Прокурор в наколках

Служебный роман Михаила Нарусова

Михаил НАРУСОВ, кажется, ничего не боится. Он кардинально поменял свою жизнь: в апреле 2013 ушел с поста прокурора города, который занимал более 17 лет, женился на молодой женщине и в 63 года во второй раз стал папой.

Сегодня он по-прежнему радуется жизни и успевает все: играет в бильярд с друзьями, активно занимается спортом, воспитывает маленького сына, много читает, реализует собственный бизнес-проект и производит впечатление вполне успешного и счастливого человека.

Меня встретил солидный мужчина, выглядящий ровно так, как и должен преуспевающий руководитель: подтянут, приветлив на выдержанной дистанции, деловит без суетливости.

— Михаил Абрамович, почти два года назад вы совершили как минимум два крутых поворота в жизни: оставили пост прокурора, и тогда же, практически одновременно, стали «молодым» папой в возрасте 63 лет. Что это — перезагрузка или стечение обстоятельств? А может, продуманный, четкий, стратегический план?

(смеется) Стратегии и тактики тут точно никакой не было. То, что произошло в моей жизни за последнее время, — это ход абсолютно закономерных событий. Мой многолетний служебный роман закончился браком и рождением сына. Супруга моя, Ольга Николаевна более 10 лет работала со мной в прокураторе в должности сначала помощника, потом старшего помощника прокурора, и, несмотря на то, что у нас есть разница в возрасте, в наших отношениях до сих пор присутствуют любовь, нежность и романтика. И я не чувствую себя рядом с ней старым и немощным пенсионером. Жена-то молодая! А что, Лен? Из песни слов не выбросишь! (смех) Надо и погладить, и поцеловать!

— 10 лет служебного романа — очень большой срок.

Да. И в какой-то момент я совершенно четко понял, что буду рад, если у меня появится ребенок, сын. Знаешь, когда у нас родился Андрюша, все сразу встало на свои места. Моя жизнь изменилась к лучшему. Я наконец-то бросил курить, практически не пью, живу в гармонии с собой и окружающими.

— Вообще-то, в первый вопрос, я заложила сразу два: сначала спросила о вашей профессиональной деятельности, и только потом про — личную жизнь. Вы же почему-то начали отвечать со второго. Что это — «оговорка по Фрейду»? Или сегодня личная жизнь для вас на первом месте, в приоритете?

— Да, сегодня у меня есть самая близкая моему сердцу «сфера» — это моя семья, мой дом, мои дети и внуки. Я открыл новую страницу жизни, сейчас интересуюсь совершенно разными вещами, много времени уделяю воспитанию маленького сына, постоянно путешествую. Время, проводимое с семьей, — большое счастье для меня.

А уход с поста прокурора города — это уже совершенно другая тема. Ведь на самом деле поворот этот вовсе не резкий. Я давно к этому шел, это был осознанный выбор. И если говорить откровенно, я уже как прокурор давно состоялся, никакой перспективы дальнейшей служебной карьеры не было. И более скажу, мне перестала эта работа быть интересной как для профессионала, уже ничего нового я не мог для себя почерпнуть. И я подумал, пока еще есть здоровье, надо начать что-то новое и применить свои старания, усилия в другом деле.

— То есть, ваш уход из прокуратуры ну никак не связан с теми событиями, которые произошли в апреле 2013 года, когда ваша двоюродная сестра Людмила Нарусова покинула пост сенатора, и госпожа Собчак спасала свои миллионы?

— (смеется) Ну, в общем-то да. Хотя я всегда говорил, что все события и все факты надо расценивать и рассматривать во взаимосвязи. Апрель того года, возможно, стал для нас событийным месяцем. Но сказать, что это напрямую связано с Людмилой или Ксенией Собчак — нет, конечно.

