Правило формального повода

Формальная и неформальная оценка учашихся на уроке английского языка

Из опыта работы преподавателя английского языка.

Сегодня мы поговорим о том, как оценивать задания учащихся, и поделимся некоторыми идеями, которые могут облегчить вашу преподавательскую жизнь. Кто не хочет, чтобы работать стало легче, ведь так? Есть, правда, одно маленькое «но»: легче не значит меньше. Идеи, представленные в этой статье, сделают вашу жизнь легче на долгой дистанции, но для того чтобы они начали работать, придётся изрядно подготовиться.

Первое, что нам следует помнить о типах оценки, это то, что она бывает формальной и неформальной. Учителя лучше знакомы с первым типом. Действительно, как ещё измерить успех ученика? За ответ на уроке «4», за самостоятельную – «3», за домашнюю работу – «5». Всем знаком такой тип оценки знаний. Журнал, в конце концов, нужно заполнять, а учеников выводить на финальный балл. Даже если речь не идёт об общеобразовательном учреждении, формальная оценка служит показателем того, можно ли учащемуся переходить на следующий уровень изучения языка, то есть так или иначе она присутствует во всех языковых школах и на многих курсах.

Неформальное оценивание, с другой стороны, это отношения «учитель-студент» без чётко определённого балла. Это то суждение, которое вы в устной форме выводите о работе ученика, и его цель – помочь ученику развиваться, исправлять ошибки и уверенно работать над повышением не только формального «балла», но и своей реальной языковой компетенции.

Несмотря на то, что формальная оценка кажется более «важной» как ученикам, так и учителям, есть мнение, что неформальный подход к оцениванию заданий и дружелюбное, лишённое давления «балла», обсуждение ошибок куда более полезно на долгой дистанции. Такой вид оценки помогает увидеть пробелы в знаниях студентов и направить дальнейшую работу на их устранение без болезненных «неудов» и снижения общих показателей успеваемости.

Если посмотреть на дело с этой стороны, практически всё, что учащиеся делают самостоятельно или под вашим руководством, – объект неформального оценивания и повод для дискуссии. Не спешите с формальной оценкой, давайте ученикам время на осмысление и исправление ошибок. Это первое, что следует учитывать при проверке самостоятельных и домашних работ.

Второе правило, относящееся к оценке, гласит: отнюдь не всё следует оценивать формально. Иногда я даю студентам статью или небольшой рассказ для домашнего чтения. На следующем уроке мы обсуждаем прочитанное. Во время такого обсуждения я обращаю внимание на то, кто комментирует текст активнее и что конкретно комментируется. Я также смотрю, какие важные аспекты текста остались без внимания учащихся. Эта дискуссия сама по себе становится неформальной оценкой домашней работы: я вижу, что ученики упустили, а что поняли, и, исходя из этого, планирую следующий урок и свои дальнейшие действия.

Подобным образом работают небольшие тесты в начале урока. Я могу дать ученикам тест из 5 пунктов на понимание текста, прочитанного дома (или правила, пройденного на прошлом уроке, или новой лексики и её употребления в ситуации живого общения – чего угодно). Результаты этого короткого теста я использую для выявления слабых, не проработанных сторон, и нет, я не спешу выставлять оценки в журнал – это задание по-прежнему неформально.

Третье правило оценивания, как формального, так и неформального, гласит: учитель должен чётко и ясно озвучить студентам критерии оценки. Над критериями к каждому виду заданий надо поработать отдельно. Ученик, сдающий вам эссе, должен понимать, что учитывается при его проверке. Чем подробнее и понятнее ваши критерии, тем больше у учащихся шансов дать вам ту работу, какая требуется. Это не «идеальная» работа ученика-вундеркинда, который угадал, что вам нужно, прочитав ваши мысли и прослушав пространные объяснения, а добротно выполненное задание, соответствующее всем прописанным критериям. Разумеется, это касается не только эссе, но, повторим, любых заданий.

Пример с эссе, тем не менее, наиболее показательный, потому что именно здесь возникает большее число вопросов и проблем, чем где бы то ни было. Когда я создаю критерии для письменных работ, я тщательно продумываю, что буду учитывать при проверке. Во-первых, мне интересно, как учащиеся пользуются грамматикой и каково их правописание. Но я также хочу оценить их способность связывать друг с другом идеи и доказывать свою точку зрения, обозначенную в тезисе. Соответственно, мои критерии строятся на двух базовых принципах: грамматика и связность. Расписывая критерии для каждой из этих категорий, я думаю о том, что из себя представляет отличная/хорошая/средняя/удовлетворительная/неудовлетворительная грамматика и связность. Затем я расписываю это в критериях. Например, отличная грамматика – это не более чем три грамматических/орфографических ошибки. Пунктуационных ошибок в моих критериях нет, потому что я считаю, что пунктуация – это механистическая вещь, которой можно научиться всегда, и не придаю ей значения. Я сама постоянно обращаюсь к английским грамматикам, чтобы правильно поставить запятую (любой учитель английского знает, что правила пунктуации в русском и английском – это две большие разницы), так зачем «заморачивать» студентам голову ещё и этим? Соответственно, при проверке я исправляю пунктуационные ошибки (например, выделение вводных слов запятыми), и ученики видят, как следует оформлять письменное высказывание пунктуационно, однако эти исправления не влияют на итоговую оценку работы. Ещё один момент, который я прописываю в критериях – сложность и «продвинутость» используемых грамматических конструкций. Легко не сделать ни одной ошибки, написав предложения из трёх слов в настоящем простом времени. Гораздо труднее пользоваться новыми, интересными, сложными конструкциями в своей письменной работе.

Этот пример (далеко не полный и содержащий лишь несколько принципов создания критериев) я привела для того, чтобы показать: критерии – результат долгой, упорной и вдумчивой работы преподавателя. Однако, проведя эту работу, вы будете гораздо быстрее и эффективнее оценивать учеников. Кроме того, сами учащиеся будут яснее понимать, что от них требуется, а это значительно повысит их успеваемость.

