Самые дешевые суды

Судья продажная

15 января в Мосгорсуде начинается процесс по делу главы управления собственной безопасности Следственного комитета России Михаила Максименко, которого обвиняют в получении взятки от вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодой). По некоторым данным, за освобождение из СИЗО своего приближенного Андрея Кочуйкова по кличке Итальянец Калашов готов был заплатить пять миллионов евро. «Лента.ру» выясняла, каков прайс-лист на освобождение, нужный приговор и другие услуги правоохранительной и судебной систем современной России.

Просто бизнес

16 декабря в Санкт-Петербурге арестовали старшего следователя Московского УМВД Игоря Левченко. Он обвиняется в получении через посредника 500 тысяч евро за направление в суд уголовного дела, связанного с экономическим преступлением. Месяцем ранее в Москве был осужден на девять лет бывший сотрудник уголовного розыска подполковник Вадим Шавлохов, передавший лидеру преступной группировки Аслану Гагиеву досье на его банду за 100 тысяч долларов.

Материалы по теме

Деньги любят тишину

Фраернулись

В Таганском суде Москвы сейчас рассматривается уголовное дело адвоката и его клиента, которые вымогали 30 миллионов рублей у свидетеля по уголовному делу, обещая за эти деньги скрыть от правоохранителей его причастность к преступлению. В общем, любое действие или бездействие в рамках уголовного или гражданского законодательства может быть оценено в денежном эквиваленте.

«Рынок такой существует, к сожалению. Это доказывает, что правовая реформа провалена. Когда ко мне приходят клиенты, то многие спрашивают не о позиции защиты, а есть ли у меня знакомые в суде или прокуратуре. Потому что взятки дают либо в суде, либо прокурору. Клиенты хотят только связей от адвокатов, подталкивают адвокатов к налаживанию таких связей в суде и прокуратуре», — рассказал «Ленте.ру» адвокат Сергей Беляк.

Осенью 2017 года СКР сообщил о задержании в Москве адвоката, который от имени своего клиента передал оперативнику уголовного розыска один миллион рублей за прекращение уголовного дела о краже. И защитник и полицейский теперь в СИЗО.

«Цены разные: в Москве — дороже, в отдаленных регионах — дешевле. А еще есть такая поговорка: «Войти рубль, выйти — два», — говорит Сергей Беляк. — Возбудить незаконно уголовное дело в отношении вашего врага или конкурента стоит от полумиллиона до миллиона долларов. Но таких случаев меньше, чаще просят прекратить дело — это стоит от миллиона до двух миллионов долларов. Конечно, с освобождением из-под стражи. Такие вопросы решают за деньги и есть недобросовестные адвокаты, которые этим живут, и я лично от этого страдаю, потому что клиенты вместо того, чтобы привлечь меня как профессионала, ищут адвокатов-носильщиков, или еще их называют «ходоками» или «решальщиками». Промышляют этим, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, у которых остались связи».

Прокурор Красноярского края Михаил Савчин описал современного коррупционера. «Это мужчина около 40 лет, женат, воспитывает детей, успешен в карьере и по работе характеризуется исключительно положительно! Взятки берет не всегда, а в конкретных жизненных условиях», — цитирует его красноярская версия сайта «Аргументы и факты».

«Кто-то деньгами, кто-то услугами»

Осенью с поличным был пойман алтайский следователь МВД. Он получил 10 тысяч долларов за то, что вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам доследственной проверки. Впрочем, примерно столько же может стоить и возбуждение дела против оппонента.

«От своей клиентки я слышала, что ее бизнес хотели отобрать оппоненты и за то, чтобы против нее возбудить дело, они заплатили 10 тысяч долларов, — рассказывает «Ленте.ру» адвокат Людмила Айвар. — Это уровень районного отдела полиции. Понятно, что чем выше суд или управление полиции и СКР, тем дороже. Ниже этой цифры я не слышала, это только постановление о возбуждении уголовного дела, дальше за каждое процессуальное действие идут дополнительные суммы. Если говорить о высших судебных инстанциях, то там цифры на порядок выше».

«Лента.ру» писала про казанского вора в законе Романа Сычева (Сыч), который якобы заплатил 40 миллионов рублей за оправдательный приговор за незаконное хранение наркотиков и оружия.

Главу управления собственной безопасности СКР Михаила Максименко, его заместителя Александра Ламонова и замначальника столичного управления СКР Дениса Никандрова обвиняют в получении 500 тысяч евро от вора в законе Шакро Молодого за освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова. Пресса, однако, утверждает, что полмиллиона евро — лишь задаток, а общий размер взятки составлял пять миллионов евро.

«Нет прейскуранта, все зависит от наглости и фантазии взяточника. В сумму закладывается риск потерять место и свободу, поэтому мало не просят», — говорит в беседе с «Лентой.ру» юрист Екатерина Заподинская.

Летом в Москве задержали заместителя столичного прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Павла Юркина. По данным следствия, он собирался за два миллиона рублей вернуть хозяину изъятый в рамках уголовного дела нож и прекратить расследование. А вот в уголовном деле следователя МВД из Воронежа Павла Соломатина фигурирует скромная сумма в 110 тысяч рублей. По данным следствия, за такое вознаграждение полицейский отпустил обвиняемого из-под домашнего ареста под подписку о невыезде и обещал вернуть изъятый автомобиль.

В Москве, как утверждают столичные адвокаты, подписка о невыезде стоит от трех миллионов рублей. Впрочем, это лишь минимальная цена. К примеру, старший следователь по особо важным делам ГСУ Следственного комитета России Александр Сорокин хотел взять со свидетеля 100 тысяч долларов (более 5,5 миллиона рублей по нынешнему курсу) за вынесение в его интересах ряда процессуальных решений. Басманный суд Москвы приговорил его к восьми годам строгого режима.

«У меня такое ощущение, что берут все, в разных объемах: кто-то деньгами, кто-то услугами», — делится своим мнением Людмила Айвар.

Доходные места

В 2014 году москвич Роман попал в уличную драку, его сильно побили, но он сумел вытащить свой травматический пистолет и выстрелить в одного из нападавших. Пуля попала в сердце, и мужчина скончался. Как честный человек Роман пошел в полицию и во всем признался. Но вместо превышения необходимой самообороны его обвинили в убийстве: статья 105 часть 2 УК РФ, предусматривает наказание от восьми до 20 лет. Друзья через знакомых стали искать возможность помочь вытащить его из тюрьмы. В итоге они вышли на посредников, в ходе длительных переговоров была названа сумма в 2,5 миллиона рублей.

