Преступление по неосторожности ст 264 ук рф

Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

1. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, —

наказывается принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

5. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

6. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказывается лишением свободы на срок от четырех до девяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечание. Утратило силу с 1 июля 2015 г.

Примечания:

1. Под другими механическими транспортными средствами в настоящей статье и статье 264.1 настоящего Кодекса понимаются трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины, а также транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.

2. Для целей настоящей статьи и статьи 264.1 настоящего Кодекса лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 264 УК РФ

1. Вопросы квалификации комментируемого преступления разъясняются в Постановлении Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25.

2. Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, посягает на безопасность использования дорожных транспортных средств (основной непосредственный объект). Безопасность жизни и здоровья человека выступает в качестве дополнительного объекта преступления.

3. Предметом преступления являются механические транспортные средства.

Механические транспортные средства должны быть самоходными, т.е. иметь автономный двигатель. В ч. 1 комментируемой статьи указаны некоторые из них: автомобили и трамваи, а в примеч. к статье названы дополнительно также троллейбусы, тракторы и мотоциклы.

Транспортным средством признаются и иные самоходные машины и механические транспортные средства. В частности, к ним относятся специальные машины, выполняющие не только транспортные, но и иные функции. Это машины сельскохозяйственного назначения (например, комбайны), дорожные (автогрейдеры, асфальтоукладчики и др.), погрузочные (автопогрузчик, автокран) и др.

К механическим транспортным средствам не относятся мопеды и другие транспортные средства, приводимые в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 куб. см и имеющие максимальную конструктивную скорость не более 50 км/ч, а также велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками. Лица, управлявшие указанными транспортными средствами и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по ч. ч. 1 или 3 ст. 268 УК (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

Транспортное средство, не оборудованное двигателем (велосипеды, транспорт гужевого типа), к предметам данного преступления не относится.

Если двигатель машины вышел из строя и она передвигается вручную (толкание машины), то предмет рассматриваемого преступления отсутствует, фактически совершенное деяние может быть расценено в качестве нарушения действующих правил безопасной работы транспорта (ст. 268). Однако если такая машина буксируется другим транспортным средством, то нарушение водителем транспортируемого средства установленных правил подпадает под признаки состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей.

4. Нарушение военнослужащими (военнообязанными во время сборов) правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины квалифицируется по ст. 350 УК.

5. По рассматриваемой категории дел органам предварительного следствия и суду следует указывать в обвинительном заключении и приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в комментируемой статье, и в чем конкретно выразилось это нарушение.

Если в обвинительное заключение включены отдельные пункты названных Правил, нарушения положений которых не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, суд, исходя из положений ст. 237 УПК, по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить уголовное дело прокурору для предъявления обвинения с указанием конкретных пунктов Правил, нарушение которых повлекло указанные в комментируемой статье последствия, если это не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия и при этом не ухудшается положение подсудимого (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

6. Объективная сторона преступления включает в себя нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи), смерть одному человеку (ч. ч. 3 и 4) или нескольким лицам (ч. ч. 5 и 6).

7. Под вождением понимается управление транспортным средством в процессе его движения. Движение начинается с трогания машины с места, заканчивается остановкой ее ходовой части. Нарушение правил вождения транспортного средства выражается, например, в превышении установленной скорости движения, неправильном обгоне, несоблюдении правил проезда перекрестков и т.д.

8. Эксплуатация — это комплекс организационных и технических мероприятий по безопасному использованию транспорта в соответствии с его предназначением и техническими возможностями. Нарушение правил безопасности эксплуатации транспортного средства может выражаться, например, в перевозке негабаритных грузов, стоянке автомашины в ненадлежащем месте, передаче управления ненадлежащему лицу, буксировке автомашины на слабом тросе, перевозке пассажиров на необорудованной транспортной машине и т.д.

9. В случае передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения либо не имеющему прав управления транспортным средством, водитель несет ответственность за нарушения правил эксплуатации транспортного средства, обеспечивающих безопасность движения, по комментируемой статье, а ненадлежащее лицо, управлявшее транспортом и допустившее нарушение правил вождения, повлекшее последствия, предусмотренные комментируемой статьей, — за нарушение правил безопасности движения по этой статье.

10. Действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в комментируемой статье последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при погрузке или разгрузке, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, а равно в результате управления автотранспортным средством вне дороги, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо за нарушение правил при производстве работ (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

11. Если суд на основании исследованных доказательств установит, что указанные в комментируемой статье последствия наступили не только вследствие нарушения лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, но и ввиду несоблюдения потерпевшим конкретных пунктов правил (неприменение пассажиром при поездке ремней безопасности, поездка на мотоцикле без мотошлема и т.п.), эти обстоятельства могут быть учтены судом как смягчающие наказание, за исключением случаев, когда водитель не выполнил свои обязанности по обеспечению безопасности пассажиров (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

12. Вред должен быть причинен окружающим лицам, нанесение вреда водителем самому себе состава преступления не образует.

Если в результате нарушений наступили последствия, предусмотренные разными частями комментируемой статьи, то вменяются в вину все последствия, но содеянное квалифицируется по той части, которая предусматривает более тяжкое последствие (см. определение Судебной коллегии ВС РФ N 1н-0406/98 ).
———————————
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2000 года.

Если из-за нарушения Правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства по неосторожности был одновременно причинен тяжкий вред здоровью нескольким лицам, виновное лицо несет уголовную ответственность по ч. 1 комментируемой статьи.

13. Ответственность лица, нарушившего правило вождения или эксплуатации транспортного средства, за наступившие вредные последствия наступает при условии, если между нарушением и последствиями имеется причинная связь.

14. Причинная связь исключается, если нарушение Правил вообще не было допущено (например, пешеход по собственной неосторожности попадает под заднее колесо автомашины или сознательно бросается под машину с целью самоубийства). Наличие физической зависимости между движущимся транспортом и пострадавшим лицом еще не указывает на существование причинной связи, которая в преступлениях рассматриваемой категории носит нормативный характер.

Благодаря нормативности, причинная связь возможна и в случаях, когда физическое взаимодействие вообще отсутствует. Так, водитель отвечает за причинение вреда и в том случае, если своими неправильными действиями создавал помехи движению, в результате чего другие участники движения вынужденно причинили вред третьим лицам. Например, водитель, выехавший на встречную полосу движения, должен нести ответственность за наступившее последствие, если создал препятствия для водителя встречного транспорта и тот, не имея возможности избежать столкновения или остановиться, выезжает на тротуар и сбивает пешехода. Действия второго водителя расцениваются по правилам крайней необходимости либо невиновного причинения вреда (казуса).

Возможны ситуации, когда действия водителя, непосредственно связанные с вредными последствиями, хотя и были обусловлены предшествовавшими нарушениями иных участников движения, тем не менее выступают в качестве причины этих последствий. Правила дорожного движения содержат требования, блокирующие нарушения. В частности, в них указывается, как должен реагировать водитель на нарушения, допущенные иными лицами, и на случаи возникновения иных препятствий. Если эти требования нарушены, виновный должен отвечать за причинение вреда. Так, водитель, не остановивший свою автомашину, будучи ослепленным встречным транспортом и совершивший в связи с этим наезд на пешехода, должен нести ответственность по комментируемой статье.

15. При решении вопроса о причинной связи учитывается наличие у водителя технической возможности избежать вредного последствия. Если такой возможности не было и установлено, что аварийная ситуация была вызвана не им, а иными участниками дорожного движения, то ответственность исключается. В приведенном примере с ослеплением действия водителя, совершившего наезд, не являются причиной наступивших последствий, если он не имел технической возможности остановить свою автомашину либо совершить маневр, необходимый для избежания наезда. Если аварийная ситуация была создана им самим (движение с превышенной скоростью, на запрещающий сигнал), то отсутствие технической возможности избежать вредных последствий юридического значения не имеет.

16. При решении вопроса о технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.

При анализе доказательств наличия либо отсутствия у водителя технической возможности предотвратить дорожно-транспортное происшествие в условиях темного времени суток или недостаточной видимости следует исходить из того, что водитель должен выбрать скорость движения, обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства.

17. В отдельных случаях возможно сопричинение вреда несколькими участниками движения. В тех случаях, когда нарушения Правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное ими влечет уголовную ответственность по комментируемой статье, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями, указанными в комментируемой статье.

18. Действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК.

