Примеры закон субъектов рф

Законодательство субъектов Российской Федерации о противодействии коррупции на примере Северо-Западного федерального округа

Главные вкладки

Номер журнала:

магистрант Юридического института Российского университета дружбы народов

В настоящей статье автор анализирует основные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации о противодействии коррупции на примере Северо-Западного федерального округа.

закон, право, коррупция, противодействие, Россия, РФ.

Основы антикоррупционного законодательства в Российской Федерации устанавливаются федеральным, а также международным законодательством.

Российская Федерация является участником Конвенции ООН против коррупции, Страсбургской Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию.

На федеральном уровне принят ряд нормативных правовых актов по данному направлению, основными из которых являются Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [16], Федеральный закон от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» [16], Федеральный закон от 03.12.2012 № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [16];

В соответствии с частью 2 статьи 3 Федерального закона от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [16], субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев.

Законодательство субъектов дополняет и раскрывает федеральное законодательство.

В состав Северо-Западного федерального округа в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 13.05.2000 г. № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» [16] входят Республика Карелия, Республика Коми, Архангельская, Вологодская, Калининградская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская, Псковская области, город Санкт-Петербург, Ненецкий автономный округ.

Основными направлениями антикоррупционного законодательства являются антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, установление требований к государственным гражданским служащим и муниципальным служащим, развитие института парламентского контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции.

На уровне субъектов Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе приняты соответственно законы субъектов о противодействии коррупции, в том числе законы, конкретизирующие указанные выше федеральные законы.

Так, в Новгородской области приняты областной закон Новгородской области от 31.08.2009 г. № 595-ОЗ «О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области» [10], областной закон Новгородской области от 27.02.2012 № 16-ОЗ «О некоторых вопросах деятельности Новгородской областной Думы в области противодействия коррупции» [11].

Областной закон Новгородской области «О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области» в статье 1 устанавливает, что настоящий областной закон в соответствии с Федеральным законом от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральным законом от 17 июля 2009 года N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и в пределах полномочий органов государственной власти Новгородской области определяет основные задачи и меры по противодействию коррупции в Новгородской области.

В Санкт-Петербурге принят Закон Санкт-Петербурга от 20.10.2010 г. № 504-118 «О мерах по реализации статьи 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» [4].

Данный закон состоит из двух статей и им устанавливаются определенные требования к государственным гражданским служащим Санкт-Петербурга в течение двух лет после увольнения с государственной гражданской службы Санкт-Петербурга.

В соответствии с указанным Законом, гражданские служащие Санкт-Петербурга в течение двух лет после увольнения с государственной гражданской службы Санкт-Петербурга:

— имеют право замещать на условиях трудового договора должности в организации и (или) выполнять в данной организации работы (оказывать данной организации услуги) в течение месяца стоимостью более ста тысяч рублей на условиях гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров), если отдельные функции государственного (административного) управления данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности государственного гражданского служащего Санкт-Петербурга, с согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Санкт-Петербурга государственного органа Санкт-Петербурга и урегулированию конфликта интересов, которое дается в порядке, установленном положением о комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Санкт-Петербурга государственного органа Санкт-Петербурга и урегулированию конфликта интересов;

— обязаны при заключении трудовых или гражданско-правовых договоров на выполнение работ (оказание услуг), указанных в абзаце втором настоящей статьи, сообщать работодателю сведения о последнем месте государственной гражданской службы Санкт-Петербурга с соблюдением законодательства Российской Федерации о государственной тайне.

В большинстве субъектов федерации, входящих в состав Северо-Западного федерального округа, приняты законы о противодействии коррупции.