За эти деньги Роману пообещали минимальный срок по его делу — это 6 лет. Решальщики сдержали свое слово и выполнили договоренности. Роман получил 6,5 лет колонии. Как признается один из его друзей, посредники предлагали за деньги переквалифицировать «убийство» на «превышение самообороны». «У него были травмы после драки, но он их не зафиксировал, поэтому их к делу пришить было нельзя. Так что оснований для переквалификации не было, и мы отказались. Еще предлагали перевод в другое СИЗО, но мы решили добиться только минималки», — рассказал наш собеседник.

Ему неизвестно, кто конкретно получил деньги: судья, вынесший приговор, или прокурор, запросивший минимальный срок. По его словам, взятка была положена в банковскую ячейку до приговора в присутствии посредника.

В марте 2017 года во Владимире был вынесен приговор бывшей судье Анне Хохловой. Ее осудили на девять лет за то, что она за деньги снизила срок киллеру, убившему в Москве сотрудницу радиостанции, позволила скрыться мошеннице и пыталась смягчить приговор еще одному заключенному.

Взятки ей носили две подружки-адвокатессы. Из материалов дела следует, что наемный убийца по фамилии Рыбин был приговорен к 18 годам. За 600 тысяч рублей судья Хохлова снизила ему этот срок на 2,5 года. Кроме того, за полмиллиона рублей служительница Фемиды заменила цыганке, обвиняемой в мошенничестве, арест на залог. Освободившись из СИЗО, фигурантка сбежала. Еще 600 тысяч рублей судья хотела заработать перед уходом в отставку, снизив срок осужденному. Но на этой сделке ее задержали сотрудники ФСБ.

О трудовых буднях и способах «левого» заработка слуг закона поведал бывший судья Дмитрий Новиков в интервью изданию The Insider.

«Вы бы послушали разговоры в кабинетах и курилках. Один судья озабоченно жалуется, что «сволочь председатель» не дает ни одного денежного дела, поэтому он уже две недели сидит на мели, — рассказывает бывший судья. — Другой сетует: как в глаза жене буду смотреть, даже 200 долларов сегодня домой не понесу! Выход — идти к банкомату, снять с карточки копившуюся за ненадобностью несколько месяцев зарплату. Председатель в это же время ворчит, что народ стал жадным, последний посетитель вместо денег бетон предлагал. Хорошо, что стройку затеял, а так зачем ему этот бетон?»

По словам Новикова, судьи очень любят дела о преступлениях, предусмотренных статьями 228 УК РФ (Незаконный оборот наркотиков) и 159 УК РФ (Мошенничество). Дело в том, что пределы судебного усмотрения по этим статьям варьируются от штрафа до 8 лет колонии. «Подсудимые и их родня, желая более мягкого приговора, несут к ногам Фемиды щедрые воздаяния, — говорит судья. — Впрочем, до суда доходят лишь дела, которые не успели продать на стадии следствия или утверждения обвинительного заключения. Поэтому прокуратура и следствие будут мешать заработать на этом деле. Нужно поделиться с прокурором и председателем суда, чтобы первый не вносил протест (представление), а второй обеспечил сохранение юридической силы любого приговора или решения на стадии обжалования».

Еще одной статьей нелегального дохода в системе правосудия стало УДО — условно-досрочное освобождение.

«Выкуп по УДО — это стабильно работающий бизнес начальников колоний и работников прокуратуры. Ни для кого не секрет, что УДО элементарно продаются. При этом цены для разных колоний, а также для разных статей разные», — пишет сайт Gulagu.net.

«Самые дешевые выкупы — из Мордовии и Чувашии, которые составляют ориентировочно 100 тысяч рублей за год, — говорится в публикации. — Поэтому малообеспеченные осужденные стремятся попасть в Мордовию или Чувашию, несмотря на то, что там ужасные бытовые условия, сплошной туберкулез, и заключенных, даже женщин, нещадно избивают (особенно в Мордовии). В роли посредников выступают местные адвокаты, которые берут за свои услуги недорого. Тверь и Владимир уже подороже — 300 тысяч рублей за год. А вот стоимость выкупа из московского СИЗО «Печатники», где можно остаться отбывать наказание в хозотряде, составляет 1,2 миллиона рублей за год».

Все эти данные говорят об одном: для российской судебной системы сегодня истории с покупками нужных решений — к сожалению, не редкость. Зачастую нужный приговор приобретается по хорошо отлаженной коррупционной схеме, роли в которой четко распределены. И люди нередко идут к адвокатам не за грамотной юридической помощью, а в поисках посредника для оформления сделки, что само по себе дискредитирует защитников и наносит удар по репутации судебной системы. Остается надеяться, что это — лишь временное явление, которое в ходе глобальной борьбы с коррупцией в России уйдет в прошлое.

m.lenta.ru

Самые интересные экономические споры зимы 2017/2018

Криптовалюта: что это такое для юриста?

Этой зимой АСГМ пришлось оценить правовой статус криптовалюты и решить, можно ли включить ее в конкурсную массу в деле о банкротстве Ильи Царькова (№ А40-124668/2017). Управляющий Царькова Алексей Леонов считал, что с помощью биткойнов вполне можно рассчитаться с кредиторами. «Этот актив можно реализовать, он имеет конкретную ценность и подпадает под категорию Гражданского кодекса «иное имущество», – настаивал управляющий. Банкрот Царьков просил не лишать его криптовалюты. Он указывал, что правовой статус у нее все-таки неясный: ГК недостаточно, а специального закона нет. Эта аргументация больше убедила судью Ирину Кравчук, которая 26 февраля огласила решение: управляющему отказать. А несколько дней спустя опубликовала подробную мотивировку.

Криптовалюта настолько особенный объект, что к ней нельзя применить по аналогии существующие нормы права, объяснила судья. Точно неизвестно, что это – «имущество», «актив», «информация» или «суррогат». Исполнение сделок с криптовалютой не защищается на государственном уровне, указала Кравчук. Кроме того, нельзя точно установить, кому принадлежат биткойны, добавила она.

