При федеральном суде в субъекте субъекта российской федерации

Суд субъекта Российской Федерации

Положение о том, что все субъекты РФ — республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округи — являются равноправными, закреплено в ст. 5 Конституции РФ. Суды субъектов РФ образуются и действуют в каждом субъекте, и их наименование производно от вида субъекта РФ, в котором он действует (областной суд, верховный суд республики, краевой суд и др.). Однако полномочия судов различных по наименованию субъектов РФ не зависят от вида субъекта, числа проживающих на его территории лиц, количества судей, входящих в состав данного судебного органа, и любых иных факторов. Например, Брянский областной суд обладает теми же правовыми и организационными полномочиями, что и Верховный суд Республики Татарстан.

В соответствии со ст. 24 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской

Федерации» суды субъектов РФ являются федеральными судами общей юрисдикции, действующими в пределах территории соответствующего субъекта РФ, и непосредственно вышестоящими судебными инстанциями по отношению к районным судам, действующим на территории соответствующего административно-территориального образования. Вместе с тем такие отношения нельзя назвать отношениями начальников и подчиненных. Районный суд в процессе осуществления им правосудия действует самостоятельно, и суд субъекта РФ не вправе вмешиваться в ход процесса, давать указания, предлагать вынести то или иное решение и прочим образом воздействовать на судей. Инстанционность процесса предполагает возможность суда субъекта РФ отменять или изменять решения районного суда, которые были обжалованы сторонами, их представителями или по которым были внесены представления прокурором. Но решения суд субъекта РФ будет выносить от своего имени и нести за них ответственность.

Суд субъекта РФ реализует свои полномочия через имеющиеся подразделения.

Такой суд действует в составе президиума суда, судебной коллегии по гражданским делам и судебной коллегии по уголовным делам. Кроме того, в целях приближения правосудия к месту нахождения или месту жительства участвующих в деле лиц, находящихся либо проживающих в отдаленных местностях, в составе суда субъекта РФ может быть образовано постоянное судебное присутствие, которое но своему статусу является обособленным подразделением суда и осуществляет его полномочия.

Суд субъекта РФ возглавляет председатель соответствующего суда. Также в составе суда имеются должности заместителей председателя суда. В составе судебных коллегий выделяются должности председателей соответствующих коллегий. Все указанные должностные лица имеют общий статус федерального судьи.

Работу суда субъекта РФ обеспечивает аппарат соответствующего суда, состоящий из помощника председателя суда, помощников заместителей председателя суда, помощников судей, а также сотрудников отделов. В структуре аппарата суда субъекта РФ действуют отделы: кодификации и систематизации законодательства, обобщения судебной практики; судебной статистики и правовой информатизации; делопроизводства; обеспечения судопроизводства но уголовным делам; обеспечения судопроизводства по гражданским делам; обеспечения деятельности президиума суда.

Порядок деятельности аппарата суда субъекта РФ регламентирован Инструкцией по судебному делопроизводству в Верховных Судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, утвержденной приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 15.12.2004 № 161.

К компетенции суда субъекта РФ относится:

— рассмотрение в соответствии с подсудностью дел в качестве суда первой, апелляционной, кассационной инстанций, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам;

— обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле;

— изучение и обобщение судебной практики, анализ судебной статистики;

— осуществление иных полномочий, предоставленных ему федеральными законами.

Имеющиеся полномочия суд субъекта РФ осуществляет через свои структурные подразделения.

Судебная коллегия по гражданским делам и судебная коллегия по уголовным делам суда субъекта РФ формируются из числа судей данного суда. Каждая коллегия состоит из председателя коллегии, а также его членов.

Судебные коллегии суда субъекта РФ в пределах своей компетенции рассматривают:

— в качестве суда первой инстанции дела, отнесенные федеральными законами к подсудности данного суда;

— в качестве суда апелляционной инстанции дела по жалобам, представлениям на решения районных судов, принятые ими в качестве суда первой инстанции и не вступившие в силу, а также на промежуточные судебные решения суда субъекта РФ, принятые ими в ходе производства по делу в качестве суда первой инстанции;

в качестве суда кассационной инстанции по жалобам, представлениям па промежуточные судебные решения суда субъекта РФ, вынесенные ими в ходе производства по уголовному делу в качестве суда первой инстанции;

— дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в отношении вступивших в законную силу решений, принятых соответствующей судебной инстанцией.

Специфические полномочия судебных коллегий судов субъектов РФ зависят от того, какие именно дела — гражданские или уголовные — они рассматривают. Особенно наглядно эти различия проявляются в случаях, когда судебная коллегия суда субъекта РФ исполняет роль суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам суда субъекта РФ в соответствии со ст. 26 ГПК РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

— связанные с государственной тайной (см. Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне»);

— о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений;

— о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта РФ;

— о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта РФ;

— о приостановлении или прекращении деятельности СМИ, распространяемых преимущественно па территории одного субъекта РФ;

— об оспаривании решений, избирательных комиссий субъектов РФ, окружных избирательных комиссий;

— о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным мировым судьям, а также районным судам;

— об оспаривании решений экзаменационных комиссий субъектов РФ но приему квалификационного экзамена на должность судьи, а также об оспаривании действий (бездействия) экзаменационных комиссий, в результате чего кандидат на должность судьи не был допущен к сдаче квалификационного экзамена.

В качестве апелляционной инстанции Судебная коллегия по гражданским делам выступает в случаях, когда апелляционные жалобы заинтересованных лиц или апелляционное представление прокурора были поданы на решения районных судов по гражданским делам, не вступившие в законную силу.

Судебной коллегии по уголовным делам суда субъекта РФ в соответствии с ч. 3 ст. 31 УПК РФ подсудны уголовные дела:

— о наиболее тяжких преступлениях, а также дела о некоторых преступлениях против правосудия;

— которые были переданы в суд субъекта РФ в соответствии с правилами о подсудности;

— в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну.

