристики. Принадлежность конкретного человека к определённому типу позволяет сделать о нём определённые выводы теоретического или практического содержания. Это очень важно в деле профилактики преступлений, их расследования, оценки степени опасности личности подростка, а также в дальнейшей работе с ним, если он будет осуждён, в том числе к лишению свободы.

1. Криминология: учебник. М., 1992. С. 164.

yurpsy.com

Библиографический список по теме «Личность преступника»

Можем найти и прислать любую публикацию. Пишите

  1. Азарова И.В. Ведущие признаки в формировании личности преступника // Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. — Елец: Изд-во ЕГУ им. И.А. Бунина, 2012. Вып. 13. С. 300-306.
  2. Алексеев С.Л., Салимзянова Р.Р. Криминология. Учебное пособие для бакалавров / Под редакцией А.Ю. Епихина. Научный консультант Ю.М. Кудрявцев. Казань, 2013.
  3. Алиев М.К. Преступность как особая форма негативного девиантного поведения // Право и практика. 2015. № 4. С. 4-8.
  4. Алиева О.К., Лежебоков А.С. Психологические причины совершения преступлений // WORLD SCIENCE: PROBLEMS AND INNOVATIONS сборник статей победителей V международной научно-практической конференции. 2016. С. 375-378.
  5. Анисимов В.Ф., Дубовик П.М. Отдельные аспекты криминологической характеристики социально-демографических и нравственно-психологических признаков личности мошенника // Правовая политика и правовая жизнь. 2015. № 4. С. 46-51.
  6. Арсентьева Д.Д. Криминологическая и уголовно-правовая характеристика преступности несовершеннолетних в Российской Федерации // Закон и право. 2016. № 6. С. 111-113.
  7. Асатрян Х.А., Христюк А.А. Характеристика личности преступника, занимающегося организованной преступной деятельностью // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 3. С. 40-48.
  8. Афанасьева О.Р., Гончарова М.В. Криминологический портрет личности преступника // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Юриспруденция. 2016. № 3. С. 40-49.
  9. Базанова А.И., Симонова Н.Н., Корнеева Я.А. Особенности ценностной сферы личности ненасильственных корыстных преступников // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2014. № 4. С. 113-117.
  10. Белокопытов В.В., Филиппенков В.М. Рецидив преступлений как детерминант преступности // Проблемы укрепления законности и правопорядка: наука, практика, тенденции. 2014. № 7. С. 24-33.
  11. Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское государство и право. — М.: Наука, 1979. № 8. С. 97-102.
  12. Бондырев В.Е. Криминологическая характеристика личности преступника в советском союзе с 1920 по 1930 год // Фундаментальные исследования. 2013. № 1-3. С. 835-837.
  13. Буз С.И. Личность корыстного преступника и криминальный профессионализм // Современные проблемы уголовной политики Материалы VI Международной научно-практической конференции. В 2-х томах. 2015. С. 301-304.
  14. Бучаев С.М. Социально-биологическая и нравственно-воспитательная характеристика личности преступника-террориста // Пробелы в российском законодательстве. 2013. № 6. С. 175-177.
  15. Варданян А.В. Субъект преступления и личность преступника как междисциплинарные категории уголовно-правовых наук: вопросы соотношения и интеграции // Всероссийский криминологический журнал. 2016. Т. 10. № 2. С. 244-251.
  16. Васильев А.М. Типология и особенности криминологической характеристики личности преступника, совершившего сопряженное с исчезновением человека преступление // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9. № 4. С. 629-639.
  17. Ведерников Н.Т. Понятие личности преступника // Вопросы предупреждения преступности. Ученые записки Томского университета. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1967, № 69. С. 17-24.
  18. Вологдин Е.В., Вологдина П.Е. Характеристика личности малолетнего преступника и причины её формирования // Педагогика и психология: актуальные вопросы теории и практики. 2016. № 3 (8). С. 230-236.
  19. Галанова А.А., Сагайдак А.Ю. Криминологическая характеристика личности преступника // Система профилактики преступности: современное состояние, проблемы и перспективы развития Материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции. 2016. С. 75-78.
  20. Галиуллина Г.Ю. Особенности личности несовершеннолетнего преступника // Актуальные проблемы государства и общества в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина. 2016. № 19-3. С. 127-132.
  21. Гетьман Г.Н. Психологический профиль: проблемы моделирования личности неизвестного преступника // Проблемы законности. 2013. № 123. С. 338-347.
  22. Гомонов Н.Д. Криминологические понятия «преступность» и «преступник» // Юридическая наука: история и современность. 2013. № 11. С. 89-97.
  23. Гончарова М.В. Архетип корыстного преступника // Вестник Академии права и управления. 2014. № 36. С. 121-126.
  24. Гончарова М.В. Методологические подходы к определению личности корыстного преступника-рецидивиста // Российский следователь. 2014. № 2. С. 29-32.
  25. Гончарова М.В. Патопсихологические особенности корыстного преступника рецидивиста // Вестник Московского университета МВД России. 2013. № 3. С. 91-94.