Такими законами являются Закон Ленинградской области от 17.06.2011 г. № 44-оз «О противодействии коррупции в Ленинградской области» [3], Закон Архангельской области от 26.11.2008 г. № 626-31-ОЗ «О противодействии коррупции в Архангельской области» [1], Закон Калининградской области от 10.03.2009 г. № 332 «О противодействии коррупции в Калининградской области» [7], Закон Мурманской области от 26.10.2007 г. № 898-01-ЗМО «О противодействии коррупции в Мурманской области» [6, c. 31-35], Закон Вологодской области от 09.07.2009 г. № 2054-ОЗ «О противодействии коррупции в Вологодской области» [8], Закон Республики Коми от 29.09.2008 № 82-РЗ «О противодействии коррупции в Республике Коми» [2. с. 405], Закон Псковской области от 17.07.2008 г. № 784-оз «О противодействии коррупции в органах государственной власти Псковской области и органах местного самоуправления» [13], Закон Республики Карелия от 23.07.2008 г. № 1227-ЗРК «О противодействии коррупции» [15], Закон НАО от 01.07.2009 г. № 53-ОЗ «О противодействии коррупции в Ненецком автономном округе» [14].

В Санкт-Петербурге принят Закон с несколько иным названием – Закон Санкт-Петербурга от 14.11.2008 г. № 674-122 «О дополнительных мерах по противодействию коррупции в Санкт-Петербурге» [5].

Законы субъектов федерации о противодействии в целом схожи по структуре и содержанию, имея при этом некоторые незначительные различия.

Это обусловлено тем, что большая часть наиболее значимых вопросов регулируется федеральным законодательством, в этой связи законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут принимать соответствующие законодательные акты в строго установленных пределах.

Указанные выше законы субъектов о противодействии коррупции определяют задачи, принципы, основные направления и формы противодействия коррупции в рамках реализации антикоррупционной политики в соответствующем субъекте.

Задачами антикоррупционной политики в субъектах федерации в соответствии с данными законами являются устранение причин, порождающих коррупцию, и противодействие условиям, способствующим ее проявлению; снижение риска коррупционных действий и потерь от них; поощрение действий в рамках закона и во благо общественных интересов; вовлечение гражданского общества в реализацию антикоррупционной политики.

Основными принципами противодействия коррупции являются признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина, законность, публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений, комплексное использование политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер, приоритетное применение мер по предупреждению коррупции, сотрудничество органов управления, должностных лиц, общественных объединений, организаций и физических лиц.

Субъектами антикоррупционной политики являются органы государственной власти субъектов и органы местного самоуправления.

Основными мерами по профилактике коррупции в субъектах федерации являются:

— разработка, утверждение и реализация программ по противодействию коррупции и (или) планов мероприятий;

— антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов);

— антикоррупционное образование и пропаганда;

— оказание государственной поддержки формированию и деятельности общественных объединений, создаваемых в целях противодействия коррупции;

— регламентация субъектами антикоррупционной политики своей деятельности в сферах с повышенным коррупционным риском;

— обеспечение информационной открытости и гласности деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

Одной из приоритетных мер по противодействию коррупции, на наш взгляд, является антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

Следует признать, что для эффективной борьбы с коррупцией необходима соответствующая политическая воля высшего руководства субъекта федерации.

При этом зачастую коррупция порождается ввиду низкого качества законодательных актов.

Отдельный закон «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в Мурманской области и о внесении изменений в Закон Мурманской области «О противодействии коррупции в Мурманской области» [9, c. 3] принят в Мурманской области принят в Мурманской области.

В основном положения данного закона ссылаются на положения Федеральных законов, постановлений Правительства Российской Федерации, Указы Президента Российской Федерации.

При этом законом устанавливается возможность участия гражданского общества в проведении антикоррупционной экспертизы.

Так, в соответствии со статьей 5 Закона, институты гражданского общества и граждане могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), принятых органами государственной власти Мурманской области и органами местного самоуправления.

В заключении по результатам независимой антикоррупционной экспертизы должны быть указаны выявленные в нормативном правовом акте (проекте нормативного правового акта), принятом органом государственной власти Мурманской области или органом местного самоуправления, коррупциогенные факторы и предложены способы их устранения.

Заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы носит рекомендательный характер и подлежит обязательному рассмотрению органом или должностным лицом, которым оно направлено, в тридцатидневный срок со дня его получения. По результатам рассмотрения гражданину или организации, проводившим независимую экспертизу, направляется мотивированный ответ, за исключением случаев, когда в заключении отсутствует предложение о способе устранения выявленных коррупциогенных факторов.

Данным законом определяется роль органов прокуратуры в проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Статья 5.1 Закона устанавливает, что нормативные правовые акты Мурманской области и муниципальные нормативные правовые акты по вопросам, касающимся прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, государственной и муниципальной собственности, государственной и муниципальной службы, бюджетного, налогового, лесного, водного, земельного, градостроительного, природоохранного законодательства, законодательства о лицензировании, социальных гарантий лицам, замещающим (замещавшим) государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы, предоставляются для проведения антикоррупционной экспертизы прокурору Мурманской области (муниципальные нормативные правовые акты — прокурору соответствующего города (округа), района или Мурманскому прокурору по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах) в течение пяти рабочих дней со дня их подписания в установленном порядке

Порядок предоставления нормативных правовых актов для проведения антикоррупционной экспертизы определяется:

— нормативных правовых актов Губернатора Мурманской области и исполнительных органов государственной власти Мурманской области, а также законов Мурманской области — Правительством Мурманской области;

— нормативных правовых актов иных государственных органов Мурманской области и органов местного самоуправления — указанными органами самостоятельно.

Законы субъектов Российской Федерации о противодействии коррупции содержат положения о привлечении к борьбе с коррупцией гражданское общество.

В этой связи необходимо отметить, что в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» [16] субъекты общественного контроля вправе использовать такую форму общественного контроля, как общественная экспертиза.

Субъектами общественного контроля являются Общественная палата Российской Федерации, общественные палаты субъектов Российской Федерации, общественные палаты (советы) муниципальных образований, общественные советы при федеральных органах исполнительной власти, общественные советы при законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов Российской Федерации.

Под общественной экспертизой в настоящем Федеральном законе понимаются основанные на использовании специальных знаний и (или) опыта специалистов, привлеченных субъектом общественного контроля к проведению общественной экспертизы на общественных началах, анализ и оценка актов, проектов актов, решений, проектов решений, документов и других материалов, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, проверка соответствия таких актов, проектов актов, решений, проектов решений, документов и других материалов требованиям законодательства, а также проверка соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций.

При этом в силу статьи 12 указанного закона Общественная палата Российской Федерации, общественные палаты субъектов Российской Федерации, общественные палаты (советы) муниципальных образований осуществляют общественный контроль в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 4 апреля 2005 года N 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации», законами субъектов Российской Федерации и муниципальными нормативными правовыми актами о соответствующих общественных палатах.

Общественная палаты Российской Федерации большую роль в своей деятельности уделяет именно проведению общественной экспертизы, привлекая к данному процессу экспертов, научное сообщество, представителей гражданского общества.

Заключения Общественной палаты Российской Федерации про результатам проведения общественной экспертизы является обязательным к рассмотрению для соответствующих органов государственной власти.

Справедливости ради стоит отметить, что Общественная палата, как правило, не проводит общественную экспертизу в отношении нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Обусловлено это прежде всего тем, что данную функцию призваны выполнять общественные палаты субъектов Российской Федерации.

Таким образом законодательство Российской Федерации предоставляет гражданскому обществу право участия в экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, в том числе, включать в соответствующие заключения замечания относительно коррупциогенности того или иного акта.

Подводя итог, следует еще раз отметить, что подавляющее большинство антикоррупционных положений урегулированы федеральным законодательством, в связи с чем законодательство субъектов Российской Федерации призвано дополнять его.

Кроме того, в Российской Федерации созданы механизмы участия гражданского общества в антикоррупционной политике государства.

