Полномочия суда в процессе доказывания

Полномочия суда и пределы доказывания субъекта, их соотношение.

Вопрос активности суда уже рассматривался в нашей работе весьма глобально. Далее попытаемся определить реальное воздействие суда на доказывающего субъекта в современном процессе.

Полномочия суда определены в отраслевом законодательстве.

фактических обстоятельств дела и гарантируют принятие обоснованных судебных

Если первая группа судейских полномочий органически присуща демократической судебной власти и находится в рамках действия Конституции РФ, то вторая должна быть существенно ограничена в рамках воздействия на волю субъекта доказывания, ввиду того, что ограничивает равенство сторон и состязательность в процессе.

Первая группа обозначена, как организационные полномочия суда, вторая — как распорядительные.1040 Относя суд к субъектам доказывания, Е.Ю. Веденеев отмечает такие распорядительные полномочия, как участие в формировании предмета доказывания, исследования, оценки, в исключительных случаях — собирания доказательств (в гражданском и арбитражном процессах). При этом указывается на такие действия суда, как «1). При необходимости предлагает сторонам представить дополнительные доказательства; 2). Вправе вызвать истца и ответчика, опрашивать их по обстоятельствам дела.3). Решает вопрос о вызове свидетелей в судебное заседание; 4). Назначает экспертизу, экспертов для её проведения; 5). Истребует по просьбе сторон от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства; 6). Производит осмотр на месте письменных и вещественных доказательств (ст. 140; 141 ГПК РСФСР). В арбитражном процессе на этапе подготовки дела судья: 1). Предлагает лицам, участвующим в деле, другим организациям, их должностным лицам выполнить определённые действия, в том числе представить документы и сведения, имеющие значение для разрешения спора; 2). Проверяет относимость и допустимость доказательств; 3). Вызывает свидетелей; 4). Рассматривает вопрос о назначении экспертизы (ст. 112 АПК

1039 Веденеев Е.Ю. Полномочия суда в доказывании по делу в условиях совершенствования гражданского и арбитражного судопроизводства // Государство и

право. 2001. № 10. С. 37.

Распорядительные полномочия у суда должны сохраняться в отношении объективной стороны доказывания субъекта. Такие полномочия, как исследование доказательств по делу и оценка судом и т.п., так как это необходимо для вынесения судебного решения и не нарушает прав и свобод соответствующих субъектов доказывания, не влияет на их волю и волеизъявление.

Любое влияние на субъективную сторону доказывающего влечёт грубое нарушение права человека на защиту со стороны государства.

Традиционно признаваемая структура субъективного права в связи с демократизацией в РФ должна быть дополнена и правом самостоятельности, выраженном в невлиянии государства на субъективное право на защиту.1042 В ином случае оно утрачивает свой смысл.

Границы, устанавливаемые для доказывания субъекта законом, должны быть дополнены правом на их ограничение правоприменителем, только в рамках законности и разумности. Предмет доказывания, определяемый правоприменителем, ставит правовую защиту субъекта в положение кабальное, предопределённое конкретным правоприменителем по своему усмотрению.

Об уточнении границ (пределов) в условиях состязательности пишет и Е.Ю.

Д.А. Фурсов указывает: «При отсутствии надлежащего правового регулирования

даже судьи не имеют точных представлений о границах активной помощи арбитражного

суда в защите прав субъектов экономической деятельности и состязательности между

1044
ними, что негативно сказывается на организации судебного процесса».

В.П. Грибанов указывает на обязательное существование границ, так, он отмечает: «Всякое субъективное право, будучи мерой управомоченного лица, имеет определённые границы как по содержанию, так и по характеру его осуществления. Границы эти могут быть большими или меньшими, но они существуют всегда. Границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право

превращается в свою противоположность — в произвол и тем самым вообще перестаёт

1042 В теории права в структуре субъективного права выделяют следующие полномочия: право требования, право на положительные действия, притязание. // См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х томах. Т. 2. М. 1981. С. 74-75.; Теория государства и права / Под ред. Корельского В.М., Перевалова В.Д. М. 1997. С.340.

1043 Веденеев Е.Ю. Полномочия суда в доказывании по делу в условиях совершенствования гражданского и арбитражного судопроизводства // Государство и право. 2001. № 10. С. 41.

