Специальный субъект мошенничества

Специальный субъект как элемент состава преступления

Проведенный анализ уголовного закона дает основание заключить, что

некоторые преступные посягательства возможны лишь со стороны специального субъекта преступления, а именно лица, обладающего помимо общих признаков субъекта преступления одним или несколькими дополнительными признаками на момент совершения преступления, которые позволяют отграничить возможность привлечения его к уголовной ответственности по конкретной статье УК РФ.

Надо сказать, что признаки специального субъекта, являясь дополнительными признаками состава преступления, играют троякую роль.

Во-первых, они могут выступать конструктивными (обязательными) признаками состава преступления. Отсутствие таких признаков свидетельствует об отсутствии данного преступления вообще. Так, субъектом отказа от дачи показаний (преступления, предусмотренного ст. 308 УК РФ) может быть лишь свидетель или потерпевший. Если же указанные действия были совершены иным участником процесса, данный состав преступления отсутствует.

Во-вторых, признаки специального субъекта могут выполнять роль квалифицирующего признака. Например, простое мошенничество предусматривается ч. 1 ст. 159 УК РФ, а мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируется по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В-третьих, рассматриваемые признаки учитываются при индивидуализации наказания в качестве смягчающего или отягчающего обстоятельства (ст. ст. 61, 63 УК РФ).

По нашим данным, в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации содержится 58% статей со специальным субъектом преступления, которых 37,8% преступлений законодатель сконструировал как основные уставы, а 20,2% как квалифицированные[16].

Рассмотрим, какое значение придает законодатель различным признакам специального субъекта преступления.

Признаки специального субъекта касаются в основном семейных отношений, служебных полномочий, рода деятельности, характера выполняемой работы, определенных обязанностей лица. Такие признаки либо прямо указываются в диспозиции уголовно-правовой нормы, либо устанавливаются путем толкования. Например, субъектами преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ — за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей, — являются только родители, то есть лица, записанные отцом или матерью ребенка в книге записей рождения, в том числе и те, отцовство которых установлено в порядке, предусмотренном ст. 49 Семейного кодекса Российской Федерации.

Субъекты же нарушения, допустим, правил безопасности на объектах атомной энергетики (ядерных установках, радиационных источниках, пунктах хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилищах радиоактивных отходов 16 ) прямо в законе не называются (ст. 215 УК РФ). Однако из смысла диспозиции статьи вытекает, что ими могут быть лица, ответственные за соблюдение указанных правил, в том числе и должностные.

Надо сказать, что в ряде статей уголовного закона законодатель использует бланкетный характер норм. Например, ст. 342 УК РФ устанавливает ответственность за нарушение уставных правил караульной службы. Для правильной квалификации норм указанной статьи необходимо руководствоваться правилами Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации. Если совершенное деяние не нарушает конкретного правила, установленного военным законодательством, то оно не может рассматриваться в качестве преступления против военной службы.

Еще одним примером может служить глава 23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях». Получается, что содержание многих признаков может быть установлено лишь при обращении к положениям не уголовного законодательства, которое регулирует отношения, охраняемые соответствующими уголовно-правовыми нормами.

Однако можно согласиться с позицией П.С. Яни, который утверждает, что «недопустима произвольная трактовка правоприменительных специальных терминов и стоящих за ними понятий гражданского, административного и пр. отраслей права, используемых в то же время в уголовном законе»[17]. Так, следователь, прокурор или судья не могут, руководствуясь исключительно собственными представлениями о содержании соответствующего признака, ставить знак равенства между, например, государственным учреждением и государственным предприятием,

а принадлежность юридического лица к числу государственных определять по доле государственного имущества в имуществе организации. Для уяснения содержания этих понятий они должны обратиться к их законодательному закреплению, в рассматриваемом случае к Гражданскому кодексу.

Суд при квалификации общественно опасных действий (бездействия) обязан рассмотреть по существу и обсудить характер тех специальных обязанностей, полномочий, которые возложены на соответствующего работника. При этом данные ведомственных нормативных актов должны приниматься судом только лишь как один из аргументов (доказательств) того или иного решения вопроса. Но не исключена и такая возможность, что суд, оценив по существу те действия, которые совершал виновный, в какой-то части вполне обоснованно не согласится с ведомственной классификацией работников учреждения, предприятия и, исходя из оценки совершаемых лицом действий, не признает или напротив, признает его специальным субъектом преступления.