Как справедливо указывает относительно общественной экспертизы Ю.В. Новоселецкая, «допуская участие на таком уровне представителей общественности в законодательном процессе на этапе проектирования нормативного правового акта, который будет регулировать наиболее значимые для самой общественности вопросы, государство получает необходимую информацию (отношение, социальные ожидания) для корректировки собственной политики, обеспечивая свое развитие» [12].

pravozashitnik.net

Законы субъекта Российской Федерации в системе региональных источников конституционного права (Афисов Я.В.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Главную составляющую компетенции законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации образуют законотворческие полномочия, реализации которых посвящается основное время их деятельности.
Прежде всего, федеральная Конституция устанавливает формы, в которых должны приниматься основополагающие для субъектов Федерации акты. Согласно ч. 2 ст. 5 Конституции РФ республика имеет свою конституцию, а край, область, город федерального значения, автономная область и автономный округ имеют свой устав. Конституции и уставы субъектов Федерации имеют высшую юридическую силу в системе регионального законодательства.
Среди правовых актов, принимаемых в субъектах Федерации, важное значение имеют законы республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов. Все принимаемые на территории субъекта нормативно-правовые акты не должны противоречить его конституции и уставу. В случаях противоречия указанных актов конституции или уставу субъекта Федерации действует региональный основной закон.
Так, ст. 5 Устава г. Санкт-Петербурга устанавливает его высшую юридическую силу по отношению к другим актам органов государственной и муниципальной власти региона; в Уставе Архангельской области подчеркивается, что он имеет высшую юридическую силу по отношению к нормативным правовым актам органов государственной власти области и применяется на всей ее территории (ч. 1 ст. 2).
———————————
Устав Санкт-Петербурга (ред. от 10.06.2015) (принят ЗС СПб. 14.01.1998) // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 03.06.1998. N 5 — 6.

Сравнительный анализ региональных основных законов показывает, что возможны несколько способов их принятия и изменения . Вообще, принимать конституцию (устав), законы и другие нормативно-правовые акты — это право, а не обязанность субъекта.
———————————
Лебедев В.А. Законотворческие полномочия субъектов Российской Федерации и особенности их проявления в современных условиях // Проблемы права. Международный правовой журнал. 2013. N 5. С. 9 — 21.

Сфера законодательного регулирования, осуществляемого в субъекте РФ, довольно обширна и определяется, прежде всего, федеральной Конституцией. Законы субъекта принимаются по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, предусмотренным ст. 72 Конституции РФ, и по предметам исключительного ведения субъектов РФ, предусмотренным ст. 73 Конституции РФ. Соотношение федерального законодательства и законодательства субъекта РФ, принимаемого в рамках ст. ст. 71, 72 и 73 Конституции РФ, регулируется ст. 76 Конституции РФ.
В региональных основных законах получает отражение разграничение полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти. Например: Уставы Тюменской (ч. 2 ст. 1) и Ульяновской (ст. 6) областей; гарантированность закрепленных федеральной Конституцией без каких-либо ограничений и изъятий прав и свобод граждан — Уставы Амурской (ст. 7), Ульяновской (ст. 2), Читинской (ст. 2) областей и др. Субъекты РФ признают верховенство не только Конституции России, но и всей системы федерального законодательства (ст. 2 Конституции Дагестана; Уставы Владимирской (п. 5 ст. 1), Магаданской (ст. 7), Челябинской (п. 3 ст. 1) областей и др.
В соответствии со ст. ст. 5 — 7 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти» законодательный орган власти субъекта РФ, осуществляя законодательное регулирование, принимает один вид законов, которые имеют наименование «законы субъекта Российской Федерации» (например, законы Воронежской области), и все они являются одинаковыми по юридической силе. Однако практика государственного строительства в конкретных субъектах Российской Федерации свидетельствует о том, что в некоторых субъектах принимаются (или могут приниматься) такие законы, которые обладают более высокой по сравнению с другими законами юридической силой. Условно можно говорить о следующей системе законодательных актов отдельных субъектов Российской Федерации: закон о поправке к конституции (уставу) субъекта РФ (или конституционный закон о поправке к конституции республики); конституционный закон (такие принимаются лишь в некоторых республиках); закон, принятый на референдуме; обычный закон.
———————————
Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ред. от 29.06.2015) // Собрание законодательства РФ. 18.10.1999. N 42. Ст. 5005.