Управляющий заявил, что будет обжаловать решение. Эксперты полагают, что криптовалюту вполне можно было квалифицировать как имущество и включить в конкурсную массу.

Если бы суд разобрался, с каким объектом имеет дело, то пришел к заключению, что криптовалюта отвечает признакам имущества. Он мог взять за основу определение криптовалюты в законопроектах Минфина и ЦБ, прибегнуть к другим источникам информации или получить консультацию у специалиста.

Юрист практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии» ЮФ «Борениус» Алексей Грибанов

Более значимая проблема – невозможность зафиксировать связь криптокошелька с его владельцем. Кошелек Blockchain.info, которым пользуется банкрот, не требует прохождения процедур идентификации пользователя. А судебный запрос оператору кошелька будет бесполезен – у него таких данных нет. Но в данном деле все проще, ведь банкрот Царьков сам признал, что это его кошелек, и показал нотариально заверенные скриншоты с балансом.

Партнер Taxology Михаил Успенский

Теневой бенефициар: как вывести его на свет

Этой зимой Верховный суд рассказал, как привлечь к субсидиарной ответственности теневых бенефициаров разоренных компаний, которые не торопятся выходить «на свет». Обычно против них нет прямых доказательств, но именно их и требуют суды. Экономколлегия признала эту сложность в деле о банкротстве «Инкома» (А33-1677/2013). Если прямых доказательств нет, должны быть косвенные, напомнил суд. Даже тайное управление предприятием обязательно оставляет следы. На подконтрольность могут указывать, например, синхронность действий бенефициара и его компании, когда для нее нет разумного объяснения, или стратегия фирмы, которая ей экономически невыгодна, но позволяет обогатиться теневому собственнику. Иными словами, это такие ситуации, которые нельзя объяснить иначе, чем подчиненностью.

Если совокупность таких косвенных доказательств будет достаточно убедительной, суд обязан принять ее во внимание, следует из определения экономколлегии. В этом случае бремя доказывания переходит на предполагаемого бенефициара, который должен будет доказывать свою невиновность.

Такие разъяснения Верховный суд дал в споре, в котором конкурсный управляющий «Инкома» Дмитрий Шитоев пытался привлечь к субсидиарной ответственности предполагаемого бенефициара банкрота Хадиса Абазехова, которого в 2016 году «Коммерсантъ» называл владельцем половины спиртового завода «Риал» в Кабардино-Балкарии. Бизнесмен был учредителем «Концерна «Риал», которое, в свою очередь, зарегистрировало «Инком». По такой корпоративной цепочке он получил 2,6 млрд руб. под прикрытием хозяйственных договоров. А сама компания в это время копила налоговые долги и продавала активы. Управляющий указывал на это как на признак бенефициарного владения, но услышали его только в Верховном суде.

Если нет уголовного приговора [в отношении бенефициара], остаются в большинстве случаев только косвенные доказательства, и тут сложность в том, что арбитражный процесс – это по большей части «состязание» документов. На практике практически невозможно доказать, что Иван Иванович одним телефонным звонком направил компанию в сторону разорения, а судам недостает смелости отойти от формализма.

Партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская

Решение в пользу электронного документооборота

Экономколлегия разрешила доказать поставку электронными накладными и сняла излишнее бремя доказывания с поставщика в деле «Протека» и покупателя «Аптеки-А.в.е-1» № А40-4350/2016 . Три инстанции поверили последнему на слово, что он не получал лекарства на общую сумму 37,6 млн руб. Такие требования предъявил в суде «Протек», который доказывал факт поставки электронными накладными и доверенностью на получателя сотрудника аптечной сети. Но три суда сочли, что этого недостаточно, чтобы подтвердить факт поставки. Они сослались на условие договора о том, что полностью электронный документооборот возможен с согласия сторон, но соглашения об этом подписано не было. Кроме того, договор обязывал оформлять маршрутные листы или транспортные накладные в бумажном формате – их истец тоже не представил. Кассация добавила, что отчет удостоверяющего центра, в котором отражены все электронные накладные, нельзя назвать первичным учетным документом. А значит, он не может доказывать поставку.

В таком решении усомнилась экономколлегия, которая разобралась в споре. «Это нормально – просто заявлять: «Мы ничего не получали?» – спрашивала председательствующая в заседании у представителей аптеки. В итоге дело было направлено на пересмотр. Верховный суд в своем определении снял с истца излишнее бремя доказывания. Задача суда – установить, оформлены ли накладные по Закону об электронной подписи. Если они заверены квалифицированной электронной подписью, они приравниваются к бумажному документу, который подписан собственноручно, напомнила экономколлегия. Если все оформлено верно, но ответчик продолжает настаивать, что не получал товар, именно он обязан доказать свои слова – и простого отрицания фактов тут недостаточно, нужно будет сослаться на документы.

Хотя арбитражные суды давно принимают документы в электронной форме, судебная практика неоднородна, и суды могут отказать в иске тем продавцам, у которых нет бумажных документов.

Ведущий юрист практики разрешения споров АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Олег Бабин

Разъяснения ВС придадут уверенности поставщикам, которые оформляют поставки минимально необходимым количеством документов, в том числе электронных.

Юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Евгений Лиджиев

Оплата тепла без счетчика: война коэффициентов

Как считать тепло, если в доме нет общедомового прибора учета, разъяснила экономколлегия в декабре 2017 года. Московский норматив – 0,016 Гкал/кв. м в месяц, но было неясно, рассчитывается ли он за круглый год (12 месяцев) или только за отопительный сезон (7 месяцев). Если норматив годовой, получается 0,192 Гкал/кв. м, а если сезонный, то 0,112 Гкал/кв. м.

Постановление Правительства Москвы № 435 от 14 июля 2015 года «узаконило» коэффициент 12/7, но осталась неясность, как считать потребление до этой даты. Поэтому и возник спор между МОЭК и ЖСК «Привет», сколько стоило отопление в 2012–2013 годах (А40-170280/2013 ). Энергокомпания рассчитала потребление по коэффициенту 12/7 и потребовала доплатить 1,4 млн руб. Кооператив возражал. АС Московского округа разделил его точку зрения о сезонности норматива и подтвердил, что надо было использовать коэффициент 7/12.

