Проведение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа

Оглавление:

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи)

Кроме проведения судебной психофизиологической экспертизы по постановлению следователя или определению суда специалисты-полиграфологи могут выполнять досудебные услуги по проверке на детекторе лжи (полиграфе) по заявлению физических и юридических лиц (государственные учреждения, кадровые и охранные агентства, банки, страховые компании, сети магазинов, строительные фирмы, брачные агентства, рекрутинговые компании, курьерские службы, отели, гостиницы, склады и базы).

С помощью полиграфа (ДЕТЕКТОРА ЛЖИ) и высококвалифицированного специалиста-психолога, полиграфолога, за короткий срок, который используется для проведения инструментальных психофизических исследований (ПФИ) возможно:

— Для частных лиц независимо решить возникшие проблемы внутрисемейных разбирательств, связанные с ложью и нечестностью одной из сторон, возможно определение у Ваших детей всех видов негативных зависимостей, провести качественный отбор домашнего персонала.

— Для юридических лиц это уникальная возможность расследовать факты, связанные с ложью сотрудников и коллег, с кражами и хищениями, с целым рядом противоправных действий, от которых страдает компания. При помощи ПФИ на полиграфе, а также профайлинга (совокупность психологических методов и методик оценки и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков) можно провести скрининговые («screcn» просевать, проверять на благонадежность) проверки в интересах отбора кадров, оценки работающего персонала, а также его личностные качества, своевременно выявить его возможности, дурные привычки и нелояльности (физический и умственный потенциал, склонность к алкоголизму, наркомании, сливу базы или коммерческой тайны, откатам, даче взятки и т.д.).

Это Вам поможет уберечь или спасти имущество и бизнес, при необходимости оперативно организовать успешное служебное расследование.

Эксперты-полиграфологи нашей организации уже прибрели большой опыт проведения такого рода экспертиз и исследований. За 2011 год полиграфологами на детекторе лжи было осуществлено свыше двухсот исследований и более десяти судебных психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа в рамках уголовных и гражданских дел.

По результатам работы мы выдаем Заключение, установленного образца и всегда готовы защитить его в судах РФ. Специалисты имеют высшее психологическое образование, свидетельство полиграфолога государственного образца, являются членами Всероссийской ассоциации полиграфологов и Палаты судебных экспертов РФ.

www.fec-rf.ru

ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

125009, Москва, Тверская, д.20, стр.1, – тел.8(495)118-31-03, [email protected], учреждение судебной экспертизы

Как проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа?

К нам в учреждение судебной экспертизы часто поступают телефонные звонки от людей, которых интересуют вопросы о том, как проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи) и как отличить “хорошее” заключение эксперта от “плохого”. В данной статье вкратце освещаются ответы на эти вопросы.

По каким правилам проводится экспертиза с использованием полиграфа?

Как любая другая судебная экспертиза, психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа проводится по правилам. Данные правила установленны уголовно-процессуальным, гражданским и административным законодательством Российской Федерации. Поэтому экспертизу лучше назначать официально, чтобы она имела процессуальный статус судебной!

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа называется судебной только в тех случаях, когда она назначается судом, следствием, дознанием или лицом, ведущим производство по административному делу. Во всех иных случаях, даже если исследование проведено по всем правилам судебной экспертизы, данный вид экспертизы является несудебной.

Может ли экспертиза на полиграфа проводится принудительно, если она назначена судом или следователем?

В соответствии с действующим законодательством РФ, данный вид экспертизы не может проводиться принудительно, а только с письменного согласия подэкспертного лица. Данный вид экспертизы проводится исключительно в добровольном порядке.

Какие документы необходимы для производства экспертизы на полиграфе?

Перед проведением непосредственного тестирования на полиграфе эксперт обязан изучить предоставленные инициатором экспертного исследования документы и устные сведения, сообщенные заказчиком, могущие иметь значение для производства психофизиологической экспертизы. В соответствии с действующим законодательством, самостоятельно эксперт по опросам с использованием полиграфа не вправе собирать сведения и документы для производства судебной экспертизы. Если предоставленных инициатором экспертизы сведений и документов недостаточно, для её производства эксперт вправе ходатайствовать перед заказчиком экспертизы о предоставлении дополнительных материалов, необходимых эксперту. Также, прибывший на исследование гражданин обязан иметь с собой документы, удостоверяющие его личность.

К моменту явки подэкспертного, как правило, у эксперта должна быть уже готова тестовая программа. В процессе предтестовой беседы с подэкспертным эксперт проводит экспресс-диагностику подэкспертного, знакомит его с имеющимися вопросами, берет расписку о добровольном согласии, рассказывает принципы работы полиграфа, информирует об используемых методах экспертного исследования и, в случае необходимости, осуществляет корректировку тестовой программы исходя из полученной от подэкспертного информации.

Суть и цель тестирования на полиграфе

Суть непосредственного тестирования с использованием полиграфа сводится к тому, что подэкспертному предъявляются вербальные стимулы (вопросы) или невербальные стимулы (картинки, звуки, запахи) для получения и фиксации реакций. Полиграф в это время посредством датчиков осуществляет съем психофизиологических реакций и параметров организма в динамике их проявления. При этом полиграф синхронно отправляет полученную таким образом информацию на компьютер. Специализированное программное обеспечение переводит полученную информацию в удобочитаемую графическую и цифровую формы.

В момент проведения непосредственного тестирования подэкспертному предлагается сидеть неподвижно, на предъявляемые вопросы отвечать односложно “да” или “нет”. При этом между каждым тестом делается перерыв около 30 секунд, в ходе которого подэкспертному дается возможность поменять положение тела, почесаться, задать вопросы и т.д.

После проведения тестирования судебный эксперт по опросам с использованием полиграфа с применением имеющихся у него в распоряжении методик и алгоритмов обрабатывает полученные данные. Далее полученные сведения интерпретируются с целью ответа на поставленные инициатором вопросы. Если полученных данных недостаточно для однозначного ответа на поставленные заказчиком вопросы, эксперт может ходатайствовать о проведении дополнительного тестирования подэкспертного.

Если полученного экспериментального материала достаточно, эксперт по опросам с использованием полиграфа готовит заключение экспертизы.

Как фиксируется процесс экспертного исследования?

На всем протяжении предтестовой беседы, непосредственного тестирования на полиграфе вплоть до окончании процедуры весь процесс сопровождается аудиовидеосъемкой, записи которой приобщаются к заключению эксперта. Также к заключению эксперта в обязательном порядке прилагаются полиграммы, полученные в ходе непосредственного тестирования на полиграфе.

Следует помнить, что психофизиологическая экспертиза относится к роду (виду) психологических экспертиз. В идеале – если эксперт имеет базовое медицинское или психологическое образование, а дополнительное – юридическое. При отсутствии таковых у эксперта должен быть как минимум документ о повышении квалификации. Например по судебной психофизиологической экспертизе с использованием полиграфа. Хотя действующее законодательство, кроме наличия “специальных знаний” и высшего образования любой специальности, к экспертам таких требований не предъявляет.

По каким критериям заключение эксперта по опросам с использованием полиграфа можно признать сомнительным?

Таких критериев достаточно много, и изложить их в данной статье нет цели. Однако, даже не имея специальных познаний, следует усомниться в компетентности эксперта, если:

  • Эксперт не прикладывает к заключению полиграммы и видео, т.е. скрывает полученные результаты и/или сомневается в своей объективности;
  • Выводы в заключение не конкретные, размытые, с несколькими смыслами, допускающими различную интерпретацию результатов исследования;
  • Эксперт не указывает в своем заключении, какими методами или методиками он пользовался в ходе проведения экспертизы. Эксперт не раскрывает их суть;
  • Эксперт не указывает в заключении сведений о своем образовании и не прикладывает к нему копии документов о своей компетенции.

При заказе экспертного исследования предпочтение следует отдавать комиссионным экспертизам, поскольку совместная работа и солидарная ответственность экспертов повышает качество проводимого исследования.

Если у Вас возникли сомнения по правильности и обоснованности имеющегося у Вас Заключения по факту опроса с использованием полиграфа Вы вправе обратиться в Центр специальных исследований и экспертиз для получения рецензии на указанное заключение.

Данная услуга платная. Стоимость зависит от количество экспертных часов, затраченных на работу с заключением.

Подробнее о экспертизе на полиграфе можно прочесть перейдя по ссылке.

www.psy-expert.ru

Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа

Информационный бюллетень Следственного Комитета при МВД России №2 (128) 2006 г.

