Преступление с альтернативным действием

48. Квалификация альтернативных преступлений

Альтернативные конструкции составов преступлений весьма распространены в УК РФ. В случаях, когда не удается найти единый обобщающий термин, как, например, убийство, кража, законодатель прибегает к перечне-альтернативным формулировкам.

Чаще всего альтернативность элементов составов преступлений распространяется на действия (бездействие), способы, предметы, последствия. Она выполняет функции своего рода легального толкования.

Правила их квалификации несложны. Преступление является оконченным при совершении хотя бы одного деяния, альтернативно входящего в состав преступления. Проблемы возникают по вине законодателя, который иногда отходит от требований альтернативности, т.е. формулировать однородные и близкие деяния в одном составе. Лексически альтернативные элементы перечисляются союзом «или», «либо», «а равно», «а также». Если они не однородны и не равны по тяжести, то описание их как альтернативных создает возможность для квалификационных ошибок. Так, состав незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта обрисован в ч. 1 ст. 228 так: незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Квалификационные ошибки вызывают альтернативно названные «хранение», «перевозка», «приобретение». Хранение, перевозка и приобретение по существу являются приготовлением изготовления и переработки. Приготовление же согласно ч. 2 ст. 30 наказуемо лишь в случаях подготовки к тяжким и особо тяжким преступлениям. Производство и приобретение наркотических средств и психотропных веществ без целей сбыта таковыми не являются. Их нельзя было формулировать альтернативно с оконченными деяниями — изготовлением и переработкой наркотиков.

Квалификационные ошибки на практике вызывает и ст. 228.1. «Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». Цель сбыта прямо не указана. Ее можно установить лишь сравнительным толкованием, сопоставляя ст. 228, где отсутствие цели сбыта обозначено, и ст. 228.1, где о цели сбыта ничего не говорится. Отсюда правоприменительные вопросы: раз цель сбыта в ст. 228.1 не названа, производство наркотиков квалифицировать по ст. 228 или 228.1? Пересылка наркотических средств — по существу тоже приготовление к сбыту или для личного потребления адресата. Включать в альтернативный перечень приготовление к преступлению и оконченное преступление — значит нарушать правила законодательной техники, тем более когда приготовление не является преступным. Здесь уже просматривается коллизия Особенной и Общей частей УК.

«Хранение» и «перевозка» по ч. 1 ст. 228 пересекаются с «пересылкой» по ч. 1 ст. 228.1. Очевидно, что нельзя перевозить, не храня предметы, и хранить при перемещении, хранить и перевозить до пересылки. Нечеткость формулировок альтернативных действий, сочетающаяся с неясностью относительно главного криминообразующего признака, — цели сбыта, приводит к многочисленным квалификационным ошибкам на практике по делам о незаконном обороте наркотических средств. Без цели сбыта, сказано в ст. 228, и сбыт как деяние предусмотрен в ст. 228.1. При этом сбыт представлен альтернативно с перевозкой и пересылкой, из чего логически следует, что производство и пересылка со сбытом не связаны.

Итак, можно сделать выводы:

1. Сложное преступление является единым, а не совокупным, если в нем альтернативно представлены действия (бездействие), общественно опасные последствия либо вина;

2. Каждое из альтернативных деяний квалифицируется как оконченное преступление (или покушение на него). Количество их не влияет на квалификацию, но учитывается при индивидуализации наказания;

3. Недостатком законодательного конструирования составов с альтернативными элементами является включение в перечень действий, не являющихся однородными, и приготовлений к преступлениям альтернативно с оконченными преступлениями. При квалификации они не обретают свойств совокупных деяний. Приготовительные действия отдельно не квалифицируются, а включаются в квалификацию соответствующих оконченных преступлений;

4. Объекты преступлений не могут быть альтернативными в виде основных, дополнительных и факультативных. Есть простые и сложные непосредственные объекты. Последние имеются в преступлениях со сложными последствиями, в том числе альтернативными. Расщепление непосредственных объектов на основные, дополнительные и факультативные, при неясной природе двух последних, способно порождать квалификационные ошибки.

studfiles.net

Понятие единичного преступления. Сложные единичные преступления.