Мы всегда хорошо и по-родственному общаемся. Естественно, Людмила интересуется моей судьбой, она была очень счастлива, что у меня, наконец-то, все сложилось в личной жизни, но принимать в ней какое-то участие — нет, никогда такого не было. Не хочу на этом акцентировать внимание, но она никогда не бегала ни к генеральному прокурору, ни еще куда-то, чтобы меня продвинуть по службе. Хотя при желании можно было дальше пойти, но не было такой цели ни у меня, в первую очередь, ни у нее — куда-то меня толкать в заоблачные выси. Как вам сказать. Я не хочу недооценивать или переоценивать себя, но всего в своей жизни я добился исключительно сам. Звучит очень идеалистично, но это так.

— Вы более сорока лет проработали на разных должностях и начинали свою карьеру с начальника милиции, затем были председателем суда, потом более семнадцати лет работали прокурором нашего города. Скажите, а чем должен пожертвовать человек, чтобы стать судьей или прокурором? От чего он должен отказаться и чего лишиться?

— Запомни, Лена, учить, лечить, судить — вот три самые трудные в мире профессии. Не скрою, не по моему желанию, а по настоянию обкома партии, в 1983 году меня назначали тогда председателем суда. Собеседование со мной проводила умнейшая женщина, председатель брянского областного суда, Вера Николаевна Бондарь, так вот она мне говорила: — Миш! Я так понимаю, ты в суд не по своей воле пришел, вот скажи мне, как ты будешь судить? Ты вообще знаешь, что такое правосудие? Я с легкостью отвечаю: Правосудие это — применять право и судить. — Нет, отвечает она, ты глубоко заблуждаешься. Правосудие — это имеешь ли ты право судить — морально, внутренне, профессионально — насколько ты грамотен, насколько ты душой своей способен судить, ведь что такое судья? Это самая сложная профессия в мире! Что такое справедливость? — спрашивает она. — Ты знаешь? — Ну конечно, знаю, — отвечаю я. — Буду судить, чтобы все было справедливо. А она не успокаивается, и говорит: — Вот посмотри — в суде две стороны. И одна обязательно проигрывает, и всегда все будут говорить, что решение ты принял неправильное! Не найдешь ты такой стороны, которая уйдя из суда, сказала бы, что решение ты принял справедливо.

В уголовном процессе точно так же — сторона потерпевшего. Какой не вынеси приговор, какой ни дай срок, все равно скажут — несправедливо, надо было дать больше. А сторона осужденного наоборот — несправедливо, надо было давать меньше. И вот это понятие справедливости настолько относительно и касается всегда только определенного круга лиц. Трудно здесь, понимаете.

— То есть внутренне «забронзоветь», «заматереть» и отключить такие опции, как сострадание и сопереживание, после такого собеседования у вас не получилось?

— Ни в коем случае! Только не это! Для меня до сих остается главным вопрос, имел ли я право судить душевно. В прокуратуру же обращаются, как правило, люди обиженные, считающие, что по отношению к ним что-то где-то несправедливо. Все-таки закон — это не дубина. Мы все должны следовать букве закона, это однозначно и правильно. Но в каждом правоприменительном моменте обязательно должны быть душа и чувства. В суде всегда есть альтернатива — дать условно или реально, ведь виды наказания варьируются очень сильно. Но когда приводишь человека на арест, всегда думаешь, какую меру пресечения избрать.

— Да ладно! Наверняка сразу постановление на арест лежит в напечатанном виде!

— Ты не права. Я приведу здесь такой пример. Жила-была 14-летняя девочка по фамилии Хрущева. Будь у нее другая фамилия, может быть, эта история осталась бы незамеченной. Девочка лишилась с братиком родителей, и их усыновили другие люди, но там что-то не сложилось. Так как дети не родные, приемные родители стали так ужасно к ним относиться, что сестра с братом были вынуждены уйти из дома и скитаться как бездомные, здесь, в городе. Чтобы достать деньги на пропитание, девочка стала грабить. У нее был отработанный метод. Она выслеживала маленьких детей, которые шли из магазина, заходила следом в лифт, и там приставляла к горлу нож, отбирала продукты и украшения. Когда ее поймали и привели ко мне, то увидев щупленькую, худенькую малышку, душа моя сжалась, и я подумал, ну как же я могу этого ребенка арестовать? Лена, не поверишь, тогда я ее не арестовал. Она опять пустилась во все тяжкие, второй, третий эпизод. А сводки-то идут сразу в прокуратуру области! Не была бы она Хрущева, может это и пропустили, не заметили, а тут постоянно мелькает эта фамилия. Второй раз приводят ее ко мне, и я снова ее отпускаю. Тут мне звонит куратор из комиссии по делам несовершеннолетних, кстати, она и сейчас работает, Усачева Любовь Александровна: «Михаил Абрамович, мне дали поручение разобраться — что у вас там за Хрущева постоянно мелькает в сводках, и почему вы как прокурор города ее не арестовываете?» Рассказываю ей в двух словах ситуацию, что не арестовал ее, потому что жалко и все.