Из этого вытекает следующее важное правило: сохраняйте работы учащихся, наиболее показательные с точки зрения соответствия/несоответствия критериям. В своих уроках вы можете использовать как блестящие эссе, служащие примером соответствия критериям, так и не очень удачные с той или иной точки зрения работы. Это отличный способ показать учащимся, что от них ожидается и чего делать не надо. Вы также можете попросить учеников оценить работы друг друга, используя ваши критерии. Это поможет им лучше разобраться в требованиях и вникнуть в «кухню» оценивания. Комментируя работы друг друга, они будут понимать, как выставляется оценка и что следует учитывать при самостоятельной работе.

Комментирование работ друг друга – очень важный элемент урока, и им не следует пренебрегать. Вы можете попросить учащихся составить тест самостоятельно по только что пройденной теме или обсудить проблемный вопрос, включающий новую лексику урока. Вы, как преподаватель, сразу увидите, насколько учащиеся поняли материал и чему научились из взаимной оценки. После того как вы дадите ученикам шанс поработать с критериями самостоятельно и увидите пробелы, требующие вашего дополнительного объяснения, вы можете заполнить их, а затем уже дать ученикам формальную оценку. Учащиеся должны быть подготовлены к заданию, которое будет оценено «серьёзно», и на момент выполнения этого задания у них не должно быть никаких вопросов относительно критериев и проверяемого материала.

Напоследок хотелось бы затронуть такой вид опроса, который нечасто используют преподаватели, а жаль. Это «анонимный опрос». В начале урока вы можете дать учащимся задание или задать вопрос, на который они должны ответить, не подписывая фамилии. Можно даже раздать ученикам одинаковые листы и простые карандаши, чтобы усилить их уверенность в анонимности. Собрав работы и выявив, сколько учеников справилось с заданием, а сколько – нет, вы можете решить, имеет ли смысл переходить к новой теме. Школьники же, не боясь «двоек», могут честно показать свои знания. Я заканчиваю статью этим примером, чтобы показать: «оценка» – это понятие куда более широкое, чем «двойка», летящая в журнал. Преподаватель оценивает не только знания учащихся, но и свою работу, свои планы и своё умение найти к ученику путь и объяснить ему материал.

aujc.ru

Правило формального повода

Местные власти ставят «варягам» всяческие препоны: находят формальные поводы для остановки работ.

Претендентов отстраняли, иногда по формальному поводу, иногда просто запугивали.

Ведь это только формальный повод пойти в лес, в поле — необходимость раздобыть дикорастущие травы.

Синонимы к слову «формальный повод»

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Я уже понял, что сутенёрство — это что-то отрицательное. Помоги мне понять насколько?

Синонимы к слову «формальный повод»:

Предложения со словом «формальный повод»:

  • Местные власти ставят «варягам» всяческие препоны: находят формальные поводы для остановки работ.
  • Претендентов отстраняли, иногда по формальному поводу, иногда просто запугивали.
  • Ведь это только формальный повод пойти в лес, в поле — необходимость раздобыть дикорастущие травы.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

kartaslov.ru

Будьте формальным

Классическое правило – формальность. В деловых отношениях очень важна уверенность и ваша манера поведения. Начините с рукопожатия и, если вас с кем-то знакомят, придерживайтесь титула (мистер, миссис, профессор, доктор и т.п.), пока вам не назовут имя человека.

Запоминание имен означает уважение, поэтому делайте, что вам нужно и запоминайте имена. Одним из хороших способов запомнить имя человека – произнести его во время общения и не один раз.

Во время разговора, ведите себя формально и старайтесь сдерживать свои плохие привычки. То есть не нужно жевать резинку, прерывать собеседника на слове или пить воду посередине предложения. Это особенно недопустимо во время телефонного разговора (не нужно кушать или пить чай в это время).

Когда разговор завершается, не забудьте попрощаться (рукопожатие), еще раз произнести имя собеседника и обменяться визитками. Своим поведением и манерой общения во время разговора, вы продемонстрируете свою уверенность и тактичность.

Когда завершается телефонный разговор, не забудьте поблагодарить собеседника за потраченное время, выразить свое убеждение, что данный разговор будет только началом будущего успешного сотрудничества и надежду на скорую встречу.

Следите за своими словами

Слова, которые вылетают у вас изо рта, являются ключом к успешному деловому разговору. Как и в суде, то, что вы скажете, можно будет использовать против вас. Одно неверное слово и сделка может быть сорвана.

Деловой разговор не должен быть эмоциональным. Крики и недопонимание обычно связаны с религией и деньгами. Если кто-то старается перевести разговор в подобное русло, старайтесь не вестись на подобные провокационные темы. Игнорируйте их, и если кто-то начинает громко кричать или выражать свои эмоции, отвечайте негромко, чтобы разрядить ситуацию.

Если будете аккуратны, то вам не нужно будет беспокоиться о выборе там для разговора, которые могут привести к недопониманию.

Не говорите слишком много

Как и во время любого разговора, качественное деловое взаимодействие является основой дальнейшего сотрудничества. Некоторые из нас на самом деле любят поболтать.

Это хорошо в ночном клубе, на свадьбе, на вечеринке, но для человека, который вас совсем не знает, это может совсем не понравиться. А что, по-вашему, еще хуже: человек, который доминирует в разговоре или человек, который считает, что он ведет разговор?

Людям не нравится ни то, ни другое, поэтому старайтесь не вызывать появление подобных раздражающих ситуаций во время делового разговора.

Это можно сделать, если вы четко будете придерживаться деловой тематики. Если вам задали вопрос, ваш ответ не должен быть дольше 60 секунд.