Это решение исправила экономколлегия, которая пояснила, что норматив утвержден исходя из годового объема потребления. Это нужно, чтобы население платило равномерно, а его расходы не возрастали существенно в отопительный период. И поскольку жители платят управляющей компании весь год, а сама она только семь месяцев, обязательно применить коэффициент 12/7 – без него получается недоплата, пояснил ВС.

Сейчас есть много вступивших в законную силу судебных актов с противоположными выводами. МОЭК отправится обжаловать проигранные дела. Для нее вопрос теперь в том, чтобы свести к минимуму уже полученные убытки. В целом определение ВС говорит о том, что, применяя нормативы, нужно четко понимать, за какой период они установлены.

Юрист МКА «Арбат» Сергей Сергеев

Законопроект предлагает дополнить примечание к статье 12.8 КоАП (Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения) положением, в соответствии с которым административная ответственность в виде лишения водительского удостоверения будет наступать в случае установленного факта употребления алкогольных напитков, который определяется, в том числе наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови.

Сейчас при установлении факта употребления алкоголя путем забора крови административная ответственность не наступает.

Таким образом, у водителей, которых сотрудники ГИБДД заподозрят в вождении в нетрезвом виде, будут брать кровь, но только в случаях, когда факт употребления алкоголя невозможно определить путем забора выдыхаемого воздуха, – например, если водитель находится в сильном опьянении или бессознательном состоянии.

Поправки прошли первое чтение в декабре 2017 года, сегодня они получили одобрение депутатов во второй раз. Третье, финальное чтение законопроекта назначено на пятницу, 23 марта.

Ознакомиться с текстом законопроекта № 262269-7 «О внесении изменений в статью 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» можно здесь.

Сегодня, 12 февраля, Верховный суд рассматривал заявление юриста из Перми Константина Рудакова, который оспаривал право инспекторов останавливать машины вне стационарных постов для проверки документов (п. 84.13 административного регламента МВД по надзору на дорогах, утвержденный приказом МВД от 23 августа 2017 года). Как указывал заявитель, это необоснованно ограничивает права водителей, противоречит ч. 1 ст. 56 Конституции, может привести к злоупотреблениям, в том числе – коррупционным, и чревато аварийными ситуациями. Дорожные полицейские могут затормозить любую машину в любом месте, чтобы потом «к чему-нибудь прицепиться», полагает Рудаков. Кроме того, он указал, что норма, по сути, разрешает скрытно наблюдать за участниками дорожного движения, поскольку машина ДПС может располагаться вне зоны видимости, в тени или деревьях.

С этим были не согласны представители МВД, которые поделились своими возражениями на заседании ВС (сам Рудаков не смог приехать и попросил рассмотреть дело в его отсутствие). Никакие права водителей, тем более конституционные, не нарушаются, заверил Сергей Кайперт. «Право ехать прямолинейно и без остановок? – говорил он. – Такого у нас нигде не прописано». По его мнению, регламент не противоречит правилам дорожного движения. О бесконтрольности инспекторов ДПС и аварийных ситуациях тоже нельзя говорить: порядок остановки машин подробно регламентирован, а действия уполномоченных лиц можно обжаловать, заверил Кайперт.

Интуиция инспекторов ДПС на страже дорожной безопасности

Предыдущие восемь лет действовало другое правило, которое запрещало остановку транспортных средств вне стационарных постов ДПС, но новый анализ дорожной безопасности показал, что норму нужно вернуть, объяснял Кайперт. По его словам, с 2011 года число стационарных постов значительно сократилось. Сейчас их всего 78, причем большинство сосредоточено в Центральном федеральном округе. А в 54 субъектах их нет вообще.

— Спорное полномочие должно обеспечить безопасность на дорогах, — подхватил коллега Кайперта Евгений Стригин. – Если у человека за рулем нет прав или транспортное средство технически неисправно – как мы можем это выявить? У нас только один вариант – остановить машину безо всяких нарушений и ориентировок, чтобы проверить документы.

— Как инспектор выбирает, кого остановить? – поинтересовался судья Юрий Иваненко.

— На интуитивном уровне, — ответил Стригин. – Это ничем не регламентировано.

— Едет машина, видимых повреждений на ней нет, водитель выглядит нормально и пристегнут, — описал среднестатистического участника движения Иваненко.

— Остается выборочно контролировать наличие прав, документов на машину, — сказал Стригин.

— Профилактическая остановка, что ли?

— Да, опасения истца не связаны с действиями сотрудников, — заверил Стригин.

Поводом остановить машину может быть ее «непрямолинейное, дерганое движение», привел пример еще один юрист министерства Сергей Чушкин.

— Если неровно едет – есть другое основание в регламенте [нарушение требований к безопасности движения — Право.ru], — заметил судья Иваненко.

— Я не имею в виду нарушений, — не согласился Чушкин. – Машина может ехать неровно, но не пересекать полос. Или, например, она просто движется очень медленно – нарушения ПДД тут тоже нет.

Представителей МВД поддержала Юлия Фоменко из Минюста, который не нашел коррупционной опасности в спорной норме. «На стационарных постах проверка тоже выборочная,» — напомнила Фоменко. Прокурор Лариса Степанова также отметила, что ни один федеральный закон не ограничивает право останавливать машины только на стационарном посту.

В итоге эту точку зрения разделил и судья Иваненко, который отклонил требования Рудакова.

Эксперты из группы VETA (среди которых адвокаты, руководители юридических СМИ и сотрудники МГЮА им. Кутафина) опубликовали ежегодное исследование цены услуг по представительству в судах Москвы и области в 2017 году.

Авторы признают, что юррынок трудно поддается оценке, потому что невозможно определить, сколько в стране практикующих юристов, посчитать можно только адвокатов – их больше 73 000 человек. Исследование проводили на основе опроса юрфирм, им предложили заполнить анкету. В ней были вопросы о том, какое образование у юристов, работающих в компании, есть ли у них опыт ведения исков от 1 млрд руб., имеются ли выигранные тендеры и присутствует ли юридическая фирма в рейтинге «Право.ru–300». Всего было семь квалификационных вопросов.

После ответов на все эти вопросы компании поделили на три группы: А, В и С. В первую попали юрфирмы, присутствующие в рейтингах «Право.ru», Chambers и Legal 500, с опытом работы с крупными компаниями и ведения прецедентных многомиллиардных исков. Представители группы А ответили положительно на пять и больше квалификационных вопросов из семи.