В современной следственно-судебной практике сформировалась и успешно применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа (детектора лжи). Данный вид экспертизы назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых) или в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу.

Судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа проводятся в рамках уголовного и гражданского процессов, а также по делам об административных правонарушениях. В рамках этих дел проводятся также специальные психофизиологические исследования (далее — СПФИ), когда заключение (справка) специалиста используется в соответствии со ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК), ст. 71 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК) и ст. 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП).

В настоящее время судебная практика выработала основные требования, предъявляемые к судебным психофизиологическим экспертизам. Они содержатся в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Так, ст. 8 данного Закона предъявляет ряд требований к процедуре ее проведения: научная обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля. Первое предполагает использование методов, исключительно описанных в научной литературе и апробированных в реальной исследовательской практике. Использование методов, не обладающих этими качествами, недопустимо.

Применяемые в судебных психофизиологических экспертизах с использованием полиграфа методики основаны на мировом опыте, адаптированном к отечественной практике исследований в области СПФИ. При применении методики выявления скрываемой информации — непрямого метода (далее — МВСИ) в случае отсутствия у подэкспертного скрываемой информации на поставленный эксперту вопрос достоверность достигает 100 %. Это позволяет эксперту делать однозначные и категоричные выводы.

При производстве судебной психофизиологической экспертизы полиграфолог оценивает психофизиологические реакции подэкспертного на те или иные визуальные или вербальные стимулы, после чего выносит суждение об их субъективной значимости, которая свидетельствует о наличии в памяти человека следов какого-либо события или его отдельных составляющих. Выявление таких следов может служить основанием для решения вопроса о сокрытии подэкспертным инфор¬мации о расследуемом событии.

Согласно ст. 204 УПК к заключению эксперта должны быть приобщены: распечатки графиков физиологических реакций (полиграммы), видеозапись проведенного исследования. В заключении описывается методика проведения экспертизы и полученные реакции на вопросы. Видеозапись должна вестись таким образом, чтобы в кадр попадали подэкспертный и экран компьютера (полиграфа). Согласно ст. 8 вышеуказанного Закона осуществление видеозаписи является обязательным условием и позволяет другому эксперту проверить корректность проводимой процедуры.

Постановка вопроса при назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа о причастности или непричастности того или иного лица к преступлению является некорректной, так как понятие причастности охватывает широкий спектр вовлеченности лица в то или иное деяние. Нельзя ставить вопросы о правдивости показаний (оценка показаний) или о совершении лицом преступления — это определяет суд. Вопрос не должен содержать в себе формулировку состава преступления.

Фактически вопрос строится, исходя из необходимости определения наличия следов события в памяти и выявления факта сокрытия их подэкспертным. Корректным считается вопрос, который построен на действии от глаголов: видел ли, знал ли, слышал ли и т.д. Из материа лов дела вычленяется ключевое обстоятельство (видел процесс преступления или его фрагмент, слышал какое-либо устное заявление другого лица, знал ли подэкспертный о том или ином обстоятельстве до какого-либо события и т.д.), которое непосредственно будет определять роль подэкспертного и его отношение к расследуемому событию.

При отказе участника процесса (подозреваемого или обвиняемого) от участия в проведении судебной психофизиологической экспертизы следует действовать по методу доказывания «от обратного». Экспертизу назначают другим участникам процесса — потерпевшим или свидетелям, которые, как правило, не отказываются от прохождения данной экспертизы и дают согласие на ее проведение в соответствии с требованиями ст. 195 УПК.

Противопоказанием при назначении данной экспертизы являются: наличие психического заболевания, а также алкогольной или наркотической зависимости. Поэтому при наличии достаточных данных, указывающих на наличие этих обстоятельств, целесообразно предварительно назначить подэкспертному судебно-психиатрическую или судебно-медицинскую экспертизу.

Заключения психофизиологической экспертизы признаются в качестве доказательств по уголовным делам и выводы экспертов используются судами при постановке приговора, как обвинительного, так и оправдательного.

Так, приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 21 сен¬тября 2004 года признан невиновным и оправдан ввиду непричастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, Гапоненко О. Г. Из результатов проведенной обвиняемому комиссионной психофизиологической экспертизы следует, что оружие и боеприпасы, изъятые у Гапоненко О.Г., ему не принадлежат, он их не приобретал, не хранил и не перевозил.

И наоборот, Шатровский районный суд Курганской области при вынесении обвинительного приговора Кайгародову А.С. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, который вину свою не признал и от дачи показаний в суде на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался, указал, что заключением психофизиологической экспертизы, проведенной свидетелю Сереброву В.Л., установлено, что в момент ДТП автомобиль обвиняемого шел на обгон автомобиля КАМАЗ со скоростью более 100 км/час, что по выводу органов предварительного следствия и суда послужило причиной дорожного происшествия, повлекшего смерть четырех потерпевших.

Вопросы назначения, проведения и процессуальных последствий судебной психофизиологической экспертизы в гражданском и уголовном процессах существенно отличаются. Это связано с законодательным закреплением обязанности доказывания. В уголовном процессе в случае отказа от участия в проведении психофизиологической экспертизы для подэкспертного процессуальные последствия не возникают, что соответственно создает трудности в доказывании стороне обвинения, особенно когда отсутствует возможность проведения психофизиологической экспертизы свидетелям и потерпевшим.

В отличие от уголовного процесса гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью. В гражданском процессе возражения против назначения судом экспертизы или согласие на ее проведение процессуального значения не имеют, так как при назначении экспертизы получение согласия испытуемого лица законодательно не требуется. При этом отказ от прохождения экспертизы не связывается с возможностью принудительного направления на экспертизу. Более того, согласно ч. 3 ст. 79 ГПК при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. То есть возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся стороны (истца, ответчика). В случаях, когда у суда имеются достаточные данные полагать, что отказ от прохождения экспертизы вызван намерением воспрепятствовать установлению нежелательного для стороны факта, судья вправе применить процессуальные санкции, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК. Принудить сторону к участию в проведении психофизиологической экспертизы в качестве испытуемого нельзя, но можно возложить на нее бремя процессуальных последствий за противодействие правильному рассмотрению дела.

В настоящее время в Российской Федерации существуют следующие государственные требования к экспертам — полиграфологам:

Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 05. 03. 2004 года, регистрационный № ГТППК 34/36;
Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов», утвержденные Министерством образования Российской Федерации 04. 07. 2001 года, № ГТППК 02/39.
Перечень государственных экспертных учреждений, где проводится психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа:

1. Проведение СПФЭ. Государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ. Тел.: 8-499-263-06-66. Руководитель — Павел Васильевич.
2. Проведение СПФЭ. Институт криминалистики Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Тел.: 8-499-124-39-26, 8-499-124-49-90.
3. Проведение СПФЭ. Экспертно-криминалистический центр ГУВД г. Москвы (только по уголовным делам: в силу закона о полиции. Тел.: 694-90-97.
4. Проведение СПФИ. Государственное учреждение Мордовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (г. Саранск). Тел.: 8-8342-35-71-36; 8-8342-35-72-02.
5. Проведение СПФИ. Государственное учреждение Тамбовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (г. Тамбов). Тел.: 8-4752-71-58-49.

www.poligraftest.ru

Проведение психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа

Последний шанс доказать невиновность

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа имеет право на жизнь

В современной следственно-судебной практике сформировалась и применяется судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа по уголовным и гражданским делам, а также по делам об административных правонарушениях. Такая экспертиза назначается при наличии неустранимых противоречий в показаниях участников процесса (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых), в случае противоречия между показаниями и другими доказательствами по делу, а также при отсутствии доказательств.

Если судья, следователь, дознаватель отказывают на заявленное ходатайство о назначении психофизиологической экспертизы, в рамках дела можно провести специальные психофизиологические исследования (СПФИ). В этом случае заключение специалиста используется в соответствии с ч.3 ст.80 УПК РФ, ст.71 ГПК РФ и ст.27.7 КоАП РФ.

На основании п.1 ч.3 ст.86 УПК РФ и пп.4 п.3 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 20 декабря 2004 года) адвокат имеет право собирать доказательства и просить провести СПФИ в целях получения заключения специалиста в форме суждения по определенному вопросу. Также специалист может быть в дальнейшем допрошен дознавателем, следователем, судом в качестве специалиста либо свидетеля для закрепления полученных доказательств. При этом специалисту разъясняются его права и обязанности, предусмотренные ст.58 УПК РФ. В частности, отмечается, что специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, а также для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Специалист предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст.307 УК РФ. Заключение специалиста само по себе является доказательством.