Кроме того, в Судебную коллегию по уголовным делам суда субъекта РФ передаются дела, которые по общему правилу рассматриваются судом с участием присяжных заседателей. При этом в качестве председательствующего выступает один из судей, входящих в состав данного суда.

Институт присяжных заседателей впервые был введен в ходе судебной реформы 60-х гг. XIX в. Согласно Уставу уголовного судопроизводства присяжные заседатели участвовали в рассмотрении лишь таких уголовных дел, когда законом за совершение преступлений предусматривалось наказание, связанное с ограничением или лишением нрав состояния.

Учреждение судебных установлений 1864 г. предусматривало избрание присяжных заседателей для участия в рассмотрении дел. Особые временные комиссии, состоявшие из лиц, назначавшихся ежегодно уездными земскими собраниями, составляли по каждому уезду отдельно общие и очередные списки. В столицах общие списки составлялись соединенными заседаниями общих городских дум и местных уездных земских собраний.

Для внесения в списки присяжных заседателей было необходимо наличие ряда условий, которым должен соответствовать кандидат:

— во-первых, российское подданство;

— во-вторых, возраст — от 25 до 70 лет;

— в-третьих, проживание в уезде, где проводилось избрание;

— в-четвертых, наличие определенного имущественного ценза (владение землей в количестве не менее ста десятин или другим недвижимым имуществом ценой: в столицах от 2 тыс. руб., в губернских городах и градоначальствах — от 1 тыс. руб., в иных местах — не менее 500 руб., или получение жалованья либо дохода от своего капитала, занятия, ремесла или промысла: в столицах — не менее 500 руб., в других местах — не менее 200 руб. в год).

Подавляющее большинство дел рассматривалось с участием присяжных заседателей в окружных судах. В отдельных случаях закон предусматривал участие присяжных заседателей в деятельности судебных палат и сената (при рассмотрении дел о должностных преступлениях, совершенных чиновниками выше XIII класса по Табелю о рангах, городскими головами, членами городских земских и городских управ и др.).

В соответствии с Уставом уголовного судопроизводства за три недели до открытия судебных заседаний из очередного списка назначались по жребию 30 заседателей для исполнения своих обязанностей в течение всего периода заседаний. Одновременно из запасного списка назначались шесть запасных заседателей. Избранные заседатели извещались об этом повестками.

В судебном заседании список предоставлялся сторонам для заявления ими отводов. Из числа неотведенных присяжных заседателей выбирались 12 основных (комплектных) и 2 запасных заседателя. Все 14 заседателей приводились к присяге в соответствии с их вероисповеданием. После приведения к присяге заседатели избирали из своей среды старшину.

Затем начиналось судебное следствие. Вслед за произнесением прокурором обвинительной речи старшине присяжных вручался вопросный лист, в котором говорилось о том, в чем обвинялся подсудимый, и спрашивалось, виновен он или не виновен по предмету обвинения. Перед удалением присяжных заседателей в совещательную комнату председательствующий произносил напутственную речь.

Решение присяжные заседатели принимали большинством голосов, при равенстве решение принималось в пользу подсудимого. Старшина присяжных заседателей свое мнение высказывал последним, считал голоса, записывая после каждого вопроса решение.

Если вердиктом присяжных заседателей подсудимый признавался невиновным, его сразу же объявляли свободным от суда и содержания под стражей. При признании виновности подсудимого прокурор делал заключение относительно наказания, а суд выносил приговор.

Институт присяжных заседателей в Советском государстве был ликвидирован и стал возрождаться лишь в конце 80-х гг. XX в.

В ст. 11 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 13 ноября 1989 г. говорилось, что по делам о преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение свободы на срок свыше 10 лет, вопрос о виновности подсудимого может решаться судом с участием присяжных заседателей (расширенной коллегией народных заседателей). Однако конкретных законодательных мер по реализации данного положения принято не было.

Верховный Совет РСФСР 24 октября 1991 г. принял Концепцию судебной реформы в РСФСР (постановление № 1801-1), в котором указывалось, что в качестве важнейшего направления судебной реформы в России следует рассматривать признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом.

Закон РФ от 16.07.1993 № 5451-1 «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве», УПК РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» возродил в России суд с участием присяжных заседателей. В процессе работы над законом был достигнут компромисс: рассмотрение уголовных дел судами с участием присяжных заседателей вводилось лишь для областных (краевых) судов, к подсудности которых по первой инстанции относились дела о наиболее тяжких преступлениях, и лишь в тех регионах, которые выразили согласие на введение новой формы судопроизводства (Московская, Рязанская, Саратовская, Ивановская, Ульяновская, Ростовская области, Ставропольский, Алтайский и Краснодарский края). В регионах, где суд присяжных не был введен, суды продолжали рассматривать уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях в прежних составах.

В настоящее время суду с участием присяжных заседателей подсудны уголовные дела о преступлениях, которые по общему правилу рассматриваются судом субъекта РФ. К подсудности относятся наиболее тяжкие преступления, деяния против правосудия, а также деяния, связанные со сведениями, которые составляют государственную тайну (ч. 3 ст. 31 УПК РФ).

Основное отличие суда с участием присяжных заседателей от обычного суда заключается в том, что судебное рассмотрение уголовного дела разделяется на два этапа. На первом этапе ведущая роль принадлежит присяжным заседателям, которые принимают активное участие в исследовании доказательств.

Присяжные заседатели после допроса вызванных лиц сторонами вправе через председателя задавать им вопросы. Также присяжные заседатели исследуют иные доказательства, как содержащиеся в материалах уголовного дела, так и непосредственно представленные в суд сторонами.

По окончании судебного следствия перед присяжными заседателями ставятся вопросы, подлежащие выяснению при постановлении вердикта. По каждому из деяний, в совершении которого обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

— доказано ли, что деяние имело место;

— доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

— виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

После формулирования вопросов председательствующий обращается к присяжным заседателям с напутственным словом.