  26. Гончарова М.В. Проблема зависимого поведения корыстных преступников-рецидивистов // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 1 (31). С. 23-27.
  27. Гончарова М.В. Проблемы предупреждения рецидива корыстных преступлений // Вестник Воронежского института МВД России. 2013. № 4. С. 55-59.
  28. Гончарова М.В. Типология личности корыстных рецидивных преступников // Вестник Академии права и управления. 2013. № 30. С. 41-47.
  29. Горичева В.Л. Понятие и основные характеристики личности вооруженного преступника // Нюрнбергский процесс — приговор фашизму материалы международной научно-практической конференции в рамках праздничных мероприятий, посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Ответственный редактор — Измалков Александр Владимирович. 2015. С. 96-101.
  30. Грудинин Н.С., Галынская Д.С. Личность несовершеннолетнего преступника // Вестник Уральского финансово-юридического института. 2016. № 4 (6). С. 5-10.
  31. Губжокова Д.Р., Кузьмин С.В. Некоторые вопросы криминологической характеристики насильственной преступности // Библиотека уголовного права и криминологии. 2016. № 2 (14). С. 121-126.
  32. Гунин О.А. Преступник, кто он, какова его личность // Вестник магистратуры. 2014. № 4-3 (31). С. 7-11.
  33. Гурницкий А.В. Личность преступника, относимого к категории бедных // Общество и право. 2014. № 2 (48). С. 152-157.
  34. Джулай Д.И. Криминологические и социально-психологические аспекты соучастия в преступлении (на примере мурманской области) // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. № 3. С. 206-217.
  35. Думанская Е.И. Природа мотивации поведения преступника: биологический подход // Российский юридический журнал. 2010. № 1. С. 103-106.
  36. Егорушин Н.В. О личности преступника // Преступность и наказание. Философия наказания. О нравственности наказания материалы конференции в формате Круглого стола, посвященного презентации книг доктора юридических наук, профессора И.М.-о. Рагимова. 2016. С. 27-29.
  37. Жмуров Д.В. К проблеме определения «криминального генеза» // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2012. № 4 (5). С. 336-341.
  38. Жмуров Д.В., Завьялов А.Г. Криминальная самоактуализация // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 3. С. 66-71.
  39. Завацкая К.Н. Личность преступника в антропологических криминологических учениях // Крымские юридические чтения: материалы научно-практической студенческой конференции. Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Крымский юридический институт. 2016. С. 342-344.
  40. Завольская Н.Б. К вопросу о личности современного коррупционера / Государство и право в XXI веке. 2014. № 2. С. 23-26.
  41. Зекох З.А. К вопросу криминалистического изучения личности несовершеннолетних совершающих корыстно-насильственные преступления // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 109. С. 744-757.
  42. Иванов А.В. Особенности личности несовершеннолетнего преступника // Вестник магистратуры. 2016. № 8-2 (59). С. 77-81.
  43. Исаев Н.А. Дискурс-анализ основных криминологических концептов // Известия Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им. Ч. Ахриева. 2013. № 1. С. 163-167.
  44. Исаев Н.А. Криминологический концепт личности преступника // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. 2014. № 2. С. 44-46.
  45. Исаев Н.А. Публичные дискурсы-знания уголовно-правовой науки // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. 2015. № 1 (20). С. 19-21.
  46. Калашникова А.С., Левочкина Н.С. Сравнительный анализ оценок правовых явлений у насильственных и ненасильственных правонарушителей // Прикладная юридическая психология. 2015. № 4. С. 58-65.
  47. Карасёва М.Ю. Криминологическая характеристика субъекта преступления // Экономика и право. XXI век. 2013. № 1. С. 85-92.
  48. Керимова З.К. Личность рецидивиста как объект изучения в криминологии // Евразийский юридический журнал. 2015. № 12 (91). С. 234-235.
  49. Керимова З.К. Личность рецидивиста как объект изучения в криминологии // Юридический вестник ДГУ. 2015. № 3. С. 122-125.
  50. Кирюхин Д.А., Ялышев С.А. О соотношении понятий психологического профиля преступника и криминалистической характеристики преступлений // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 5 (16). С. 220-225.
  51. Кистенева О.Н. К вопросу о типе личности насильственного преступника // Молодость. Интеллект. Инициатива Материалы IV международной научно-практической конференции студентов и магистрантов. И.М. Прищепа (главный редактор). 2016. С. 365-366.
  52. Кобец П.Н. Понятии личность преступника, как одной из важных проблем криминологической науки // Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. 2015. № 9-4. С. 90-92.
  53. Колядная М.С., Корсикова Н.А. Некоторые особенности личности профессионального преступника // Система профилактики преступности: современное состояние, проблемы и перспективы развития Материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции. 2016. С. 213-215.
  54. Комиссарова Я.В., Холопова Е.Н. Перспективы развития криминалистической теории изучения личности // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2015. № 2 (19). С. 261-268.