Адвокат может заказать проведение СПФИ, чтобы лично убедиться в том, что подзащитный не исказил фактические обстоятельства дела, т.е. выяснить, говорит ли он правду. Это помогает выработать правильную стратегию и тактику защиты в интересах доверителя. В дальнейшем, если результаты проведения СПФИ оказались в пользу опрашиваемого лица, есть больше оснований требовать назначения экспертизы.

Производство судебных психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа и применение этих данных в судах на практике сталкиваются с определенными объективными и субъективными трудностями.

Низкая осведомленность следователей, прокуроров и судей о данном виде экспертизы в конкретных ситуациях в уголовном процессе приводит к большому количеству кассационных жалоб и волоките по уголовным делам. Следует заметить, что судьи и следователи превышают свои должностные полномочия в части определения перечня судебных экспертиз, используемых в уголовном процессе. Согласно действующему законодательству указанные должностные лица не правомочны определять данный перечень. Однако имеются многочисленные случаи отказов в назначении данных экспертиз на основании того, что это не предусмотрено законом.

Согласно действующему законодательству РФ нормативные документы, регламентирующие виды экспертиз, а также подготовку специалистов для той или иной экспертизы, определяются федеральными ведомствами.

Существуют следующие нормативные документы, на которые можно с полным основанием ссылаться:

— Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (утв. Министерством образования РФ 5 марта 2004 года. Регистр. N ГТППК 34/36);

— Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» (утв. Министерством образования РФ 4 июля 2001 года N ГТППК 02/39);

— Приказ Минюста РФ от 14 мая 2003 года N 114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» (в ред. от 9 марта 2006 года), где в п.20 род экспертизы заявлен как «психологическая», а экспертная специальность — «исследование психологии и психофизиологии человека».

Прокуратурой г. Москвы 16 ноября 2005 года за N 28-05/06-05 нижестоящим подразделениям было разослано Информационное письмо «О проведении психофизиологических экспертиз», где приводится краткий обзор использования полиграфа в уголовном процессе и даются рекомендации по проведению подобных экспертиз.

Генеральной прокуратурой России 14 февраля 2006 года за N 28-15-05 разослано письмо с обобщением практики использования полиграфа при расследовании преступлений. В обзоре представлен положительный опыт применения полиграфа в данной сфере . В некоторых случаях даже справка специалиста-полиграфолога, проводившего опрос с использованием полиграфа, попадает в доказательную базу по уголовному делу. Проводятся допросы специалистов-полиграфологов о результатах опросов и используемых научных методах следователями и судьями. Также проводятся психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа.

По данным обзора, полиграф успешно применяется в Амурской, Астраханской, Брянской, Кировской, Липецкой, Новосибирской, Пермской, Саратовской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Читинской областях, Алтайском крае, Бурятии, Мордовии, Удмуртии и ряде других регионов. Инициаторами являются прокурорские работники.

Поэтому утверждения некоторых неосведомленных следователей и судей о том, что данной экспертизы не существует, несостоятельны. Если вам отказали в назначении экспертизы, при обжаловании ссылайтесь на перечисленные документы.

Имеются случаи, когда в нарушение действующего законодательства следователями и судьями не дается оценка данного вида экспертизы как доказательства. В настоящее время не существует ни одного вида судебной экспертизы, выводы которой не были бы вероятностными. Все судебные экспертизы пользуются вероятностными методами. Как и любую другую судебную экспертизу, психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа при применении соответствующих методик и увеличении объема исследуемого материала можно довести до однозначных, категоричных выводов. Поэтому заявления некоторых должностных лиц о том, что иные криминалистические экспертизы не являются вероятностными, вводят в заблуждение участников процесса и делаются умышленно в силу личных, субъективных побуждений с целью нивелирования значимости данной экспертизы.

Более того, необходимо отметить, что имеются случаи со стороны прокуроров, судей и следователей, когда они берутся делать выводы о научно-методических основах данных экспертиз, не располагая необходимыми знаниями. Все это указывает на отрицательное отношение судебных органов к судебным экспертизам, противостоящим произволу в области правосудия. При отказе в назначении подобных экспертиз судьи и следователи нарушают УПК РФ, указывая не существующие в действующем законодательстве основания.

Так, в Кировском районном суде г.Санкт-Петербурга подсудимой N., обвиняемой по ч.1 ст.105 УК РФ, и ее адвокату на неоднократно поданные ходатайства о назначении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа судьей Ю.Л.Романовой было отказано по мотивам, что данной экспертизы не существует. Тогда по запросу адвоката А.Ю.Николаева было проведено специальное психофизиологическое исследование с использованием полиграфа в отношении подсудимой N., которое показало, что она не наносила каких-либо ударов потерпевшему в область шеи, предплечий, груди, а также удара ножом в область грудной клетки. Однако в приобщении заключения специалиста-полиграфолога к материалам дела также было отказано. Адвокат А.Ю.Николаев настоял на допросе специалиста-полиграфолога в судебном заседании. Это ходатайство было удовлетворено.

Во время допроса специалиста государственный обвинитель — заместитель прокурора района М.А. Ашина заявила, что психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа ничего нового не даст, а только подтвердит, что подсудимая удара ножом потерпевшему не наносила, а это уже известно из показаний подсудимой. Таким образом, государственный обвинитель, сама того не желая, подтвердила, что подсудимая не совершала преступления, в котором ее обвиняют, чем облегчила задачу адвоката — убедить суд в невиновности своей подзащитной.

Психофизиологическая экспертиза, в отличие от исследования, проводится в несколько этапов, набирается больший объем исследуемых тестовых материалов. Все это делается для того, чтобы эксперт или группа экспертов могли прийти к высоко вероятному либо однозначному выводу. Ведется видеозапись проводимого исследования, к экспертному заключению прикладываются тестовые вопросы и полиграммы. Это делается для того, чтобы другие полиграфологи могли проверить обоснованность сделанных выводов.

Однако судью Ю.Л.Романову совсем не впечатлили результаты этой работы. Она вынесла постановление об отказе в приобщении к материалам дела заключения специалиста-полиграфолога и вторично отказала в назначении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа на том основании, что в соответствии со ст.ст.28, 29 Конституции РФ каждому гражданину РФ гарантированы свобода совести, мысли и слова, а в соответствии со ст.51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

Не понятно, каким образом экспертиза с использованием полиграфа влияет на свободу совести? Подсудимая проходила СПФИ с письменного добровольного согласия и дала такое же согласие на проведение судебной психофизиологической экспертизы, которое было приобщено к материалам дела. Лично и через своего адвоката заявляла ходатайства.

Согласно ч.2 ст.45 Конституции РФ каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Любой человек имеет право просить суд назначить в отношении него судебную психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа.

Следы преступления могут быть не только материальными, но и идеальными. Идеальные следы отражаются в виде мыслительных образов, касающихся обстоятельств совершения преступления, в человеческой памяти.

Вопросы, поставленные на разрешение экспертизы, не должны содержать в себе формулировку состава преступления. Поэтому для проведения судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении подсудимой N. защитнику были рекомендованы следующие вопросы.

1. Держала ли N. в руках нож в ночь с 13 на 14 сентября 2004 года?

2. Видела ли N., как наносился удар ножом потерпевшему А.?

Данная экспертиза не нарушает конституционные права граждан, так как проводится только с письменного добровольного согласия подэкспертного, которому разъясняется порядок проведения экспертизы, ее методические основы. Все задаваемые вопросы обсуждаются, подэкспертный имеет право в любой момент отказаться от дальнейшего участия в экспертизе.

Следует отметить, что в настоящее время вузы силовых ведомств не готовят специалистов-полиграфологов в соответствии с государственными требованиями. Потребности следственных подразделений не удовлетворяются ведомственными экспертными учреждениями указанных структур.

О.Белюшина,
кандидат юридических наук,
заместитель директора
Института Полиграфа
по экспертной работе

www.allpravo.ru

Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа. Часть I

Наиболее продуктивны в плане « процессуальной адаптации» исследований с использованием полиграфа в уголовном процессе научно-практические разработки, определяющие данный метод с точки зрения использования специальных знаний при расследовании преступлений. Дискуссия по поводу правовых, методических, организационных, терминологических и иных аспектов рассматриваемой проблемы не исключает главного: исследование с использованием полиграфа – это сфера использования специальных знаний сведущего лица при расследовании преступления.