Все вопросы присяжные заседатели разрешают в совещательной комнате путем голосования. Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если достигнуть единодушия не удалось, то решение принимается голосованием. Обвинительный вердикт считается принятым, если за утвердительные ответы па поставленные вопросы проголосовало большинство присяжных заседателей. Оправдательный вердикт считается принятым, если за отрицательный ответ на любой вопрос проголосовало не менее шести присяжных заседателей.

При вынесении коллегией присяжных заседателей вердикта о невиновности подсудимого председательствующий объявляет его оправданным. Если вынесен обвинительный вердикт, то председательствующий исследует сведения о личности подсудимого, после чего постановляет обвинительный приговор и определяет вид, а также размер наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам суда субъекта РФ рассматривает уголовные дела, по которым на приговор или иное решение районного суда, не вступившие в законную силу, были поданы апелляционные жалоба или представление. Также предметом апелляционного рассмотрения являются промежуточные решения суда субъекта РФ, вынесенные при рассмотрении уголовных дел.

По новым или вновь открывшимся обстоятельствам судебные коллегии суда субъекта РФ рассматривают дела в тех случаях, когда ранее они рассматривали их в качестве суда первой инстанции, а впоследствии решения были отменены вышестоящим судом — Судебной коллегией по гражданским делам или Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Президиум суда субъекта РФ образуется в составе председателя суда, заместителя председателя суда (входят в состав президиума но должности), а также других судей данного суда. Состав президиума суда субъекта РФ утверждается Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ и при наличии положительного заключения квалификационной коллегии судей.

Президиум суда субъекта РФ рассматривает как гражданские, так и уголовные дела, обладая при этом равными полномочиями. Также в его ведении находится разрешение иных вопросов.

Президиум суда субъекта РФ обладает следующими полномочиями:

— рассматривает дела по кассационным жалобам на вступившие в законную силу решения районных судов и мировых судей, апелляционные определения суда субъекта РФ, а также дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам;

— утверждает по представлению председателя соответствующего суда судебные составы судебной коллегии но гражданским делам и судебной коллегии по уголовным делам из числа судей этого суда;

— рассматривает материалы по изучению и обобщению судебной практики и анализу судебной статистики;

— заслушивает отчеты председателей судебных коллегий о деятельности коллегий, рассматривает вопросы работы аппарата суда;

— осуществляет иные полномочия в соответствии с федеральными законами.

Заседания президиума проводятся не реже двух раз в месяц. Постановления президиума принимаются открытым голосованием членами президиума, которые участвовали в голосовании, после чего их подписывает председательствующий.

Определенными полномочиями обладают должностные лица суда субъекта РФ.

Председатель суда субъекта РФ наделен всеми полномочиями судьи данного судебного органа. Наряду с этим он осуществляет следующие функции:

— организует работу суда и руководит организацией работы судебных коллегий;

— устанавливает правила внутреннего распорядка суда;

— созывает президиум суда и председательствует в его заседаниях;

— распределяет обязанности между своими заместителями, судьями;

— организует работу по повышению квалификации судей и работников аппарата суда;

— организует работу по изучению и обобщению судебной практики, анализу судебной статистики;

— вносит в квалификационную коллегию судей субъекта РФ представления об аттестации судей, а также о приостановлении или прекращении их полномочий;

— обращается в квалификационную коллегию судей субъекта РФ с представлением о привлечении судей к дисциплинарной ответственности;

— организует работу суда по приему граждан и рассмотрению их предложений, заявлений и жалоб;

— осуществляет общее руководство деятельностью аппарата суда;

— реализует иные полномочия по организации работы суда. Заместители председателя суда субъекта РФ наряду с осуществлением полномочий судей реализуют следующие функции:

— осуществляют в соответствии с распределением обязанностей руководство работой соответствующих судебных коллегий и аппарата суда;

— могут председательствовать в судебных заседаниях соответствующих судебных коллегий суда;

— в случае отсутствия председателей судебных коллегий по гражданским или уголовным делам осуществляют ряд их полномочий.

При отсутствии председателя суда субъекта РФ один из заместителей осуществляет его полномочия.

Председатели судебных коллегий суда субъекта РФ наряду с осуществлением полномочий судьи реализуют следующие функции:

— председательствуют на заседаниях соответствующих судебных коллегий или назначают председательствующих из числа членов судебных коллегий;

— осуществляют руководство работой соответствующих судебных коллегий;

— формируют судебные составы для рассмотрения дел на заседаниях коллегии;

— представляют в президиум суда отчеты о деятельности соответствующих судебных коллегий;

— вправе истребовать из районных судов судебные дела для изучения и обобщения судебной практики.

studme.org

«Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации – проблемы формирования и функционирования»

В работе «круглого стола» приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи Конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, полномочные представители Президента Российской, видные российские ученые — правоведы, представители Института государства и права Российской академии наук, Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации и других научных юридических учреждений России, специалисты заинтересованных министерств и ведомств Российской Федерации – всего 57 человек.

По итогам состоявшейся дискуссии были приняты рекомендации, в которых отмечается, что дальнейшее развитие судебного конституционного контроля в субъектах Российской Федерации требует совершенствования федеральной правовой основы организации и функционирования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Это может быть осуществлено, прежде всего, путем внесения изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и принятия федерального закона «Об основах конституционного правосудия в Российской Федерации».

Рекомендации

С принятием 31 декабря 1996 года Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» активизировался процесс формирования конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации.

Проблемы формирования и функционирования конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации неоднократно обсуждались как на федеральном так и на региональном уровне. Этим вопросам были посвящены Всероссийское совещание в Администрации Президента Российской Федерации, парламентские слушания и круглые столы в Совете Федерации, научно-практические конференции в Конституционном Суде Российской Федерации, семинары на базе действующих конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации и Консультативный совет председателей органов конституционного (уставного) контроля в Российской Федерации проводят определенную работу по координации деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Информационная поддержка конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации обеспечивается регулярным изданием по инициативе полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации дайджеста (сборника официальных материалов и публикаций в периодической печати), отражающего деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и сопутствующие ей проблемы.