А она мне в ответ: «Прокурор области сказал, пусть Михаил Абрамович либо арестует ее, либо удочерит!» Но что я тогда должен был выбрать? Закон или душа? И таких случаев масса. Хотя по закону, то, что она творила — разбойное нападение. Она ведь отбирала имущество, с угрозой для жизни, и надо было сразу ее арестовать. А я не смог это сделать сразу, мне было жаль ее, бедняжку.

— Рассказывая мне эту историю, у вас на глазах появились слезы, стало видно, что вы очень сентиментальны. А мне говорили, что вы холодный человек и у вас, якобы, невыносимый и очень взрывной характер.

— Нельзя отрицать такого момента, я четко понимаю всю свою строгость и жесткость, но, знаете ли, многие работники, скрывая свой непрофессионализм, часто жалуются на несносный характер своих начальников. Меня всегда возмущали бездеятельность и безынициативность некоторых сотрудников. Ужасно это не люблю!

— То есть ударить кулаком по столу вы все-таки могли?

— Бывало и такое, по молодости я был очень эмоциональным человеком. Работая начальником милиции, однажды одним приказом наказал сразу десять сотрудников. Узнав об этом, наш начальник штаба УВД Пряхин Эдуард Андреевич вызвал меня и сказал: «Миша, есть понятия — власть авторитета и авторитет власти. Вот ты сейчас поступил как настоящий самодур, провел как палкой по забору — тыщ-тыщ-тыщ. А в заборе этом есть и хорошие колья, и плохие, всякие. Какие-то хорошо прибиты, какие-то плохо, какие-то подгнили, а ты ни на что не посмотрел, всех под одну гребенку. Считаешь, что начальник, а все остальные — дураки? Нельзя так делать. Никогда. У тебя должна быть власть авторитета, ты авторитетом и должен властвовать». Этот урок я запомнил на всю свою жизнь. Если я прокурор, то должен быть грамотнее, профессиональнее, опытнее всех своих сотрудников, в вопросах применения права, закона, и во многих других областях.

Особенно я это почувствовал тогда, когда пришел работать в суд, заметная разница была между мной и моими коллегами — судьями. Они были грамотнее и профессиональнее меня, и мне срочно пришлось дополнительно заниматься. Брать УК, УПК, гражданское законодательство, особенно пленумы Верховного суда, и учить, учить, учить. И тут надо отметить, что буквально за короткое время я ликвидировал профессиональный и теоретический провал в знаниях.

— Получается, что у вас очень быстрый и очень цепкий мозг, раз вы сумели овладеть бешеной информацией за небольшой срок, вы определенно одарены и, безусловно, умны. И еще вы обладаете мгновенной и правильной реакцией на все ситуации. Это так?

— Наверное, мою правильную реакцию должны оценивать другие люди, не я. Я же всегда поступал, как мне подсказывала душа. И закон. Я хотел, чтобы было и душевно, и законно. Всегда, во всех ситуациях, и там, где требовалась и мгновенная реакция, и мои знания. Думаю, любому прокурору это всегда пригодится в работе. Я же благодарен своей природе за феноменальную память. Правда, сейчас я не могу особо этим похвалиться. Но в свое время мы часто любили перекинуться в «дурака», так вот я запоминал все 36 карт, которые выходили. И к концу игры мог абсолютно точно сказать, у кого какая карта на руках осталась. Игра в дурака — это серьезная умственная головоломка. Если просто бросать карты — это одно, а если играть по-настоящему — это очень сложная игра. Тот, кто со мной играл, тот знает.