Бесспорно, самой адекватной формой применения полиграфа в доказывании является традиционная для российского уголовного процесса форма использования специальных знаний – судебная экспертиза. Весьма однозначно по этому поводу высказался Н.А. Селиванов: « Поскольку проверка на полиграфе требует применения специальных знаний и проведения соответствующих исследований, имеются все основания говорить о том, что в данном случае налицо все признаки процессуального действия, именуемого экспертизой» (1 ).

Один из первых примеров исследований на полиграфе в рамках комплексной психолого-психофизиологической экспертизы имел место в 2001 г. в ходе расследования, проведённого военной прокуратурой. Примечательно, что результаты проведённого исследования на полиграфе не просто нашли отражение в материалах уголовного дела, что случалось и раньше, но и получили соответствующую оценку суда.

Так, в январе 2001 г. военнослужащий А., зная, что в это время в квартире его знакомых в г. Лобня Мытищинского района Московской области находится только двенадцатилетняя С., совместно с Х. проник обманным путём в квартиру А., начал искать деньги и ценности, а Х., затащив девочку в одну из комнат, удушил её, используя резинку для волос и отрезанный от обогревателя кабель. После заключения под стражу А. вместе с двумя другими военнослужащими совершил побег с гауптвахты. Московским окружным военным судом заключение экспертов в отношении Х., составленное по результатам комплексной психолого-психофизиологической экспертизы, было оценено в совокупности с другими доказательствами и положено в основу приговора, которым Х. назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. При этом в приговоре суда отмечалось, что в соответствии с заключением комплексной судебной психолого-психофизиологической экспертизы при предъявлении Х. среди нейтральных фотографии обогревателя, от которого был отрезан кабель, использовавшийся при удушении С., и кровати, на которой девочка была задушена, получены значимые реакции. Это позволяет сделать вывод о том, что подсудимый присутствовал в момент убийства С. Поэтому суд отверг его показания о том, что в квартире он не был вовсе и С. не убивал, как не соответствующие установленным в суде обстоятельствам произошедшего (2 ).

В дальнейшем по мере накопления опыта практической реализации наработанных теоретических рекомендаций постепенно происходил процесс внедрения нового вида экспертизы в деятельность правоохранительных органов, сложилось и более или менее признаваемое его название – психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа ( ПФЭ).

Среди практических работников мнение о возможности применения полиграфа в ходе экспертных исследований также нашло заметный отклик: количество назначенных и проведённых экспертиз данного вида постоянно увеличивается.

Ярким примером является случай из судебно-следственной практики г.Ульяновска, когда по делу, возбуждённому по признакам ст. 105 УК РФ, было проведено две ПФЭ в отношении свидетелей убийства. Проведённые исследования позволили подтвердить данные ими ранее показания. Подозреваемый в убийстве от прохождения ПФЭ отказался. Суд вынес по данному делу обвинительный приговор. В приговоре судья отметил, что вина подсудимого подтверждается, в том числе и заключениями ПФИ (3 ).

Понятие психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа ( ПФЭ). ПФЭ – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области полиграфологии, поставленным уполномоченным на то участником судопроизводства в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, путём проверки информации, сообщаемой обследуемым лицом. ПФЭ назначается, когда в материалах дела уже имеется информация об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, полученная из показаний допрошенных ранее лиц. В сферу исследований на полиграфе могут быть включены показания любых участников уголовного судопроизводства.

В некотором приближении можно говорить, что в ходе процедуры ПФЭ на основе применяемых методик исследования происходит « сверка» или сравнение содержания информации, запечатлённой в идеальных следах, хранящихся в памяти субъекта, с содержанием той информации, которая была сообщена им в ходе допроса. Полученные результаты отражаются в заключении эксперта-полиграфолога, приобретая тем самым статус доказательств по уголовному делу.

Назначение ПФЭ может быть целесообразно не только в целях изобличения лица, дающего ложные показания, но и в ситуации, когда участник уголовного процесса сотрудничает со следствием. В этом случае результаты ПФЭ, подтверждающие ранее данные лицом показания, усиливают его позицию и являются косвенным свидетельством ложности содержательно иных показаний, данных по тем же обстоятельствам другими лицами.

Конечно, любые показания содержат в себе информацию о множестве обстоятельств, характеризующих явления и процессы, сопутствующие расследованию преступления. Все они не могут быть оценены с использованием полиграфа в ходе ПФЭ. Любое исследование на полиграфе независимо от формы проведения имеет ограничения, связанные с продолжительностью подобных исследований ( не более 2‑3 часов). Это делает физически невозможной проверку всех деталей, содержащихся в показаниях субъекта. Поэтому перед экспертом должны ставиться вопросы, касающиеся только важнейших, ключевых аспектов показаний проверяемого лица.

Очевидно, что производство психофизиологического исследования с использованием полиграфа в форме экспертизы по уголовному делу должно соответствовать всем требованиям назначения и производства судебных экспертиз, предусмотренным действующим законодательством. Большинство вопросов, которые могут возникнуть в связи с реализацией требований главы 27 УПК РФ, регламентирующей производство экспертизы, поддаются решению, учитывая законодательно допустимую свободу методических и организационно-технических действий эксперта. Юридическим основанием производства ПФЭ является постановление, выносимое управомоченным субъектом в соответствии с требованиями ст. 195 УПК РФ.

Говоря о применении полиграфа в судопроизводстве в форме психофизиологической экспертизы, нельзя не упомянуть об основополагающем принципе проведения проверок на полиграфе – их методически обусловленной добровольности. Добровольное согласие лица на участие в исследовании с использованием полиграфа, проводимом в любой форме, является необходимой основой получения корректного, достоверного результата по итогам исследования. Придание проверкам на полиграфе статуса экспертизы ни в коем случае не означает возможности их принудительного производства. Поэтому при ознакомлении лица с постановлением о назначении ПФЭ от него в обязательном порядке должно быть получено письменное добровольное согласие на участие в экспертном исследовании.

В процессе своего становления ПФЭ прошла путь, характерный для новых видов исследований, появляющихся в судебно-следственной практике. Как правило, использование специальных знаний из той или иной области в судопроизводстве всегда начинается с попыток работников правоохранительных органов самостоятельно применить их на практике. Затем в процесс расследования преступлений вовлекаются соответствующие специалисты, преимущественно из числа сотрудников вузов, научно-исследовательских институтов и т.п. Далее встаёт вопрос об использовании этих знаний в форме судебной экспертизы, что служит мощным импульсом для проведения научно-исследовательских и практических изысканий в целях разработки конкретных организационных, методических, правовых и иных мер, призванных упорядочить процесс внедрения нового направления экспертных исследований в судебно-следственную практику. С учётом сложившихся в судебной экспертологии общих представлений конкретизируются понятия объекта и предмета экспертизы, уточняются задачи и методика экспертного исследования, требования, предъявляемые к субъекту экспертной деятельности (4 ).

Объект ПФЭ. Объект экспертизы является неотъемлемым и определяющим признаком видовой принадлежности экспертного исследования, источником сведений о тех или иных событиях.

Понятие объекта экспертизы принято рассматривать с точки зрения как науки, так и практики. Применительно к понятиям науки судебной экспертизы, объект судебной экспертизы – это род ( вид) объектов, какой-либо класс, категория предметов, характеризующихся общими свойствами. В практической экспертной деятельности это, как правило, определенный предмет ( предметы), поступающий на исследование эксперту.

Если отвлечься от частных различий, то можно увидеть, что большинство авторов под объектом судебной экспертизы понимают имеющий законное происхождение материализованный носитель потенциальной доказательственной информации по делу, подлежащий экспертному исследованию с целью решения поставленной следователем ( судом) задачи и составления заключения эксперта, являющегося процессуальным источником доказательств (5 ).

К существенным сторонам любого объекта судебной экспертизы относятся:

а) его материальная природа – это всегда вещь, предмет, иной материальный носитель криминалистически значимой информации (6 );

б) связь объекта с преступлением, выраженная в процессуальном приобщении к делу в качестве вещественного доказательства либо зафиксированная иным законным путём;

в) информационная ценность объекта экспертизы как источника потенциальной доказательственной информации о преступлении, которая нуждается в переводе ее в актуальную доказательственную информацию по делу путем применения специальных познаний;

г) гносеологическая сущность или познаваемость объекта экспертизы: он является носителем различных свойств и качеств, поддающихся экспертному познанию посредством применения экспертной методики, предполагающему выявление, фиксацию, анализ информативных сигналов – диагностических, идентификационных либо классификационных признаков.