Единичное преступление — это деяние, характеризующиеся единством объективных и субъективных признаков, предусмотренная в уголовно-правовой норме в качестве самостоятельного состава преступления (общественно опасное деяние, попадающие под действие одной уголовно-правовой нормы, т.е. содержащее признаки одного состава преступления).

По своей структуре единичные преступления бывают:

  • простые (один объект, одна форма вины, одно деяние, одно последствие);
  • сложные (два или несколько объектов, либо несколько альтернативных действий, либо несколько альтернативных последствий, либо две формы вины).

Виды сложных единичных преступлений:

  • продолжаемые преступления — это деяние, складывающееся из ряда тождественных актов, объединенных единым умыслом (систематическое хищение чужого имущества);
  • длящиеся преступления — начинаются с определенного действия или акта бездействия, а затем проявляются в длительном невыполнении возложенных на лицо обязанностей (могут осуществляться днями и годами на стадии оконченного преступления). Длящиеся преступления может быть прекращено по воли виновного или в результате воздействия правоохранительных органов, или если изменились факты (уклонение гражданина от уплаты налогов);
  • составные преступления — это деяния, складывающиеся из двух или более простых преступлений, каждое из которых, если рассматривать изолированно, представляют собой простое единичное преступление (например, разбой с причинением тяжкого вреда здоровью);
  • преступления с альтернативными действиями – любого из действия достаточно для признания преступления оконченным;
  • преступления с альтернативными последствиями — любого из последствий достаточно для квалификации по данной статье;
  • преступления с тождественными последствиями — т.е. юридические одинаковые последствия (ч. 2 ст. 105 п.»а» УК РФ — убийство двух или более лиц);
  • преступления, складывающиеся из неоднократных действий – совершение не менее двух тождественных действий (ст.151 УК РФ).

jurisprudence-konspect.org

§ 5. Квалификация преступлений с альтернативными элементами

§ 5. Квалификация преступлений с альтернативными элементами

Альтернативные конструкции составов преступлений весьма распространены в УК РФ. В случаях, когда не удается найти единый обобщающий термин, как, например убийство, кража, законодатель прибегает к перечне-альтернативным формулировкам. В одних случаях они оправданы, и казуистичность нормы способствует правильной квалификации, в других — не обоснованы. Ранее говорилось о диспозициях типа «словесных монстров» с перечнем действий до 200 (ст. 141.1) и свыше 100 слов (ст. 142.1 фальсификация итогов голосования). Кроме объекта, все остальные элементы составов могут быть сформулированы альтернативно, хотя, конечно, обобщенное в одном термине обозначение состава в описательной диспозиции предпочтительнее, нежели казуистичные перечни.

Чаще всего альтернативность элементов составов преступлений распространяется на действия (бездействие), способы, предметы, последствия. Она выполняет функции своего рода легального толкования. Казуистичные с длинными альтернативными перечнями элементов составов — неудачная конструкция диспозиций норм, но иногда она оказывается неизбежной. Правила их квалификации несложны. Преступление является оконченным при совершении хотя бы одного деяния, альтернативно входящего в состав преступления. Проблемы возникают по вине законодателя, который иногда отходит от требований альтернативности, т. е. формулировать однородные и близкие деяния в одном составе. Лексически альтернативные элементы перечисляются союзом «или», «либо», «а равно», «а также». Если они не однородны и не равны по тяжести, то описание их как альтернативных создает возможность для квалификационных ошибок.