Обращается внимание, что уголовной ответственности подлежат только руководители организаций или индивидуальные предприниматели — лица, зарегистрированные в указанном качестве (особенно это касается норм, изложенных в главе 22 УК РФ). Однако в данном вопросе стоит разделить мнение Б.В. Волженкина, который считает, что субъектами таких преступлений могут быть граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью — «как зарегистрированной, так и незарегистрированной»[18].

Общественная опасность преступления причиняет или создает угрозу причинения существенного вреда общественным отношениям. Она свойственна преступлению в целом и обусловлена совокупностью всех его объективных и субъективных признаков. В том числе и признаков специального субъекта преступления.

Законодатель, устанавливая преступность и наказуемость общественно опасного деяния, выделяет наиболее существенные признаки специального субъекта преступления, с тем чтобы подчеркнуть их значительное влияние на общественную опасность, делая тем самым их обязательными признаками именно для конкретного состава преступления.

В одних случаях определенные признаки специального субъекта прямо содержатся в диспозициях уголовно-правовых норм.

Как показывают результаты исследования уголовных дел данной категории, установление специального субъекта преступления не вызывает затруднений.

В других случаях признаки специального субъекта не указываются, а носят бланкетный характер. Приведем такой пример. За уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации ответственность несут руководители организаций или главные бухгалтеры. Несмотря на то, что в диспозиции ст. 199 УК РФ о них прямо не говорится, указанные лица подразумеваются, и на этот счет имеются отдельные нормативные правовые акты. Так, в соответствии со ст. 6 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций, а за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности организации — главный бухгалтер (ст. 7 того же Закона)[19].

По нашим результатам среди лиц, являющихся специальными субъектами рассматриваемого преступления, являются мужчины (66%) среднего возраста (30 — 54 лет), при этом самой криминогенной является возрастная группа 30 — 39 лет, которыми совершено 50% указанных преступлений. Преобладают лица с высоким уровнем образования: у 42% имелось высшее образование, у 34% — неоконченное высшее, а у 24% -среднее. Практически все преступники являлись городскими жителями, трудоспособными, ранее судимы не были. Большинство из них характеризовались по последнему месту работы положительно (60%)[20].

Несмотря на то, что бланкетных норм немало в УК РФ, некоторыми правоприменителями они попросту игнорируются, что по понятным причинам является недопустимым.

Таким образом, мы видим, несмотря на то, что признаки специального субъекта преступления прямо в законе не названы, они в ряде случаев оказывают существенное, а порой и определяющее влияние на правильную квалификацию совершенных действий. Поэтому следственно-судебными органами должны быть установлены и исследованы все обстоятельства, относящиеся, в том числе и к признакам специального субъекта преступления.

Говоря об общественной опасности деяния, надо заметить — и это совершенно не вызывает сомнений, — что должностные полномочия лица также влияют на общественную опасность совершенных им по службе правонарушений. Эти лица, в случае отступления от законов в своей деятельности, представляют большую общественную опасность, а для их исправления потребуются значительные усилия.

Наиболее часто в судебной практике возникает вопрос об уголовной ответственности медицинских работников и преподавателей вузов. Являются они должностными лицами или нет? Медицинские работники в одних случаях выполняют должностные, а именно организационно-распорядительные функции, совершают по должности действия, влекущие правовые последствия (заведуют отделением, являются главными врачами больницы, госпиталя, санатория, членами военно-врачебной комиссии, выписывают рецепты), а в других случаях они выполняют лишь профессиональные функции (проводят операции, лечение пациентов). Соответственно в первом случае они отвечают как должностные лица, тогда как в остальных случаях их ответственность как должностных лиц должна быть исключена. Например, Верховный Суд РСФСР не признал состава должностного преступления (взяточничества) в действиях заведующего хирургическим отделением Р., который принимал подарки от больных после их выписки как благодарность за медицинскую помощь[21].