1044 Фурсов Д.А. Предмет, система и основные принципы арбитражного процессуального права (Проблемы теории и практики). М. 1999. С. 141.

1045 Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М. 1992. С. 11.

Поддерживая активную роль суда, Е.Ю. Веденеев указывает на невозможность расширения его участия в области доказывания. Отмечает недостаточное развитие механизмов состязательности. «При отсутствии реальных механизмов состязательности суд будет активно использовать предоставленные ему полномочия, что не исключает давления на процессуальную деятельность сторон по доказыванию, навязывания сторонам своего видения и понимания существа конкретного спора. Стремление суда к всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного спора может превратить принцип состязательности в фикцию, что не будет способствовать защите нарушенных прав граждан и юридических лиц и, безусловно, будет подрывать авторитет судебной власти. По этому расширение полномочий суда в доказывании по делу посредством внедрения в российский процесс зарубежных процессуальных конструкций.. , представляется недостаточно обоснованным, поскольку этот подход не учитывает очевидную потребность современного российского гражданского и арбитражного

„ 1046
процесса в дальнейшем развитии и укреплении состязательного начала».

Невозможно оставить без внимания и решения, принимаемые Советом Европы, затрагивающие доказывание и процедуру правоприменения. Комитет министров Совета

Европы принял несколько рекомендаций по совершенствованию способов осуществления

1047
правосудия по гражданским и торговым делам и принципов гражданского

Так, в рекомендации от 28. 02. 1994 г. указывается необходимость сохранения высокого качественного уровня правосудия. Средством достижения этой цели может служить наделение суда полномочиями вести судопроизводство более эффективно, играя активную роль в отношении быстрого судебного разбирательства.

Закон всеобщ. А применение закона — творческая деятельность. Поэтому остаются относительно широкие возможности для привнесения в решение по делу и, в

особенности, в процесс рассмотрения дела направленности субъектов

Напрашивается вывод о том, что и в зарубежных правовых науках окончательно не

г 1050
определён вопрос наилучших рамок судебных полномочий.

Прослеживается зависимость рамок доказывания субъекта и наделения полномочиями правоприменителя. Правоприменитель должен влиять на эти пределы исходя из норм закона и разумности доказывания субъекта.

lawbook.online

Участие суда в процессе доказывания по уголовным делам

Главная > Реферат >Государство и право

Уголовно-процессуальное законодательство РФ все еще находится в стадии реформирования, вызванного глубинными преобразованиями российского общества и государства.

Вступивший в действие 1 июля 2002г. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 1 – это только часть судебной реформы, проводимой в настоящее время в российском государстве.

Цель этой реформы – укрепить авторитет судебной власти в обществе, сделать правосудие доступным, демократичным, «скорым», разумным и справедливым. При проведении судебной реформы, в рамках принятия новых и изменения действующих законов, должен, безусловно, учитываться опыт других стран, но применительно к системе и ментальности российской государственности и тем историческим традициям, которые сложились в российском уголовно-процессуальном праве.

Принятие нового уголовно-процессуального законодательства внесло радикальные перемены в теорию и практику российского уголовного процесса, изменив его сущностные характеристики, а современное доказательственное право по-новому определяет роль и процессуальную компетенцию суда в уголовно-процессуальном доказывании.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, без уголовно-процессуального доказывания уголовный процесс немыслим, ибо он «представлял бы собой, по существу, лишь груду теоретических постулатов относительно самого понятия уголовного процесса, стоящих перед ним задач, возможных средств и способов их достижения, но не раскрывая, как и посредством какой практической деятельности все это осуществить». 2 Вместе с тем в теории доказательственного права одно из центральных мест занимает роль суда, определение которой является и по сей день камнем преткновения среди ученых, занимающихся изучением проблем уголовно-процессуального доказывания.