  55. Корецкий С.В. Личность преступника как объект психологического и юридического исследования // Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири. 2016. № 2. С. 88-98.
  56. Коровин А.А. Понятие и признаки противоправной активности личности преступника // Методологические проблемы учения о личности преступника. Тезисы выступлений. — Горький, 1976. С. 31-33.
  57. Корсикова Н.А., Колядная М.С. Некоторые особенности личности профессионального преступника // Система профилактики преступности: современное состояние, проблемы и перспективы развития 2016. С. 157-159.
  58. Косарева Л.В. Проблема взаимообусловленности биологического и социального в формировании личности преступника // Современное состояние и перспективы развития правовой науки Сборник статей Международной научно-практической конференции. Научный центр «Аэтерна». 2014. С. 16-17.
  59. Косарева Л.В., Макогон И.В. Роль семьи в социализации преступного поведения // Современные проблемы права и управления сборник докладов 6-й международной научной конференции. АНО ВПО Институт законоведения и управления ВПА. 2016. С. 150-153.
  60. Кострова М.Б. Типология личности преступников по степени общественной опасности в криминологии, уголовном законе и судебной практике: нужно ли взаимодействие? // Криминологические основы уголовного права Материалы Х Российского конгресса уголовного права. 2016. С. 129-132.
  61. Котикова Н.Ю. Умышленное убийство и личность преступника // Актуальные проблемы права: теория и практика. 2016. № 36. С. 147-154.
  62. Кравцов И.А. О социально-демографических признаках личности преступника, совершившего мошенничество в сфере кредитования // Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии. 2015. № 1-1. С. 102-107.
  63. Кругликов Л.Л. Профессиональные черты преступника и уголовный закон // Человек: преступление и наказание. 2013. № 2. С. 51-54.
  64. Крюкова Н.И. О личности профессионального преступника // Российский следователь. 2015. № 8. С. 34-38.
  65. Кургузкина Е.Б. Концептуальные подходы к понятию «личность насильственного преступника» // Территория науки. 2012. № 4. С. 157-164.
  66. Куринова Я. Криминологическая характеристика личности современного преступника. на основе материалов конкретного криминологического исследования // Закон и право. 2012. № 2. С. 74-77.
  67. Кутякин С.А., Курбатова Г.В. Типологические особенности личности, роль и место профессиональных преступников-бродяг в тюремной общине мест лишения свободы России XIX века // Евразийский юридический журнал. 2016. № 9 (100). С. 141-143.
  68. Ларин В.А. Понятие и структура личности совершающего преступления в ситуациях острой социальной напряженности // Современная научная мысль. 2015. № 5. С. 179-183.
  69. Линчук Т.П., Михалёва И.М., Демченко С.Г. Личностные качества осужденных за корыстные преступления, способствующие совершению данного вида преступления // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2013. № 7 (78). С. 290-293.
  70. Личностные характеристики преступников. Антонян Ю.М., Афанасьева О.Р., Афанасьев П.Б., Гончарова М.В., Гришко А.Я., Дрожжа Ю.С., Елисов П.П., Коваленко В.И., Сторчилова Н.В., Шиян В.И. Под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Ю.М. Антоняна. Москва, 2016.
  71. Лобзов К.М. Противоречия в трактовке понятия «личность преступника» как субъекта и объекта правоотношений в отечественной криминологии (теоретико-методологический анализ) // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 3 (8). С. 216-226.
  72. Логинова К.Ю. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 356. С. 117-120.
  73. Макогон И.В., Косарева Л.В. Семья как основной фактор социализации личности преступника // Бюллетень науки и практики. 2016. № 1. С. 38-42.
  74. Мальцева Т.В., Кутепова М.В. Личность преступника: психологический аспект. Московский областной филиал МосУ МВД России . Руза, 2014.
  75. Мамочка Е.А. Типы личности преступника-инсайдера // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. 2016. Т. 8. № 3 (2016). С. 70-78.
  76. Мацкевич И.М. Личность преступного типа (нематематическое регулирование) // Lex Russica. 2013. Т. XCV. № 5. С. 509-520.
  77. Меликов Э.М. Личность рецидивиста в криминологической теории ХХ века // Вопросы современной юриспруденции. 2015. № 45-46. С. 116-121.
  78. Меликов Э.М. Рецидив краж в системе корыстной преступности и его предупреждение // Историческая и социально-образовательная мысль. 2015. Т. 7. № 3. С. 119.
  79. Наконечный А.А. Криминологическая характеристика насильственных преступлений в сфере семьи // Вестник магистратуры. 2016. № 3-2 (54). С. 108-109.
  80. Никифорова Н.А. Понятие личности преступника // Актуальные вопросы юридической науки и практики Материалы III Межвузовской научно-практической конференции. 2014. С. 93-95.
  81. Новикова С.Е. Характеристики социального типа криминальной личности: физиогномические и графологические аспекты // Молодежный научный вестник. 2016. № 11 (11). С. 226-230.
  82. Новикова Ю.В. Механизм детерминации преступного поведения как элемент криминологической характеристики преступлений // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 5. С. 930-937.