— На деньги?

— Ну конечно! (смех) Думаю, вы всегда были лидером в игре, да и при деньгах в вашей «картежной» компании.

— (смех) Ну, это другой вопрос, в общем, на память мне грех жаловаться. На ум — не знаю, это не мне судить, а вот память у меня, как губка. Да и учился я, честно говоря, всегда хорошо, практически «на отлично», почти на медаль шел всегда.

— Ну, учились то вы не потому, что хотели, а потому что у вас была очень мудрая еврейская мама, которая имела пятерых детей и воспитывала всех любовью, лаской и своим авторитетом.

— Откуда вы это знаете?

— Она говорила — Миша, вот принесешь двойку.

— . и я буду болеть. Ты хочешь, чтоб я болела? — Мама, нет! Вот и старался.. Ни отец, ни учителя мои, ни старшие, никто не был для меня авторитетом, никто, кроме матери. Только она меня воспитала, я считаю. Ни школа, ни общество. Только мать. Вот ласки мамины я помню. По сей день, представляете? Ой, ну я помню, как любила она меня, нежила, все время целовала, ласкала, прижимала — сыночек мой! Помню ее запах.

— Как ее звали?

— Бася Исаковна. Знаете, она ведь была совершенно неграмотная женщина, сирота, не знала, даже кто она такая, откуда родом. Батрачила с детства в одной еврейской семье. Не знала ни родителей, ни даты своего рождения, дали ей год, и все. Я ее с раннего детства очень хорошо помню. У нас огород был огромный. Пять соток только под овощник, мы там сажали огурцы, морковку, свеклу, тогда же ничего не покупали, потом все в погреб складывали, и хватало нам еды на всю зиму. Еще скотину держали, свиней, курей, две или три козы. Мать была большая труженица, я помню ее руки, вечно черные, потресканные, натруженные пальцы, которые не разгибались.

— Ваша мама настолько правильно вас воспитывала, что замечала разные мелочи. Когда вы в детстве пристрастились к литературе, то она обратилась к соседке с просьбой дать вам что-нибудь почитать, потому что книг дома не было, и та стала давать вам не только книги, но и важные советы по литературе. Правда ли это?

— Ну, вы даете, такие подробности! Да, действительно, как-то раз пришла соседка, она такая мудрая тоже женщина, и мать в беседе — я это тоже помню — говорит, он ночами стал читать, как бы он дурачком не стал. Ну, она же безграмотная совсем была, и не понимала. И эта же женщина меня позвала и спрашивает: «Миша, а что ты читаешь? А ты Драйзера читал? Бальзака? Фейхтвангера? Дюма? Цвейга? Ремарка? И начала она со всей классической литературы, дала мне список, который я должен был прочитать. У них была своя огромная библиотека, это была такая старая интеллигентная еврейская семья. И так потихоньку стала приносить мне разные книги. Я стал запоем читать и увлекся Джеком Лондоном. Для меня это был совершенно другой мир. А потом уже перешел на более серьезную литературу, классику. Трилогию Драйзера — «Финансист», «Титан», «Стоик». «Женщина в белом». потом, Бальзака, Фейхтвангера. Так потихоньку я проникся и полюбил немецкую, французскую, американскую классику. Чтение дает большой словарный запас, шлифует разговорную речь, и в то же время появляются богатство и широта мысли. Ведь иной раз у человека мыслей много, а слов мало, не хватает эрудиции.

— Тут надо сказать, что и сами стали неплохим отцом, воспитанием старшего сына занимались исключительно вы, вложили в него очень много. Сын пошел по вашим стопам и тоже достиг определенных профессиональных успехов на этом поприще.

— Не хочу на себя одеяло натягивать, но это действительно так. Он ушел со мной, когда мы с супругой расстались, сам принял это решение, будучи в старших классах. Как я его мог бросить? Сказать, уходи обратно к мамке, что ли?

— Ну да, большинство отцов в нашей стране после развода именно так и поступают, снимают с себя всю ответственность за воспитание детей и перекладывают все на женщин.