Под заведомостью оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, следует понимать случаи, когда водитель транспортного средства осознавал опасность для жизни или здоровья потерпевшего, который был лишен возможности самостоятельно обратиться за медицинской помощью вследствие малолетства, старости, болезни или беспомощного состояния (например, в случаях, когда водитель скрылся с места происшествия, не вызвал скорую медицинскую помощь, не доставил пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и т.п.) (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

19. С субъективной стороны нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств — преступление неосторожное. Умышленное причинение вреда (например, наезд водителя на прохожего с целью мести) образует преступление против личности.

20. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, управлявшее автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем. Им признается не только водитель, сдавший экзамены на право управления указанным видом транспортного средства и получивший соответствующее удостоверение, но и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение Правил дорожного движения, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

21. В ч. ч. 2, 4 и 6 комментируемой статьи состояние опьянения виновного является квалифицирующим обстоятельством.

Пленум ВС РФ в п. 12.1 Постановления от 09.12.2008 N 25 обращает внимание судов, что при Постановлении обвинительного приговора за нарушение лицом правил дорожного движения, повлекшее последствия, указанные в ч. ч. 2, 4 или 6 комментируемой статьи, назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством (ч. 2 ст. 47 УК) является обязательным. В ходе судебного разбирательства суду надлежит устанавливать, не было ли лицо в связи с этим дорожно-транспортным происшествием лишено права управления транспортным средством в порядке ст. 12.8 КоАП за сам факт управления транспортным средством в состоянии опьянения. Если за эти действия лицо было лишено права управления транспортным средством, отбытый им срок лишения права управления транспортным средством засчитывается в срок назначенного по уголовному делу дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством с приведением в приговоре оснований принятого решения.

stykrf.ru

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ)

Объект преступления – отношения по поводу обеспечения безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Дополнительным объектом признаются жизнь и здоровье граждан.

Объективная сторона деяния состоит в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Диспозиция данного состава, как и состава преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ, бланкетная, так как отсылает к Правилам дорожного движения, утвержденным постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 (далее – ПДД).

Указанные ПДД в п. 1.2 содержат определение механического транспортного средства, как транспортного средства, приводимого в движение двигателем. Термин распространяется также на любые тракторы и самоходные машины. Это понятие, находящееся в правилах дорожного движения, существенно дополняет определение других механических транспортных средств, содержащееся в примечании к ст. 264 УК РФ.

Нарушение может выражаться в невыполнении или ненадлежащем выполнении тех правил, игнорирование которых реально способно причинить указанный в законе ущерб. Таковым нарушением не признается, например, отсутствие водительского удостоверения, но зато считается нарушением проезд на запрещающий сигнал светофора.

Обязательным признаком объективной стороны деяния являются последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека (его признаки см. в ст. 111 УК РФ).

Состав преступления – материальный-, деяние окончено с момента наступления указанных в законе последствий.

Субъект преступления – специальный: лицо, управляющее транспортным средством.

Субъективная сторона состоит в неосторожности, чаще всего в виде легкомыслия, но может быть и небрежность.

В ч. 2 ст. 264 предусмотрена ответственность за совершение то же деяния лицом, находящимся в состоянии опьянения. Следует заметить, что согласно ст. 63 УК РФ состояние опьянения не является отягчающим наказание обстоятельством. Однако законодатель решил ввести этот признак в диспозицию ст. 264, что нс совсем корректно с позиций системного изложения законодательного материала.

Часть 3 ст. 264 устанавливает ответственность за деяние, предусмотренное ч. 1, повлекшее по неосторожности смерть человека, а ч. 4 – за то же, но совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения.

Части 5 и 6 анализируемой статьи следуют той же схеме по принципу «увеличения тяжести»: в ч. 5 ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, в ч. 6 – за то же, но совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения по неосторожности смерть двух или более лиц.

studme.org

К какой степени тяжести относится статья 264 часть 6 УК?

Здравствуйте. К какой степени тяжести относится ст. 264. Ч. 6? И является ли дтп неосторожным деянием?

Ответы юристов (3)

Данное преступление относится к категории тяжких преступлений, поскольку за него предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 4-х до 9 лет.​ Форма вины в данном случае — неосторожность.

Есть вопрос к юристу?

В соот. со ст. 15 УК РФ, данное преступление относится к категории преступлений средней тяжести.

п. 6 ст. 264 УК — это состав с двумя форма вины («смешанная»). Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств — здесь вина в форме умысла, а последствия наступает по неосторожности — повлекшее по неосторожности смерть двух и более людей.​​

Здравствуйте Анастасия! Категория данного преступления — средней тяжести. ч.3 ст. 15 УК РФ гласит: Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы, а ст. 264 ч.6 — это деяние совершенное по неосторожности.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

m.pravoved.ru

Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.