Это подтверждается и результатами опроса практических работников. 79% опрошенных отметили, что врачи являются должностными лицами, если на них, кроме профессиональных обязанностей, возложены функции организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, о том, что неверно относить врачей к числу должностных лиц, заявили 15,8% респондентов, а 5,2% опрошенных считают врачей должностными лицами во всех случаях.

Что же касается признания преподавателей субъектами должностных преступлений, то здесь нужно учитывать, что они, так же как и врачи, могут выполнять различные функции. Во-первых, это выполнение должностных функций: заведовать кафедрой, являться деканом, членом государственной комиссии. Во-вторых, это осуществление только профессиональных обязанностей (например, чтение лекций, проведение семинарских занятий). В последнем случае преподаватели не выполняют функций, указанных в примечании первом к ст. 285 УК РФ, и, следовательно, они не наделены функциями должностного лица, указанными в законе, и не являются специальными субъектами.

Кроме того, по мнению 57,8% опрошенных, преподаватели являются должностными лицами, если на них кроме преподавательской деятельности возложены функции организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, например прием экзаменов, 37% практических работников считают, что неверно относить их к числу должностных лиц, и лишь 5,2% опрошенных признают преподавателей должностными лицами во всех случаях[22].

Что же касается квалификации взяточничества, то, по мнению 42% опрошенных сотрудников правоохранительных органов, наиболее сложной является проблема субъекта.

Должностными лицами (согласно примечанию первому к ст. 285 УК РФ)
признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию
осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие
организационно-распорядительные, административно-хозяйственные

функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» 26 раскрывается содержание полномочий названных в уголовном законе категорий должностных лиц.

Однако, как показывают результаты опросов практических работников, существующее в УК РФ определение должностного лица несовершенно и требует доработки. Такого мнения придерживаются 56,5%» опрошенных. 35% заявили, что было бы нелишним более подробно разъяснить признаки должностного лица в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а 8,5% считают правильным сохранить существующее понятие должностного лица.

Понятие «должностное лицо» законодателем сформулировано таким образом, что «представитель власти» является его составной частью. Должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Однако данное определение представляется нам достаточно неудачным, так как понятия «правоохранительный орган» и «контролирующий орган» в российском законодательстве отсутствуют. На уровне правоприменителей также нет единого понимания указанных понятий. Такую погрешность законодателя необходимо, на наш взгляд, исключить. Во-вторых, понятие «представитель власти» распространено на все статьи УК РФ, в то время как понятие «должностное лицо» только на нормы главы 30. Получается, что одна из нескольких частей общего понятия имеет большее распространение, чем общее понятие. Это, как нам думается, ошибочно.

Подытоживая сказанное, нам представляется, что понятие «должностное лицо», изложенное в первом примечании к ст. 285 УК РФ, законодатель неоправданно распространил только на нормы главы 30 УК РФ. Указанное понятие в полной мере характерно и для других статей, так как преступления, субъектами которых являются должностные лица, предусмотрены в разных главах уголовного закона. Например, в статье 140, ч. 3 ст. 141, ст. ст. 149, 169, 170, 215.1 УК РФ имеется четкое указание на должностное лицо как специальный субъект преступления. Следовательно, было бы целесообразно, на наш взгляд, понятие должностного лица распространить не только на нормы главы 30 УК РФ, но и на все главы УК РФ, то есть дать определение в качестве примечания, например, к статье 140 УК РФ (где впервые упоминается понятие должностного лица).

Таким образом, можно сделать вывод, что законодатель, вводя в уголовный закон определенные признаки специального субъекта, устанавливает ответственность только конкретных, специальных, определенных, а не каких-либо других субъектов преступления. Признаки специального субъекта преступления, надо отметить, отграничивают одно преступное деяние от другого.

Справедливо на наш взгляд, замечают некоторые ученые, что признаки специального субъекта оказывают прямое влияние на наличие, а чаще всего на степень опасности преступлений. Например, за присвоение и растрату ответственность может нести лицо, совершившее хищение чужого имущества, вверенного виновному. Однако ч. 3 ст. 160 УК РФ устанавливает повышенную ответственность именно лица, совершившего аналогичное деяние с использованием своего служебного положения. Учет таких признаков необходим для правильной квалификации преступного деяния[23].