В группе В оказались те, кто утвердительно ответил на 2-4 квалификационных вопроса. Юрфирмы этого уровня имеют в штате специалистов с опытом работы больше 10 лет, получивших научные степени в юриспруденции. Также компании из категории В располагают в штате организации более чем пятью юристами/адвокатами, занятыми непосредственно представлением интересов клиентов в судах.

Группа С – это частные юристы или адвокаты, ведущие персональную практику, а также небольшие компании из нескольких специалистов.

Эксперты посчитали, сколько клиенту обойдется ведение его дела в каждой инстанции. Например, если в арбитражном споре нанять юриста из квалификационной группы А, то одна только первая инстанция обойдется в среднем в 1 млн руб. (максимум в 5 млн руб.). При этом больше всего придется отдать за разрешение корпоративного спора, а меньше всего – за взыскание долгов. Если пользоваться услугами юристов из группы В, то цена будет ниже почти в семь раз – 260 000 руб. Это по первой инстанции. Дальше – дешевле почти вполовину, средняя цена апелляции в группе А – 550 000 руб., в группе В – 150 000 руб.

В группе С цены еще скромнее: первая инстанция арбитража будет стоит всего 100 000 руб, вторая обойдется в 44 000 руб.

Известно, что в суде можно потребовать компенсацию расходов на юриста. Эксперты VETA говорят, что в арбитраже это удается успешно сделать только в 53% случаев, а во всех остальных – суд снижает сумму. Максимальная сумма расходов на юриста в арбитраже составила 5 млн руб., а максимально взысканная – 360 000 руб. И это разные дела: из 5 млн присудили только 300 000 руб., а взысканные 360 000 соответствуют заявленной сумме.

В среднем на представителя запрашивают 48 000 руб., а суды в среднем компенсируют лишь 28 000 руб. Верхняя планка, с которой суды чаще всего соглашаются, – это 50 000 руб.

В судах общей юрисдикции суды снижают заявленную компенсацию на юриста в 86% случаев. В 2017 году самое сильное снижение произошло в деле, где участник просил 165 000 руб., а получил 10 000 руб. Максимально заявленная сумма расходов составила 578 000 руб. (присудили в итоге 75 000 руб.), а максимально взысканная – 120 000 руб. (заявлялось 226 000 руб.).

В Москве и области юристы берут почасовую плату за свою работу. Цены тоже сильно разнятся в зависимости от уровня юрфирмы. Группу С, например, в исследование почасовой оплаты вообще не включили, потому что там даже не набралось достаточного количества ответов для репрезентативной выборки.

При этом есть еще специальные факторы, увеличивающие цену. Например, если по спору нет единообразной практики, то в группе А цена «подскочит» сразу на 21%. Еще на 25% она может вырасти, если сумма иска превышает 100 млн руб. Также больше придется заплатить юристу, если в процессе много участников, процессуальных действий или сложных расчетов. За это придется «накинуть» еще 14–22%.

«У клиентов юристов и адвокатов, также по вполне понятным экономическим причинам, сформировалось два противоположных стремления – решить как можно больше проблем и заплатить за это как можно меньше», – комментируют авторы исследования. «Юристы, в свою очередь, стремятся адаптироваться разными путями – либо за счет углубленной специализации, либо предоставлением более широкого спектра услуг».

Участниками опроса стали 59 юрфирм, в том числе такие известные компании, входящие в рейтинг «Право.ru», как «Яковлев и Партнеры», «Муранов, Черняков и партнеры», «Бартолиус», «Павлова и партнеры», «А2.Адвокаты», А-ПРО, «Авелан», «Казаков и Партнеры», Lidings, «Делькредере», «Кульков, Колотилов и партнеры», «Савельев, Батанов и партнеры», «Линия права», «НАФКО-Консультанты», ЕМПП.

Пунктом 1 ст. 859 ГК предусмотрено, что договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время. А если договор расторгнут – это основание для закрытия счёта (п. 4 ст. 859 ГК). Причем подписывать соглашение о расторжении договора банковского счета не надо – заявления клиента уже достаточно. Но если речь идет о кредитной карте, к которой привязан счёт, закрыть его при наличии долга будет непросто, если не сказать невозможно.

Суды по-разному подходят к возможности закрыть счёт при задолженности, отмечает Денис Бобырь, юрист КА «Юков и партнёры». Одна позиция – признать такую возможность. Если проанализировать положения ст. 421, 422, 859 ГК или Инструкцию банка России от 30.05.2014 № 153-И, следует вывод, что требования о закрытии банковского счета подлежат удовлетворению, поскольку в силу закона договор банковского счета расторгается по заявлению клиента в любое время, замечает Бобырь. Такой вывод, например, сделал Новосибирский областной суд в апелляционном определении от 31.01.2017 по делу № 33-881/2017, в рамках которого истец добивался права закрыть кредитный счёт в Альфа-Банке. Суд пояснил: договор, заключенный между сторонами, представляет собой смешанный договор, содержащий в себе элементы кредитного договора и элементы договора банковского счета, а договор банковского счета – одна из составных частей смешанного договора – может быть расторгнут в любое время.

Аналогичный подход продемонстрировал в 2015 году и Роспотребнадзор. В адрес Роспортебнадзора поступила жалоба от гражданина, которому отказали в закрытии счета в МТС-Банке, и в ведомстве увидели в этом нарушение прав потребителя. Банк в итоге привлекли к ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП (включение в договор условий, ущемляющих права потребителя). В судах банку не удалось отстоять свою позицию.

Суды объясняют, что при закрытии банковского счета по-прежнему остается возможность исполнять обязанности по кредитному договору и вносить наличные в кассу, – такой способ расчетов предусмотрен законом. Как следствие, наличие у лица задолженности не влияет на возможность закрыть счет, а заемщик вправе в порядке ст. 859 ГК направить заявление о расторжении счета, при этом на кредитный договор это не повлияет.

Однако есть и другой подход. Заключается он в том, что открытие счета банком связано с необходимостью исполнения лицом обязательств по возврату кредита. То есть банковский счет имеет не самостоятельное, а факультативное значение, и его открытие обусловлено лишь обслуживанием кредитного договора, отмечает Бобырь. В таком случае, если кредит не выплачен, у банка имеются все правовые основания отказать в закрытии банковского счета, напоминает юрист. Такой подход применил, в частности, Ставропольский краевой суд в апелляционном определении от 06.06.2017 по делу № 33-4114/2017. Именно эту позицию поддержал и Верховный суд в очередном споре о возможности закрытия счёта с долгом по кредиту.