В то же время, ваш ответ не должен содержать всего несколько слов. Цель – поддержать разговор и внимание собеседника на должном уровне. В случае телефонного разговора очень важно быть

Если вы научились не болтать по пустякам, пришла пора научиться и слушать других правильно. Это позволит вам лучше познакомиться с собеседником, понять его и правильно сформировать свои ответы и комментарии.

Еще один момент. Важно не только слушать собеседника, но и показать ему, что вы его слушаете, т.е. что вы активный слушатель. Если вы общаетесь с человеком непосредственно, используйте язык тела (глаза в глаза, движения головы) в ответ на его фразы.

Старайтесь вставлять краткие комментарии, которые бы показали собеседнику, что вы следите заходом мысли. Подумайте об этом, как о разделении вашего понимания и уровня внимания с говорящим человеком.

Не будь глупцом и упрощай

Хороший деловой разговор не содержит эмоций, в нем нужно придерживаться простоты. Вы можете заинтересовать человека, если будете говорить четко, кратко, уверенно, а также продемонстрируете свое умение слушать.

Вежливость и формальность в разговоре поможет вам заключить много контрактов и установить множество деловых контактов. Будьте проницательны, и счастливой охоты во время следующего раунда деловых переговоров.

18. Невербальные средства общения

Известно, что мимика, жесты как элементы невербального поведения личности являются одной из первых визуальных, знаковых систем, усваиваемых в онтогенезе. Наиболее веским аргументом в пользу приоритета невербального языка над вербальным служат результаты, свидетельствующие об интернациональном характере основных мимических картин, поз, наборов жестов, а также данные о чертах жестикуляции и мимики, которые выступают генетическими признаками человека, например, врожденные способы выражения эмоций. Спонтанное невербальное поведение постепенно дополняется символической мимикой, жестами, интонациями, позами, использование которых основано на культурном, групповом, ситуативном соглашении и невозможно без предварительного обучения. Начнем рассмотрение невербального поведения с той подструктуры, которая создает основное ее свойство – движение и отражается с помощью оптической системы субъекта. Такой подструктурой невербального поведения является кинесика.Под кинесикой принято понимать зрительно воспринимаемый диапазон движений, выполняющих экспрессивно-регулятивную функцию в общении. Кинесика – это не только язык тела (жесты, мимика, позы, взгляд), но также манера одеваться, причесываться и т.д. К кинесике помимо выше названных движений относятся также такие, которые связаны с использованием предмета: хлопанье дверью, поскрипывание стулом, почерк. Как мы видим, кинесика – понятие, использующееся для обозначения различных движений человека, но чаще всего при изучении движений рук и лица. Физиогномика – это экспрессия лица и фигуры человека, взятая безотносительно к выразительным движениям и обусловленная самим строением лица, черепа, туловища, конечностей.Под выразительными движениями понимаются «широко разлитые периферические изменения, охватывающие при эмоциях весь организм. Захватывая систему мышц лица, всего тела, они проявляются в так называемых выразительных движениях, выражающихся в мимике (выразительные движения лица), пантомимике (выразительные движения всего тела) и «вокальной мимике» (выражение эмоций в интонации и тембре голоса)».

19. Правила делового этикета

Осанка, манеры и жесты воспитанного человека. Личные привычки. Основные ритуалы и церемонии, общие для всех видов этикета: приветствие, рукопожатие, поцелуй руки, правила представления: общие правила представления и старшинство в этикете; если вы представляете кого-либо; представляя самого себя; когда представляют вас; обращение к человеку; если вы забыли имя собеседника; представление на приемах и светских вечерах: во время церемонии приветствия гостей; когда гость не знаком с хозяевами; как представить одного человека нескольким; когда представление необязательно; можно ли обращаться к незнакомым.

На улице. В общественном транспорте. В автомобиле. В театре, на концерте. В магазине. На даче. Этикет телефонных разговоров. Этикет и мобильная связь. Визиты: приглашение в гости; отказ от приглашения; неожиданный гость. Как вести себя за столом. Рассадка гостей и места хозяев. Сервировка праздничного стола, подача закусок, блюд и напитков. столовые приборы; что и как едят. Поведение в ресторане или кафе.

Понятие делового этикета. Общие принципы делового этикета. Как вести себя на собеседовании. На новой работе. Старшинство в деловом этикете. Взаимоотношения между мужчинами и женщинами в деловом этикете. Правила делового этикета в служебных отношениях: поведение у входа в служебное помещение; поведение в служебном помещении; поведение в приемной и кабинете начальника; взаимные приветствия начальника и подчиненного; как встретить клиента, посетителя; кто и когда должен вставать. Деловые встречи в офисе и за обеденным столом: обязанности приглашающего; оплата счета; опаздываете вы или к вам; отмена деловой встречи; преимущества деловых встреч в кафе (ресторане). Деловые переговоры: отличие переговоров от деловых встреч; организационные аспекты подготовки переговоров. Праздники на работе (корпоративные вечеринки). Увольнение. Этикет телефонных переговоров. Мобильная связь и электронная почта в деловом общении.

Этикет визитных карточек

Виды визитных карточек. Этикет оформления визиток: стиль; тип бумаги; размер визитки; объем сведений; использование шрифтов; размещение сведений; дополнительные элементы; цветовое оформление.Этикет использования визитных карточек: вручение визитных карточек; использование визитных карточек в личном общении; визитка как элемент делового общения; использование фирменных (корпоративных) визитных карточек; как быть, если изменились данные, содержащиеся в визитке. Визитка и личностные особенности характера ее хозяина.