— Только не в моем случае. «Пап, я без тебя не могу, я буду с тобой», — вот его слова. Был примерно полугодовой период, когда он жил без меня, в это время совсем перестал ходить в школу, начал болтаться где-то, естественно, успеваемости никакой. Я тогда председателем суда работал, все меня, конечно, знали, и по этому вопросу постоянно вызывали в школу, директор школы лично со мной беседовал — что-то неладное с вашим Мишей творится. Конечно, я очень переживал по этому поводу. Ходил к нему и в школу, и домой приходил, беседовал. А однажды прихожу с работы — а у меня две родные сестры, я к ним ушел жить — смотрю, сидит у нас — пап, я с тобой буду жить. Мои сестры его сызмальства любили, он часто был у них, они две вековухи, и стали как две мамки у него. Постирать, приготовить — он всегда сытый, чистый, и с успеваемостью сразу наладилось, закончил хорошо школу. Еще до окончания точно определился, что будет юристом.

— Вы сказали, что вылепили из него то, что есть сейчас. А конкретно, что делали, заставляли его заниматься спортом?

— Это отдельная песня. Я его заставлял подтягиваться, качать руки, пресс, гусиным шагом ходить.

— Ой, а как это?

— Да что там рассказывать, давай покажу! Он, действительно, слабенький был ребенок, рахитный, у него колено уходило в сторону, но он накачался, к десятому классу уже авторитет был, а когда учился в университете, в общаге уже верхи держал! Разборки чинил (смеется). Так что он у меня молодец!

— Михаил Абрамович, охарактеризуйте себя пятью прилагательными, какой вы на самом деле?

— Я простой, доступный, наверное, справедливый — в меру понимания лиц, с которыми я сталкиваюсь, или общаюсь. Я, наверное, старательный, потому что стараюсь делать свое дело хорошо по жизни. Ну и еще что? Назовите вы.

— Обаятельный.

— Ну, наверное, если вы так считаете (смеется).

— У силовиков есть такая «добрая» традиция — они постоянно перемещают свои кадры. Всем понятно, для чего это делают — человек отработал, собирает семью и уезжает. Вы же после ухода с поста прокурора остались в городе. Комфортно ли вам сейчас, уже не будучи прокурором? И кого у вас больше — друзей или врагов?

— Вы знаете, к сожалению, такой менталитет наших жителей, и не только в Обнинске, наверное, и во всей России так — сегодня ушел, завтра тебя уже все забыли, и те, кто бежал через дорогу с тобой поздороваться, теперь бегут от тебя в обратную сторону, чтобы не здороваться, это действительно так. Я же, уйдя с должности прокурора, по сей день себя ущемленным не чувствую, основная масса моего окружения осталась со мной. Меня продолжают приглашать на разные мероприятия, на дни рождения моих друзей. Я в хороших, добрых отношениях со своим преемником Дмитрием ЧУМАКОМ и благодарен судьбе, что на мое место пришел очень грамотный, высокопрофессиональный и вообще очень умный человек. Сегодня, когда я прихожу на прежнюю работу, то весь коллектив рад меня видеть, подбегает, здоровается.

— С этим понятно. Но враги-то все-таки есть или нет? Вопрос конкретный.

— Давайте так рассуждать. Кто писал на меня при жизни, тот и сейчас пишет. Я не буду фамилии называть, кто знает, тот поймет. Продолжаются какие-то гадости, но они были проявлены еще того, когда я работал. Я рассуждаю здесь так, что.

— . собака лает, караван идет?

— Ниже достоинства вступать в какие-то контакты с такими людьми. В свое время были и «Московские ворота» эти «любимые» (речь идет об уголовном деле против главного редактора этой газеты — Прим. Ред.) — история с Кулебякиным, вы знаете, писали гадости про Людмилу, про Ксению, про меня. Что ни статья, то Собчак, «светская львица», как он любил ее называть, ну и на меня, естественно, ушат грязи. Мне предлагали — начни судиться с ним, но я решил, что это ниже моего достоинства, это же им дать козырь в руки, лишний повод поговорить, посудачить!

— И суд бы, наверное, выиграли?