Полномочиям суда по осуществлению правосудия по уголовным делам и особенностям доказательственной деятельности в суде были посвящены работы В.А. Азарова, Н.С. Алексеева, Л.Б. Алексеевой, Л.Е. Ароцкера, В.М. Бозрова, Ю.М. Грошевого, А.П. Гуськовой, З.Д. Еникеева, Ц.М. Каз, Л.М. Карнозовой, Е.А. Карякина, В.И. Комиссарова, Л.Д. Кокорева, Ю.В. Кореневского, В.А. Лазаревой, В.М. Лебедева, П.А. Лупинской, И.Б. Михайловской, Ю.К. Орлова, Н.В. Радутной, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, А.И. Трусова, Л.Т. Ульяновой, Л.С. Халдеева, М.А. Чельцова, А.А. Эйсмана и многих других. О роли суда в процессе доказывания убедительно и аргументировано писали Л.Е. Владимиров, И.Я. Фойницкий и многие другие дореволюционные русские юристы-правоведы.
На суде лежит обязанность разрешения дела по существу и выражения решения по делу в обоснованном, законном и справедливом приговоре. От того, насколько справедливо будет осуществляться правосудие зависит, в целом, авторитет судебной власти. Изучение связей, зависимостей и закономерностей внутри сложной системы процессуального доказывания является актуальной проблемой современной процессуальной науки, так как тесно связано с проблемами эффективности следственных и судебных действий. Определение места суда в процессе доказывания дает возможность более глубоко проникнуть в познавательную сущность процесса доказывания, осуществить выбор надлежащих, оптимальных, соответствующих особенностям познавательных задач средств и способов действий суда.

Все это свидетельствует об актуальности темы и ее социальной значимости.

Неоднозначность понимания роли суда в процессе доказывания по уголовным делам, и как следствие, сложность в оценке того, законны ли его действия по получению доказательств, по инициированию судебных действий, предопределили выбор темы данной дипломной работы, цель которой исследование полномочий суда по собиранию, проверке (исследованию), оценке доказательств судом первой инстанции, а также анализ деятельности суда как субъекта доказывания в проверочных инстанциях.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

— установить, является ли суд субъектом доказывания;

— определить степень участия суда в процессе доказывания;

— исследовать характер доказательственной деятельности суда при рассмотрении уголовных дел в первой инстанции;

— выявить особенности реализации судом всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств при рассмотрении дела по существу;

— выясненить место и роль суда в проверочных инстанциях;

-установить, тождественно ли положение суда в первой и проверочных инстанциях;

— провести анализ недостатков законодательного, правоприменительного, прикладного характера, выработать в этой связи рекомендаций для практических работников, а также предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

В ходе написания дипломной работы нами была изучена опубликованная практика Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Красноярского краевого суда. Также проанализированы уголовные дела, рассмотренные районными судами г. Красноярска.
Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на основе анализа полномочий суда по доказыванию в первой инстанции, а также в проверочных при разрешении уголовных дел определена активная позиция суда по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также предмет и пределы активной доказательственной деятельности суда.
Структура дипломной работы по теме: «Участие суда в процессе доказывания по уголовным делам» включает в себя две главы, в которых последовательно изучено положение суда в процессе доказывания по уголовным делам. Так, первая глава посвящена доказательственной деятельности суда, а именно дана характеристика суда как субъекта доказывания (параграф 1.1.) и изучена активная роль суда в процессе доказывания (параграф 1.2.). Глава вторая построена на рассмотрении и выявлении особенностей деятельности суда как субъекта доказывания при рассмотрении уголовных дел, а именно проведен анализ реализации судом первой инстанции познавательной функции (параграф 2.1.) и исследованы полномочия суда как субъекта доказывания в проверочных инстанциях (параграф 2.2.).

Глава I. Доказательственная деятельность суда в уголовном процессе.

Характеристика суда как субъекта доказывания.

Действующий уголовно-процессуальный закон не употребляет специального понятия «субъекты доказывания». Раздел второй УПК РФ, озаглавленный «Участники уголовного судопроизводства», содержит в себе перечень всех государственных органов, должностных и частных лиц, которые в той или иной степени вступают при производстве по уголовному делу в соответствующие правоотношения, выполняя при этом определенную процессуальную функцию. Начинается раздел с главы 5, где речь идет о суде, в следующих главах обозначаются участники со стороны обвинения и защиты, в главе 8 речь идет об иных участниках уголовного судопроизводства: свидетелях, экспертах, специалистах, переводчиках, понятых. Несмотря на огромное различие процессуальных прав и обязанностей, например судьи и переводчика, для законодателя и тот и другой являются участниками уголовного судопроизводства. Подобное определение участников уголовного судопроизводства является следствием недоработки базовых понятий, которые помогли бы дифференцировать лиц и органы, деятельность которых предусмотрена действующим УПК РФ.