Значение приемов для развития и расширения деловых контактов. Виды приемов и их особенности: дневные приемы; вечерние приемы; приемы с рассадкой и без рассадки. Подготовка к проведению приема: составление списка приглашенных; составление и рассылка приглашений; составление меню; формирование плана рассадки; общие правила рассадки. Проведение приемов: встреча гостей и приветствие хозяев; приглашение к столу; обязанности гостей и хозяев; порядок прихода на приемы и ухода с них. Особенности сервировки стола на различных видах приемов. Обслуживание официантами на приемах. Основные правила поведения на приемах. Этикет подачи и употребления спиртного на приемах: речи и тосты. Цветы на приемах. Требования к одежде. Подарки в светской и деловой жизни: Подарки в светской жизни: поводы, по которым принято делать подарки; Как выбрать подарок: уместные и неуместные подарки; нежелательные подарки; Деньги в качестве подарка. Как вручать подарок и как принимать его. Упаковка подарка. Подарки на приемах. Благодарность за подарки. Цветы в качестве подарка. Отказ от подарка.

Подарки в деловой жизни

поводы для подарков в деловой жизни; коллективные и персональные корпоративные подарки. Подарки и корпоративная этика. Выбор подарков для деловых партнеров. Требования к корпоративным подаркам. Надписи на деловых подарках. Сувениры как подарок: поводы для вручения сувениров. Вручение и прием подарков на переговорах и во время визитов делегаций. Цветы в практике протокольных мероприятий.

Внешний вид делового человека (мужчина, женщина)

Стандарты делового дресс-кода. Значение дресс-кода в корпоративной культуре компании. Важнейшие черты делового человека и особенности имиджа сотрудника. Законы формирования делового имиджа мужчины и женщины. Деловые нормы в одежде и макияже. Структура делового гардероба, формы, детали, аксессуары. Варианты стилей одежды в зависимости от характера работы. Что допустимо и не допустимо сотруднику. Общие понятия цветовых норм деловой среды Проявление индивидуальности в рамках делового стиля. Свободная пятница. Исключение неподходящей для деловой обстановки одежды (например, мини-юбки, декольте, безумные цветовые сочетания и т.д.). Правила «деловой гигиены» в пространстве офиса. Тенденции современной деловой моды. Этикет и культура делового общения.

Понятие культуры делового общения, ее основные правила и цели. Речь как основа делового общения: наиболее распространенные ошибки словоупотребления и ударений; правила общения: для говорящего; для слушателя; комплименты; деликатный отказ. Деловая беседа как форма делового общения: подготовка к беседе; методы начала беседы; структура беседы; рекомендации по стратегии и тактике ведения беседы; запись беседы. Телефонный разговор как форма делового общения. Деловая переписка: стиль и оформление служебных документов; деловое письмо: обязательные реквизиты; структура делового письма; этикет деловой переписки; письмо зарубежному деловому партнеру; как подготовить письмо к отправке

knigi.link

Дуглас Норт. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. Часть I. Институты. Глава 5. Неформальные ограничения

Во всех обществах, от самых примитивных до самых развитых, люди накладывают на себя ограничения, которые позволяют структурировать отношения с окружающими. В условиях неполноты информации и недостаточной способности производить расчёты эти ограничения снижают издержки взаимоотношений между людьми по сравнению с тем, что было бы в отсутствие институтов. Однако проще описать формальные правила, создаваемые обществом, и следовать им, чем описать неформальные правила, которыми люди структурируют свои взаимоотношения, и следовать этим правилам. Но хотя содержание неформальных правил не поддаётся точному описанию, и однозначно определить ту роль, которую играют эти правила, невозможно, они имеют большое значение.

Мы, живущие в современном западном мире, считаем, что жизнь и экономические процессы подчиняются писанным законам и правам собственности. Однако даже в самых развитых экономиках формальные правила составляют небольшую (хотя и очень важную) часть той совокупности ограничений, которые формируют стоящие перед нами ситуации выбора; несложно увидеть, что неформальные правила пронизывают всю нашу жизнь. В повседневном общении с другими людьми — дома, за пределами семьи, на работе — наше поведение в огромной степени определяется неписаными кодексами, нормами и условностями. В основе неформальных ограничений лежат формальные правила, но далеко не всегда последние служат очевидным и непосредственным источником ситуаций выбора в нашем повседневном взаимодействии с окружающими.

То, что неформальные ограничения важны сами по себе (а не просто как дополнение к формальным правилам), очевидно из того, что одни и те же формальные правила и/или конституции в разных обществах имеют разные проявления. Дискретные институциональные изменения, например, революции, военные завоевания или захваты противниками, приводят, безусловно, к новым системам формальных правил. Но интересно (хотя на это редко обращают внимание, особенно сторонники революционных изменений), что, несмотря на полное изменение формальных правил, общества упорно сохраняют старые элементы. Японская культура выжила в условиях американской оккупации после Второй мировой войны; американское общество после революции осталось во многом таким же, как и в колониальные времена; евреи, курды и огромное множество других групп сохранились в течение многих веков вопреки бесконечным изменениям их формального статуса. Даже русская революция — самая, возможно, полная из известных нам формальных трансформаций — не может быть понята до конца, если мы не разберёмся в вопросе выживания и упорного сохранения многих неформальных ограничений.

Откуда берутся неформальные ограничения? Они возникают из информации, передаваемой посредством социальных механизмов, и являются частью того наследия, которое мы называем культурой. Способ, которым сознание перерабатывает информацию, зависит «от способности мозга к обучению путём программирования мозга одним или несколькими тщательно структурированными языками естественного происхождения, которые способны служить кодами для восприятия, установок, моральных (поведенческих) норм и фактической информаций (Йоханссон, 1988, с. 176). Культуру можно определить как «передачу, путём обучения и имитации, от одного поколения к другому знаний, ценностей и других факторов, влияющих на поведение» (Бойд и Ричерсон, 1985, с. 2). Культура с помощью языка задаёт концептуальные рамки для кодирования и интерпретации информации, которую предоставляют мозгу наши чувства.