Если по делу будет установлено, что причинение смерти или тяжкого вреда здоровью охватывалось умыслом виновного, содеянное следует рассматривать как умышленное преступление против жизни или здоровья граждан. В тех же случаях, когда виновным последовательно совершены два самостоятельных преступления, одно из которых являлось транспортным, другое — против жизни или здоровья, его действия подлежат квалификации по совокупности указанных преступлений.

Неосторожность может выражаться в небрежности или легкомыслии лица, управлявшего транспортным средством (ч. 1 ст. 26 УК РФ).

Легкомыслие имеет место тогда, когда лицо, нарушая путем действия или бездействия правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Как нам представляется, этот общий расчет сделан без учета особенностей дорожной обстановки, технических возможностей транспортного средства, состояния водителя, действий окружающих лиц.

Небрежность проявляется в том, что лицо, нарушая путем действия или бездействия правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий по небрежности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК РФ) [16]. Долженствование предвидения возможности наступления последствий, представляет собой правовую обязанность лица, управляющего транспортным средством. Решающее значение для установления небрежности имеет оценка возможности именно для данного лица и в данных конкретных обстоятельствах предвидеть те последствия, которые он не предвидит, но должен и мог предвидеть.

Анализ субъективной стороны преступления должен дать ответ, мог ли в конкретных условиях водитель предотвратить наступившие последствия. Так, если водитель, проезжая со скоростью 40 км/час, совершает наезд на пешехода и причиняет тяжкий вред его здоровью, то установление лишь этих обстоятельств еще не достаточно для привлечения к ответственности за наступившие последствия. Если пешеход внезапно выбежал из-за встреченной машины на расстоянии двух метров, то водитель не смог бы остановить автомобиль как при скорости 60 км/час, так и при скорости 40 км/час. Поэтому в этих условиях водитель может нести ответственность только за факт превышения скорости, но не за наступившие последствия, в наступлении которых нет его вины, и они имеют место по вине потерпевшего.

Таким образом, субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, в силу прямого указания уголовного закона характеризуется лишь неосторожным отношением к наступившим последствиям, то есть при необходимой внимательности, и предусмотрительности лицо должно было и могло их предвидеть. В то же время законодатель никак не оговаривает психическое отношение лица, управляющего автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортом, к самому нарушению им правил дорожного движения, которое может быть умышленным.

Нарушения правил дорожного движения, согласно закона (ст. 264 УК) совершается лишь по небрежности или легкомыслию. Например, легкомысленно желая попугать пешехода, водитель проезжает мимо него на недозволенной скорости, рассчитывая по необходимости своевременно остановить машину, но уже по независящим от него причинам (гололед, неожиданное препятствие и т.п.), автомобиль не останавливается и происходит наезд.

Преступная небрежность проявляется, например, когда шофер, отвлекаясь разговорами, не замечает знака ограничения скорости и поворота, в результате чего наезжает на впереди идущую автомашину.

Как следует из результатов опроса, водителей автотранспортных средств и сотрудников ОВД, расследовавших ДТП, проведенного нами в 2005 г., большинство нарушений правил дорожного движения совершается по небрежности. Ретроспективный анализ дорожной ситуации и состояния водителя по субъективно-личностным оценкам является наиболее адекватным для оперативного выявления факторов, влияние которых привело к ошибочному реагированию и совершению ДТП. Водители чаще всего (46,7%) отмечали плохое самочувствие перед совершением дорожно-транспортного происшествия, испытывали взволнованность, подавленность, чувство гнева, раздражения, вызванных тем или иным значимым для них событием. Следующим фактором, по частоте встречаемости в ответах, было бесконтрольное отвлечение внимания на некоторый промежуток времени (21,4%). В этих случаях водители даже не могли дать определенного ответа, почему они отвлеклись. У них наблюдалось своеобразное кратковременное выключение внимания. Вынужденная поездка водителя по незнакомой для него дороге (14, 4%) также является фактором, приводящим к происшествию. Наименьшее число дорожно-транспортных происшествий (3,5%), было совершено, по мнению опрошенных, вследствие технической неисправности автомобиля.