Подводя итог, хотелось бы отметить, что специальные признаки субъекта преступления, закрепленные законодателем в определенных нормах уголовного закона, необходимы и обязательны лишь для данного конкретного состава, и в этом смысле их значение является решающим для правильной квалификации преступлений, а правильное понимание их роли -весьма важным для укрепления законности. И прежде всего для объективности и правильности в принятии решения при вынесении приговора. Кроме того, правовое значение специальных признаков субъекта преступления велико. Отсутствие их в одних случаях полностью исключает уголовную ответственность, а в других — меняется лишь квалификация преступления.

studopedia.org

СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ОБЩЕУГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СОВЕРШАЕМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как использование своего служебного положения. Уголовно-правовое значение данного признака состоит в том, что при использовании служебного положения происходит посягательство на дополнительный объект — интересы службы.

Проблемы применения данного квалифицирующего признака связаны с толкованием нескольких понятий: служебное положение, использование служебного положения, субъект использования служебного положения.

Представляет интерес анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о преступлениях, имеющих квалифицирующий признак «с использованием служебного положения», с позиций субъекта преступления.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» от 10 июня 2010 г. № 12 сказано, что к лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения, следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ), понимаются должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, в коммерческой организации).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» от 26 апреля 2007 г. № 14 разъясняет, что по п. «г» ч. 3 ст. 146 УК РФ подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления служебное положение. Им может быть как должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, так и государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, а также иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, руководитель предприятия любой формы собственности, поручающий своим подчиненным незаконно использовать авторские или смежные права).

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов,

взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 раскрывается, что хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение их как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т. д., так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т. п.).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1 гласит, что под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т. п.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 января 2004 г. № 23, под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 2 ст. 1741 УК РФ), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 указывается, что под использующим свое служебное положение лицом (п. «в» ч. 2 ст. 229 УК РФ) следует понимать как должностное лицо, так и лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами. Например, при изготовлении лекарственных препаратов таким лицом может являться провизор, лаборант, при отпуске и применении — работник аптеки, врач, медицинская сестра, при их охране — охранник, экспедитор.

Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» в статьях Особенной части Уголовного кодекса встречается достаточно часто. Казалось бы, во всех случаях этот квалифицирующий признак должен иметь одинаковое содержание. Между тем судебное толкование данного признака, даже на уровне высшей судебной инстанции, применительно к разным составам преступления существенно отличается.

К лицам, которые могут быть субъектом преступлений, совершенных с использованием служебного положения, Верховный Суд во всех случаях относит должностных лиц (примечание 1 к ст. 285 УК РФ) и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Все постановления прямо или косвенно к таким субъектам относят государственных и муниципальных служащих. Но, кроме того, в одном постановлении использование служебного положения связывается с осуществлением трудовых функций («О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»); в одном — с выполнением служебных полномочий в целом или специальных обязанностей («О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве

и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и в одном постановлении упоминаются служащие в целом («О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»).

Безусловно, субъектами совершения общеуголовных преступлений с использованием служебного положения могут быть должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, поскольку они обладают особыми полномочиями и положением, позволяющими облегчить совершение преступления.

Понятие должностного лица раскрывается в примечаниях к ст. 285 УК РФ. Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В примечании 1 к ст. 201 УК РФ указано, какие именно лица признаются выполняющими управленческие функции. А именно, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Практически во всех постановлениях обращено внимание и на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий государственной корпорации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Виды государственных служащих определены в ст. 10 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ. Так, федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации может получить денежное содержание (вознаграждение) также за счет средств федерального бюджета.

Определение муниципального служащего дано в ст. 10 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ. Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

Неоднозначно в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации решается вопрос относительно иных субъектов — служащих государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, коммерческих и некоммерческих организаций.

Проблема заключается в определении фигуры служащего, не являющегося государственным или муниципальным служащим, а также не являющегося должностным лицом.