Идеи, которые являются предметом рассмотрения в этой главе, в основном опираются на утверждение, сделанное в главе 3, о том, что переработка информации — это ключ к пониманию более сложных моделей поведения, вытекающих из модели ожидаемой полезности. Но в той главе главное внимание было уделено вопросу о неполноте информации и, следовательно, необходимости институтов для структурирования человеческих взаимоотношений. В данной главе мы сосредоточимся на том, каким образом культурный фильтр обеспечивает непрерывность, благодаря которой неформальные решения проблем обмена, найденные в прошлом, переносятся в настоящее и делают прежние неформальные ограничения важным источником непрерывности в ходе длительных социальных изменений.

Я начну с изучения человеческого взаимодействия, в котором нет никаких формальных правил. Как сохраняется порядок в обществе, не имеющем государства? Антропологическая литература весьма обширна, и хотя многие антропологические выводы небесспорны, они не только имеют важное значение для исторических исследований и анализа вопросов поддержания порядка в первобытном обществе, но и могут быть полезны для изучения неформальных ограничений в современном обществе. Опираясь на классическое исследование Эванс-Притчарда о племени нуеров, Роберт Бэйтс в 1987 году писал по поводу неформальных ограничений:

Эванс-Притчард с удивлением отмечает, что вопреки угрозе воровства и столкновений, нуеры живут друг с другом довольно мирно. Если они хотят отбить скот, то обычно нападают на чужих, а не на своих. Каким-то образом нуерам удаётся избежать драматических последствий, к которым могло бы привести преследование личных интересов. Причём это достигается в отсутствие тех формальных институтов, которые являются обычными для западных обществ и направлены на сохранение безопасности и предотвращение насилия: суды, полиция и так далее (Бэйтс, 1987, с. 8).

Далее Бэйтс описывает, как выплата вознаграждения другим членам племени за причинённый ущерб, а также боязнь внутренних раздоров способствуют порядку внутри племени. Он отмечает, как эти формы сотрудничества вписываются в современную теорию игр. Они помогают избежать одноразового варианта «дилеммы заключённого», в котором игроки решают применить насилие, в результате чего ухудшается благосостояние каждой семьи в составе племени. Вместо этого разыгрывается итеративный вариант дилеммы, и угроза внутренних раздоров подталкивает семьи к тому, чтобы соблюдать порядок и воздерживаться от угона скота у других семей. Самое важное — в том, что именно в рамках одной и той же семьи одни её члены удерживают других от нападений на соседей, потому что война внутри племени, однажды вспыхнув, нанесёт ущерб каждому члену племени.

Как показывает обширная антропологическая литература о первобытном обществе, обмен внутри племени представляет далеко не простую процедуру. Тесная социальная общность в отсутствие государства и писанных правил порождает весьма устойчивые неформальные структуры. Об этом в 1974 году прекрасно написала Элизабет Колсон:

Неважно, как мы их назовём — обычаями, законами, привычками или нормативными правилами. Важно то, что человеческие сообщества, такие, как Тонга, не позволяют своим членам вести себя как заблагорассудится и тщательно регулируют их поведение. Для этого используется набор правил, или стандартов поведения, которые определяют действия членов племени в различных ситуациях. В общем и целом эти правила имеют целью предотвращение конфликта интересов, определяя, чего каждый член племени может ожидать от других. Это сдерживает запросы и позволяет племени оценивать поведение каждого члена, тем самым благоприятствуя положению дел в племени…

В то же время правила сужают поле для социального конфликта, потому что члены племени тесно соприкасаются друг с другом и каждый хочет получить от соседа поддержку и внимание. Хотя в некоторых случаях племенные правила могут спровоцировать конфликт, в целом они снижают вероятность возникновения поводов для враждебности. Степень неопределённости во взаимных отношениях снижается скорее благодаря конкретным правилам поведения в тех или иных ситуациях, чем требованиям и предписаниям общего характера. Члены племени получают возможность в повседневной жизни опираться на набор приоритетов, которые считаются легитимными… Во время пребывания в племени Тонга мне пришлось усвоить, что я не имею права давать что-либо одному из членов племени по своему усмотрению, потому что это оскорбит остальных — тех, кто ничего не получил. Правила не решают всех проблем; они просто упрощают жизнь.

Правила задают рамки для организации совместных работ. Чтобы система социального контроля эффективно действовала внутри сообщества, правила должны дополняться стандартами и некоторыми мерами наказания. Распространённое явление среди таких народностей, как Тонга, — наличие специальных наблюдателей, которые следят за тем, как какой-либо член общества выполняет конкретную работу и насколько она соответствует принятым стандартам, чтобы на этом основании сделать обобщённое [sic!] суждение о данном человеке и таким образом получить представление об его поведении в будущем. Наблюдение производится в течение длительного времени, и в конце концов наблюдатели приходят к общему мнению (Колсон, 1974, с. 51–53).

Из работ Колсон и других антропологов можно сделать несколько выводов. В тех обществах, которые они описывают, порядок является результатом тесного совместного существования, благодаря которому люди хорошо понимают друг друга. Угроза вспышки взаимной вражды — постоянно действующий фактор, поддерживающий порядок, потому что от раздоров пострадают другие члены общества. Отклонения от норм поведения не допускаются, потому что они представляют очень серьёзную угрозу стабильности и безопасности всего общества.

Предложенная Ричардом Познером в 1980 году модель первобытного общества, позволяющая объяснить многие институциональные характеристики примитивных племен, весьма похожа на ту модель, которую я разрабатываю в этой книге (хотя моя модель не предполагает тех выводов о максимизации общественного богатства и эффективности, которые изложены в работе Познера). Согласно Познеру, высокие информационные издержки, отсутствие эффективного управления, ограниченное количество товаров и ограниченная торговля, недостаток запасов продовольствия и очень низкая выгодность нововведений порождают набор общих характеристик примитивных обществ:

Слабое управление, распределение прав и обязанностей на основе положения в семье, дарение как главный способ обмена, суровая ответственность за ущерб, причинённый другим, щедрость и честь как высокочтимые этические нормы, принцип коллективной вины — эти и другие черты социальной организации так часто встречаются среди примитивных и архаических обществ, что позволяют предположить: подобная простая модель примитивного общества, абстрагирующаяся от специфических особенностей отдельных племен, способна многое объяснить в структуре примитивных социальных институтов (Познер, 1980, с. 8).