Совершенствуется федеральное и региональное законодательство по вопросам формирования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, порядка наделения полномочиями судей названных судов, установления единых требований к кандидату в судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации и т.д.

Практически во всех субъектах Российской Федерации, где конституционные и уставные суды действуют, проведена большая работа по корректировке законов об этих судах.

Анализ работы действующих конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации показывает, что они вносят значительный вклад в укрепление правовой законности, обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, очищение системы российского законодательства от противоправных актов.

Однако проблема формирования и функционирования конституционных и уставных судов остается актуальной. Не во всех субъектах Российской Федерации создана соответствующая правовая основа для формирования и функционирования конституционных (уставных) судов. На сегодня в конституциях и уставах только 56 субъектов Российской Федерации предусмотрено образование названных судов. Возможно, это обусловлено рекомендательным, а не императивным, характером правовой нормы федерального законодательства о создании конституционных (уставных) судов в субъектах Российской Федерации.

Недостаточно активно ведется работа по формированию самих судов. Пока создано только 13 конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. В результате вне судебного конституционного контроля оказывается достаточно значительный массив нормативных правовых актов.

Таким образом, проблема создания конституционных (уставных) судов в каждом из субъектов Российской Федерации, остается нерешенной.

Сохраняется некоторая неопределенность в вопросе о компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

В связи с предполагаемым учреждением федеральных административных судов необходимо четко разграничить полномочия между ними и органами конституционного правосудия.

Участники «круглого стола» отмечают, что дальнейшее развитие судебного конституционного контроля в субъектах Российской Федерации требует совершенствования федеральной правовой основы организации и функционирования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Это может быть осуществлено прежде всего путем внесения изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и принятия федерального закона «Об основах конституционного правосудия в Российской Федерации».

Субъекты Российской Федерации вправе самостоятельно определять в каком порядке и с какой степенью срочности необходимо формирование конституционных (уставных) судов. Но в то же время очевидно, что процесс их формирования должен находиться под контролем государства и должны применяться общие единые начала.

В целях дальнейшего развития и совершенствования конституционного правосудия в Российской Федерации участники «круглого стола» предлагают:

1. Для установления единых начал организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации рекомендовать Федеральному Собранию Российской Федерации подготовить проект федеральный закон «Об основах конституционного правосудия в Российской Федерации».

2. Рекомендовать Комитету Совета Федерации по конституционному законодательству подготовить и провести в Совете Федерации парламентские слушания по концепции проекта федерального закона «Об основах конституционного правосудия в Российской Федерации».

3. Для устранения некоторой неопределенности в вопросе о компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации рекомендовать Совету Федерации в порядке законодательной инициативы внести на рассмотрение Государственной Думы проект федерального конституционного закона о внесении изменения в часть 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», указав, что законодатель субъекта Российской Федерации может наделять конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации и иными полномочиями с учетом их предназначения как органов конституционного контроля и в пределах ведения субъектов Российской Федерации.

4. Предложить Правительству Российской Федерации включить в федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России на 2002-2006 годы» (Постановление Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2001 года №805) вопрос об оказании финансовой поддержки по созданию уставных судов в двух-трех субъектах Российской Федерации.

5. Рекомендовать законодательным (представительным) органам государственной власти Российской Федерации обсудить вопрос о внесении необходимых поправок в конституции и уставы, касающихся учреждения конституционных (уставных) судов, их компетенции, состава, порядка формирования и других положений, направленных на обеспечение гарантий независимости судов и стабильности их деятельности.

6. Рекомендовать законодательным (представительным) органам государственной власти субъектов Российской Федерации и высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации (руководителям высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), в которых отсутствует правовая основа деятельности конституционных (уставных) судов, проявить законодательную инициативу по внесению в законодательные (представительные) органы государственной власти проектов законов о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации. В качестве рабочей основы для подготовки проектов законов об уставных судах может послужить проект модельного закона «Об уставном суде субъекта Российской Федерации» («Журнал российского права» №№1, 2 2000 г.).

7. Рекомендовать Полномочным представителям Президента Российской Федерации в федеральных округах провести окружные совещания по изучению опыта функционирования конституционных (уставных) судов соответствующих субъектов Российской Федерации с участием руководителей законодательных и исполнительных органов государственной власти.

8. Развивать практику конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по созданию собственных интернет-сайтов. Рекомендовать органам государственной власти субъектов Российской Федерации оказать финансовую и иную помощь в решении данного вопроса.

9. Направить итоговый документ «круглого стола» руководителям законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

council.gov.ru

О необходимости создания конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и совершенствования их компетенции

Страницы в журнале: 106-112

А.В. БЕЗРУКОВ,

кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры конституционного права Уральского юридического института МВД России e — mail : abezrukov @ bk . ru

А.О. КАЗАНЦЕВ,

кандидат юридических наук, доцент, судья Уставного суда Свердловской области e — mail : kazancev @ ustavsud . ur . ru

Обосновывается необходимость создания конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и анализируются некоторые вопросы их компетенции. Делаются выводы о необходимости формирования таких судов в каждом субъекте РФ, о возможности наделения их полномочиями по проверке нормативных договоров на предмет соответствия учредительному акту субъекта РФ и о том, что конституционные (уставные) суды не только вправе, но и обязаны в обоснование своих правовых позиций использовать предписания конституций (уставов) регионов, а также положения иных нормативных правовых актов, связанных с проверяемым актом.

Ключевые слова: конституционный (уставный) суд субъекта РФ; формирование конституционных (уставных) судов, компетенция конституционных (уставных) судов, нормативный правовой акт, нормативный договор.