Тем не менее, значительное число нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, происходит именно с осознанного нарушения правил по той или иной причине: спешка, лихачество и т.д. (за исключением умышленного при прямом или косвенном умысле причинении вреда здоровью или жизни людей). Все эти факты указывают на сложность и, одновременно, важность выявления субъективной стороны нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Преступное легкомыслие необходимо отличать от косвенного умысла. Особенно это касается случаев совершения наездов и столкновений при попытке скрыться от работников правоохранительных органов, когда для преступника безразличны возможные тяжкие последствия подобной гонки. Так, гражданин Молоканов, не имея водительских прав и навыков вождения, а также, будучи негодным по состоянию здоровья управлять транспортным средством (инвалидность 2 группы, диабет), в состоянии сильного алкогольного опьянения угнал автомобиль «Волга». Пытаясь скрыться от преследовавших его сотрудников ГИБДД, Молоканов на скорости свыше 120 км/час в 18 часов двигался по центральной улице города. Не справившись с управлением, он выехал на автобусную остановку в «час пик». В результате погибло два человека. На допросе в качестве обвиняемого, он признался, что во время движения он с трудом ориентировался в обстановке, но тем не менее продолжал попытку скрыться. Его действия обоснованно были квалифицированы как убийство с косвенным умыслом, так как Молоканов хотя и не желал лишить жизни совсем незнакомых ему людей, но безразлично относится к возможной гибели любых лиц [17].

В дорожно-транспортных преступлениях умышленное или неосторожное нарушение правил безопасности движения может сочетаться только с неосторожной формой вины по отношению к последствиям деяния. Возможны случаи, когда налицо и нарушения правил, и связанные с ним тяжкие последствия, однако состава данного преступления нет в виду отсутствия признаков субъективной стороны данного преступления. В качестве примера приведем материалы уголовного дела в отношении Жексимбинова [18]. Находясь на работе, он употребил спиртные напитки, затем на грузовом автомобиле приехал в закусочную, где устроил скандал. Когда работники закусочной Скубщиков и Бойко вывели его на улицу, Жексимбинов решил им отомстить и с 20-22 м направил автомобиль в сторону крыльца, где они стояли. Скубщиков и Бойко успели отбежать, но в этот момент на крыльцо вышла трехлетняя девочка, которая погибла в результате наезда. Действия Жексимбинова были квалифицированы как покушение на умышленное убийство двух и более лиц по мотивам мести за выполнение ими общественного долга и умышленное убийство девочки способом, опасным для жизни многих лиц. Ходатайство о переквалификации действий в отношении девочки на статью о дорожно-транспортном преступлении было отклонено, так как у Жексимбинова был прямой умысел на убийство Скубщикова и Бойко и косвенный по отношении к факту причинения смерти девочке. Поэтому объектом преступления являются не отношения безопасности движения (т.е. безопасность неопределенного круга лиц), а жизнь и здоровье конкретных людей.

По мнению П.В. Замосковцева и А.И. Коробеева субъективная сторона дорожно-транспортного преступления характеризуется неоднородностью психического отношения виновного к действию и его последствиям [19], т.е. форма вины по отношению к нарушениям правил безопасности и вызванным ими последствиям не всегда совпадают между собой.

Соединение в одном преступлении различных форм вины послужило поводом для выдвижения различных концепций «двойной», «умышленно-неумышленной», «смешанной», «сложной» форм вины [20], которые были подвергнуты обоснованной критике. Еще в 1950-е гг. XX в. высказывалось мнение о том, что представляется немыслимой и несуразной сама возможность умышленно причинить неосторожный вред или, наоборот, неосторожно причинить умышленный вред. Утверждения о двойной вине в пределах одного состава признавались искусственными и на практике вносящими путаницу в квалификацию преступлений [21].

Однако никаких конструктивных предложений для позитивного решения проблемы не выдвигалось, поэтому все более широкое распространение в юридической литературе получало такое отношение к установлению формы вины в совершении дорожно-транспортного преступления, при котором в действиях виновного лица следовало различать его психическое отношение к нарушению правил дорожного движения и к последствиям этого нарушения, т.е. умысел в отношении к действиям и неосторожность в отношении к их последствиям.