Анализ уголовно-процессуальной литературы позволяет выделить различные позиции соотношения понятий субъектов и участников уголовного процесса и уголовно-процессуальной деятельности.

Под субъектами уголовного процесса некоторые авторы понимают лиц, «наделенных уголовно-процессуальными правами и обязанностями, которые позволяют им осуществлять уголовно-процессуальную деятельность, вступать в уголовно-процессуальные отношения с другими субъектами уголовного процесса». 1 К участникам же процесса относят государственные органы, должностных лиц, граждан, представителей общественных организаций и трудовых коллективов, которые принимают участие в уголовно-процессуальной деятельности. Это понимание участников в широком смысле. В узком, уголовно-процессуальном, это те, кто заинтересован в исходе дела. Из числа последних выпадают органы государства и должностные лица, а также участники процессуальных действий, которые служат источниками доказательственной информации и лица, выполняющие вспомогательную роль. 1

Говоря о деятельности, необходимо подчеркнуть, что в философии это «специфически-человеческий способ отношения к миру — “предметная деятельность” (Маркс); представляет собой процесс, в ходе которого человек творчески преобразует природу, делая тем самым себя деятельным субъектом, а осваиваемые им явления природы — объектом своей деятельности…». 2 Структура любой деятельности включает в себя цель, средства, сам процесс и результат. Деятельность совершается определенным субъектом, который, исходя из своих целей, в орбиту своей деятельности втягивает различные объекты. Конкретное наполнение указанных компонентов позволяет отграничить одну деятельность от другой. Субъектами деятельности можно назвать того, кто самостоятелен в определении элементов деятельности.

Необходимо отметить дополнительную особенность уголовно-процессуальной деятельности: «закон является основным источником формирования ее структуры и содержания ее компонентов, регулятором их взаимосвязей и взаимоотношений». 3

М.С. Строгович отмечал: «Субъекты уголовно-процессуальной деятельности — это участники уголовного процесса: государственные органы, должностные лица, общественные организации, граждане, которые путем использования предоставленных им уголовно-процессуальным законом прав и выполнения возложенных на них этим законом обязанностей осуществляют определенные уголовно-процессуальные функции» 1 . Кроме вышеперечисленных субъектов

уголовно-процессуальной деятельности, он указывал, что есть и иные лица, которые принимают участие в производстве по уголовному делу, — свидетели, эксперты, переводчики, понятые. Процессуальные действия этих лиц служат, «либо средствами доказывания (свидетели, эксперты), либо средствами закрепления доказательств (понятые), либо средством общения между субъектами уголовно-процессуальной деятельности (переводчики)», и «участие их в уголовном процессе имеет в известном смысле эпизодический характер», «поэтому свидетели, понятые, эксперты и переводчики, играющие важную роль в расследовании и разбирательстве уголовных дел, не субъекты уголовно-процессуальной деятельности». 2

Таким образом, к субъектам уголовного процесса можно отнести только органы государства, так как только они обязаны активно реализовывать задачи уголовного судопроизводства. Именно органы государства определяют ход уголовно-процессуальной деятельности, от них зависит результат. Они субъекты этой деятельности, осуществляя которую, при наличии на то оснований, включают других лиц, которые и являются участниками уголовно-процессуальной деятельности. 3

По мнению О.В. Левченко, субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве можно классифицировать на две группы: «при широком понимании субъектом доказывания выступает каждый участник уголовного процесса, который законом отнесен или к стороне обвинения, или к стороне защиты». 4 Они на протяжении уголовно-процессуальной деятельности вступают между собой в различные правоотношения, особенностью которых является безусловное наличие одного из участников, наделенного обязанностью доказывания. Существует также, еще одна группа субъектов доказывания, понимаемая в узком смысле. Она включает любого субъекта «уголовно-процессуального правоотношения, который уполномочен законом нести обязанность и обладает правом доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также имеющий правовой интерес в установлении истины по делу. К таким субъектам относятся суд, прокурор, следователь, дознаватель, частный обвинитель». 1

Например, И. Л. Петрухин считает, что «субъекты доказывания — органы и лица: а) осуществляющие доказывание (собирание, проверка, исследование, оценка доказательств) и ответственные за него б) имеющие право на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих или представляемых интересов, охраняемых законом». 2