В настоящее время в конституциях ряда республик предусматривается принятие конституционных законов. Так, в соответствии с Конституцией Республики Саха (Якутия) конституционные законы принимаются по вопросам: порядка проведения референдума (ч. 2 ст. 37.1); организации и деятельности Государственного Собрания (Ил Тумэн) (ч. 3 ст. 55); в некоторых республиках, в частности в Республике Адыгея, Республике Хакасия, термин «конституционный закон» используется для обозначения законов о внесении изменений и дополнений в Конституцию республики.
Рассматривая конституционный закон как самостоятельную форму акта, И.Г. Дудко выделяет ряд его особенностей. Во-первых, он не является составной частью конституции республики. Его нормы не могут изменять содержание ее положений. Во-вторых, необходимость принятия конституционного закона предусмотрена положениями республиканской конституции, и, следовательно, он имеет производный, но вместе с тем конституционный характер. В-третьих, конституционный закон может быть признан не соответствующим республиканской конституции .
———————————
Дудко И.Г. Законодательство субъектов Российской Федерации. Проблемы теории и практики. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2004. С. 235.

В законодательстве субъектов Российской Федерации, в отличие от федерального законодательства, закрепляется право инициировать поправки, пересмотр, изменение конституции (устава) субъекта, иногда — возможность предложить проект нового основного закона (в Удмуртской Республике; Республике Хакасия; Приморском крае; Воронежской, Мурманской областях и др.). Примером субъекта Федерации, в котором народ может инициировать не только изменение основного закона, но и проект нового, может быть Иркутская область. В законодательстве Алтайского, Краснодарского краев закреплено право законодательной инициативы .
———————————
Комарова В.В. Демократия в России // Основные черты российского и немецкого государственного и правового порядка: общее и особенное: Материалы немецко-российского симпозиума. 11 — 12 октября 2011 г. Потсдам (Германия) / Отв. ред. В.И. Фадеев. М.: Издательский центр Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2013. С. 20.

Встречается в субъектах и такая разновидность закона, как закон о поправке к конституции (уставу) субъекта РФ. Он отличается от обычных законов субъекта РФ большей юридической силой и процедурой принятия. Так, в соответствии со ст. 74 Устава Хабаровского края изменения и дополнения в Устав Хабаровского края вносятся краевым законом, принятым Думой голосами не менее двух третей от установленного числа депутатов. Поскольку закон субъекта РФ о поправке к уставу вносит изменения в сам устав, обладающий высшей юридической силой на территории субъекта РФ, следует говорить о большей юридической силе законов о поправке к уставу, нежели обычных законов субъекта РФ.
Анализ практики осуществления законодательного процесса показывает, что в субъектах России сложилась тенденция принятия так называемых обычных законов, регулирующих определенные группы общественных отношений. Они должны соответствовать конституционным. Практика принятия в некоторых субъектах Федерации кодексов вовсе не означает образования новой ступени в иерархии законов. Вполне понятно, что закон субъекта Федерации, принятый в развитие соответствующего регионального кодекса, занимает по отношению к последнему подчиненное положение. Кодексы, так же как «текущие» законы, принимаются простым большинством голосов от общего (установленного) числа депутатов законодательного органа субъекта Федерации. Однако в том случае, если закон принят на референдуме субъекта РФ, он имеет более высокую юридическую силу по отношению к закону, принятому региональным парламентом .
———————————
Дудко И.Г. Указ. соч. С. 236.