Концепция двойной вины в дорожно-транспортных преступлениях возникла вновь и получила широкое распространение в 1965 г., когда Пленум Верховного Суда СССР принял постановление «О судебной практике по делам, связанным с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта или городского электротранспорта», в котором говорилось: «Разъяснить судам, что в автотранспортных преступлениях отношение виновного к нарушению правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств может выражаться как в форме умысла, так и неосторожности, а к наступившим последствиям — только к форме неосторожности» [22]. Таким образом, уже официально признавалась возможность наличия двух форм вины в совершении одного дорожно-транспортного преступления. Этот официальный документ стал основанием признания возможности наличия двух форм вины не только в дорожно-транспортных, но и других преступлениях.

Однако двойная, и другие комбинированные формы вины создавали благодатную почву для принятия в следственной и судебной практике не всегда верных решений, применяя для оценки содеянного любую из двух форм вины. В таких условиях «на повестке дня» стоял вопрос: как же устанавливать единую форму вины, необходимую для вынесения справедливого приговора. В 1967 г. на страницах журнала «Советская юстиция» выступил Г. Кригер, который заметил: «Большинство сторонников концепции смешанной вины оставляют без ответа важнейший вопрос — умышленным или неосторожным при смешанной форме вины следует считать в целом совершенное преступление» [23].

В 1970 г. Верховный Суд СССР был вынужден еще раз обратиться к этому вопросу и принять постановление «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях». В нем говорилось: «Разъяснить судам, что в соответствии со статьями 8 и 9 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик преступления, предусмотренные статьями 211, 212(2), 213, 252 УК РСФСР и соответствующими статьями других союзных республик, должны рассматриваться как совершенные по неосторожности, поскольку субъективную сторону этих деяний определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств» [24]. То есть в данном постановлении форма вины в деянии уже не учитывалась и за счет этого, предлагалось признавать только одну форму вины — неосторожность.

В связи с рассматриваемыми нами преступлениями в юридической литературе нередко отмечается, что «психическое отношение виновного к нарушению правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторожности, а к наступившим вредным последствиям — только в форме неосторожности» [25].

Делались попытки создания смешанной формы вины в качестве самостоятельно, составленной из признаков умысла и неосторожности. Так, П.С. Дагель полагал, что смешанная форма вины имеет две разновидности, одна из которых «тяготеет» к умышленным преступлениям, другая — к неосторожным [26]. Однако не объяснялось, что значит «тяготеет».

В 1987 г. вышла книга «Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования», подготовленная Институтом государства и права Академии наук СССР, которая содержала проект статьи «Сложная вина», где говорилось: «Если в результате умышленного совершения преступления лицо по неосторожности причиняет иные общественно опасные последствия, с которыми закон связывает повышенную уголовную ответственность, то это преступление в целом признается совершенным умышленно» [27].

Проблема разграничения умысла и неосторожности в случаях, когда действия совершены умышленно, а в отношении последствий преступления, имеет место неосторожность, законодательно не разрешенной оставалась до принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г. В последнем, наконец, была сделана попытка разрешения рассматриваемой проблемы. В его ст. 27 говорится: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Опираясь на ст. 27 УК РФ, в одном из Комментариев к которому указано: «Субъективная сторона преступления в силу прямого указания закона характеризуется неосторожным отношением к наступившим последствиям» и предложено все дорожно-транспортные преступления рассматривать только как неосторожные [28]. В другом, более позднем Комментарии к УК РФ, утверждается: «Субъективная сторона составов преступления характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности лица, управляющего транспортным средством, по отношению к наступившим последствиям, хотя само нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Однако в целом это преступление неосторожное» [29].

Рассматривая сложную структуру субъективной стороны состава дорожно-транспортного преступления, Н.И. Пикуров подчеркивает, что виновный определенным образом относился к факту возможного наступления последствий уже в момент совершения деяния, однако до наступления результата это отношение не имеет юридического значения, остается за рамками субъективной стороны административного правонарушения. В случае совершения преступления вина в административно-правовом смысле, т.е. психическое отношение к факту нарушения специальных правил, теряет свое самостоятельное значение и входит составным элементом (входит, но не уничтожается) в субъективную сторону автотранспортного преступления [30].