Представляется, что, даже являясь рядовым служащим, последний, находясь в системе служебной иерархии, имеет, как правило, возможность оказать содействие, повлиять, принять решение, действуя в рамках своих служебных полномочий, которыми не обладают лица, не являющиеся служащими организации(1). В пользу изложенного подхода свидетельствует разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенное в постановлении «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором указано, что с использованием своего служебного положения понимаются действия лица по использованию своих властных или иных служебных полномочий, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением.

Но признавать субъектами использования служебного положения лиц, не относящихся к категории служащих, нельзя.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Поэтому трудовые функции выполняют как должностные лица либо лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и иные служащие, а также лица, которые в трудовом законодательстве определяются как работники, осуществляющие трудовую деятельность по профессии рабочего. Признание субъектами преступлений, которые совершаются с использованием служебного положения, лиц, осуществляющих трудовую функцию по профессии рабочего, на наш взгляд, исключается, поскольку речь идет об использовании служебного положения(2).

Таким образом, под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также служащих в целом.

www.procuror.spb.ru

Специальный субъект преступления

Дипломная работа

Выполнена в 2017 году, 89 страниц, 75 сносок.

Оглавление

Глава 1. Понятие субъекта преступления в уголовном праве 8

1.1. Понятие и признаки субъекта преступления 8

1.2. Взаимосвязь субъекта преступления с другими элементами состава преступления 19

Глава 2. Специальный субъект преступления в уголовном праве 25

2.1. История зарождения, формирования и понятие специального субъекта преступления 25

2.2. Признаки специального субъекта преступления и их классификация 40

Глава 3. Значение специального субъекта преступления в уголовном праве 49

3.1. Специальный субъект как элемент основных составов преступлений 49

3.2. Специальный субъект преступления как квалифицирующий признак состава преступления 60

3.3. Влияние признаков специального субъекта на квалификацию преступления и назначение наказания 73

Список литературы 87

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 №2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. — № 31. — Ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 07.03.2017 N 33-ФЗ) // Российская газета. — 1996. — 18 июня.
  3. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ (в ред. от 28.11.2015 N 358-ФЗ) // Российская газета. — 1997. — 16 января.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 07.03.2017 N 33-ФЗ) // Российская газета. — 2001. — 22 декабря.
  5. Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности» (в ред. от 06.07.2016 N 374-ФЗ) // СЗ РФ. — 1995. — № 15. — Ст. 1269.
  6. Федеральный закон от 27 мая 1996 г. № 57-ФЗ «О государственной охране» (в ред. от 03.07.2016 N 227-ФЗ) // СЗ РФ. — 1996. — № 22. — Ст. 2594.
  7. Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (в ред. от 22.11.2016 N 394-ФЗ) // Российская газета. — 1998. — № 104.

Судебная практика

  1. Решение Советского районного суда г. Самары — http://судебныерешения.рф/bsr/case/2406207 (дата обращения 28.04.2017)
  2. Приговор суда по ч. 3 ст. 286 УК РФ № 1-186/2014-http://www.sud-praktika.ru/precedent/61158.html (дата обращения 28.04.2017)
  3. Решение по делу № 1-374/11г — http://судебныерешения.рф/bsr/case/3297534(дата обращения 28.04.2017)