В своей работе Познер делает главный упор на кровнородственные связи как главный механизм, обеспечивающий защиту, безопасность и соблюдение закона в примитивных обществах. В исследовании о кенийских племенах (1989) Бэйтс также уделяет главное внимание развитию форм кровнородственных связей в контексте политических (экономических) изменений, рассматривая его как ключ к пониманию эволюции институциональных ограничений в процессе быстрого перехода общества от племенной организации к рыночной экономике.

Неформальные ограничения пронизывают и всю современную экономику. Чтобы опровергнуть утверждения правоведов и экономистов о решающей роли писанного права, Роберт Элликсон провёл исследование на тему о том, как сельские жители графства Шаста в Калифорнии решают споры об ущербе, наносимом свободно пасущимся скотом их земельным участкам 1 . Он установил, что для решения споров жители почти никогда не обращаются в судебные органы, а предпочитают опираться на развитую структуру неформальных ограничений. После этого Элликсон опубликовал статью (1987) и подготовил к изданию книгу, где представил большой объём эмпирических свидетельств о широком распространении неформальных ограничений.

Чтобы в этом убедиться, достаточно даже самого поверхностного взгляда. Возникая как средство координации устойчиво повторяющихся форм человеческого взаимодействия, неформальные ограничения являются:

  • продолжением, развитием и модификацией формальных правил;
  • социально санкционированными нормами поведения;
  • внутренне обязательными для человека стандартами поведения.

Остановимся подробнее на каждом из этих аспектов.

В исследовании об институциональных основах власти комитетов Конгресса Шепсл и Вайнгаст (1987) показали, что те аспекты влияния комитетов, которые не имеют под собой формальных законов, являются результатом набора неформальных неписаных ограничений, развившихся в контексте устойчиво повторяющихся взаимодействий (обмена) между игроками. Эти ограничения возникли из формальных правил для решения конкретных проблем обмена и превратились в устойчивые и признанные институциональные ограничения даже несмотря на то, что они никогда не были частью формальных правил. Руководители комитетов и, следовательно, сами комитеты приобрели влияние на законодательный процесс, которое не может быть выведено из формальной структуры Конгресса.

Роберт Аксельрод (1986) приводит яркий пример социально санкционированной нормы поведения. Вечером накануне намеченной дуэли с Аароном Бэрром, Александр Гамильтон (Гамильтон Александр (1757–1804) — американский политический деятель, один из ведущих участников Войны за независимость; Бэрр Аарон (1756–1836) — американский политический деятель. На их дуэли, состоявшейся по политическим и личным мотивам, Гамильтон был убит. — Прим. перев.) взял бумагу и записал весь перечень доводов, почему не следовало принимать вызов на дуэль; главный довод, конечно, — вероятность быть убитым. Однако, несмотря на убедительность доводов рассудка, он понимал, что очень много потеряет в общественном мнении, если откажется от поединка, потому что дуэль рассматривалась обществом в качестве признанного способа решения споров между людьми благородного происхождения. Итак, выбор был продиктован социальными нормами, а не формальными правилами.

Оба вышеперечисленных типа неформальных ограничений могут рассматриваться в контексте моделей максимизации и потому поддаются анализу неоклассической теории и теории игр. Но те кодексы поведения, которые человек накладывает сам на себя, имеют смысл только в контексте неформальных ограничений. Индивид принимает такие решения, которые означают отказ от богатства или дохода в пользу иных ценностей, имеющих значение в рамках его индивидуальной функции полезности. Многочисленные исследования о том, как голосуют законодатели, показывают, что голосование нельзя объяснить моделью группы интересов (в которой законодатель честно следует интересам своих избирателей) и что требуется принимать во внимание персональные, личные предпочтения законодателя (Калт и Зьюпэн, 1984). Хотя результаты этих исследований могут вызывать сомнения в связи со статистическими трудностями получения однозначных выводов, имеется масса качественных и количественных свидетельств о том, что чем ниже цена идей, идеологий и убеждений, тем большее влияние на решения они оказывают (эмпирические свидетельства тому приведены в работе Нельсона и Сильберберга, 1987).

Как объяснить появление и упорное существование неформальных ограничений? Распространённая и сравнительно простая для объяснения форма ограничений — это обычаи, которые призваны решать проблемы координации поведения. Обычаи — «это правила, никогда не придуманные специально, в соблюдении которых заинтересован каждый» (Сагден, 1986, с. 54). Самая простая иллюстрация обычая — правила дорожного движения. Важная характеристика обычая состоит в том, что, учитывая издержки обмена (см. главу 4), обе стороны весьма заинтересованы в минимизации издержек оценки. Обмен, таким образом, поддерживает тенденцию к закреплению принятых обычаев. С точки зрения общих ресурсов, затрачиваемых на трансакции в рамках всей экономики, на обычаи, решающие проблему координации, приходится вероятно большая часть трансакционных издержек по сравнению с другими неформальными ограничениями, которые рассматриваются далее в этой главе (хотя во многих случаях трансакционные издержки в действительности отражают комбинацию источников неформальных ограничений).