В теории уголовного права В.В.Лукьяновым высказана точка зрения, согласно которой при совершении автотранспортных преступлений возможен косвенный умысел. Он утверждает, что «дорожно-транспортные преступления в одних случаях (при умышленной форме вины по отношению к действию и последствиям) должны быть отнесены к разряду умышленных деяний, а в других (при умышленном и неосторожном отношении — к действию и неосторожности — к последствиям) признаваться неосторожными [31]. Такой взгляд, по нашему мнению обусловлен тем, что в ряде случаев незначительная обоснованность надежды на благоприятный исход дела в конкретной ситуации, плюс мотивация нарушения правил типа хулиганства, лихачества, озорства и т.п., действительно приближают такие деяния к умышленным. Однако в судебной практике, базировавшейся на УК, действовавшем до 1 января 1997 года, не встречались дела о нарушениях правил дорожного движения, характеризующихся косвенным умыслом. Признание наличия последнего при нарушении Правил дорожного движения свидетельствует об ином характере преступного деяния и требует привлечения виновного, в зависимости от наступивших при этом последствий, к ответственности за одно из умышленных преступлений против личности.

Форма вины в совершении преступления определяется по характеру психического отношения виновного к своим противоправным действиям и последствиям этих действий. По мнению В.В. Лукьянова, в дорожно-транспортных преступлениях, совершаемых водителем, противоправным действием служит нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, создающее аварийную обстановку, которая заключает в себе угрозу удара автомобиля, лишенного надлежащего управления, а результатом этого действия — сама аварийная обстановка. В.В. Лукьянов подчеркивает, что форма вины в совершении дорожно-транспортного преступления водителем, нарушающим правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, определяется по характеру его отношения к аварийной обстановке, создаваемой в результате этого нарушения.

Психическое отношение лица ко всему, что начинает происходить с момента возникновения аварийной обстановки, в том числе и к причинению вреда жизни и здоровью людей, уже не имеет самостоятельного значения, так как этот вред причиняется уже силами, не контролируемыми человеком. Это психическое отношение, следовательно, уже не имеет самостоятельного значения и не может рассматриваться в качестве юридической категории формы вины, поскольку этот вред уже причиняется силами, не контролируемыми человеком. Таким образом, отношение водителя к причинению вреда вытекает из его поведения, в аварийной обстановке, содержащей угрозу причинения вреда. Если лицо создавало аварийную обстановку, то тем самым оно предвидело возможность причинения вреда, наступления общественно опасных последствий своих действий(бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, что означает наличие в действиях виновного неосторожности в виде легкомыслия.

Далее В.В Лукьянов заключает, что умысел водителя в совершении дорожно-транспортного преступления может быть как прямым, когда водитель, умышленно нарушая правила дорожного движения, сознает, что создает аварийную обстановку, так и косвенным, когда водитель допускает создание аварийной обстановки или относится безразлично к ее возникновению.

Несмотря на то, что вина в дорожно-транспортном преступлении не имеет двойной формы в смысле ст. 27 УК РФ, ее содержание значительно усложнено по сравнению с обычными формами неосторожности. Ссылка на признаки нарушения правил дорожного движения означает, что уголовный закон предусматривает не только внешнюю, объективную сторону этого правонарушения, но включает в себя и все остальные признаки состава (субъекта и субъективной стороны).

Прежде чем установить вину в уголовно-правовом смысле, необходимо выяснить, виновен ли водитель в нарушении правил безопасности дорожного движения. Однако лишь объективного несоответствия действий водителя правилам дорожного движения недостаточно для признания наличия состава правонарушения.

Сложный характер вины в нарушении правил дорожного движения можно увидеть на следующем примере из судебной практики.

www.jourclub.ru

Смотрите так же:

  • Медицинские пособия для врачей Медицинские пособия для врачей Класс НВП и ОБЖМанекены и тренажеры по оказаниюпервой помощи для автошколы! Манекены, тренажеры, фантомы Поставляем медицинские учебные тренажеры, манекены, муляжи,фантомы, анатомические модели ведущих […]
  • Пособия по рисованию для детей Детские развивающие игры, уроки, поделки Игры для детей, поделки, аппликации, оригами, раскраски, рецепты. Учебник по рисованию для детей Изобразительное искусство Книжная полка Наше новое приобретение - учебник по рисованию для первого […]
  • 212 приказ от 07042008 Проект Приказа Министерства здравоохранения РФ "О внесении изменений в Порядок приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам ординатуры, утвержденный приказом Министерства здравоохранения Российской […]
  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Правила монастырской жизни Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Следуя 43 правилу VI Вселенского Собора, поступить в монастырь может любой христианин для спасения своей души и угождения Богу […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]

Обсуждение закрыто.