Учебная и научная литература

  1. Актуальные аспекты обеспечения процессуального иммунитета специальных субъектов при расследовании преступлений // Российская юстиция. 2017. № 3. С. 66-68.
  2. Алексеева С.В. Актуальные проблемы законодательной регламентации признаков специального субъекта преступления в уголовном кодексе РФ // Научно-методический электронный журнал Концепт. 2016. Т. 11. С. 3791-3795.
  3. Анисимов В.Ф., Чесноков М.В. Мошенничество в сфере кредитования: общий или специальный субъект преступления? // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2016. № 1 (35). С. 59-62.
  4. Бодаевский В.П., Гутник О.В. Специальные субъекты преступлений против военной службы в уголовном законе Российской Федерации // Государство и право. 2015. № 2. С. 115-119.
  5. Богачева А.Ю. Частный нотариус как специальный субъект преступления // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 9. С. 191-193.
  6. Волосюк Е.А. Специальные субъекты налоговых преступлений // Молодой ученый. 2016. № 9 (113). С. 803-806.
  7. Винокуров В.Н. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии специальным субъектом // Современное право. 2015. № 8. С. 108-111.
  8. Вольская М.В., Плеснева Л.П. Процессуальная деятельность субъектов, использующих специальные знания в расследовании преступлений: возрождение института следственных судей в России // Вестник Восточно-Сибирского института Министерства внутренних дел России. 2015. № 3 (74). С. 63-67.
  9. Готчина Л.В. О квалификации насильственных половых преступлений против несовершеннолетних со специальным субъектом (предложения de lege ferenda) // В сборнике: Уголовное законодательство: вчера, сегодня, завтра (памяти профессора С.Ф. Кравцова) Материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции. 2014. С. 26-29.
  10. Габдрахманова Э.Ф. Проблемы признания лица специальным субъектом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5 (84). С. 210-212.
  11. Галиханова Д.Г. Адвокат как специальный субъект преступления // В сборнике: Государство, общество, право: традиции, современность, будущее Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции, г. Астрахань, 30 ноября 2016 г.. 2016. С. 122-126.
  12. Глухова Е.О., Григорьева Е.А. Стажер следователя как специальный субъект должностных преступлений // В сборнике: Право и правоохранительная деятельность Материалы III Международной научно-практической конференции преподавателей, практических сотрудников, студентов, магистрантов, аспирантов, соискателей. Саратовский национальный исследовательский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, юридический факультет. 2016. С. 144-146.
  13. Девяткова Е.Е. Должностное лицо как специальный субъект преступления // Вестник магистратуры. 2016. № 4-3 (55). С. 106-108.
  14. Ендылетов А.В., Кириллов М.А. Должностное лицо как специальный субъект преступления // В сборнике: Пенитенциарная преступность: уголовно-правовые и криминологические аспекты Сборник материалов Международной заочной научно-практической конференции. Ответственный за выпуск М.А. Кириллов. 2016. С. 134-138.
  15. Исакова Ю.И., Задорожная Д.А. Руководитель организации как специальный субъект преступлений в экономической сфере // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2016. № 1. С. 38-43.
  16. Исакова Ю.И. Классификация специальных субъектов экономических преступлений в зависимости от возможности доступа к информации // Теория и практика общественного развития. 2016. № 3. С. 87-89.
  17. Киселёва А.М. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии специальным субъектом // В сборнике: Право: современные тенденции Материалы III Международной научной конференции. 2016. С. 140-143.
  18. Кондратьев А.А. Значение специального субъекта для квалификации преступлений // Наука и практика. 2015. № 1 (62). С. 47-49.
  19. Коротких Н.Н. Рецидивист как специальный субъект преступления // Законность. 2014. № 2 (952). С. 57-60.
  20. Караваева Ю.С.Развитие наказаний за преступления со специальным субъектом в отечественном уголовном праве // Вестник Омского университета. 2014. № 1 (71). С. 181-183.
  21. Крюкова О.Ю. К вопросу о классификации признаков специального субъекта преступления в уголовном законодательстве // В сборнике: Уголовное наказание в России и за рубежом: проблемы назначения и исполнения сборник материалов международной научно-практической конференции (к 60-летию принятия ООН Минимальных стандартных правил обращения с заключенными). ФКОУ ВО «Вологодский институт права и экономики Федеральной службы исполнения наказаний». 2016. С. 66-71. 0
  22. Караваева Ю.С. Криминолого-правовой анализ института специального субъекта преступления как альтернативный подход к исследованию // В сборнике: Уголовное право: стратегия развития в XXI веке материалы XIII международной научно-практической конференции. 2016. С. 175-177.
  23. Левашова О.В. Специальный субъект в составах преступлений в сфере экономической деятельности // В сборнике: Актуальные проблемы современной науки Сборник материалов международной научно-практической конференции. Институт права и экономики. 2016. С. 173-176.
  24. Лукашов А.И., Саркисова Э.А. Посредственный исполнитель преступления со специальным субъектом: опыт теоретического исследования законодательства Российской Федерации и Республики Беларусь // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2015. № 1 (18). С. 309-321.
  25. Лебедев А.Е.Проблемы квалификации экономических преступлений со специальным субъектом // В сборнике: Актуальные проблемы противодействия преступлениям в сфере экономики Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Кафедра уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России; Под редакцией Е.Е. Черных. 2015. С. 179-182.