Так, состав незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта обрисованы в ч. 1 ст. 228 так: незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Квалификационные ошибки вызывают альтернативно названные «хранение», «перевозка», «приобретение». Хранение, перевозка и приобретение по существу являются приготовлением изготовления и переработки. Приготовление же согласно ч. 2 ст. 30 наказуемо лишь в случаях подготовки к тяжким и особо тяжким преступлениям. Производство и приобретение наркотических средств и психотропных веществ без целей сбыта таковыми не являются. Их нельзя было формулировать альтернативно с оконченными деяниями — изготовлением и переработкой наркотиков.

Квалификационные ошибки на практике вызывает и ст. 228.1. «Незаконное производство, сбыт и пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов». Цель сбыта прямо не указана. Ее можно установить лишь сравнительным толкованием, сопоставляя ст. 228, где отсутствие цели сбыта обозначено, и ст. 228.1, где о цели сбыта ничего не говорится. Отсюда правоприменительные вопросы: раз цель сбыта в ст. 228.1 не названа, производство наркотиков квалифицировать по 228 или 228.1? Пересылка наркотических средств по существу тоже приготовление к сбыту или для личного потребления адресата. Включать в альтернативный перечень приготовление к преступлению и оконченное преступление, значит, нарушать правила законодательной техники, тем более, когда приготовление не является преступным. Здесь уже просматривается коллизия Особенной и Общей частей УК.

«Хранение» и «перевозка» по ч. 1 ст. 228 пересекаются с «пересылкой» по ч. 1 ст. 228.1. Очевидно, что нельзя перевозить, не храня предметы, и хранить при перемещении, хранить и перевозить до пересылки. Нечеткость формулировок альтернативных действий, сочетающаяся с неясностью относительно главного криминообразующего признака, — цели сбыта, приводят к многочисленным квалификационным ошибкам на практике по делам о незаконном обороте наркотических средств. Без цели сбыта сказано в ст. 228 и сбыт как деяние предусмотрен в ст. 228.1. При этом сбыт представлен альтернативно с перевозкой и пересылкой, из чего логически следует, что производство и пересылка со сбытом не связаны.

Основным доктринальными толкователями считается безопасность здоровья населения, дополнительным — установленный порядок законного оборота наркотических средств и психотропных веществ[351]. В действительности, наоборот, непосредственным объектом рассматриваемого преступления выступает незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Так его формулирует Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Общий порядок оборота указанных средств и веществ называет ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 8 января 1998 г. с последующими изменениями 2003 и 2006 гг. Безопасность здоровья населения (и жизни тоже) входит в непосредственный объект — порядок оборота наркотических средств и психотропных веществ. Данный порядок установлен главным образом для того, чтобы оградить потерпевших от причинения вреда их здоровью. Повреждение здоровья без нарушения порядка оборота наркотиков имеет другой объект — объект преступлений против здоровья. В связи с этим нельзя считать дополнительным (и неясно, входит он в непосредственный объект или нет) установленный государством порядок законного оборота наркотических средств и психотропных веществ: он является непосредственным объектом. Обязательным входящим в него компонентом служит безопасность жизни и здоровья населения. Отсюда квалификация наркопреступлений связана именно с нарушениями этого непосредственного объекта — порядка оборота одурманивающих средств. Его нарушение ставит в опасность жизнь и здоровье населения (главным образом, молодого, до 35 лет). Устанавливать реальность опасности не требуется.

Постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» назвало основными квалификационными ошибками и трудностями в судебной практике: необоснованное осуждение лиц ввиду неверного толкования понятий изготовления, переработки и производства наркотических средств и психотропных веществ; трудности в правовой оценке перевозки без цели сбыта, а также пересылку или сбыт указанных средств и веществ[352]. Несмотря на пространное постановление в целом правильно толкующего уголовно-правовые нормы о незаконном обороте названных средств и веществ, квалификационных ошибок не избежать, так как их истоки заключены в неточностях законодательства. Прежде всего избыточной альтернативности содержательно пересекающихся действий и нечеткости формулирования главного составообразующего признака — цели сбыта, деяний по ст. 228 и 228.1. Сбыт оказался альтернативным действием наряду с производством и пересылкой наркотических средств. Имеется ли цель сбыта у производства и пересылки, закон не определяет. Толкование ВС ориентирует суды на то, что цель сбыта по ст. 228.1 — обязательный элемент состава, независимо от ущерба. Это правильно, только вот из формулировки ст. 228.1 такое толкование не очень вытекает.