В иерархии нормативных правовых актов следует выделить подзаконные нормативные акты. Термин «подзаконные акты» в конституциях (уставах) встречается крайне редко. Анализ федеральной и региональной нормативной базы позволяет выделить виды подзаконных нормативных актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации. К ним относятся: акты высшего должностного лица субъекта Российской Федерации; акты высшего органа исполнительной власти; акты законодательного органа субъекта Российской Федерации; акты избирательных комиссий.
Рассмотрим законы субъектов РФ как региональные источники конституционного права — на примере законодательства об обращениях граждан. Основополагающим федеральным актом, регулирующим правовой институт обращений, является Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» (далее — Федеральный закон N 59-ФЗ). Право субъектов РФ регулировать вопросы, связанные с рассмотрением обращений, соответствует их конституционным полномочиям по нормативному обеспечению защиты прав и свобод человека и гражданина (п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ), что позволяет субъектам РФ активно регулировать данные отношения в условиях «свободного правового поля». Они могут только дополнять гарантии, предоставленные Федеральным законом, но не снижать установленный федеральным законодателем уровень защищенности конституционного права на обращение.
———————————
Федеральный закон от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (ред. от 24.11.2014) // Собрание законодательства РФ. 08.05.2006. N 19. Ст. 2060.

После вступления в силу Федерального закона N 59-ФЗ объем регионального правового регулирования конституционного права граждан на обращение существенно уменьшился. Все законы субъектов РФ об обращениях граждан возможно разделить на две группы:
— универсальные (принятые в развитие Федерального закона N 59-ФЗ) и
— специальные (принятые в развитие иных федеральных законов).
К последним можно отнести законы о конституционных (уставных) судах субъектов РФ, о правотворческой инициативе и о наказах избирателей.
Комплексный анализ универсальных региональных законов показал, что сегодня дополнительные гарантии права на обращение, хотя их объем достаточно велик, большинство субъектов РФ сводит к четырем — пяти. Среди них: принципы рассмотрения обращений граждан; наличие содержательного наполнения терминов (например, коллективное обращение, должностное лицо, заявитель); выделение особых способов подачи обращений (телеграммой, по телефону, факсу и т.п.); сокращенные сроки рассмотрения отдельных обращений; правила проведения личного приема и приема устных обращений (право на внеочередной личный прием ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий и граждан иных льготных категорий или на личный выездной прием); дополнительные обязанности органов власти; право заявителя на возврат документов, приложенных к обращению; порядок работы «прямых и горячих линий»; гарантии получения ответа на коллективное обращение; гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением (запрет преследования гражданина в связи с его обращением) и другие.
Особо отметим, что право субъектов РФ устанавливать повышенный уровень защиты конституционного права является, безусловно, прогрессивным, поскольку позволяет проводить апробацию новых механизмов и дополнительных гарантий для их последующего внедрения на федеральном уровне . Яркий пример: распространение законодательства об обращениях на государственные и муниципальные учреждения, установленное в отдельных субъектах РФ, сначала стало предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, а затем нашло отражение в Федеральном законе N 59-ФЗ.
———————————
Савоськин А.В. О необходимости совершенствования института досудебных обращений граждан в свете правовых позиций Конституционного Суда РФ // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 2. С. 50 — 54.

Универсальные законы, направленные на развитие отдельных положений Федерального закона N 59-ФЗ, выступают в субъектах РФ не единственными законами об обращениях. Фактически данная норма лишает права какие-либо другие, кроме Федерального Собрания РФ, органы власти (в том числе законодателя субъекта РФ) изменять порядок рассмотрения обращений граждан, установленный Федеральным законом N 59-ФЗ. Вместе с тем рассмотрение некоторых обращений по правилам последнего немыслимо. Поэтому в отдельных случаях федеральные законы наделяют субъекты РФ правом самостоятельно устанавливать порядок подачи и рассмотрения отдельных видов обращений.
Первую подгруппу специальных законов составляют законы субъектов РФ о конституционных (уставных) судах . Они приняты на основании ч. 3 ст. 27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» , по которой субъекты РФ уполномочены устанавливать порядок рассмотрения дел в конституционных (уставных) судах, в частности порядок рассмотрения обращений граждан.
———————————
Областной закон от 6 мая 1997 г. N 29-ОЗ «Об Уставном суде Свердловской области» // Собрание законодательства Свердловской области. 1997. N 5. Ст. 930.
Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ред. от 05.02.2014) // Собрание законодательства РФ. 06.01.1997. N 1. Ст. 1.