  26. Лукашов А.И.Специальный субъект преступления: доктринальный кризис или возврат к аналогии уголовного закона? // В сборнике: Современные проблемы уголовной политики Материалы VI Международной научно-практической конференции. В 2-х томах. 2015. С. 58-64.
  27. Лисичкина О.Г., Антонова Е.Ю. К вопросу о понятии «специальный субъект преступления» // Постулат. 2016. № 5. С. 14.
  28. Люблийнер А.М. Проблема определения специального субъекта в преступлениях, предусмотренных главой 30 УК РФ // В сборнике: Право и суд в современном мире сборник статей по материалам XIII ежегодной Международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых. Российский государственный университет правосудия; Под редакцией Э.Л. Лещиной, Е.М. Офман. 2016. С. 198-202.
  29. Миннигулова Д.Б., Лившиц Л.В. Государственный гражданский служащий как специальный субъект служебных преступлений // Правовое государство: теория и практика. 2015. № 2 (40). С. 115-117.
  30. Мусейбов С.Э. Правовая регламентация понятия «государственный служащий» как специального субъекта преступления в уголовном законодательстве зарубежных стран //Вестник Хабаровской государственной академии экономики и права. 2015. № 1. С. 109-112.
  31. Орлова М.А. Специфика совершения преступлений в соучастии специальным субъектом // В сборнике: концепции фундаментальных и прикладных научных исследований сборник статей международной научно-практической конференции: в 4 частях. 2017. С. 139-141.
  32. Орлова М.А. Преступления, совершенных в соучастии специальным субъектом // В сборнике: ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ сборник статей Международной научно-практической конференции: в 5 частях. 2016. С. 133-135.
  33. Подлипский Д.В. Добровольный отказ при соучастии в преступлениях со специальным субъектом // Наука и современность. 2014. № 29. С. 311-314.
  34. Рогожкин А.А. Формирование понятия «специальный субъект преступления» в уголовном праве российской империи // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2014. № 1. С. 277-281.
  35. Сорочкин Р.А. Сотрудник «организации частного сектора» как специальный субъект коррупционного преступления в международном праве //Проблемы экономики и юридической практики. 2014. № 1. С. 125-128.
  36. Сорочкин Р.А. Государственный (муниципальный) служащий как специальный субъект коррупционного преступления в международном праве //Черные дыры в Российском законодательстве. 2014. № 1. С. 95-98.
  37. Рогожкин А.А. Специальный субъект преступления в отечественном уголовном праве советского периода // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2014. № 2 (27). С. 286-290.
  38. Павлов А.А.Должностные лица публично-правовых образований как специальный субъект преступления // Молодой ученый. 2015. № 7 (87). С. 577-578.
  39. Павлов В.Г. Квалификация преступлений со специальным субъектом-http://e-libra.ru/read/367945-kvalifikaciya-prestupleniya-so-special-nym-sub-ektom.html (дата обращения 29.04.2017)
  40. Сирик С.Н. Уголовно-правовая природа специального субъекта преступления по УК РФ // В сборнике: Интеграция науки и практики в контексте реализации правовой политики государства: исторические и современные проблемы права и правоприменения Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Под общей редакцией Е.В. Королюк. 2015. С. 190-192.
  41. Семыкин А.В. Уголовно — правовая характеристика специального субъекта транспортного преступления //В сборнике: ОБЩЕСТВО, НАУКА И ИННОВАЦИИ Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор:Сукиасян А.А.. 2014. С. 128-129.
  42. Семухин О.А. Квалификация специального субъекта преступления по делам о мошенничестве // В сборнике: Корабел XXI века: формирование инновационно-технологической культурной компетенции Сборник материалов международной научно-практической конференции. 2014. С. 148-152.
  43. Тарасова Ю.В. Специальный субъект преступления и его значение в уголовном праве — http://www.dslib.net/kriminal-pravo/specialnyj-subekt-prestuplenija-i-ego-znachenie-v-ugolovnom-prave.html (дата обращения 29.04.2017)
  44. Торчакова В.В. Проблемы квалификации преступления, совершенного в соучастии со специальным субъектом // В сборнике: НАУКА. ТЕХНОЛОГИИ. ИННОВАЦИИ Материалы всероссийской научной конференции молодых ученых. 2014. С. 221-223.
  45. Семыкин А.В. Анализ специального субъекта транспортного преступления: понятие, признаки // В сборнике: Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2016. С. 139-141.
  46. Семыкин А.В. Специальный субъект транспортного преступления: понятие, квалификация // В сборнике: влияние науки на инновационное развитие / Сборник статей Международной научно-практической конференции. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2016. С. 112-114.
  47. Сарайкина П.А. Специальный субъект преступления: понятие, признаки, классификация // В сборнике: Актуальные проблемы современного права и политики Сборник научных трудов по материалам Всероссийской студенческой научной конференции Ответственный редактор Д.В. Ирошников. 2016. С. 252-255.
  48. Федотов И.С. Актуальные аспекты обеспечения процессуального иммунитета специальных субъектов при расследовании преступлений // Российская юстиция. 2017. № 3. С. 66-68.
  49. Цагикян С.Ш., Зограбян Н.Ю. Разграничение преступлений по признакам специального субъекта преступления // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 109-112.
  50. Чесноков М.В. К понятию специального субъекта преступления // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 4. С. 121-122.
  51. Чикунова Ю.М. Неосторожные преступления со специальным субъектом //В сборнике: инновационная наука: прошлое, настоящее, будущее — сборник статей Международной научно-практической конференции: в 5 частях. 2016. С. 195-197.
  52. Чесноков М.В. К понятию специального субъекта преступления // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 4. С. 121-122.