Альтернативность формы вины записана в УК путем отсутствия указания на умысел и неосторожность. Согласно ч. 2 ст. 24 неосторожность признается в тех преступлениях, где она непосредственно оговорена. Если форма вины не обозначена в диспозиции норм Особенной части, деяние совершается как умышленно, так и неосторожно. Только умысел либо назван, например, умышленное убийство, либо не назван ввиду очевидности, например при краже или разбое. Неосторожных краж и разбоев просто не существует.

Квалификация осложняется при альтернативных формах вины, в отношении альтернативных общественно опасных последствий. В отношении одних допустим умысел и неосторожность, в отношении других — только неосторожность. Примером может служить состав нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК)[353]. В нем альтернативно указаны виды нарушений и виды общественно опасных последствий. В отношении такого общественно опасного последствия, как существенное изменение радиоактивного фона допустим как умысел, так и неосторожность. Умысел чаще всего косвенный, но может быть при различного рода радиоактивных выбросах или сбросов в воду и прямой умысел, когда лицо предвидит неизбежность радиоактивного загрязнения окружающей среды. По отношению к другим альтернативным последствиям возможна исключительно неосторожная форма вины. Умысел требует квалификации за умышленное повреждение вреда здоровью людей либо причинение имущественного ущерба по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 246 УК.

Итак, можно сделать выводы:

1. Сложное преступление является единым, а не совокупным, если в нем альтернативно представлены действия (бездействие), общественно опасные последствия либо вина;

2. Каждое из альтернативных деяний квалифицируется как оконченное преступление (или покушение на него). Количество их не влияет на квалификацию, но учитывается при индивидуализации наказания;

3. Недостатком законодательного конструирования составов с альтернативными элементами является включение в перечень действий, не являющихся однородными, и приготовлений к преступлениям альтернативно с оконченными преступлениями. При квалификации они не обретают свойств совокупных деяний. Приготовительные действия отдельно не квалифицируются, а включаются в квалификацию соответствующих оконченных преступлений;

4. Объекты преступлений не могут быть альтернативными в виде основных, дополнительных и факультативных. Есть простые и сложные непосредственные объекты. Последние имеются в преступлениях со сложными последствиями, в том числе альтернативными. Расщепление непосредственных объектов на основные, дополнительные и факультативные, при неясной природе двух последних, способно порождать квалификационные ошибки.

law.wikireading.ru

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ С АЛЬТЕРНАТИВНЫМИ СОСТАВАМИ

В. Щепельков, старший преподаватель Санкт — Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Под альтернативными понимаются составы, в которых действие (бездействие) включает несколько составляющих, наличия одной из которых достаточно для признания в содеянном состава преступления.

В качестве примера альтернативного состава рассмотрим незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ. Нормы, предусмотренные в ст. 228 УК РФ, включают несколько альтернативных действий, каждого из которых достаточно для признания в содеянном состава преступления. Вместе с тем совершение нескольких перечисленных в диспозиции одной части статьи действий также образует одно преступление, совокупности преступлений нет. Данная особенность квалификации подобных преступлений приводит к некоторым трудностям формально — логического характера при уголовно — правовой оценке содеянного.