Как известно, объекты судебной экспертизы могут классифицироваться по различным основаниям. Использование разработанных классификационных построений позволяет лучше понять особенности объекта ПФЭ.

В зависимости от места в процессе решения экспертной задачи объекты судебной экспертизы подразделяются на:

– основные, т.е. непосредственно связанные с событием преступления;

– сравнительные материалы ( образцы для сравнительного исследования);

– материалы, содержащие справочные ( информационные) данные о свойствах объекта экспертного исследования ( протоколы следственных и судебных действий, ГОСТы, справочники и пр.) (7 ).

Исходя из этих позиций основным объектом ПФЭ необходимо признать лицо – участника процесса, обладающего переменным процессуальным статусом ( подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, свидетель, потерпевший, истец, ответчик и т. д.) и направляемое на исследование с использованием полиграфа. Другими источниками информации ( объектами познания) для эксперта являются материалы уголовного дела, содержащие сведения о ранее данных лицом показаниях, результатах проведённых экспертиз и иные сведения, с учётом которых определяются возможность и конкретная методика исследования, характер и последовательность используемых тестов и т. д.

С учетом иерархии значений объекты судебной экспертизы делят на общий, родовой, специальный и конкретный (8 ).

Общий объект – это « понятие, обозначающее теоретическую совокупность всех без исключения носителей информации, которые исследуются в ходе производства судебных экспертиз» (9 ). Законодатель в ст. 10 Федерального закона « О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (10 ) наполняет понятие общего объекта судебной экспертизы конкретным содержанием: « Объектами исследований являются вещественные доказательства, образцы для сравнительного исследования, документы, предметы, животные, трупы и их части, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза. Исследования проводятся также в отношении живых лиц».

Родовой объект отражает совокупность материальных носителей информации, объединенных общностью свойств ( качеств), исследуемых в рамках класса, рода экспертизы. На наш взгляд, применительно к ПФЭ в качестве родового объекта следует рассматривать личность.

Следует отметить, что в криминалистической литературе иногда ставится знак равенства между понятиями « человек» и « личность» (11 ). Однако, несмотря на близость указанных категорий, отождествлять их нельзя. Строго говоря, понятие « человек» характеризует субъекта с точки зрения его принадлежности к биологическому виду homo sapiens с присущими ему биологическими признаками. Понятие же « личность» отражает прежде всего социальную ценность и социальные качества субъекта. Приобретение человеком особых социальных качеств в процессе его жизнедеятельности обусловливает процесс становления личности. Личность есть результат социализации человека, обретения им общественных связей, освоения разнообразных социальных достижений и развития на этой основе собственных индивидуальных черт. При этом личность тем значительнее, чем глубже и активнее в процессе социализации она вбирает в себя достижения общественного развития. Личность – это саморегулируемая система, широко представленная набором свойств, базирующихся на эффективной высшей нервной деятельности человека. Таким образом, человек и личность – понятия связанные, но не тождественные. Человек – это биологическая основа личности, а личность – это « надстройка», формируемая в процессе социализации и развития человека.

Личность как система ‑ это чрезвычайно сложное по своим характеристикам и проявлениям образование. Исследование личности в уголовном судопроизводстве, осуществляемое, в том числе, с привлечением специальных знаний сведущих лиц, представляет собой очень сложную задачу, которая не может быть решена в рамках какого-то одного направления исследований. Поэтому личность выступает родовым объектом многих направлений экспертных исследований ( психологических, психиатрических, социологических и др.), которые могут быть объединены в экспериментальный класс судебной экспертизы личности (12 ).

Специфика же объекта познания каждого из указанных направлений экспертных исследований раскрывается путём характеристики специального объекта судебной экспертизы. В литературе специальный объект определяется как « совокупность сторон, свойств носителя информации ( родового объекта), которые являются специфическими для определённого класса, рода или вида судебной экспертизы» (13 ). Таким образом, специальный объект – это часть, сторона, фрагмент родового объекта, непосредственно подвергаемый исследованию с использованием особой методики в рамках конкретного направления ( рода, вида, разновидности) экспертиз.

ПФЭ представляет собой протекающую в установленном процессуальном порядке процедуру применения специальных знаний из области полиграфологии, сопряженную с использованием технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей. При проведении ПФЭ осуществляются регистрация ( контроль) и анализ ( оценка) физиологических показателей и психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые стимулы, в особом порядке подобранные и систематизированные.

Исходя из этого, в качестве специального объекта ПФЭ следует рассматривать психику человека, прежде всего такое сложное явление, как память, выражающееся в способности человека запоминать и сохранять в сознании различные обстоятельства, имевшие место в прошлом ( идеальные следы). Учитывая, что психические явления недоступны непосредственному чувственному познанию, в предмет ПФЭ входят также сопряженные с ними физиологические процессы, фиксируемые при помощи полиграфа и выступающие объективным критерием оценки психических проявлений поведения человека.

Отмеченные выше элементы, составляющие специальный объект ПФЭ, могут быть исследованы не иначе как через конкретную личность, вероятного носителя значимой для следствия информации. Поэтому в качестве конкретного объекта ПФЭ необходимо рассматривать персонально определённое лицо – участника уголовного процесса, направляемое на исследование в рамках ПФЭ. Как мы отмечали выше, помимо основного конкретного объекта на экспертизу должны быть представлены материалы уголовного дела, содержащие сведения, необходимые для качественного проведения исследования. Именно конкретного человека и материалы конкретного уголовного дела указывает лицо, осуществляющее расследование, или суд при вынесении постановления ( определения) о назначении судебной экспертизы.

Определяя таким образом объект ПФЭ, следует подчеркнуть, что данный подход ориентирован прежде всего на классические каноны общей теории судебной экспертизы (14 ).

Проявления и особенности личностных и иных качеств проверяемого субъекта требуют анализа и оценки не только в процессе проведения исследования, но и на этапе назначения ПФЭ.

Современное техническое и методическое обеспечение ПФЭ позволяет проводить исследование, которое не наносит вреда здоровью человека. В связи с чем данная экспертиза может быть назначена и проведена в отношении любого лица, участвующего в уголовном расследовании в соответствующем процессуальном статусе. Вместе с тем проведению экспертизы, как, впрочем, и исследованию с использованием полиграфа в любой иной форме могут помешать заболевания, а также психические или физические состояния человека, образующие в своей совокупности ряд противопоказаний к проведению исследований на полиграфе. В их числе необходимо отметить следующие.

1. Возраст проверяемого лица и соответствующий ему уровень социально-психологического развития личности. И современное законодательство, и правовая доктрина не исключают возможности участия в расследовании, в производстве следственных действий несовершеннолетних ( до 18 лет) и даже малолетних ( моложе 11‑12 лет) лиц. А.А. Закатов по этому поводу выразил мнение, что малолетний может быть привлечён для допроса, если уровень его умственного развития, по мнению специалиста-психолога, позволяет воспринять, запомнить и сообщить следователю или суду определённые данные, необходимые для расследования (15 ). В свою очередь, М.С. Строгович подчёркивал, что « малолетние свидетели бывают очень наблюдательны, они подчас замечают такую подробность, на которую взрослый мог и не обратить внимания» (16 ).

Вместе с тем у несовершеннолетних, особенно малолетних, отмечается заметное несовершенство некоторых психологических процессов по сравнению со взрослыми. При этом характерные для детей особенности психики не являются ни психическими, ни физическими недостатками, но они, безусловно, влияют на процессы восприятия, воспоминания и воспроизведения информации. Происходящее со временем развитие психики несовершеннолетних выражается постепенно в повышении адекватности и полноты указанных психических процессов. Таким образом, психология ребёнка, в том числе перцептивные процессы, в силу своего развития претерпевает постоянные изменения (17 ).

Сложность проведения исследований с использованием полиграфа в отношении несовершеннолетних определяется невозможностью до конца понять ими как смысл, так и социальную значимость вопроса. При сообщении сведений о пережитом событии дети часто склонны к фантазированию и преувеличению, они стремятся домысливать неизвестные им обстоятельства для придания общей картине произошедшего разумного с их точки зрения смысла. Однако из-за психологической и социальной незрелости выстраиваемые ими связи зачастую не носят адекватного характера, а мнимые факты неотделимы от действительных. В силу общей инфантильности процедура тестирования нередко воспринимается как игра, несовершеннолетние вживаются в роль преступника. Всё это может привести к значительному искажению ответов на предъявляемые вопросы.