About need of creation of the constitutional (authorized) vessels of subjects of the Russian Federation and improvement of their competence

Bezrukov A., Kazantsev A

Need of creation of the constitutional (authorized) vessels of subjects of the Russian Federation locates and some questions of their competence are analyzed. Conclusions about need of formation of such vessels for each subject of the Russian Federation, about possibility of investment with their powers on verification of standard contracts about compliance to the enactment of the subject of the Russian Federation and that the constitutional (authorized) courts not only have the right become, but also are obliged to use in justification of the legal positions instructions of constitutions (charters) of regions, and also the provision of other regulatory legal acts connected with the checked act.

Keywords: constitutional (charter) courts of the constituents of the Russian Federation; the formation of the constitutional (charter) courts, the competence of the constitutional (charter) courts; normative legal act; normative agreement.

Вопросы формирования конституционной (уставной) юстиции и совершенствования ее компетенции не утрачивают своей актуальности, а современные тенденции заставляют по-новому взглянуть на вопрос о необходимости создания конституционного (уставного) суда в каждом субъекте Российской Федерации и уточнения его полномочий[1].

К вопросу о необходимости создания конституционных (уставных) судов. В соответствии со ст. 27 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее — ФКЗ о судебной системе) конституционный (уставный) суд может создаваться субъектом РФ для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов его органов государственной власти, а также органов местного самоуправления конституции (уставу) соответствующего субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ. При этом региональным законодательством могут быть установлены дополнительные полномочия такого суда, если это не повлечет вмешательства в компетенцию федеральных судов.

Руководствуясь положениями федерального законодательства, многие субъекты РФ приняли соответствующие региональные законы. Несмотря на успешно начавшийся более десяти лет назад процесс формирования системы конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ до недавнего времени практически приостановился, однако в последние годы начал приобретать новые обороты (Чеченская Республика, Республика Ингушетия, Челябинская область)[2]. Из 83 субъектов РФ конституционные (уставные) суды действуют всего в 18, из них только в четырех субъектах РФ, не являющихся республиками. В настоящее время конституционные (уставные) суды существуют в Кабардино-Балкарской Республике, Республиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Карелия, Коми, Саха (Якутия), Марий Эл, Северная Осетия — Алания, Татарстан, Тыва, Чеченской Республике, Республике Ингушетия, Калининградской, Челябинской и Свердловской областях, Санкт-Петербурге.

Казалось бы, субъекты РФ, обретя в соответствии со ст. 77 Конституции РФ самостоятельность в установлении своей системы органов государственной власти, будут стремиться сформировать ее полностью, в том числе и свою судебную систему, однако практика показывает иное.

Если обратиться к истории создания конституционных (уставных) судов в России, важно заметить, что в учредительных актах более чем половины субъектов РФ предусматривается возможность учреждения конституционных (уставных) судов[3].

Возможной причиной противодействия образованию конституционных (уставных) судов во многих субъектах РФ является нежелание органов государственной власти субъектов РФ включать новый контролирующий орган в сложившуюся систему взаимодействия ветвей власти, а также опасение идти на самоограничение и установление судебного контроля за региональной нормотворческой деятельностью. Другая традиционная проблема — отсутствие профессионалов для высококвалифицированной работы, специалистов, имеющих значительный опыт научной и практической деятельности в области конституционного права.

Среди основных причин, обуславливающих необходимость наличия конституционного (уставного) суда в каждом субъекте РФ, можно выделить следующие:

1) образование конституционного (уставного) суда в системе органов власти субъекта РФ завершает формирование триады властей, закрепляет принцип разделения властей и в значительной степени оформляет государственно-правовой статус субъекта РФ как государственного территориального образования в составе Российской Федерации. Наличие конституционного (уставного) суда в субъекте РФ способствует окончательному закреплению принципа разделения властей на региональном уровне. Отсутствие в субъекте Федерации собственных судебных органов означает действие принципа разделения властей в усеченном виде. Подобное положение не в полной мере соответствует статье 10 Конституции РФ, из смысла которой следует распространение принципа разделения властей и на региональный уровень;

2) наличие конституционного (уставного) суда обусловлено необходимостью реализации положений ст. 46 и 133 Конституции РФ, закрепляющих право граждан и право органов местного самоуправления на судебную защиту. Во-первых, все лица, проживающие в разных регионах России, должны иметь равные возможности судебной защиты своих прав, включая право на обращение в региональный конституционный (уставный) суд. Иначе будет нарушен конституционный принцип равных правовых возможностей. Во-вторых, защита нарушенных прав и законных интересов для органов местного самоуправления является не только их правом, но и обязанностью как органов, которым население муниципалитетов доверило осуществлять публичную власть;

3) в ряде своих решений Конституционный Суд РФ признал право судов общей юрисдикции на осуществление так называемого нормоконтроля — права проверять соответствие нормативных актов субъектов РФ федеральному закону, но не на проверку конституционности (то есть проверку соответствия Конституции РФ). Именно поэтому конституционные (уставные) суды будут обладать правом проверки конституционности (уставности) нормативных актов субъектов РФ. Такое положение несколько разгрузит суды общей юрисдикции и окажет вспомогательную роль Конституционному Суду РФ;

4) конституционный (уставный) суд является гарантом верховенства основного закона региона (что распространяется не только на систему органов власти, но и на правовую систему). Верховенство норм Конституции РФ, норм конституции (устава) субъекта РФ не может быть реализовано на практике без действенного механизма приведения нормативных актов в соответствие с федеральной Конституцией. Такое приведение — не самоцель, это обязательное условие существования демократического правового государства;

5) в субъектах Федерации нет никаких иных судов субъектов РФ — за исключением конституционных (уставных) судов, — которые имели бы своим целевым назначением осуществление конституционного контроля в отношении регионального права, «оживляли» бы это право. Поэтому наличие таких судов «достраивает» судебную систему РФ, стимулирует развитие регионального законотворчества. Уставный суд представляет ценность как специальное «судебное обеспечение» регионального права. Да и сам конституционный (уставный) суд служит средством трансформации учредительного акта региона в действующее право;