— Сто процентов. Потому что я уже имел судебный опыт. В свое время, когда арестовал весь РУОП, они написали на меня тогда во все инстанции: и начальнику ФСБ, и генпрокурору, вплоть до Президента! О том, что я бандит, и с бандитами связан, что прожил два года, не заплатив ни копейки, в гостинице «Юбилейная» в том же номере, что жил артист Матвеев, когда снимал фильм «Любить по-русски». Что потом за меня заплатили бандиты, писали про какую-то мебель, которую мне подарил кто-то из криминалитета, в общем, чего там только не было!

Я тогда психанул и подал на них в суд, на тех, которые еще не арестованы были. Ко мне тогда обратились прокурор области и начальник УВД: «Миш, ну что ты их будешь наказывать, они и так обижены, а ты их еще и материально. Они извинятся перед тобой, и давай прекратим». Они публично извинились за то, что оклеветали и опорочили мои честь и достоинство.

— То есть, поговорка «дыма без огня не бывает» — не про этот случай?

— Дело в том, что когда я приехал работать в Обнинск, то мне по закону должны были предоставить служебное жилье, но на тот момент его в городе не было. Тогдашний мэр Шубин Михаил Владимирович нашел альтернативное решение этого вопроса и предложил мне заселиться в гостиницу, сказал — живи, голову не ломай, мы с руководством прокуратуры области определимся, кто платит. Номер-то дорогой, и по тем временам, но мне надо было где-то жить. Я и жил себе абсолютно спокойно, в расчете на то, что город оплатит, особо и не вникая в суть этого вопроса. А когда стали проверять, выяснилось, что там вообще никто не платит. Ни город, ни прокуратура области. Когда все это выяснилось, то прокуратура области быстро погасила все неоплаченные счета. Достоверный факт, что это были не бандиты. И точно так же с мебелью — все моменты, что написали, это просто вымысел и грязь. Но Кулебякин тогда всех превзошел. Говорили мне — Миш, да посади ты его! Я ответил всем, мне это дороже обойдется, пусть пишет.

— Знаю многих людей, которые после того как покинули высокий пост, долго не могут приспособиться к новой жизни и другим реалиям. Адаптировались ли вы, все ли у вас сейчас в порядке? Не было ли депрессии?

— Слово джентльмена — нет и никогда не было никакой депрессии. Я без сожаления, сразу включился в другое дело, которое мне предложили, и полностью ему отдался. Сегодня я реализую большой строительный проект «Новый бульвар» в районе Белкинского оврага совместно с Олегом Викторовичем Есинским. Два многоэтажных дома стоят напротив друг друга. У него — который повыше, у меня — который чуть отстает, потому что я позже начал, так как московские подрядчики подвели, затянули, и я даже был вынужден обратиться к нашим строителям. Строит хорошая компания, возглавляет ее Алексей Бабеев и Никита Свечин. Проектировал мой двоюродный брат Нарусов Юрий Борисович, он возглавляет в Москве проектный институт «ЖилДорПроект». Он проектировал специально — место такое, овражное, поэтому фундамент суперпрочный, и жилье — монолит, в общем, стопроцентная надежность. Дом будет звуконепроницаемый, потому что квартиры прямо литые идут, и потом будет кирпичом обкладываться. Дом красивый снаружи и комфортный для будущих жильцов. Кухни очень большие, современные, от 12 до 15 метров, но при этом жилье считается эконом-класса. Квартиры малогабаритные, площадь однушки от 33 до 43 метров, планировка — грамотная. Даже трешки 72-74 метра, полноценная трехкомнатная квартира. Еще один плюс — во всех квартирах есть гардеробная.

— Извините, конечно, но даже при моей богатой фантазии сложно представить вас, бывшего прокурора, в строительной каске на стройплощадке в роли прораба. Знаете, в нормальное-то время в этом бизнесе все не так просто, и для реализации проектов необходимо много денег и энергии, а сейчас вообще говорить не о чем — во время кризиса взять и решиться на такой грандиозный проект. Не боитесь?