Поэтому в современной теории и практике проведения ПФИ сложилось мнение о нежелательности проведения исследования в отношении лиц моложе 14 лет. В ведомственных инструкциях, регламентирующих производство оперативно-розыскного мероприятия – опроса с использованием полиграфа, это правило носит императивных характер. Учитывается это ограничение и авторами, участвующими в разработке методик проведения исследований с использованием полиграфа. Например, оно указывается в методических рекомендациях по проведению в АНО « ЦНКЭС» (18 ) психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

В УПК РФ нет каких-либо возрастных ограничений, касающихся лиц, в отношении которых проводится экспертное исследование. Тем не менее, учитывая приведённые выше положения, назначение ПФЭ в отношении лиц, не достигших 14-лентего возраста, нежелательно. Кроме того, принимая во внимание, что в ходе процедуры ПФЭ по существу производится проверка данных ранее показаний, при назначении и производстве ПФЭ в отношении лиц 14-18-летнего возраста следует учитывать положения ст. 45, 425, 426 УПК РФ, определяющих участие в производстве по делу педагога, психолога, представителя или законного представителя. При проведении ПФЭ в отношении несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, участие педагога или психолога обязательно. Их участие позволит эксперту лучше ориентироваться в вопросах психического развития и психических особенностей обследуемого. Представитель и законный представитель несовершеннолетнего, призванные повысить уровень представительства несовершеннолетнего, должны в обязательном порядке привлекаться к процедуре получения от несовершеннолетнего добровольного согласия на участие в ПФЭ. Поэтому обследование лица, не достигшего 18-летнего возраста, проводится только при наличии письменного согласия на участие в ПФЭ не только самого несовершеннолетнего, но и его представителя или законного представителя.

2. Умственное развитие. Дефекты умственного развития обследуемого лица сильно усложняют получение достоверных результатов в ходе исследования с использованием полиграфа, хотя и не всегда исключают их полностью. В каждом случае данная проблема решается индивидуально, с учётом адекватности реагирования лица на установочные тесты в начале этапа непосредственного тестирования при производстве ПФЭ. В.А. Варламов по этому поводу пишет, что « если степень умственной отсталости такова, что у обследуемого полностью отсутствует критика своего поведения, то он расскажет всё как на духу и полиграфное обследование проводить не надо. Если же хотя бы немного сохранена критика своего поведения, то обследуемый понимает, что его признание повлечёт неприятные последствия для него, что повлечёт за собой стремление скрывать искомую информацию. Значит, вопросы будут иметь для лица некоторую значимость ( хотя, возможно, и слабовыраженную), что создаёт предпосылки для успешного проведения исследования с использованием полиграфа» (19 ). Однако выраженная умственная отсталость приводит к непониманию испытуемым сути процедуры исследования на полиграфе, несоблюдению им требований к поведению в ходе исследования и иным негативным последствиям, что может исключать возможность получения каких-либо определённых выводов по результатам исследования.

Так, в ходе расследования одного из убийств на исследование с использованием полиграфа была направлена женщина 52 лет, сельская жительница, имевшая образование 7 классов сельской школы. Объяснения специалиста-полиграфолога в ходе предтестовой беседы не нашли у неё понимания. Требования к поведению в ходе тестирования, сама процедура проверки, датчики полиграфа вызвали у неё искреннее удивление. Установочные тесты выявили неадекватность её реагирования на установочные тесты, указания специалиста о необходимости отвечать определённым образом испытуемой постоянно нарушались. С учётом отмеченных обстоятельств специалист принял решение не проводить дальнейшее тестирование и сделал вывод о том, что ответить на поставленные перед ним вопросы не представляется возможным (20 ).

При наличии данных о низком уровне интеллектуального развития лица, чьи показания требуют проверки, решение о назначении ПФЭ должно приниматься с учётом результатов судебно-психологической или судебно-психиатрической экспертизы, содержащих сведения о возможности этого лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

3. Наличие хронического психического заболевания ( шизофрении, эпилепсии и т. д.). По мнению некоторых специалистов ( А.И. Скрыпников, И.С. Зубрилова, С.Н. Зерин), психическое заболевание является фактором, исключающим возможность проведения исследования с использованием полиграфа. Однако фактическое состояние лица в период протекания психического заболевания может быть неодинаковым: периоды обострений могут сменяться периодами ремиссии, когда психическое состояние лица находится в пределах нормы. В последнем случае проведение ПФЭ не исключено, но решение о производстве ПФЭ должно приниматься с учётом мнения психиатров.

4. Употребление лицом психоактивных веществ ( алкоголя, наркотических средств, психотропных препаратов). В состоянии наркотического или алкогольного опьянения проведение исследования с использованием полиграфа исключено, так как в подобном состоянии очень высока вероятность неадекватного реагирования на предъявляемые стимулы. Это же можно сказать и о периоде времени после приёма сильнодействующих лекарств, так называемых нейролептиков. Тестирование становится возможным только после прекращения действия указанных веществ и препаратов. Тестирование наркоманов не может осуществляться на фоне абстинентных проявлений ( в период « ломки»).

5. Крайняя степень утомления, резко выраженное физическое истощение, острые боли. В подобных состояниях психика человека характеризуется наличием выраженной доминанты, т.е. господствующего в центральной нервной системе очага возбуждения, тормозящего работу других нервных центров (21 ). В этой ситуации вопросы, связанные с темой исследования, могут вытесняться в сознании человека другими, гораздо для него более значимыми в данный момент проблемами. Возможность проведения исследования появляется по прошествии определённого времени в связи с восстановлением нормального психологического или физического состояния человека.

6. Острые и хронические соматические заболевания в период обострения и декомпенсации. Применительно к производству ПФЭ данные заболевания следует рассматривать как относительное противопоказание. Говоря об относительности противопоказаний, следует подчеркнуть, что решение вопроса всегда будет базироваться на индивидуальном подходе к оценке состояния здоровья лица, в отношении которого планируется проведение ПФЭ. Таким образом, корректнее вести речь не о заболеваниях, рассматривая их как некий перечень, исключающий процедуру ПФЭ, а о состояниях, препятствующих в конкретной ситуации осуществить процедуру опроса.

Проблема заключается не столько в том, что те или иные заболевания могут искажать показатели регистрируемых на полиграфе реакций, а в том, что ситуация проведения ПФЭ, характеризующаяся высоким уровнем стрессогенности, может негативно сказаться на состоянии здоровья испытуемого, например, спровоцировать гипертонический криз при наличии у испытуемого патологии сердечно-сосудистой системы, следствием чего станет прекращение процедуры опроса. Поэтому квалифицированный полиграфолог обязан прогнозировать подобные ситуации и в случаях, когда проблема выходит за рамки его компетенции, осуществлять превентивные консультации со специалистами.

При наличии противопоказаний лучше перенести исследование на более поздний срок, дождаться нормального функционирования органов и систем человека, либо, если это невозможно, отказаться от проведения ПФЭ.

7. Наличие второй половины беременности. Как свидетельствует практический опыт проведения исследований с использованием полиграфа, само по себе наличие беременности, даже её второй половины, не исключает возможности проведения ПФЭ. В научной литературе описывается случай успешного тестирования женщины, находившейся на 9-м месяце беременности (22 ). Поэтому при отсутствии медицинских противопоказаний в данной ситуации на первый план могут выходить противопоказания этического порядка. Кроме того, необходимо учитывать, что сама процедура тестирования, действия полиграфолога при обсуждении вопросов тестов способны вызвать излишнее эмоциональное возбуждение испытуемой, что в свою очередь может негативно сказаться на дальнейшем протекании беременности.

Личность обследуемого как объекта ПФЭ интересна не только в плане установления противопоказаний к обследованию, но и для выбора эффективной формы взаимодействия эксперта с испытуемым, правильной оценки особенностей поведения последнего в процессе производства ПФЭ, а также правильной оценки полученных психофизиологических реакций. Как отмечают С.И. Оглоблин и А.Ю. Молчанов, в ходе исследования с использованием полиграфа грамотный и опытный специалист просто обязан уловить « отголоски» тончайших особенностей личности обследуемого лица и строить в дальнейшем на этой основе всю тактику проводимого им мероприятия (23 ).