6) создание конституционного (уставного) суда — показатель зрелости властной системы, сложившейся в субъекте Федерации, он своего рода «центр негативного законодательства»,

т. е. имеет возможность корректировать систему законодательства субъекта РФ посредством отмены определенных нормативных положений, наполнения их соответствующим смыслом, толкования конституции (устава) региона. В системе органов власти появляется орган, который своими решениями реально стабилизирует правовое пространство субъекта РФ путем исключения и корректировки норм, не соответствующих учредительному акту субъекта РФ и федеральному праву в целом;

7) орган региональной конституционной юстиции может играть особую, а порой и необходимую роль в системе властеотношений как между законодательными и исполнительными органами власти региона, так и самих этих органов с органами местного самоуправления.

Во-первых, в процедуре роспуска регионального парламента главой региона при установлении несоответствия акту большей юридической силы принятого парламентом субъекта РФ нормативного правового акта задействован соответствующий суд, которым и является конституционный (уставный) суд, осуществляющий проверку соответствия правового акта регионального парламента уставу области. Во-вторых, аналогичная возможность участия таких судов предусмотрена в процедуре досрочного прекращения полномочий главы субъекта РФ (ст. 9 и 19 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных(представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации»)[4]. В-третьих, законодатель предусмотрел участие судебной власти в процедурах роспуска местного представительного органа и досрочного прекращения полномочий главы муниципального образования (ст. 72—74 ФЗ от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). Именно конституционный (уставный) суд в таком механизме и должен определить соответствие региональных и муниципальных нормативных правовых актов конституции (уставу) субъекта РФ.

И надо признать, что далеко не все субъекты РФ «дозрели» до такого состояния, когда принимают решение о создании регионального органа конституционного контроля, ограничивая тем самым свою свободу усмотрения при принятии правотворческих и правоприменительных решений. И для того, чтобы способствовать готовности региональной власти к решению о создании такого суда, что является показателем демократичности, самодостаточности и дееспособности субъекта РФ, важнейшим направлением деятельности федерального и региональных законодателей является уточнение и совершенствование компетенции конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

Вопросы совершенствования компетенции конституционных (уставных) судов. Компетенция конституционных (уставных) судов закреплена и урегулирована как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов РФ. Вместе с тем следует отметить, что и в теории, и на практике возникает ряд вопросов, связанных с проблемой компетенции органов региональной конституционной юстиции. В соответствии с ч. 1 ст. 27 ФКЗ о судебной системе конституционный (уставный) суд субъекта РФ может создаваться для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, а также для толкования конституции (устава) субъекта РФ.

Вместе с тем в определении Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 № 103-О установлено, что «содержащийся в части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации” перечень вопросов, для рассмотрения которых субъекты Российской Федерации могут создавать конституционные (уставные) суды, нельзя считать исчерпывающим. Оспариваемая заявителями норма, оставляя на усмотрение субъекта Российской Федерации решение вопроса о создании конституционного (уставного) суда, носит не императивный, а диспозитивный характер и одновременно ориентирует на то, какие основные вопросы могут рассматриваться таким судом в случае его создания.

Часть 1 статьи 27 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации” не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных (уставных) судов, не вторгающихся в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта Российской Федерации. При этом из Конституции Российской Федерации… не вытекает требование установления конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации единообразного перечня полномочий конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации»[5].

При определении компетенции региональных органов конституционной юстиции актуален вопрос о том, вправе ли эти суды рассматривать на предмет соответствия конституции (уставу) субъекта Российской Федерации положений договоров (соглашений) между органами государственной власти субъектов и органами местного самоуправления либо между органами местного самоуправления.

Многие ученые в области теории государства и права не относят нормативные договоры к нормативным правовым актам, а выделяют их в качестве самостоятельных источников (форм) права[6]. ФКЗ о судебной системе и многие конституции (уставы) субъектов РФ закрепляют право органов региональной конституционной юстиции осуществлять проверку на соответствие конституции (уставу) субъекта РФ только нормативных правовых актов.

Нормативный договор отличается от нормативного правового акта процедурой принятия (заключения), то есть договор возникает в результате добровольного волеизъявления сторон, а нормативный правовой акт — это результат правотворческой деятельности компетентных органов государственной власти или органов местного самоуправления. Нормативные договоры порождают определенные права и обязанности не только для участников договора, но и для юридических и физических лиц, не состоящих в договорных правоотношениях. Поскольку нормативные договоры и нормативные правовые акты имеют одинаковые правовые последствия (нормы права), следовательно, они должны рассматриваться судами по тем же правилам, что и нормативные правовые акты. Вместе с тем возможность осуществлять конституционный контроль или нормоконтроль в отношении таких договоров — полномочие лишь Конституционного Суда РФ[7]. ГПК РФ не предусматривает возможность рассматривать нормативные договоры в рамках производства, возникающего из публичных правоотношений[8]. АПК РФ предусматривает возможность рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов[9] и об оспаривании ненормативных правовых актов, действий (бездействия)[10], не упоминая о нормативных договорах. Из буквального смысла ч. 1 ст. 27 ФКЗ о судебной системе следует, что конституционные (уставные) суды не вправе рассматривать нормативные договоры муниципального либо регионально-муниципального уровней, поскольку они не являются нормативными правовыми актами. Конституции (уставы) ряда субъектов РФ в соответствии с вышеизложенной правовой позицией Конституционного Суда РФ предоставляют конституционным (уставным) судам право осуществлять конституционный контроль в отношении не вступивших в силу международных соглашений субъекта РФ[11], в некоторых случаях — межрегиональных договоров (соглашений) субъекта РФ8 либо договоров и соглашений между органами государственной власти субъекта и органами местного самоуправления[12], при этом договоры между органами местного самоуправления остаются без внимания.