— Нет, не боюсь. Я гарантирую — никакие финансовые проблемы мне нисколько не помешают. Лен, я честно — ни одной копейки оттуда не вытаскиваю. Не ворую. И вообще — я в ноль сработаю, но дом дострою! Ни при каких обстоятельствах я свое доброе имя в Обнинске не опозорю. Несмотря ни на какие кризисы, подорожания. Могу на весь город объявить — у меня пять сотрудников ФСБ стали дольщиками! Работники прокуратуры, суда. И я не могу никого подвести. Я всегда трезво оцениваю любую ситуацию, пусть и не заработаю вообще ни копейки, но этот дом стоять будет. Я дорожу своей репутацией.

— Никогда не поверю, что при вашей активной жизненной позиции, вы занимаетесь, лишь, одной стройкой!

(смеется) Конечно, нет! Юридический опыт у меня колоссальный, я, можно сказать, прошел полный цикл в этой профессии — от милиции и суда до прокуратуры. Поэтому, сегодня я продолжаю оказывать юридическую помощь жителям и в ближайшее время собираюсь открыть общественную приемную. По моей задумке там вместе с коллегами будем принимать тех людей, у кого нет средств на платные юридические консультации. Вплоть до подготовки обращений в органы власти и правоохранительные органы.

— Скажите, вы счастливый человек? Все, что задумали, у вас получилось, или еще что-то есть?

— Ой, когда мне задают этот вопрос, я говорю — да, я счастливый. Меня Господь милует, старается, чтобы мне помочь. Я считаю, что все хорошо и не кривлю душой, Лен, я вообще сейчас откровенно с тобой разговариваю, ничего не утаиваю, не приукрашиваю. Разговор, приближенный к стопроцентной реальности.

— А у вас самого все всегда по букве закона?

— Если брать мою молодость, я смеюсь — она, как у всех, наверное, пацанов, — всякое бывало.

— Расскажете младшему сыну, что «чифирили» и сделали наколки в армии — в «Медвежьем углу»?

— (смеется) Да, конечно! Как и то, что когда то в юности даже пробовал тройной одеколон! Куда деваться, старший-то знает! А сейчас, конечно, я очень стараюсь вести правильный образ жизни. Имею в виду отношение к окружающим и, в особенности, к тем, с кем я близко сталкиваюсь или кто со мной сталкивается. И по каким-то жизненно важным моментам я очень стараюсь и высказываться, и совершать поступки, которые в первую очередь не умалили моего достоинства, и не пошли во вред тому человеку, с кем я общаюсь. Я сейчас перестал давать советы. Если что-то спрашивают — стараюсь высказать свою точку зрения, не навязывая ее.

— В апреле у вас день рождения. Как будете праздновать? Что хотите получить в подарок?

— Наверное, покой. Не хочу шума никакого, я вообще этот день рождения не хочу отмечать. 66 лет — не событие никакое. Вообще мысль — куда-то уехать с семьей на эти дни, чтобы отвлечься от дня рождения.

— Михаил Абрамович, у меня создается впечатление, что у вас планов в жизни громадье, и что еще не вечер. Вы отличный стрелок и прекрасно владеете оружием.

— Да, из пистолета я стреляю хорошо, двумя руками. Есть даже наградной «Макаров».

— Проверим? Напоследок сыграем в дартс?

— Давайте попробуем!

— Дартс и пистолет — это же разные вещи! Ладно, по такому случаю, даже пиджак сниму. (бросает дротик) Ну? Куда я попал? Не вижу даже.

— Туда, куда надо! В десяточку!

pressaobninsk.ru

Кто эти люди?

Тут куча по наколкам на пальцах и тд. Влом шариться, да и видно плохо. Долистал фото то «заразный» и забил:))))

Аха. Это так по мокшински. Взять фото своего прокурора и рассказать что он «украинский». Феерический.

ну так ты троллишь, не грех и тебя потроллить.
фотка то фотожоповская.
я проверил.

С момента образования прокуратуры ее штатная численность была установлена в 17 единиц, что сразу же определило прокуратуру города как одно из самых крупных подразделений прокуратуры Калужской области. Возглавили ее квалифицированные работники, профессионалы с большой буквы, имеющие значительный стаж работы в органах прокуратуры, судебной системе, правоохранительных органах.