Есть кредит – будет и счёт

В 2011 году Татьяна Рузаева* взяла потребительский кредит в Сбербанке. Ей выдали кредитную карту с лимитом 20 000 руб. и 19% годовых сроком на год и открыли счет для проведения операций. В 2016 году Рузаева обратилась в банк и попросила закрыть счёт – на тот момент ее долг по кредиту составил 52 091 руб. Сделать это в банке отказались, и женщина пошла в суд. Она настаивала, что отказ нарушает ее права, поскольку возможность закрыть счёт и обязательства по возврату банку денег не связаны: отсутствие счёта не освобождает её от необходимости вернуть деньги.

Первые две инстанции поддержали требование заявительницы. Они признали ее договор со Сбербанком расторгнутым в части открытия текущего счета и обязали банк закрыть его. С банка взыскали 500 руб. морального вреда и 250 руб. штрафа.

Суды исходили из того, что ГК и закон о защите прав потребителей предусматривают право клиента банка закрыть счёт и это не влияет на возникшие кредитные обязательства. Банковский счёт предполагает проведение различных операций по нему, что свидетельствует о его самостоятельной природе, не связанной с погашением кредита, добавили в апелляции. Там указали, что по закону о защите прав потребителей нельзя обуславливать приобретение одних товаров обязательным приобретением других.

Но коллегия ВС по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова сочла такой подход ошибочным (дело № 67-КГ17-26). Как отметил ВС в определении по делу, когда клиент банка заключает договор о выдаче и использовании кредитной карты, речь идет о смешанном договоре, содержащем элементы договора банковского счета и кредитного соглашения.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК по кредитному договору банк обязуется выдать деньги заёмщику; согласно условиям договора, заёмщик обязуется ввернуть деньги с процентами. Раз договор смешанный, то обязанность вернуть кредит связана с проведением операций по счёту, включая его закрытие, сделал вывод ВС. А возможность получить кредит, в принципе, связана с проведением операций по счету и его закрытием. К тому же, по условиям использования карт Сбербанка, счет закрывается при условии погашения овердрафта и отсутствия другой задолженности. Такой подход соответствует ст. 421 ГК, которая регулирует отношения по смешанному договору, признал ВС, а применение правил о возможности расторгнуть договор в любое время противоречит существу такого договора – ведь оно касается только одной его части – счета. В итоге ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По существу, вывод коллегии представляется правильным, так как в ситуации с кредитными картами одновременно происходит и использование банковского счета для проведения операций, и пользование кредитом; эти две составляющих неразрывно связаны, считает Александра Герасимова, руководитель практики «ФБК Право». При этом обоснованию коллегии не хватает логической завершенности, уверена она.

Интересен также подход к толкованию норм процессуального права, считает Герасимова: так, несмотря на установление неправильного применения норм материального права, коллегия не приняла новое судебное постановление, как следует из п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК, а направила дело на новое рассмотрение в апелляцию, ссылаясь на соблюдение разумных сроков судопроизводства. Это вдвойне необычно, уверена юрист, так как передача в апелляцию сроки только увеличит.

*Имена и фамилии изменены редакцией.

В наше время «адвокатов» можно встретить где угодно. Кто-то пишет об адвокатской практике на визитке, не имея соответствующего статуса, другие выдают себя за представителей несуществующих юркомпаний с громкими названиями, третьи – в нарушение закона создают фирмы с использованием адвокатских терминов. Ведь если общество использует в фирменном наименовании слово «адвокат», не имея в штате людей с соответствующим статусом, то уже можно говорить о нарушении закона о защите конкуренции. Действия таких организаций вводят потенциальных потребителей в заблуждение и наносят ущерб деловой репутации всего адвокатского сообщества. Кроме того, под сомнение ставится компетентность адвокатов, а в глазах граждан искажается значимость и необходимость профессиональной юрпомощи. С пресечением подобных случаев все просто – их выявлением занимается ФАС и его территориальные подразделения.

Год назад УФАС по Санкт-Петербургу возбудило дело в отношении ООО «Адвокат-Авто» о запрете недобросовестной конкуренции. Компания быстро сменила название на «Адвок-Авто» и оспорила решение УФАС в судебном порядке. Рассматривая этот спор, суд привлек к участию в процессе ФПА. Представители палаты разъяснили, что адвокаты не имеют права быть работниками общества и, наоборот, работники общества не могут являться адвокатами (ст. 5 ФЗ «Об адвокатуре»). АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынес решение в пользу УФАС (дело № А56-43779/2017). Общество оспорило такое решение в апелляции, но безрезультатно. Работу по выявлению таких лжекомпаний ФАС проводит давно. Еще восемь лет назад комиссия Хакасского УФАС привлекла к ответственности ООО «Юридическое агентство «Адвокат», в котором не оказалось ни одного профессионального защитника (см. «ФАС наказала юрагентство «Адвокат» за отсутствие адвокатов»).

Работа под прикрытием

Вместе с тем, нередко можно встретить лжеадвокатов, которые дают всевозможные юридические советы в телевизионных шоу, печатных и онлайн-СМИ. Яркий тому пример – Владимир Орешников, ведущий телешоу «Суд идет» на канале «Россия». Благодаря одному из его клиентов выяснилось, что Орешников не имел ни статуса адвоката, ни даже диплома о высшем юридическом образовании. Кроме того, псевдоюрист промышлял мошенничеством – предлагал посреднические услуги в передаче взятки за закрытие уголовных дел. Шесть лет назад Тверской суд Москвы приговорил Орешникова к двум годам лишения свободы. Но лжеадвокатов можно встретить и сегодня. Их экспертные мнения в различных телевизионных шоу часто затрагивают интересы самых разных граждан. В частности, Александр Трещев любит давать советы, как бороться с юрфирмами однодневками.

При этом его собственный род деятельности вызывает больше вопросов, чем ответов.