Интересное решение указанной проблемы предложено в Уставе Свердловской области[13], в котором закреплено, что Уставный Суд Свердловской области рассматривает вопросы соответствия областных законов и иных нормативных правовых актов, за исключением ненормативных (индивидуальных), принимаемых органами государственной власти Свердловской области, иными государственными органами Свердловской области, органами местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области, Уставу Свердловской области. Такая формулировка компетенции регионального органа конституционной юстиции акцентирует внимание не на источнике (форме) правового акта, а на признаке нормативности правового акта, подлежащего проверке, а следовательно, позволяет исключить пробельность в закреплении полномочий конституционных (уставных) судов субъектов РФ по осуществлению конституционного контроля. Думается, что аналогичная формула закрепления компетенции может быть воспринята для закрепления компетенции не только конституционных (уставных) судов, но и судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Необходимо обратить внимание еще на один аспект, касающийся компетенции конституционных (уставных) судов: в практике нередки ситуации, когда оспариваемый региональный или муниципальный нормативный правовой акт противоречит Конституции РФ, федеральному законодательству, а также конституции (уставу) субъекта РФ или региональному законодательству, при этом указанное противоречие может быть выявлено лишь при системном анализе всего массива законодательства.

В средствах массовой информации — как в печатных, так и в электронных — зачастую можно встретить мнение о том, что конституционный (уставный) суд субъекта РФ может проверять региональный или муниципальный нормативный акт на предмет его соответствия только положениям конституции (устава) субъекта РФ и лишен права опираться на нормы федерального законодательства[14]. В случае, если в правовой позиции конституционного (уставного) суда обоснование соответствия или несоответствия правового акта конституции (уставу) региона в мотивировочной части основывается на анализе всего массива законодательства, то некоторыми авторами делается вывод о том, что орган конституционной юстиции субъекта РФ вторгся в компетенцию судов общей юрисдикции или арбитражных судов.

Такой вывод противоречит положениям действующего законодательства и правовым позициям Конституционного Суда РФ. Так, в ч. 3 ст. 5 ФКЗ о судебной системе закреплено положение о том, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу. Аналогичное положение содержится и в постановлении Конституционного Суда РФ от 04.04. 2002 № 8-П, в котором сформулирован следующий вывод: Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» исходит из общей для всех судов, включая конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, обязанности признавать не подлежащими применению нормативные акты субъектов Российской Федерации, которые противоречат актам, имеющим большую юридическую силу[15].

Необходимость применения всего массива нормативных правовых актов в решениях конституционных (уставных) судов обосновывается в трудах ученых, специалистов в области конституционного права и конституционного судопроизводства[16], а также подтверждается практикой деятельности конституционных (уставных) судов[17].

Конституционные (уставные) суды субъектов РФ, как и Конституционный Суд РФ, принимают решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов[18]. Региональные и муниципальные правовые акты системно взаимосвязаны с другими правовыми актами, поэтому органы конституционной юстиции обязаны выявлять такие взаимосвязи независимо от доводов заявителя и в обоснование своего решения вполне могут использовать акты большей юридической силы по отношению к акту, подлежащему проверке.

Таким образом, конституционные (уставные) суды субъектов РФ не только вправе, но и обязаны в обоснование своих позиций использовать предписания конституций (уставов) регионов, а также положения иных нормативных правовых актов, связанных с проверяемым актом.

Возвращаясь к вопросу о разграничении компетенции между судами, необходимо отметить, что существующее нормативное правовое регулирование позволяет решить обозначенную проблему, руководствуясь следующими соображениями: во-первых, органы региональной конституционной юстиции в мотивировочной части решения вправе использовать нормы федерального законодательства как по предметам ведения Российской Федерации, так и по предметам совместного ведения, и на основании этого делать вывод о соответствии или несоответствии проверяемого акта конституции (уставу) субъекта РФ; во-вторых, разграничить компетенцию можно путем выбора гражданином подведомственности.

Современное законодательство не лишает граждан возможности выбора подведомственности, например, в случае обнаружения несоответствия регионального закона Конституции РФ и конституции (уставу) субъекта РФ гражданин может выбрать орган конституционной юстиции федерального или регионального уровня и соответственно направить ему свою жалобу (запрос).

Следовательно, если, по мнению гражданина, закон субъекта РФ не соответствует одновременно Конституции РФ, федеральному законодательству и конституции (уставу) субъекта РФ, заявитель сам может определить, на предмет соответствия какому нормативному правовому акту следует обжаловать спорные нормы права, и выбрать Конституционный Суд РФ, суд общей юрисдикции, арбитражный суд или конституционный (уставный) суд субъекта РФ в качестве органа, уполномоченного рассматривать его обращение. Аналогичные правила выбора подведомственности дела суду общей юрисдикции, арбитражному суду или конституционному (уставному) суду субъекта РФ могут применяться при проверке подзаконных региональных актов и муниципальных нормативных правых актов.

Таким образом, в рассмотренных выше случаях возможность выбора органа судебной власти, к подведомственности которого следует отнести конкретное дело, в большей мере отвечает интересам граждан и обеспечивает их право на судебную защиту.

Высказанные соображения касаются лишь небольшой части вопросов, связанных как с созданием, так и с компетенцией конституционных (уставных) судов, вместе с тем они могут быть учтены в правоприменительной практике и при формировании органов регионального конституционного контроля, последовательно реализоваться после создания таких судов в субъектах Российской Федерации путем уточнения их компетенции.

1 См. подр: Демидов В.Н. Актуальные вопросы развития конституционной (уставной) юстиции в Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2011. № 1. С. 33—36; Митюков М.А., Безруков А.В. Проблемы конституционной юстиции субъектов Российской Федерации (беседа) // Российский юридический журнал. 2009 № 4. С. 31—38.