Неформальные ограничения, возникающие в процессе обмена (за исключением тех, которые имеют самоподдерживающийся характер), более сложны, потому что они должны иметь такие свойства, которые придают процессам обмена жизнеспособность благодаря снижению издержек оценки и обеспечения соблюдения условий обмена. Если бы не было ограничений, то асимметричность информации и, следовательно, распределения выгоды потребовала бы отвлечения больших дополнительных ресурсов для оценки и даже помешала бы проведению обмена вообще, потому что соблюдение его условий было бы невозможно проконтролировать. Неформальные ограничения могут принимать форму взаимных договорённостей о способах снижения издержек оценки (например, путём стандартизации методов взвешивания и измерения) и повышать эффективность контроля над соглашением со стороны третьих лиц за счёт применения последними определённых механизмов принуждения и наказания или использования информационных сетей, позволяющих третьим лицам хорошо разбираться в экономической обстановке (кредитные рейтинги, хорошо оснащённые коммерческие бюро и так далее). Те организации и инструменты, которые делают эффективными нормы коммерческого поведения (то есть неформальные ограничения), не только являются наиболее важной частью процесса развития сложных форм обмена на протяжении всей истории, но и имеют удивительные параллели в моделях теории игр, в которых кооперативное поведение становится результатом действия факторов, изменяющих нормы дисконтирования и увеличивающих поток информации. Развитие форм обмена в позднем Средневековье и в начале Нового времени стало возможным благодаря множеству неформальных институтов ещё до того, как появились первые писанные кодексы коммерческого поведения. Появление прейскурантов и новых, более развитых методов аудита и бухгалтерского учёта снизили прежде высокие издержки получения информации и осуществления контроля над коммерческими операциями. В понятиях теории игр это означает рост выигрыша от кооперативных действий или рост издержек от уклонения от сотрудничества (Милгром, Норт и Вайнгаст, 1990).

Внутренние самоограничения в поведении гораздо труднее представить в теоретических понятиях, чем неформальные ограничения, максимизирующие личную выгоду. Для этого требуется модель, способная предсказать решения в ситуации выбора, если имеет место обмен между ценностью богатства и другими ценностями. Но, к примеру, сильная религиозная вера или преданность коммунизму дают нам исторические свидетельства того, какие жертвы человек может принести ради своих убеждений. Как показано выше, результаты исследований по экспериментальной экономике говорят о том, что поведение индивидов не всегда соответствует модели, построенной на основе «проблемы безбилетника», а работа Фрэнка (1988) даёт тому многочисленные подтверждения и содержит модель такого поведения.

Цитированная выше литература, а также содержание предыдущих глав, посвящённых человеческому поведению, говорят о том, что мотивация человека гораздо сложнее той, которая предусмотрена простой моделью ожидаемой полезности. В главе 3 мы также подчёркивали то обстоятельство, что при определённых условиях такие черты поведения, как честность, неподкупность и поддержание своей репутации дают выигрыш в строгих рамках модели максимизации личной выгоды. Но многое ещё нуждается в объяснении. У нас просто нет убедительной теории в рамках социологии знания, которая объяснила бы эффективность (или неэффективность) организованных идеологий или выбор, который делается в тех ситуациях, когда честность, неподкупность, упорный труд или голосование приносят проигрыш.

Частичными объяснениями могут служить модель двойной полезности Ховарда Марголиса (1982), упомянутая в главе 2, и идея Роберта Сагдена о том, что обычаи приобретают моральную силу. Марголис утверждает, что индивиды обладают не одной, а двумя функциями полезности: S-предпочтения, описываемые обычной функцией личных интересов, и G-предпочтения, имеющие чисто социальный характер (ориентация на интересы группы). Марголис пытается эмпирически обосновать своё утверждение, предлагая модель, в которой личным и групповым интересам приданы определённые веса, и исследуя условия, при которых веса меняются. Сагден считает, что обычаи приобретают моральную силу, когда им следуют почти все члены общества. В этом случае каждый индивид заинтересован в том, чтобы все, с кем он общается, следовали обычаю, при условии, что он также соблюдает данный обычай. В результате, согласно Сагдену (1986, с. 173), возникает «мораль кооперации».

Теперь мы можем свести воедино и подытожить то, что говорилось выше. Способы переработки информации человеческим сознанием не только являются основой существования институтов, но и ключом к пониманию того, каким образом неформальные ограничения выполняют важную роль в формировании набора выборов в кратко- и долгосрочной эволюции общества.

В краткосрочном плане культура определяет способы переработки и использования информации индивидами и, следовательно, может влиять на конкретное содержание неформальных ограничений. Обычаи, как и нормы, привязаны к определённой культуре. Однако существование норм ставит некоторые ещё не ясные вопросы. В чём принципы развития или исчезновения норм — например дуэли как способа решения спора между людьми знатного происхождения?

Даже не имея полного объяснения существованию социальных норм, в рамках теории игр мы можем моделировать нормы, ориентированные на максимизацию личной выгоды. Иными словами, мы можем исследовать и эмпирически проверить, какие виды неформальных ограничений, скорее всего, создадут кооперативное поведение и как предельные изменения этих ограничений повлияют на характер игры в направлении увеличения или уменьшения сотрудничества между людьми. Этот подход может позволить нам лучше понять развитие более сложных форм обмена, таких, как ранняя стадия эволюции финансовых рынков 2 .

Подход с точки зрения трансакционных издержек также выглядит перспективным для изучения неформальных ограничений. Хотя непосредственно наблюдать неформальные институциональные ограничения невозможно, но зафиксированные на бумаге контракты, а иногда и фактические издержки трансакций, дают косвенные свидетельства об изменениях в неформальных ограничениях. Резкое падение кредитного процента на рынке капитала в Голландии в XVII веке и в Англии в начале XVIII века свидетельствует о повышении защищённости прав собственности вследствие эффективного взаимодействия разнообразных формальных и неформальных институциональных ограничений. Например, контроль над выполнением контрактов усилился благодаря возникновению неформальных кодексов поведения, которые включали остракизм по отношению к тем, кто нарушает соглашения. Установившаяся практика позднее была закреплена формальными законами 3 .