Предположим, что лицо приобретает наркотические средства с целью сбыта, хранит их определенное время, а затем задерживается правоохранительными органами при попытке их сбыта. Если рассматривать каждое из действий, совершенных виновным, по отдельности, то необходимо в обвинительном заключении указать, что им совершено оконченное деяние — приобретение, хранение и покушение на сбыт. Если же соединить эти единичные оценки в квалификации содеянного в целом, то возникает проблема отражения неоконченного преступления (сбыта). По-видимому, в этом случае содеянное необходимо квалифицировать по ст. 228 УК без ссылки на Общую часть, поскольку указание на то, что имело место покушение, в значительной степени необоснованно улучшит положение виновного: им совершено более тяжкое преступление, а оно не найдет своего отражения в квалификации. Так, если бы лицо совершило только приобретение и хранение наркотических средств, то содеянное им квалифицировалось бы как оконченное преступление, предусмотренное соответствующей частью ст. 228 УК. Следует заметить, что приобретение и хранение имеют меньшую степень общественной опасности, нежели приобретение, хранение и покушение на сбыт. Поэтому уголовно — правовая оценка последней комбинации действия должна предполагать не менее строгую санкцию, чем приобретение и хранение. Таким образом, при квалификации приобретения, хранения и попытки сбыта ссылка на ст. 30 УК исключена, поскольку в противном случае будет нарушен принцип дифференциации уголовной ответственности.

Уголовно — правовая оценка содеянного по совокупности преступлений также исключается в силу ст. 17 УК, поскольку в нашем случае ответственность за совершенные действия предусмотрена одной частью ст. 228 УК. И кроме того, при квалификации приобретения, хранения и попытки сбыта наркотических средств по совокупности преступлений возможное наказание в соответствии со ст. 69 УК выходит за рамки санкции, установленной в ст. 228 УК. При этом следует учитывать, что при доведении сбыта наркотических средств до конца содеянное квалифицируется как единое преступление, и наказание за него ограничено санкцией, предусмотренной ст. 228 УК. Таким образом, при квалификации содеянного по совокупности преступлений нарушается логика дифференциации уголовной ответственности. Поэтому то обстоятельство, что одно из действий, предусмотренных в ст. 228 УК, не было доведено до конца, по-видимому, должно найти отражение не в оконченной формуле квалификации, а в описательной части обвинительного заключения или приговора.

Отстаиваемая точка зрения находит подтверждение в судебной практике. Так, Верховный Суд РФ в определении по делу Ю. указал: «Диспозиция ч. 1 ст. 222 УК РФ предусматривает уголовную ответственность, в частности, за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение боеприпасов. Совершение любого из указанных в диспозиции действий образует оконченный состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 222 УК РФ. Поэтому действия лица, которое незаконно приобрело, хранило, перевозило и носило боеприпасы, а затем пыталось их сбыть, квалифицируются по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В данном случае дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 222 УК РФ не требуется» (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 5. С. 12 — 13).

Аналогичные проблемы возникают при совершении одного или ряда действий, перечисленных в ст. 228 УК, в соучастии, при условии, что остальные совершаются виновным в одиночку. Например, лицо осуществляет перевозку наркотических средств, а затем выполняет пособнические функции в их сбыте. Опять же квалификация действий в отдельности предполагает вменение исполнения перевозки и пособничества в сбыте наркотических средств. Поскольку эти два деяния охватываются одной частью ст. 228 УК, то вменение совокупности преступлений исключено. Поэтому возникает вопрос о возможности при квалификации содеянного по одной из частей статьи 228 УК делать ссылку на Общую часть (ст. 33 УК).

По-видимому, такой ссылки в окончательной формулировке квалификации быть не должно. Данный вывод основан на предписании, содержащемся в ст. 34 УК. Согласно ему исполнитель преступления отвечает по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК. Так как в нашем случае лицо осуществляло часть объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 228 УК, то дополнительной ссылки на Общую часть не требуется, хотя имело место и выполнение им пособнических функций. Вменение совокупности преступлений исключено по той причине, что будет нарушен принцип дифференциации уголовной ответственности. Если виновный участвовал в перевозке и сбыте наркотических веществ группой лиц по предварительному сговору, то содеянное им охватывается ст. 228 УК и дополнительной квалификации по другим статьям Особенной части не требуется.