2 В Челябинской области судьи Уставного суда Челябинской области назначены на должность 15 декабря 2011 года. В Кировской области такая идея активно обсуждается — См.: Заболотских Е.М. Межрегиональный «круглый стол» «Уставный суд Кировской области: проблемы и перспективы создания» // Журнал конституционного правосудия. 2010. № 1. С. 28—31.

3 По данным аппарата по обеспечению деятельности полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде РФ по состоянию на 15 февраля 2007 года. — См.: Митюков М.А. Современные тенденции развития региональной конституционной юстиции // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 14.

4 См.: Фартыгин А.Л. Конституционное правосудие в Российской Федерации: учеб. пособие. — Челябинск, 2007. С. 105.

5 СЗ РФ. 2003. № 17. Ст. 1658.

6 См.: Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2000. № 7; Кулакова Ю.Ю. Место нормативно-правового договора в системе форм права // История государства и права. 2007. № 8; Общая теория государства и права: академический курс в 2-х т./ под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. Теория права. — М., 1998. С. 141, 151—152; Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 37; Проблемы общей теории права и государства: учеб. для вузов/ под общ. ред. В.С. Нерсесянца. — М., 2001. С. 276—277.

7 См. п. «в» и «г» ч. 2 ст.125 Конституции РФ // Российская газета. 1993. № 237; пп. «в» и «г» п. 1 ч. 1 ст. 3 ФКЗ от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994.№ 13. Ст. 1447.

8 См. гл. 23 и 24 ГПК РФ от 14.11.2002 № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

9 См. гл. 23 АПК РФ от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

10 См. там же, гл. 24.

11 См., напр., ст. 109 Конституции Республики Татарстан. URL : http :// ksrt . ru /? page _ id =118; ст. 93 Конституции Республики Дагестан. URL : http :// ksrd . ru / about / legal — infomation / legislation . html ; ст. 96 Конституции Республики Ингушетия. URL: http://ks-ri.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=61&Itemid=69.

12 См. ст. 122 Конституции Кабардино-Балкарской Республики. URL : http :// kskbr . ru /2011-02-25-06-24-04/15-2011-02-24-11-00-14#07.

13 См., напр., ст. 119 Конституции Республики Тыва. URL: http://ksrtuva.ru/zakon.html.

14 См. ч. 4 ст. 59 Устава Свердловской области // СЗ Свердловской области. 2011. № 12 (2010). Ст. 1914.

15 См.: «Уставный суд залез в компетенцию других судов в деле по участку на Репина-Зоологической» — мнение юридического сообщества // Официальный портал Екатеринбурга. http :// www . ekburg . ru / news /24/27700/ СЗ РФ. 2002. № 15. Ст. 1497.

16См.: Будаев К.А. Обеспечение единого правового пространства — важный аспект деятельности органов конституционного контроля субъектов РФ// Журнал российского права. 2001. № 10; Гатауллин А.Г. Региональное конституционное правосудие: современное состояние и проблемы. — Казань, 2011. С. 192; Митюков М.А. Через призму федерального законодательства // Российская юстиция. 2000. № 9. С.8; Морщакова Т.Г. О разграничении компетенции между конституционными судами и судами общей юрисдикции и конституционными судами Федерации и ее субъектов // Сб.материалов международной научно-практической конференции конституционных судов России, Германии и Словении. — Петрозаводск, 1997. С. 77—78; Овсепян Ж.И. Разграничение юрисдикций конституционных (уставных) судов и судов общей юрисдикции и процессуальное законодательство Российской Федерации / Конституционная юстиция в Российской Федерации: сб. статей. — Екатеринбург, 2003. С 74-75.

17 Постановление от 09.09.2011 по делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 11 Положения о публичных слушаниях в городском округе «город Улан-Удэ», утвержденного решением Улан-Удэнского городского совета депутатов от 20.10.2005 № 271-32, в связи с жалобой гражданки Г.С. Тарнуевой // Бурятия. 2011. № 171 (5036) 17 сент.; Постановление Уставного суда Свердловской области от 14.09.2010 по делу о соответствии Уставу Свердловской области постановления Правительства Свердловской области от 19.11.2009 № 1664-ПП «Об изменении границ особо охраняемой природной территории областного значения “Железнодорожный лесной парк” в связи с запросом гражданина А.Е. Григорьева» // Областная газета. 2010. № 337. 18 сент.

18 См. ст. 74 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 13. 1447; ст. 72 Закона Свердловской области от 06. 05. 1997 № 29-ОЗ «Об Уставном Суде Свердловской области // Ведомости Законодательного собрания Свердловской области. 1997. № 14. Стр. 52.

www.sovremennoepravo.ru

Смотрите так же:

  • Ликвидация муниципального имущества О продаже на аукционе имущества ликвидируемых и ликвидированных государственных и муниципальных предприятий Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Федина А.И., членов коллегии […]
  • Правила оон 24 Правила ЕЭК ООН N 24 "Единообразные предписания, касающиеся: I. Официального утверждения двигателей с воспламенением от сжатия в отношении выброса видимых загрязняющих веществ. II. Официального утверждения автотранспортных средств в […]
  • Приказ 199 дсп Решение Верховного Суда РФ от 13 октября 2011 г. N ГКПИ11-1143 Об отказе в признании недействующим абзаца первого пункта 167 Инструкции по служебной деятельности специальных подразделений уголовно-исполнительной системы по конвоированию, […]
  • Федеральный закон от 6 октября 1999 г No 184-фз Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный […]
  • Приказ 289 минэкономразвития Приказ Министерства экономического развития РФ от 23 мая 2014 г. N 289 "Об утверждении Требований к эксперту по аккредитации и Правил аттестации экспертов по аккредитации" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министерства экономического […]
  • Законы касающиеся прописки Подписан закон, уточняющий правила регистрации граждан России по месту пребывания Президент подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу […]

Обсуждение закрыто.