В свою очередь, В.А. Лазарева считает, что «субъектами доказывания являются не все участники уголовного процесса, а лишь те, которые имеют в нем самостоятельный или представляемый процессуальный интерес. Публичный интерес может носить публичный и личный характер, поэтому в зависимости от защищаемого интереса субъекты доказывания делятся:

1) на субъектов, деятельность которых направлена на защиту публичного интереса (дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, государственный обвинитель), и которые обязанные в силу своих служебных обязанностей выполнять определенные процессуальные действия и принимать официально-властные решения (например, возбудить уголовное дело, прекратить уголовное преследование).

2) на субъектов, имеющих в уголовном процессе непосредственный, личный интерес, поскольку результаты уголовного судопроизводства способны создавать для них определенные права и обязанности (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик), а также лица, представляющие в доказывании чужой личный интерес (защитник, представитель потерпевшего)». 1

Отличием первой группы субъектов доказывания от второй является отсутствие у последних, каких бы то ни было властных полномочий, и их отношение к обязанности доказывания.

К субъектам относят должностных лиц и органы, на которые возложено собирание, проверка и оценка доказательств, а также иных лиц, принимающих участие в этой деятельности 2 , а объединяют их тем, что все они участвуют в процессе доказыва­ния.

Ц.М. Каз отмечала: «Выявление круга субъектов доказывания невозможно без рассмотрения вопроса о лицах, участвующих в деле в качестве субъектов процессуальной деятельности, и характера выполняемых ими функций». 3 К таким субъектам доказывания, по ее мнению, относятся: суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, в том числе законные, общественные обвинители и защитники». 4 С этой точкой зрения можно было бы согласиться, если бы уголовный процесс носил состязательный характер.

Таким образом, следует отметить, что процессуалисты занимают различные позиции по поводу дефиниции и классификации субъектов доказывания. Понятие «субъект доказывания» определялось через анализ понятий «субъект уголовно-процессуальной деятельности», «участник уголовно-процессуальной деятельности» и «лица, участвующие в уголовно-процессуальной деятельности». 5 К первым обычно относят должностных лиц и органы, осуществляющие уголовное судопроизводство, к участникам уголовного процесса – тех лиц, которые имеют свой уголовно-правовой и гражданско-правовой интерес в уголовном процессе, а также лиц, представляющих и защищающих их интересы, к участвующим в деле лицам относили таких субъектов, деятельность которых имела фрагментарный, вспомогательный характер, или тех участников, которые являлись «источником» сведений о фактах. Эта классификация во многом определялась структурным построением УПК РСФСР 1960 года.

В определении и классификации субъектов доказывания исходили из роли и участия в процессе доказывания каждого из субъектов и участников уголовно-процессуальной деятельности. При этом в качестве субъектов определяли всех участников процесса, «в действиях которых имеются те или иные элементы уголовно-процессуального доказывания, хотя их объем, содержание и формы различны». 1 При этом З.З. Зинатуллин обращается к анализу структуры правоотношения, разновидностью которого является уголовно-процессуальное доказывание. На наш взгляд, такой подход к определению субъекта доказывания через анализ правоотношений, которые складываются в процессе доказывания, верный, но нуждается в некотором уточнении.

В процессе уголовно-процессуального доказывания складываются различные по видам правоотношения, императивный, диспозитивный или смешанный характер которых зависит от властных полномочий участников этого правоотношения. В частности, отношения между следователем и свидетелем в процессе допроса, носят в целом императивный характер, несмотря на некоторые элементы диспозитивности. Отношения в процессе судебного следствия между стороной обвинения и стороной защиты носят преимущественно диспозитивный характер.

Правосубъектность участников правоотношений, складывающихся в процессе доказывания, их возможность своими действиями приобретать права и обязанности не одинаковы, именно поэтому при определении понятия субъекта доказывания необходимо исходить из процессуального положения каждого участника и его возможности влиять на этот процесс доказывания.

При определении понятия «субъект доказывания» необходимо отталкиваться от понятия «процесс доказывания». Уголовно-процессуальное доказывание является стержнем уголовного процесса и представляет собой единство практической и мыслительной деятельности. 1 Процесс доказывания определяется с двух позиций: с позиции содержания, сущности, характера деятельности, как процесс познания юридически значимых обстоятельств уголовного дела и процесс удостоверения этих знаний с помощью процедурных (формальных) действий. И с позиции элементов доказывания как собирание, проверка и оценка доказательств.