В перспективе представляется целесообразным включить в уголовный закон специальную норму, регулирующую квалификацию преступлений с альтернативными составами.

www.lawmix.ru

Понятие и виды единичного преступления

Термины «единичное» и «единое» преступление употребляются в теории права как тождественные.

Единичным преступлением признается такое деяние, которое содержит состав одного преступления и квалифицируется по одной статье или ее части. Такое деяние может осуществляться как одним действием, так и системой действий, может влечь за собой одно или несколько последствий, может совершаться с одной или двумя формами вины (в отношении разных последствий), но во всех этих случаях оно остается единичным преступлением и понятием множественности не охватывается.

По своей законодательной конструкции все единичные преступления делятся на:

простые и сложные.

К простым относятся такие, которые посягают на один объект, осуществляются одним деянием, характеризуются одной формой вины, содержат один состав преступления, предусмотренный одной статьей или ее частью. Пример простого единичного преступления — кража, тайное хищение чужого имущества. Кража посягает на один объект — общественные отношения в сфере распределения материальных благ, осуществляется единым действием — изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного, совершается с прямым умыслом и квалифицируется по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

На практике сложностей при разграничении единичных простых преступлений и множественности не возникает. Иначе дело с единичными сложными.

Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, с осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий.

Действующему Уголовному кодексу известны следующие сложные единичные преступления: составные; с альтернативными действиями или с альтернативными последствиями; длящиеся; продолжаемые; осложненные дополнительными тяжкими последствиями и наличием двух форм вины в отношении разных последствий.

Составные, слагаются из двух или более действий, каждое из которых предусмотрено УК в качестве самостоятельного преступления. Так сконструирован разбоя (ст. 162 УК). В подобных случаях отдельные разрозненные преступные действия (насилие над личностью и хищение или покушение на хищение чужого имущества) образуют один (единый) сложный состав преступления — разбой, который обладает повышенной общественной опасностью, сравнительно с общественной опасностью преступных действий, входящих в состав этого преступления, посягающего одновременно на два объекта (отношения собственности и жизнь, либо здоровье личности). Один из них признается законодателем обязательным и основным, что определяет помещение нормы в определённую главу УК, второй также является обязательным, но дополнительным, но это не умаляет его уголовно-правового значения.

К числу составных преступлении относится хулиганство (ст. 213 УК), посягающего одновременно на общественный порядок и личность, а в некоторых случаях и на отношения собственности.

Составные преступления всегда оказываются дву- или многообъектными.

Разновидностью сложных составов являются преступления с альтернативными действиями. Их специфика состоит в том, что совершение любого из перечисленных в диспозиции статьи действия (бездействие) является достаточным для признания наличия состава преступления. Например, в ч. 1 ст. 222 УК говорится о едином составе преступления (незаконном приобретении, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия), который признается оконченным при совершении одного или нескольких перечисленных альтернативных действий. Вместе с тем субъект не совершает нового преступления, если он осуществляет два или все названные в ст. 222 УК действия, например, вначале незаконно приобретает оружие, хранит его, а затем сбывает.

Сложными единичными преступлениями являются и преступления с альтернативными последствиями. Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может повлечь одно или несколько последствий из числа перечисленных в ч. 1 ст. 111 УК РФ (потерю зрения, слуха, речи, какого-либо органа и т. д.).

Специфика объективной стороны некоторых преступлений обусловила выделение такого сложного единичного преступления, как длящееся преступление, при совершении которого действие или бездействие сопряжено с последующим более или менее продолжительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного наказания. Такого рода преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава преступления и совершаются в течение относительно длительного периода времени. Примерами длящихся преступлений, могут служить незаконное лишение свободы (ст. 127 УК), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК), самовольное оставление части или места службы (ст. 337 УК) и др.

Длящееся преступление начинается и образует оконченный состав конкретного преступления либо с момента совершения первого преступного действия (например, при самовольном оставлении части или места службы (ст. 337 УК) — с момента оставления без законного на то разрешения начальника места службы, либо с акта преступного бездействия (например, при уклонении от прохождения военной службы (ст. 328 УК) — с момента неявки по повестке на призывной пункт без уважительных причин).