9 февраля 2018 года он выступал на конференции ФПА «Новые технологии и правоприменение»; являлся участником пленарного заседания. На этом мероприятии его представили как «учредителя Ассоциации разработчиков и пользователей технологии Блокчейн и продуктов, созданных на ее основе, в интересах развития цифровой экономики», а сам докладчик рассуждал о будущем блокчейна и криптовалют.

В СМИ Трещев часто выступает как юрист и каждый раз представляется по-разному: от просто «адвоката» до «полномочного представителя адвокатской палаты Евросоюза в РФ» или «члена научно-экспертного совета по международному праву при председателе Совета Федераций». С полным списком «регалий» Трещева можно ознакомиться в его официальной группе соцсети «ВКонтакте».

Скриншот страницы Александра Трещева в «ВКонтакте».

При этом в интервью Трещев спокойно реагирует на все эти «регалии», не поправляя ведущего.

Интервью Александра Трещева телеканалу «Вся Уфа».

В конце 2016 года появился новый проект «адвоката» – «Защита Трещева». На его сайте ежедневно выходят статьи, которые представляют собой правовые советы гражданам по разным темам: «Как обжаловать некачественный капитальный ремонт», «Что должен знать пассажир самолета» и т. д. Некоторые из них дает сам Трещев, другие публикуются обезличенными. Параллельно он издает одноименный юридический журнал и ведет регулярное шоу на радио «Медиаметрикс». Кроме этого, юрист часто появляется среди «экспертов» на популярных тв-программах. Обычно ведущие и журналисты представляют Трещева именно как «адвоката»*.

«Адвокат» – в официальном реестре российских адвокатов, который ведет Минюст, защитник с ФИО «Трещев Александр Станиславович» не значится. Ни в АП Москвы, ни в АП Московской области, ни в АП Челябинской области (откуда родом Трещев) такого адвоката нет. В Минюсте нам сообщили, что внесение в реестр адвокатов субъекта сведений в отношении адвокатов осуществляется в сроки, установленные Порядком ведения реестров адвокатов субъектов РФ. Максимальный срок для принятия территориальным органом Минюста решения о внесении информации в региональный реестр адвокатов составляет один месяц.»Член центрального совета Ассоциации юристов России». Согласно сообщению пресс-службы АЮР, в их организации нет такого органа, как «центральный совет». Кроме того, в членах Ассоциации нет такого юриста, подчеркнул нам представитель этого объединения. «Член научно-экспертного Совета по международному праву при Председателе Совета Федерации ФС РФ». На наш официальный запрос верхняя палата ответила, что в их структуре нет такого органа. Источник «Право.ru» также заявил, что его никогда и не было, и юрист с такой фамилией ни в одной из их структур не значится и не значился.»Полномочный представитель Адвокатской палаты Европейского союза в России» – в открытых источниках так и не удалось найти хоть какой-то информации о существовании подобной организаций. Опрошенные «Право.ru» адвокаты единодушно ответили, что об Адвокатской палате ЕС никогда не слышали и тем более о ее представительстве в РФ. Один из юристов с улыбкой отметил: «Название креативно придумано, конечно».»Руководитель коллегии адвокатов «Трещёв и партнеры». По данным ЕГРЮЛ, фирма с таким названием просуществовала три года – с 2003 по 2006 годы. Кроме Трещева, вторым учредителем этой коллегии значился нынешний настоятель Храма Космы и Дамиана села Большой Толкай Самарской области – иерей Алексей Федоров.»Доктор юридических наук» – на специализированных сайтах dissercat.ru и e-library.ru информация о диссертациях Трещева отсутствует. Нет таких сведений и на портале Российской государственной библиотеки (РГБ). Единственный труд «адвоката», который удалось найти в этих базах, – «Семейный юридический справочник», изданный в 2010 году. По словам юриста Фарруха Саримсокова, диссертация может закрываться, если содержит в себе гостайну: «Но в юридических работах засекреченные сведения сложно себе представить». Он отметил, что все защищённые диссертации передаются в РГБ, а при наличии докторской степени у ученого должны быть «ВАКовские» статьи: «Минимум три при получении к. ю. н. и пять, если он – д. ю. н.».

Трещева и сейчас представляют Полномочным представителем Адвокатской палаты Европейского союза в России.

Скриншот «Марафона вакансий» с сайта «Молодая гвардия».

В списке подтверждается лишь одно его околоюридическое достижение – роль адвоката в передаче «Федеральный судья». Информацию об участии этого юриста в качестве представителя на реальных судебных процессах найти не удалось.

По сведениям из картотеки арбитражных дел, ГАС «Правосудие» и базы данных Caselook, ФИО «Трещев Александр Станиславович» встречается лишь в четырех судебных разбирательствах. Два из них – это споры вокруг якобы фальсификации данных кинокомпании «Триада-фильм» в ЕГРЮЛ. В 2013 году совладелец фирмы, продюсер Александр Иншаков, обвинилсвоего компаньона и гендиректора предприятия Дениса Алексеева в попытке похитить организацию. Сам Алексеев подобные обвинения отрицал, и АСГМвынес решение в его пользу. Трещев же являлся соучредителем «Триада-фильм» и выступал по первому делу соистцом (дело № А40-70771/2013), а по второму (дело № А40-90063/2013) – третьим лицом. Два оставшихся спора с участием «адвоката» тоже касаются корпоративного конфликта, но в другой фирме – «Агентство безопасности бизнеса» (дела № А40-97755/2016 и № А40-135594/2016).

*В телефонном разговоре с корреспондентом «Право.ru» Трещев заявил, что больше 10 лет назад отказался от статуса адвоката, но подтвердил, что был членом в научно-экспертном Совете по международному праву при Председателе Совета Федерации. Другие свои «регалии» Трещев отказался комментировать.

Ответные шаги ФПА

ФПА и региональные палаты адвокатов ведут работу по поиску и пресечению деятельности лжеадвокатских организаций. Ведь использование терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти слова, допускается только адвокатами и созданными ими организациями (ст. 5 ФЗ «Об адвокатуре»). В некоторых региональных палатах даже созданы специальные рабочие группы для мониторинга незаконного использования адвокатских терминов, сообщили нам в ФПА. Особенно в этом деле преуспела Комиссия по защите прав адвокатов АП Новосибирской области.