  83. Овчаренко С.В. Характеристика личности несовершеннолетнего преступника // Интеграция науки и практики в контексте реализации правовой политики государства: исторические и современные проблемы права и правоприменения Материалы IV всероссийской научно-практической конференции . под общей редакцией Е.В. Королюк. 2016. С. 133-137.
  84. Омельченко С.В. Личность типичного преступника, совершающего убийства с особой жестокостью // Юридический вестник Кубанского государственного университета. 2016. № 2 (27). С. 21-23.
  85. Осадченко М.В., Сотник К.В. Психологические особенности личности преступника // Научное мышление молодых ученых: настоящее и будущее Материалы международной студенческой научной конференции. 2015. С. 243-248.
  86. Рыманов В.В. Теория личности преступника: ретроспективный анализ // Наука, технологии и инновации в современном мире. 2016. № 1 (3). С. 75-77.
  87. Савушкин С.М. Общие положения классификации осужденных к лишению свободы // Вестник экономики, права и социологии. 2016. № 1. С. 166-169.
  88. Салохутдинова О.С., Андреева Л.А. Личность преступника: понятие в криминологии и уголовном праве // Вопросы современной юриспруденции. 2015. № 56. С. 116-121.
  89. Серкова Т.В. Личность преступника, совершившего повторное общественно опасное деяние // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. 2015. Т. 25. № 2-4. С. 141-144.
  90. Сибиряков С.Л. Проблемы и основные направления развития криминологии в условиях современной России // Российский ежегодник уголовного права. 2013. № 7. С. 90-117.
  91. Ситковская О.Д., Андрианов М.С., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Криминальная психология. Курс лекций / Под научной редакцией О.Д. Ситковской. Москва, 2016.
  92. Соляной А.В., Мидловец М.В. Соотношение социального и биологического в личности преступника, совершившего дорожно-транспортное преступление // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 4. С. 83-88.
  93. Торопова Н.В. Психолого-криминалистический подход к изучению преступного поведения и личности преступника // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2012. № 6. С. 233-235.
  94. Тулегенов В.В. Соотношение понятий «криминальный профессионализм» и «профессионализм»: опыт криминологического прочтения // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 4. С. 25-34.
  95. Тулегенов В.В. Устойчивость как признак криминального профессионализма: опыт современного прочтения // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 4 (15). С. 193-207.
  96. Фещенко П.Н. Классификация и типология лиц, совершающих преступления в связи с социальной напряженностью // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9. № 3. С. 431-439.
  97. Хисамутдинов Ф.Р., Шалагин А.Е. Особенности предупреждения профессиональной и рецидивной преступности (история и современность) // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2014. № 4 (18). С. 50-55.
  98. Хисамутдинов Ф.Р., Шалагин А.Е. Рецидивная преступность и ее предупреждение // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2015. № 3 (21). С. 32-37.
  99. Цеева С.К. Личности преступника: понятие, структура и типология // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2015. № 2 (158). С. 308-311.
  100. Черкасова Е.С. Клиническая типология преступников: расстройства личности // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. 2016. № 2 (12). С. 62-66.
  101. Чернова Н.А. Выявление эмоций для характеристики личности преступника // Законодательство. 2016. № 12. С. 52-57.
  102. Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Детерминанты преступного поведения личности // Юридический вестник ДГУ. 2016. № 3. С. 140-145.
  103. Шалагин А.Е. Криминологическая характеристика и предупреждение подростково-молодежной преступности // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2016. № 4 (27). С. 113-119.
  104. Шеслер А.В. Концептуальные подходы к изучению личности преступника в отечественной криминологии // Вестник Владимирского юридического института. 2016. № 3 (40). С. 133-135.
  105. Шиханцов Г.Г. Криминологическая характеристика личности рецидивиста // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя Янкі Купалы. Серыя 4. Правазнаўства. 2016. Т. 6. № 5. С. 75-80.
  106. Щербакова Л.М. Личность преступника: теоретико-эмпирические проблемы исследования // Интеграция науки и практики в контексте реализации правовой политики государства: исторические и современные проблемы права и правоприменения Материалы IV всероссийской научно-практической конференции . под общей редакцией Е.В. Королюк. 2016. С. 204-213.
  107. Эминов В.Е. Корыстные преступники: криминолого-психологический анализ // Российский криминологический взгляд. 2014. № 1. С. 289-294.
  108. Энрикеш В.Д.К. Психолого-криминологические аспекты личности преступника // Общество и человек. 2013. № 2 (5). С. 37-44. Можно приобрести полный текст этой публикации за 120 руб.
  109. Южанин В.Е. Ответственность за многократный рецидив преступлений по законодательству России (исторический аспект) // Человек: преступление и наказание. 2015. № 2. С. 54-60.