Необходимо учитывать, что указанное правило касается только порядка рассмотрения вопросов, отнесенных к компетенции конституционных (уставных) судов субъектов РФ (проверки соответствия нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления основному закону субъекта РФ). Субъект РФ не вправе регулировать рассмотрение конституционным (уставным) судом обращений, не связанных с проверкой оспариваемого акта, независимо от того, жалобы это граждан на действия работников аппарата суда (урегулированные Федеральным законом N 59-ФЗ) или запросы пользователей информацией о деятельности суда. Рассмотрение таких обращений осуществляется согласно положениям соответствующих федеральных законов.
Вторую подгруппу образуют региональные законы о правотворческой инициативе. Указанными Законами определяются:
— виды вносимых проектов;
— порядок формирования и регистрации инициативной группы по выдвижению и реализации права гражданской законодательной инициативы;
— особенности сбора подписей в поддержку инициативы и их проверка;
— правила регистрации инициативы и ее рассмотрения в законодательном органе и некоторые другие. Требования к оформлению законотворческой инициативы устанавливаются, как правило, путем утверждения соответствующих форм.
Особую подгруппу составляют законы субъектов РФ о наказах избирателей. Сегодня в отличие от Конституции СССР 1977 г. и Закона СССР от 31 мая 1990 г. «О статусе народного депутата в СССР» Конституция РФ и федеральные законы не содержат упоминания о наказах избирателей депутатам. Регламентация наказов осуществляется исключительно субъектами РФ в пределах, установленных ст. 73 Конституции РФ. Региональные законы регулируют вопросы, связанные с учетом, предварительным изучением, систематизацией и исполнением наказов избирателей, а также вопросы финансирования мероприятий по их реализации. Однако данные законы не основываются на каком-либо специальном федеральном законе, следовательно, они не должны противоречить Федеральному закону N 59-ФЗ.
В известном смысле наказы наиболее близки к такой разновидности обращений, как предложения граждан. При этом наказ является «одной из форм реализации конституционного права граждан на непосредственное участие в управлении делами государства». В последние годы в некоторых субъектах РФ были приняты законы (вслед за федеральными), регламентирующие специальные виды обращений. Например, в ст. 13 Закона Архангельской области «О государственных и муниципальных услугах в Архангельской области и дополнительных мерах по защите прав человека и гражданина при их предоставлении» закреплена подача досудебной (внесудебной) жалобы на нарушение порядка предоставления услуг. Указанная статья практически идентична содержанию гл. 2.1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» . В чем смысл такого дублирования, не ясно, тем более что никаких дополнительных гарантий при обжаловании областной закон не дает. Лишь в одном субъекте РФ — Костромской области — принят самостоятельный закон, полностью посвященный досудебному обжалованию государственных услуг. В отличие от ст. 13 Закона Архангельской области он содержит положения, не встречающиеся в федеральном законодательстве и направленные на дополнительную защиту прав граждан (например, права заявителя обращаться с просьбой об истребовании документов, подтверждающих его доводы). Однако доля новизны в них вряд ли превышает одну десятую, а эффективность предлагаемых мер вызывает сомнение.
———————————
Федеральный закон от 27.07.2010 N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (ред. от 31.12.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 31.03.2015) // Собрание законодательства РФ. 02.08.2010. N 31. Ст. 4179.

Чем объясняется активность регионального законодателя, не понятно. Тем более, что ч. 4 ст. 11.2 Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» предписывает субъектам РФ принимать свои акты только для установления особенностей подачи и рассмотрения досудебных жалоб, но не наделяет их правом самостоятельного регулирования. Достаточно часто в законах субъектов РФ встречаются нормы, касающиеся запросов информации, однако они либо дублируют положения федеральных законов об обеспечении доступа к информации, либо напрямую отсылают к ним (иногда с указанием соответствующих статей федеральных законов ).
———————————
Статья 6 Закона Краснодарского края от 16 июля 2010 г. N 2000-КЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов Краснодарского края, органов местного самоуправления в Краснодарском крае» // Кубанские новости. 2010. N 117.