Во многих случаях очевидна также большая роль правил, налагаемых на себя индивидом, в ограничении максимизирующего поведения. Мы недостаточно понимаем причины, побуждающие индивида принимать на себя такие правила, но их значение в процессе принятия решений часто можно увидеть благодаря эмпирическому изучению предельных изменений в издержках выражения убеждений. Такой анализ помогает объяснить значение субъективных мнение в принятии решений. Если функция спроса имеет отрицательный наклон (то есть чем ниже издержки выражения убеждений, тем сильнее влияние убеждений на выбор) и формальные институты позволяют индивидам выражать свои убеждения с низкими издержками, то тогда субъективные предпочтения индивидов действительно начинают играть важную роль в выборе. Голосование, иерархии, разрывающие связь «принципал — агент» в законодательных органах, пожизненное пребывание судей в должности — это формальные институциональные ограничения, снижающие издержки поведения в соответствии с убеждениями индивида.

Невозможно понять ход истории (и состояние современных экономик), не признавая центральную роль субъективных преференций в контексте формальных институциональных ограничений, которые позволяют нам выражать наши убеждения с нулевыми или очень незначительными издержками. Идеи, организованные идеологии и даже религиозный фанатизм играют очень важную роль в формировании обществ и экономик.

Массу примеров тому даёт экономическая история США в XIX веке, о чём говорилось в главе 1. Если проследить историю и последствия движения за освобождение негров, или проанализировать причины, по которым решения членов Верховного суда становились формальными законами, или разобраться в организации, практике и законодательных инициативах сторонников единой валюты («гринбэков»), представителей крупных и мелких фермеров, то мы увидим, что все эти исторические факты и процессы можно понять только в контексте субъективных убеждений и намерений «актеров», действовавших в рамках формальных институциональных структур. Они изменяли цену, которую индивидам приходилось платить за свои убеждения, и потому давали возможность индивидам сделать эффективный выбор.

В первом случае религиозный пыл борцов за освобождение негров, побудивший их к созданию политической организации, вместе с растущим убеждением северян в аморальности рабства и с результатами выборов 1860 года привели к Гражданской войне и отмене рабства (Фогель, 1989). Во втором случае право пожизненного занятия должности защищало судей от давления групп интересов и позволяло — даже поощряло к тому, чтобы голосовать согласно своим убеждениям. Их убеждения исходили из субъективной оценки дел, которые они рассматривали. Начиная от суда под председательством Маршалла (1801–1835) до суда, возглавляемого Ренкуистом, судьи толковали и вновь толковали один и тот же набор правил. Но в дальнейшем решения Верховного суда развернулись на 180 градусов, потому что субъективные мнения судей изменились. Третий пример отражает настойчивое убеждение фермеров, что они несут убытки из-за денежной политики правительства, из-за работы железных дорог, элеваторов, банков и так далее. Следуя своим убеждениям, фермеры создали политические организации с тем, чтобы добиться изменений в законодательстве сначала на уровне штатов, а затем, через Популистскую и Демократическую партии, и в Конгрессе.

Что определяет цену, которую люди платят за то, чтобы выражать свои убеждения и следовать им в жизни? Мы мало знаем об эластичности этой функции и об её сдвигах, но у нас достаточно свидетельств о том, что эта функция имеет отрицательный наклон и что цена за действия согласно своим убеждениям часто бывает низкой (а убеждения, следовательно, имеют большую значимость) во многих институциональных рамках.

Долгосрочные последствия переработки информации, лежащей в основе неформальных ограничений, с помощью культуры состоят в том, что она (переработка) играет важную роль в постоянной эволюции институтов и тем самым связывает настоящее с прошлым. Мы ещё далеки от возможности разработать точную модель культурной эволюции (попытки решения этой задачи содержатся в книгах Кавалли-Сфорца и Фельдмана 1981 года, а также Бойда и Ричерсона 1985-го), но мы твёрдо знаем, что культурные влияния могут быть очень устойчивыми и что большинство культурных изменений носят постепенный характер.

Не менее важно и то, что неформальные ограничения, берущие начало в культуре, не могут сразу измениться в виде реакции на изменения формальных правил. При этом возникает напряжённость между изменившимися формальными правилами и устойчиво сохраняющимися неформальными ограничениями, которые оказывают большое влияние на процесс экономических изменений. Это является темой части II данной книги.

gtmarket.ru

Смотрите так же:

  • Подарок к юбилею как оформить Подарки из фото (фотографий) Что подарить из фотографий? В последнее время подарки на основе фотографий пользуются большой популярностью. Индивидуальный, памятный и полезный сюрприз из фото никого не оставит равнодушным. Основные плюсы […]
  • Акт разрешения на проведение занятий в спортивном зале в школе Материально-техническое обеспечение и оснащенность образовательного процесса Информация о наличии оборудованных учебных кабинетах, объектах для проведения практических занятий, библиотеках, объектах спорта, средствах обучения и […]
  • Федеральный закон от 2 мая 2018 года 122-фз Изменения в законодательстве в июне 2018 года Хозяйственная деятельность 1. Внесены поправки в Гражданский кодекс РФ относительно финансовых сделок, банковских вкладов, счетов и расчетов.Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ "О […]
  • Приказ от 18022013 21 Текст приказа ФСТЭК №21 от 18.02.2013 Сегодня на сайте ФСТЭК был размещён текст Приказа ФСТЭК №21 от 18 февраля 2013 «Об утверждении Состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных […]
  • Отказ главы государства в санкционировании закона поступившего на подпись Конституционное право. Тест 38 1. Издание Президентом специального акта (Указа), содержащего распоряжение об официальном опубликовании закона, — это промульгация закона вето Президента санкционирование закона обнародование закона 2. К […]
  • Как пишется слово заявление с большой или с маленькой буквы Письмовник Деловое письмо Этот вид документов состоит из следующих реквизитов: Схема расположения реквизитов заявления: Прошу принять меня на должность начальника бюро корреспонденции. В 1979 году я окончила Московский государственный […]

Обсуждение закрыто.