Если исходить из определения процесса доказывания как познавательной и удостоверительной деятельности, то субъектами доказывания являются только те должностные лица, которые не просто познают обстоятельства уголовного дела, но и придают им статус доказательств с помощью этой удостоверительной деятельности или, иными словами, формируют доказательства. Под удостоверительной деятельность необходимо понимать, прежде всего, закрепление, фиксацию доказательственной информации.

При определении процесса доказывания, как собирания, проверки и оценки доказательств, необходимо иметь в виду, что в силу статьи 86 УПК РФ полномочиями по собиранию, проверке и оценке доказательств обладают только дознаватель, следователь, прокурор и суд.

В литературе встречаются высказывания о необходимости введения в процесс доказывания еще одного элемента – обоснования выводов по делу доказательствами 1 , иногда этот элемент предлагают именовать использованием доказательств. Если мы под использованием доказательств будем понимать не только обоснование решений и выводов по делу как логические операции, но и оперирование доказательствами стороной обвинения и стороной защиты в судебном разбирательстве, то в этом случае мы приходим к необходимости определения процесса доказывания как собирание, проверка, оценка и использование доказательств. При таком определении процесса доказывания меняется понятие субъектов доказывания, так как используют (оперируют) доказательства не только дознаватель, следователь, прокурор и суд. но и участники процесса со стороны защиты и обвинения, в том числе и потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, защитник. Такое широкое понимание процесса доказывания не отражает действительного положения вещей, в этом случае в нем размывается процедурная (формальная) сторона процесса доказывания. А.А.Эйсман отмечал: «Ход мысли в процессе доказывания должен отличаться строгостью и определенностью. Но это возможно только в том случае, если на протяжении всего рассуждения один и тот же предмет мысли понимается в одном и том же смысле, с одними и теми же признаками. Требование определенности в употребление понятий вытекает из закона тождества, согласно которому каждое понятие должно мыслиться тождественным себе в течение всего процесса рассуждения. Отступление от этого закона ведет к подмене понятий, путанице и расплывчатости». 2 Использование, оперирование доказательствами, обоснование решений и выводов по делу не отражают удостоверительную сторону процесса доказывания, в ней видится только познавательная, мыслительная деятельность.

На основании вышесказанного представляется, что субъектами доказывания следует считать только таких субъектов, в уголовно-процессуальной деятельности которых содержатся все элементы и стороны процесса доказывания, а именно дознаватель, следователь, прокурор и суд.

Активная роль суда в процессе доказывания.

В свое время, в 1968 г., М. С. Строгович выдвинул концепцию двоякого понимания доказывания: а) как процесса познания фактов, обстоятельств уголовного дела и б) как доказывание определенного тезиса, обоснование определенного утверждении. 1 «Доказывание в смысле обоснования определенного тезиса, — пишет он, — осуще­ствляет тот участник процесса, который этот тезис выдвинул, — в данном случае следователь или прокурор в отношении предъявлен­ного обвиняемому и поддерживаемого в суде обвинения». Следо­вательно, отношение к деятельности определяется содержанием вы­двинутого тезиса. Именно данное понимание, как представляется, лежит в основе выделения функций обвинения, защиты и разреше­ния дела.

works.doklad.ru

СУД КАК СУБЪЕКТ ДОКАЗЫВАНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Проблемы доказывания всегда занимали центральное место в уголовном судопроизводстве. Это обусловлено, прежде всего, особой специфичностью познавательной деятельности, связанной с жесткой регламентацией процедуры, сроков и другими особенностями установления обстоятельств расследуемого преступления или рассматриваемого в суде уголовного дела. Особое внимание в действующем уголовно- процессуальном законе уделено органам и лицам, чьей нормативной обязанностью или правом является определение действительной картины происшедшего криминального события и документальное закрепление полученной в связи с этим информации.

В науке уголовного процесса такие его участники традиционно называются субъектами доказывания. В то же время среди ученых не наблюдается единства взглядов по поводу понятия субъектов доказывания, их классификации, процессуальных правомочий, особенностей удостоверения юридически значимых обстоятельств уголовного дела.