Длящееся преступление заканчивается вследствие либо действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (явка с повинной), либо наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления (например, вмешательство органов власти), либо когда отпала сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание длящегося преступления (например, со смертью нетрудоспособного родителя прекращается обязанность виновного платить по решению суда средства на их содержание).

Длящееся преступление независимо от продолжительности его осуществления рассматривается как одно (единичное) преступление.

В УК некоторых зарубежных государств также содержатся определения длящихся преступлений. Так, во Франции длящиеся преступления определяются как «растянутые во времени и совершающиеся путем постоянного повторения виновным первоначального умышленного акта».

По российскому уголовному праву к числу единичных преступлений относятся и продолжаемые, т. е. такие, которые складываются из ряда одинаковых или тождественных преступных действий, имеют общую цель, охватываются единым умыслом и составляют в целом одно преступление. В отличие от длящегося продолжаемое преступление заключается в неоднократном совершении одинаковых (тождественных) деяний, при этом преступная деятельность признается завершенной с момента последнего из них.

К продолжаемым преступлениям относится, например, истязание, (ст. 117 УК). Продолжаемые хищения, например, совершаются по частям из одного источника с целью незаметного изъятия имущества или денег.

Специфика объективной стороны продолжаемого преступления заключается в том, что совершенные действия (акты бездействия) объединены не только относительно небольшими промежутками времени между ними, но и единым способом совершения деяния, и наступлением однородных последствий. С субъективной же стороны продолжаемое преступление характеризуется наличием одной и той же формы вины, одинаковых мотивов и единой цели преступной деятельности.

К сложным единичным преступлениям в теории уголовного права относятся преступления, характеризующиеся наличием дополнительных тяжких последствий, и преступления с двумя формами вины.

Первым типична ч. 4 ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Вторым — ч. 2 ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные последствия). Сюда же относят ч. 3 ст. 264 УК (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

К последней группе сложных единичных преступлений можно отнести преступления, осложненные наличием дополнительных тяжких последствий, что предполагает одновременно и наличие двух форм вины.

Статьи Особенной части УК РФ сконструированы таким образом, что предполагается совершение одного единичного преступления. Однако в некоторых случаях, когда лицо одновременно или разновременно совершает не одно, а два или более преступлений, возникает ряд уголовно-правовых вопросов, связанных как с квалификацией таких преступлений, так и с их отграничением от единичных сложных преступлений. Эти вопросы требуют детального анализа видов (форм) множественности, а именно: совокупности и рецидива.

studopedia.ru

Смотрите так же:

  • 239 федеральный закон 239 федеральный закон ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 18.07.11 N 239-ФЗ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕМ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ АВТОНОМНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ Внести в часть вторую […]
  • Приказ минздрава 490 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 21 июня 2006 г. N 490 "Об организации деятельности медицинской сестры участковой" Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 21 июня 2006 г. N 490"Об […]
  • 15 закона 129-фз Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от 23 июня 2003 г. N 76-ФЗ в […]
  • Штраф 4000 рублей Ответственность за нарушение законодательства Ответственность за нарушение трудового законодательства (таблица штрафов) Нарушение законодательства о труде и об охране труда: 2. должностным лицом, ранее подвергнутым наказанию за […]
  • Налог за 275 лошадиных сил Вопросы и ответы Скажите пожалуйста. В начале марта 2011 года приобрел автомобиль 280 л.с 2004 года выпуска. Не могу понять какой ежегодный налог меня ждет, скажите пожалуйста? В сомнение ввели разные информации по поводу "вступил новый […]
  • 20 фз о трудовых пенсиях в рф Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ"О трудовых пенсиях в Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 25 июля, 31 декабря 2002 г., 29 ноября 2003 г., 29 […]

Обсуждение закрыто.