Можем найти и прислать любую публикацию. Пишите

diplompravo.com

Смотрите так же:

  • В 54 на пенсию как выйти Досрочная пенсия для женщин в 2018-2019 годах Пенсионным законодательством предусмотрено право на досрочный выход на пенсию (так называемую льготную пенсию) для отдельных категорий граждан соответственно для женщин - в возрасте 50, 52, 53 […]
  • Размер минимальной пенсии по старости в ростовской области в 2018 году Минимальный размер пенсии в Ростовской области в 2018 По информации ПФР, такого понятия, как “минимальная пенсия (далее также – пособие)”, равно, как и “максимальная”, попросту не существует. Каждому пенсионеру, в зависимости от […]
  • Приказ минобороны по призыву Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ПРИКАЗ Министра обороны РФ от 26.10.99 N 495 "О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРОХОЖДЕНИЯ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ ПО ПРИЗЫВУ" "Бюллетень […]
  • Приказ 1377 Указ Президента РФ от 7 апреля 2017 г. № 158 “О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 г. № 1377 "О Дисциплинарном уставе органов внутренних дел Российской Федерации" и в Дисциплинарный устав, […]
  • Уход на пенсию из милиции Выход на пенсию сотрудника полиции Моему мужу 45 лет исполнилось 31 мая 2013 года. Стаж работы в полиции составляет 15 лет.общий стаж -около 30 лет.Может ли он выйти сейчас в 46 лет на пенсию по смешанному типу по предельному сроку […]
  • Зиринов когда будет суд Общество. Новости Суд приговорил экс-депутата Зиринова к 22 годам лишения свободы Суд в Ростове-на-Дону приговорил бывшего депутата законодательного собрания Краснодарского края Сергея Зиринова к 22 лет лишения свободы. Об этом сообщается […]

Обсуждение закрыто.