В завершение отметим следующее.
1. Анализ законов субъектов РФ об обращениях граждан показал множественное дублирование в них положений федерального законодательства. Мы полагаем, что региональному законодателю надлежит воздержаться от принятия норм, совпадающих с положениями Федерального закона N 59-ФЗ или иных законов, регулирующих правовой институт обращений граждан.
Во-первых, это бессмысленно и нарушает правила юридической техники.
Во-вторых, противоречит ст. 3 Федерального закона N 59-ФЗ, согласно которой правоотношения, связанные с рассмотрением обращений граждан, регулируются Конституцией РФ, международными договорами и иными федеральными законами, а субъекты РФ могут лишь дополнять имеющуюся регламентацию отдельными гарантиями, направленными на защиту прав граждан.
Вместе с тем некоторые новеллы, принятые субъектами РФ в «свободном правовом поле», являются демократичными и прогрессивными. Поэтому практику установления повышенных стандартов защиты конституционного права на обращение следует приветствовать, тем более что опыт «перетекания» прогрессивных новелл из актов субъектов РФ в федеральное законодательство имеется.
2. Значимость и удельный вес законодательства субъектов РФ стремительно возрастает, заполняет своеобразный правовой вакуум, что должно, по нашему убеждению, способствовать реальному повышению эффективности деятельности законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, позволить упорядочить нормотворческий процесс в субъектах Российской Федерации, что благоприятно скажется на всем правовом пространстве России.

Библиографический список

1. Дудко И.Г. Законодательство субъектов Российской Федерации. Проблемы теории и практики. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2004.
2. Бархатова Е.Ю. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 2010.
3. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Л.В. Лазарева. М.: ООО «Новая правовая культура», 2009.
4. Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) / Под ред. Ю.А. Дмитриева. М.: Деловой двор, 2009.
5. Комарова В.В. Демократия в России // Основные черты российского и немецкого государственного и правового порядка: общее и особенное: Материалы немецко-российского симпозиума / Отв. ред. В.И. Фадеев. 11 — 12 октября 2011 г. Потсдам (Германия). М.: Издательский центр Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2013.
5. Лебедев В.А. Законотворческие полномочия субъектов Российской Федерации и особенности их проявления в современных условиях // Проблемы права. Международный правовой журнал. 2013. N 5.
6. Савоськин А.В. О необходимости совершенствования института досудебных обращений граждан в свете правовых позиций Конституционного Суда РФ // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 2.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Смотрите так же:

  • Ежегодное пособие многодетной семье Льготы, компенсации и детсады: как Москва помогает многодетным семьям Около 130 тысяч многодетных семей Москвы, в которых воспитывают 327 тысяч несовершеннолетних детей, получают социальную поддержу. Город помогает им по-разному: […]
  • Федеральный закон от 3 декабря 2012 г N 230-фз Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. N 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. N 230-ФЗ"О […]
  • Приказ мо рф 230 Приказ Министра обороны РФ от 30 декабря 2017 г. № 835 “Об утверждении Порядка принятия решения об осуществлении контроля за расходами военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, федеральных государственных гражданских служащих […]
  • Форма заявление 2 ндфл Заявление на выдачу справки 2-НДФЛ Справка 2-НДФЛ – это документ, который информирует его пользователя о доходах, полученных конкретным физлицом за определенный налоговый период, о размере налоговых вычетов по НДФЛ, предоставленных […]
  • Основная масса преступлений Основную массу зарегистрированных в прошедшие выходные преступлений, как и повелось, составляют квартирные кражи 24.01.2005 15:47 478 0 Самыми популярными объектами краж традиционно были телевизоры, аудио- видеомагнитофоны и телефоны. Так […]
  • Налоговым периодом по налогу на имущество физических лиц признается Налог на доходы физических лиц: налоговый период, налоговые ставки, порядок исчисления и уплаты налога, устранение двойного налогообложения, налоговая декларация Налоговый период — это период, по итогам которого должна быть определена […]

Обсуждение закрыто.