ИНФОРМАЦИЯ О ПОКУПКЕ ЭТОЙ РАБОТЫ

Эта работа была выполнена по индивидуальному заказу и была успешно защищена. В интернете эта работа не выложена, только краткое содержание этой странице для ознакомления.

Каждая работа перед отсылкой клиенту проверяется на актуальность законодательства. Мы можем дополнить работу свежими источниками литературы, добавить свежую судебную практику, изменить оформление по Вашей методичке. Это все входит в стоимость готовой работы.

Стоимость данной работы вы можете назначить сами. Отправьте заявку ниже и укажите свою цену. Если цена справедливая и соответствует качеству работы, мы готовы продать вам эту работу по указанной вами стоимости.

refermaker.ru

Смотрите так же:

  • Квитанция на уплату госпошлины за развод Развод через суд с детьми Развод представляет собой процесс, в котором муж и жена, находящиеся в браке, перестают быть семьей официально. Но так просто развестись могут только те супруги, у которых нет друг другу взаимных претензий. Такие […]
  • Во сколько лет пенсия в узбекистане В Узбекистане определились, на сколько повысят пенсионный возраст ДУШАНБЕ, 29 мая – Sputnik. В Узбекистане планируют повысить пенсионный возраст до 63 лет для мужчин и 58 лет — для женщин, сообщает Sputnik Узбекистан. Такое решение было […]
  • Пленум верховного суда о защите вещных прав Пленум верховного суда о защите вещных прав Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" Постановление Пленума Верховного Суда РФ от […]
  • Приказ грипа Приказ Федерального медико-биологического агентства от 12 октября 2016 г. N 202 "О мероприятиях по профилактике гриппа и острых респираторных вирусных инфекций в эпидемическом сезоне 2016-2017 годов среди работников организаций и […]
  • Определение суда вступает в законную силу Вступление в силу определения суда Статья 202. Разъяснение решения суда 1. В случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не […]
  • Какие налоги платим с премии Облагается ли премия страховыми взносами в 2017 году? Отправить на почту Облагается ли премия страховыми взносами? Если да, то в каких случаях? Из данной статьи вы узнаете, облагаются ли премии страховыми взносами, а также о том, какие […]

Обсуждение закрыто.