Сбор данных о личности в рамках подготовки к проведению и при проведении ПФИ необходимо рассматривать исключительно как прикладную задачу, основанную на полисистемном подходе. Данный подход включает формулирование цели и перечисление задач, соответствующих функционированию объекта исследования в определённом хронологическом диапазоне, что сопровождается подбором или разработкой оптимального инструментария, выбором методов исследования, анализа информации и т. д. Обработанная таким образом информация о личности оптимально соответствует практике доказывания и целям использования доказательств, так как включает весь спектр данных, в том числе и полученных по каналам оперативных служб органов правоприменения.

Предмет ПФЭ. Содержание предмета судебной экспертизы необходимо рассматривать с двух позиций ‑ научной и практической.

С точки зрения научной отрасли знания предметом науки о судебной экспертизе являются закономерности формирования свойств объектов и их изменения в связи с совершением преступления. Научные представления о предмете судебной экспертизы определяют компетенцию и возможности различных видов и разновидностей судебных экспертиз, служат основанием для отграничения их друг от друга, а в практической деятельности ‑ базой для эффективного и правильного использования специальных знаний.

С точки зрения практической деятельности предметом судебной экспертизы являются фактические данные ( обстоятельства дела), устанавливаемые на основе специальных научных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и исследования материалов уголовного дела. Такой точки зрения придерживается большинство авторов, затрагивавших данную проблему в своих исследованиях. Например, Ю.К. Орлов полагает, что предметом судебной экспертизы выступают « факты, обстоятельства ( фактические данные), устанавливаемые посредством экспертизы» (24 ). По мнению Т.В. Аверьяновой, предметом экспертизы можно считать установление фактов ( фактических данных), суждений о факте, имеющих значение для уголовного, гражданского, арбитражного дела либо дел об административных правонарушениях, путём исследования объектов экспертизы, являющихся материальными носителями информации о происшедшем событии (25 ).

Предмет судебной экспертизы непосредственно связан с её объектом. Соотношение объекта и предмета экспертизы таково: объект экспертизы – это источник информации, причем самой разнообразной, а предмет экспертизы – это сама информация, получаемая в процессе изучения объекта.

Предмет судебной экспертизы, назначаемой по конкретному делу, связан также с предметом доказывания и экспертной задачей.

Цель ПФЭ – выявление актуальной для судопроизводства скрываемой информации либо легализация информации о событиях, действиях, фактах, имевших место до осуществления процедуры ПФЭ, в отношении участников уголовного процесса с переменным процессуальным статусом. В процессе расследования достижение указанной цели имеет существенное значение в контексте установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания ( ст. 73 УПК РФ). Любое деяние ( действие или бездействие), отнесённое к категории преступных, совершается во времени и пространстве, ему способствуют определённые обстоятельства, в том числе и те, которые не имеют уголовно-правового значения. Без выяснения всех этих обстоятельств невозможно установить, было или не было совершено уголовно наказуемое деяние. В УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию, сформулированы в общем виде, т.е. применимы ко всем видам преступления. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

– событие преступления ( время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

– виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

– обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

– характер и размер вреда, причиненного преступлением;

– обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

– обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

– обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

– обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Результаты ПФЭ могут использоваться в доказывании, если они способствуют установлению отмеченных выше обстоятельств. В этой связи должен быть поставлен вопрос о круге задач, решаемых при помощи ПФЭ. Экспертные задачи определяются в вопросах эксперту исходя из предмета исследования и конкретных обстоятельств дела. Поскольку задача перед экспертом формулируется в виде вопроса, то и предмет судебной экспертизы опосредованно выражается через этот вопрос.

Вопросы, выносимые на разрешение ПФЭ. Научной общественностью дискутировалась проблема о формулировке вопросов экспертам при производстве ПФЭ. При этом единодушно была отвергнута допустимость постановки вопросов о виновности проверяемого лица в совершении преступления, о ложности сообщённых им ранее сведений либо о существовании события или отдельных обстоятельств преступления. Виновность или невиновность человека, правдивость или ложность его показаний, наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, устанавливаются исключительно органами, осуществляющими расследование, и судом. Поэтому с учётом представлений об объекте и предмете ПФЭ задачи эксперту должны быть поставлены в форме вопроса о наличии ( отсутствии) при проведении исследования в отношении конкретного лица психофизиологических реакций, свидетельствующих о существовании в его памяти идеальных следов соответствующего события или явления. Кроме того, для правильного истолкования вывода по данному вопросу необходимо дополнительно ставить вопрос об обстоятельствах формирования в памяти человека вышеуказанных образов, т.е. определить характер связи образов с событием, отражением которого они являются ( сформировались ли данные следы в результате непосредственного отражения лицом обстоятельств события либо являются результатом опосредованного их отражения путём получения соответствующей информации от иных лиц в посткриминальный период).

Таким образом, в ситуации, когда лицо ( подозреваемый, обвиняемый, свидетель или потерпевший) скрывает свою осведомлённость об обстоятельствах расследуемого преступления, на разрешение эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:

– Выявляются ли в ходе исследования с использованием полиграфа психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что гр. Н. располагает информацией о деталях случившегося? Если да, то какой именно информацией может располагать гр. Н.?

– При каких обстоятельствах могла быть получена гр. Н. эта информация? Могла ли она быть получена на момент случившегося? (26 )

В ситуации же, когда лицо демонстрирует сотрудничество с органами расследования и даёт показания по обстоятельствам дела, но имеются сомнения в их достоверности, вопрос может быть поставлен в иной форме:

– Согласуются ли выявленные в ходе исследования с использованием полиграфа психофизиологические реакции гр. Н. с его показаниями об обстоятельствах … ( указывается характеристика преступления), а именно, что … ( указываются требующие проверки показания)?

Важным, на наш взгляд, представляется вопрос о том, осведомлённость о каких именно деталях расследуемого события может устанавливаться в процессе исследования на полиграфе. Как известно, совершённое человеком в реальной действительности общественно опасное деяние будет признано преступлением, если оно содержит определённый УК РФ состав преступления, элементами которого выступают объект и объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления.

Проведение ПФЭ наиболее эффективно для установления обстоятельств, которые обследуемое лицо непосредственно наблюдало либо участником которых оно являлось, т.е. обстоятельств, объективно существовавших, « подтверждённых действием». Поэтому наиболее отчётливое отражение в памяти человека находят обстоятельства, характеризующие объективную сторону преступления ( место, время, способ совершения преступления, использовавшиеся орудия преступления и т. д.), предмет преступного посягательства, субъект преступления ( лицо или лиц, участвовавших в его совершении), жертву преступления ( как правило, в случае непосредственного контакта преступника и жертвы). Как справедливо отмечает В.А. Варламов, вопросы, которые ставятся перед полиграфологом, должны касаться следующих направлений информационного поиска:

– « Кто?»: кто участвовал в совершении преступления либо кто является жертвой, каковы характеристики указанных лиц ( одежда, цвет волос, возраст и пр.);

– « Что?»: каковы обстоятельства произошедшего, что и как было сделано преступником, какие действия были совершены жертвой и т. д.;

– « Когда?»: имеется в виду временной период, дата совершения преступления;

– « Где?»: эта тема связана с особенностями обстановки совершения преступления (27 ).

При этом необходимо учитывать, что проверочные вопросы на указанные темы могут « сработать» лишь в том случае, когда проверяемые обстоятельства не просто объективно существовали в прошлом « вокруг» проверяемого лица, но и запечатлелись, нашли отражение в его памяти. В практической жизни на процессы восприятия влияют многие факторы объективного и субъективного характера. В результате нередки случаи, когда лицо, являвшееся непосредственным участником преступного события, не запоминает, казалось бы, очевидных обстоятельств, сопутствовавших его развитию.

Проблемным является вопрос о проведении ПФЭ для установления обстоятельств, характеризующих субъективную сторону преступления. Субъективная сторона раскрывает внутреннюю сферу преступления, внутренний мир лица, его совершившего, его психическую деятельность в момент совершения преступления или связанную непосредственно с преступлением. По многим составам проблема изобличения преступника, доказывания субъективной стороны преступления, мотива, цели совершённых действий вызывает значительные трудности. Поэтому в научной литературе высказано мнение, что одним из действенных методов, способствующих преодолению указанных трудностей, является метод исследований с использованием полиграфа (28 ).