Полгода назад новосибирский адвокат получил замечание за то, что он безосновательно несколько месяцев позиционировал себя в интернете как управляющий партнер крупной юрфирмы. Его подвела всплывающая реклама юркомпании в сети, а также фотография на сайте самой фирмы. Выяснилось, что он знал про наличие информации на сайте юрфирмы. Хотя ее учредителем, как и гендиректором, он не являлся – об этом стало известно благодаря ЕГРЮЛ. АП заключила, что сайт распространял недостоверную информацию, вводя потребителей контента в заблуждение. Следовательно, защитник нарушил п.п. 4 п. 1 ст. 17 и п. 3 ст. 9 Кодекса профэтики адвоката. Перечисленные положения гласят, что адвокат, у которого есть статус, не может оказывать юруслуги и иную коммерческую деятельность в составе ООО и руководить обществом в качестве управляющего партнера. В итоге Совет новосибирской АП возбудил в отношении него дисциплинарное производство (см. «Адвоката привлекли к ответственности за оказание юруслуг в составе ООО»).

А совсем недавно другого адвоката из Новосибирской области наказали за то, что он вел в интернете сайт с ложной информацией. Дисциплинарное производство в отношении него инициировала вице-президент Адвокатской палаты Новосибирской области Елена Рабцунова. Она заявила, что в процессе мониторинга интернета обнаружила сайт advokat54.com. На нем размещена информация о юркомпании, которая якобы лидирует на рынке (там есть надпись «№ 1 в Новосибирске»). Еще на портале сказано, что юристы фирмы «завершили победой более 10 000 споров, связанных с проблемным страхованием, нарушениями трудового законодательства, договорными отношениями в бизнесе», а их клиентами являются более 100 000 человек. В «Инстаграме» и WhatsApp адвоката (его имени источник не называет) указывались прямые ссылки на этот интернет-ресурс. Такая «реклама» и стала доказательством вины защитника, хотя на сайте advokat54.com отсутствовало его имя. В итоге адвокату объявили замечание и обязали юриста устранить нарушения в течение месяца (см. «Адвоката привлекли к ответственности за недостоверные сведения в интернете»).

С лицами, которые не являются адвокатами, но выдают себя за таковых, вопрос сложнее. Как сообщили в ФПА, в такой ситуации у палаты нет правовых оснований реагировать, за исключением тех случаев, когда выступающий ведет себя одиозно. Тогда ФПА или АП субъекта требуется подключиться и заявить общественности: «Выступающий не является адвокатом, у нас нет возможности призвать его к порядку в рамках дисциплинарного производства, основанного на норме, что адвокат при всех обстоятельствах должен блюсти честь и достоинство своей профессии». Это заявление не будет иметь юридических последствий, но поможет оградить людей от общения с непрофессионалами.

Похожие истории случаются и за границей. Так, в Канаде недавний иммигрант купил себе в интернете поддельный диплом юриста и начал работать по специальности в небольших юрфирмах и адвокатских кабинетах. Однако афериста поймали и осудили за мошенничество на три года. Теперь он обжалует приговор, ссылаясь на отсутствие у него квалифицированной юрпомощи при рассмотрении дела в первой инстанции. Ведь в этом процессе иммигрант представлял себя сам. А в США Кимберли Китчен в течение 10 лет работала юристом небольшой фирмы в штате Пенсильвания и так хорошо трудилась, что стала партнёром. Она снискала себе авторитет и уважение среди коллег по адвокатскому сообществу даже за пределами фирмы, в частности, ее избрали президентом окружной ассоциации адвокатов. Однако через некоторое время выяснилось, что эта восходящая звезда юриспруденции не имеет никакого юробразования, а её вузовский диплом, результаты адвокатского экзамена и адвокатская лицензия – попросту подделки. В итоге Китчен уволили из фирмы, а присяжные признали ее виновной в подлоге, занятии юридической практикой должных полномочий и подделке документации. В порядке исключения на процессе по этому делу председательствовал судья из другого округа, а обвинение поддерживали не окружные прокуроры, а сотрудники прокуратуры штата – чтобы ни у кого не было сомнений в их объективности и беспристрастности.

Ранее в материале упоминались Максим Орешкин и Татьяна Умань, которые выступали в качестве адвокатов в утреннем шоу «Барабан» на «АИСТ ТВ», хотя в реестре адвокатов Минюста нет информации о наличии у них соответствующих статусов. Выяснилось, что в действительности они все же являются адвокатами, поэтому к статье про лжеадвокатов не имеют никакого отношения.

pravo.ru

Смотрите так же:

  • Налог на посылки из китая 2018 Порог беспошлинного ввоза интернет-посылок может быть снижен до €500 в 2018 году По словам замминистра финансов РФ Ильи Трунина, с 2019 года ведомство предлагает снизить порог до €200, а возможно и до €100 за посылку Заместитель министра […]
  • Разрешение на продажу незамерзайки Полиция ежедневно ловит продавцов некачественной "незамерзайки" С началом зимнего сезона продажа незамерзающей жидкости вновь становится крайне прибыльным бизнесом. Каждый день полицейские обнаруживают вдоль трасс новые точки для […]
  • Работа в балашихе в суде Юристы в Балашихе 871 специалист Цены: от 500 до 20 000 / усл. Цены: от 2999 до 80 000 / усл. Цены: от 1499 до 30 000 / усл. Цены: от 1999 до 150 000 / усл. Цены: от 4999 до 150 000 / усл. Юристы — широкая база специалистов 686 […]
  • Как рассчитывается неустойка за просрочку Как рассчитать неустойку за просрочку сдачи дома? Добрый день!Подскажите пожалуйста как правильно рассчитать неустойку для физ. лица за просрочку сдачи жилого дома(квартиры) по дду. Ответы юристов (1) В силу ч. 2 ст. 6 Федерального […]
  • Ст за мат в ук Разъясняем законодательство Ответственность за оскорбление Вопрос: Какая ответственность, в том числе уголовная и административная, предусмотрена за оскорбление. И куда обращаться, чтобы призвать к ответу оскорбителя? Отвечает: прокурор […]
  • Бизнес идеи купля продажа Бизнес идеи купля продажа Всего: 596, сегодня 0, на модерации 728 Бизнес в сфере интернет-продаж. Назовем ее "Коробочка с сюрпризом". Люди покупают "Киндер Сюрприз", надеясь, что им попадется пингвинчик из 90-х, а не очередная […]

Обсуждение закрыто.