Прокурором города был назначен — Нарусов Михаил Абрамович, ныне старший советник юстиции, за плечами которого – большой жизненный и профессиональный опыт работы в правоохранительных и судебных органах Брянской области на должностях от инспектора ОБХСС до начальника Дятьковского ОВД, от судьи до председателя Дятьковского городского суда.

В системе органов прокуратуры Калужской области Нарусов М.А. работал с 1995 года, до назначения прокурором города Обнинска работал заместителем прокурора города Калуги.

Укры видать и форму подобрали

Клоков Александр Михайлович
Заместитель прокурора Калужской области

И флажок украинский поставили .

А может даже и наколки дорисовали.. Шариковы .. вами управляют урки!

www.politforums.net

Специалисты о тату Матиоса: «на зоне сова — символ смерти и одиночества»

«Страна» выяснила у неоднократно судимых людей (и ныне отбывающих наказание), что на тюремном языке означает татуировка главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, которой он сегодня похвастался перед журналистами.

«На плече у прокурорского – обычная «портачка», — рассказали нам знатоки криминальных татуировок. — Так на зоне определяют людей, сделавших себе татуировку «покрасивее» и не очень вникающих в смысл изображения. В принципе, сова – это татуировка, распространенная и на воле, и на зоне. На теле обычного человека – это просто птичка с большими глазами. А вот на зоне, если сову набьет кто-то из арестантов, это уже целая куча смыслов. В зависимости от того, какой репутацией пользуется человек на тюрьме, это может обозначать либо умудренного опытом, либо хитрована, который всё обставляет так, что к нему никто не может иметь предъяв. Также сова может быть набита человеком, который считает себя принадлежащим к темным силам зла. Это символ мрака, смерти, одиночества, сумрачного ума. Такую татуировку могут набивать себе люди разочарованные жизнью – судом, большим сроком, предательством».

«Есть наколки — регалии, которые человек заслужил поступками или статусом, — сказал «Стране» человек с несколькими судимостями. — Если портаки — которые набивают сами или кто-то самовольно, или присваивая титул, или ничего не значащие, есть насильные наколки, что б было понятно, что петух, к примеру. А эта сова ничего особенного не означает, кроме общепринятого смысла. То есть можно иметь ввиду и хитрость и мрак. Но еще надо учитывать, что сова — хороший охотник, сова верная».

Напомним, ранее в интервью «Украинской правде» Анатолий Матиос заявил, что он не «белая ворона», а сова. «Сейчас покажу, что имею в виду», — отметил Матиос и продемонстрировал украшение на своем теле.

strana.ua

Смотрите так же:

  • Закон о перевозке детей в ночное время Определены правила перевозки детей автобусами Правительство РФ своим постановлением от 17 декабря 2013 г. № 1177 утвердило Правила организованной перевозки группы детей автобусом. Документ подготовлен Минтрансом России и направлен на […]
  • Правила оценки заявок Заявки на участие в закупке по 44-ФЗ: оцениваем по-новому! Принятие Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее […]
  • При ликвидации фирмы в первую очередь ОЧЕРЕДНОСТЬ ВЫПЛАТ ПРИ ЛИКВИДАЦИИ Согласно п. 4 ст. 63 ГК РФ выплата денежных сумм кредиторами ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК РФ, в соответствии с […]
  • 63 пункта 185 приказа Обзор 185 приказа ГИБДД Внимание! С 23 августа 2017 года 185 приказ ГИБДД утратил силу. Вместо него сейчас действует: Приказ МВД России от 23 августа 2017 г. N 664 «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством […]
  • Ст17 закона 426-фз Специальная оценка условий труда в 13 шагов: к проведению готовы! С 1 января 2014 года работодатели обязаны проводить специальную оценку условий труда (Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда"; […]
  • Материнский капитал сумма 2013 Материнский капитал: какие изменения можно ожидать в будущем? Материнский (семейный) капитал как мера поощрения к рождению или усыновлению второго ребенка начал предоставляться в нашей стране с 2007 года, со вступлением в силу […]

Обсуждение закрыто.