Однако возможность использования ПФИ в указанных целях не всегда очевидна и требует значительных оговорок. В любом случае речь может идти не об установлении посредством производства ПФЭ формы вины, мотива или цели, а только об обладании лицом информацией о действиях, обусловленных определённым мотивом и целью. Иногда установления факта обладания лицом некоей информацией достаточно для вынесения следователем оценочных суждений об элементах субъективной стороны преступления.

В практике авторов данной работы был случай, когда исследование с использованием полиграфа, проведённое в отношении гр. Г, задержанного после попытки сбыть в магазине фальшивую купюру достоинством 1000 рублей, показало, что проверяемый знал о том, что указанная купюра является фальшивой ещё до попытки расплатиться ею. Это прямо указывало на умышленный характер его действий, что и нашло подтверждение в ходе дальнейшего расследования.

Тем не менее следует учитывать, что почти каждый человек выступает носителем весьма впечатляющего и яркого « букета» психических переживаний, фантазий, мечтаний и т.п., в том числе касающихся разнообразных вариантов социально неодобряемого и даже преступного поведения. Однако в практических делах данные внутренние потенции могут и не найти объективной реализации. Между мотивами, потребностями, желаниями, с одной стороны, и конкретными поступками ‑ с другой, лежит целый ряд опосредующих и промежуточных звеньев, в результате чего подобные субъективные переживания, отражаясь в сознании личности, могут не иметь « подтверждения действием» (29 ). Поэтому установление в процессе исследования с использованием полиграфа наличия у проверяемого лица соответствующих желаний, потребностей и т.п. вряд ли может рассматриваться как прямое свидетельство существования умысла, мотива или цели в уголовно-правовом смысле. Нельзя забывать об одном из принципиальных положений психологической науки, постулирующем отсутствие однозначного соответствия особенностей личности субъекта его поступкам. Данная связь может носить только вероятностный характер.

В ситуации конкретного обследования возможность решения задачи по установлению обстоятельств, характеризующих элементы субъективной стороны преступления, должна решаться индивидуально, с учётом особенностей расследуемого дела.

Авторы: Семенов В. В., Иванов Л. Н., г. Саратов

1. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / под науч. ред. Н. А. Селиванова и А. И. Дворкина. М., 1999. С. 38. Схожие взгляды высказывали и иные авторы. См., например: Белюшина О. В. Правовое регулирование и методика применения полиграфа в раскрытии преступлений. С. 75, 82; Комиссаров В. И., Комиссарова Я. В. Проблемы становления психофизиологической экспертизы // Роль и значение деятельности Р.С. Белкина в становлении современной криминалистики: матер. междунар. науч. конф. ( к 80-летию со дня рождения Р. С. Белкина). М., 2002. С. 399–403.

2. См.: Штыров В. Полиграфные экспертизы // Законность. 2007. № 9. С. 39.

3. См.: Комиссарова Я. В. Результаты психофизиологического исследования с использованием полиграфа как источник доказательств в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2005. № 2. С. 60–62.

4. См.: Комисарова Я. В. Практические аспекты назначения и производства психофизиологической экспертизы по уголовным делам // Вестник криминалистики / отв. ред. А. Г. Филиппов. Вып. 1. М., 2004. С. 68.

5. См.: Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: Курс общей теории. М., 2006. С. 206–208; Орлов Ю. К. Объекты экспертного исследования // Тр. ВНИИСЭ. М., 1974. Вып. 8. С. 12; Шляхов А. Р. Предмет и система криминалистической экспертизы // Тр. ВНИИСЭ. М., 1971. Вып. 3. С. 16.

6. Объектами экспертизы могут выступать также события, факты, явления и другие нематериальные объекты, необходимость изучения которых в процессе расследования требуют специальных познаний и проведения экспертного исследования. Однако изучение этих событий, фактов, явлений и других нематериальных объектов осуществляется путём исследования материальных носителей информации о них ( обстановки места происшествия, материалов уголовного дела, документов и т. д.). См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 458–459.

7. См.: Винберг А. И., Мирский Д. Я., Ростов М. Н. Гносеологический, информационный и процессуальный аспекты учения об объекте судебной экспертизы // Вопросы теории и практики судебной экспертизы. М., 1983. С. 12.

8. См.: Основы судебной экспертизы. Ч. 1: Общая теория. М., 1997. С. 85.

9. Мирский Д. Я. Некоторые теоретические вопросы классификации объектов судебной экспертизы, их свойств и признаков // Методология судебной экспертизы: сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1986. С. 59.

10. См.: Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ « О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 04.06.2001. № 23. Ст. 2291.

11. См., например: Корнаухов В. Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск, 1982. С. 182.

12. Подробнее об этом, см.: Иванов Л. Н. Полисистемные исследования личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 2006. С. 255–273.

13.Мирский Д. Я. Указ. соч. С. 59.

14. Существуют и другие основания классификации объектов судебных экспертиз. Подробнее об этом см.: Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза. С. 208–213; Винберг А. И., Малаховская Н. Т. О принципах классификации объектов в судебно-экспертной объектологии // Методология судебной экспертизы: сб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1986. С. 31–35; Мирский Д. Я. Указ. соч. С. 59; Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. С. 30–40.

15. См.: Закатов А. А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С. 133.

16. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса: в 2 т. Т. 1: Основные положения науки советского уголовного процесса. М., 1968. С. 411.

17. Скичко О. Ю. Тактико-психологические основы допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших на предварительном следствии. М., 2006. С. 55.

18. АНО « ЦНКЭС» – Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий, негосударственное экспертное учреждение, активно участвующее в проведении ПФЭ по инициативе следователей прокуратур г. Москвы и Московской области. Подробнее об этом см.: Штыров В. Полиграфные экспертизы // Законность. 2007. № 9. С. 39–40.

19. Варламов В. А. Указ. соч. С. 40.

20. По материалам деятельности группы УОТМ при УВД Тульской области за 2001 г.

21. См.: Ухтомский А. А. Доминанта как интегральный образ / Доминанта. СПб., 2002. С. 39.

22. См.: Варламов В. А. Указ. соч. С. 39.

23. См.: Оглоблин С. И., Молчанов А. Ю. Инструментальная « детекция лжи»: академический курс. Ярославль, 2004. С. 237.

24. Орлов Ю. К. Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Судебная экспертиза: общие понятия: учеб. пособие. М., 2004. Вып. 2. С. 3.

25. См.: Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза. С. 77.

26. Формулировка вопросов эксперту, производящему ПФЭ, именно в таком виде поддерживается многими авторами. Подробнее см.: Комиссарова Я. В. Методические аспекты психофизиологического исследования с применением полиграфа // Российский судья. 2006. № 2. С. 16–18; Кунин Д. В. Метод психофизиологической диагностики в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С. 17; Штыров В. Полиграфные экспертизы // Законность. 2007. С. 40; и др.

27 См.: Варламов В. А. Указ. соч. С. 151–152.

28.См.: Юрин В. М., Баринов С. В. Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа ( к вопросу о методах изобличения преступника) // Российский следователь. 2006. № 11. С. 4–7.

29.См.: Сафуанов Ф., Шишков С. Экспертиза « правдивости» показаний ( возможности психологической экспертизы) // Законность. 1992. № 2. С. 13–14.

психофизиологическая экспертиза, детекция лжи, уголовный процесс, расследование, ПФЭ, несовершеннолетние, исследование, детектор лжи, экспертиза, ложь, проверка, тестирование, Саратов

detectinfo.ru

Смотрите так же:

  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Следственный комитет комсомольск на амуре Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Адрес: 681013, Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре, ул. Красногвардейская, 34 Телефон: тел/факс 8 (4217) 54-36-88 Руководитель: Кутиков Дмитрий Сергеевич Заместитель […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Отгул по семейным обстоятельствам заявление Образец заявления на отгул по семейным обстоятельствам Понятие «отгул» не определено в законодательстве. Поэтому под ним подразумевают отпуск без сохранения зарплаты. Как известно, ежегодный оплачиваемый отпуск планируется заранее и […]
  • Законы сложения 2 Законы сложения чисел Переместительный закон сложения Если слагаемые поменять местами, то сумма не изменится. Это можно легко проверить, посчитав количество звёздочек, представленных на рисунке: Можно сначала посчитать зелёные звёздочки, […]
  • Правила пдд круглый знак ПДД: Запрещающий дорожный знак 3.2 Движение запрещено в Правилах дорожного движения Запрещающий дорожный знак 3.2 Движение запрещено запрещает движение соответствующих видов транспортных средств в обоих направлениях. Действие запрещающего […]

Обсуждение закрыто.