В практике предварительного расследования и судебного разбирательства указанные проблемы вызывают достаточно большие сложности, которые нередко способствуют неправильному правоприменению в конкретных ситуациях, что приводит к принятию незаконных и необоснованных процессуальных решений, производству нелегитимных процессуальных действий и нарушению прав, свобод и законных интересов участвующих в конкретных правоотношениях лиц.

В разное время к рассмотрению и научному анализу проблем доказывания в уголовном судопроизводстве обращались такие ученые, как В.А. Азаров, А.Р. Белкин, Г.Ф. Горский, Н.А. Громов, Л.Д. Кокорев, А.М. Ларин и целый ряд других ученых.

Уголовное судопроизводство в России в последние годы претерпело существенные изменения, связанные прежде всего с законодательным закреплением принципа состязательности и равенства прав сторон обвинения и защиты. Если в советский и ранний постсоветский периоды суд являлся органом борьбы с преступностью, что, безусловно, определяло его процессуальное положение и правомочия при осуществлении правосудия, то в настоящее время несвойственные суду процессуальные функции запрещены законом. Суд стал единственным государственным органом, рассматривающим и разрешающим уголовные дела по существу.

В теории уголовного процесса на этот счет высказаны различные суждения. Ряд ученых полагает, что в современных условиях осуществления состязательного правосудия на суд не может быть возложена процессуальная обязанность доказывания, достоверного и справедливого установления всего комплекса обстоятельств по уголовному делу. Учитывая, что раскрытие преступлений перестало быть задачей уголовного процесса, B.C. Шадрин полагает недопустимым, чтобы суд добывал доказательства для целенаправленного изобличения обвиняемого: «Возложение на суд, наряду с другими органами уголовного судопроизводства, обязанности устанавливать все обстоятельства совершения преступления, то есть устанавливать истину, что равносильно обязанности собирать как обвинительные, так и оправдательные доказательства, уже не соответствует его современной роли, противоречит принципу состязательности уголовного процесса» [11]. Подобный вывод сделал и С.А. Тумашов: «Не соответствует принципу состязательности возложение на суд обязанности собирать доказательства. Обязанность собирать доказательства должна лежать на сторонах обвинения и защиты» [9]. По мнению В. Бозрова, логическое толкование ст. 274 УПК, определяющей порядок исследования доказательств в судебном следствии, приводит к выводу о том, что предназначение суда в уголовном процессе состоит в разрешении дела по существу, но отнюдь не в доказывании. «То есть функция суда (судьи) в уголовно-процессуальном доказывании по отношению к сторонам должна носить субсидиарный характер — создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав» [4].

А.Р. Белкин анализирует проблему участия суда в доказывании не только с точки зрения буквального понимания положений ст. 15 УПК о содержании принципа состязательности, но и с позиции отношения судебной деятельности к отдельным этапам доказывания: «Суд стоит над сторонами в процессе, он судит, а не доказывает, ему принадлежит лишь на стадии судебного следствия функция исследования и оценки представляемых сторонами доказательств. Но реализация этой функции еще не означает участия в доказывании, поскольку суд не должен собирать доказательства, т.е. формировать доказательственную базу обвинения и защиты» [3].

Определение роли суда в доказывании как пассивного рефери сторон обвинения и защиты «есть поощрение сильного, но не правого» [1]. Вряд ли можно согласиться с тем, что в настоящее время «существенно снижается публичный характер деятельности судебных органов. Теперь суд в судебном разбирательстве уподобляется судье на ринге, который в конечном итоге поднимает руку победителя» [6].

Вместе с тем нормативное закрепление в числе правомочий суда процессуальных положений, позволяющих ему при отправлении правосудия устанавливать обстоятельства рассматриваемого уголовного дела посредством самостоятельного собирания, проверки и оценки доказательств, дало возможность многим ученым сделать вывод об угрозе возникновения при этом определенной зависимости суда от одной из сторон уголовного процесса. Активность суда в доказательственной деятельности расценивается ими как нарушение принципа состязательности, попытку суда необоснованно оказать процессуальное содействие стороне обвинения или защиты. С другой стороны, пассивность суда при рассмотрении уголовного дела, его стремление использовать в доказывании лишь те доказательства, которые получены сторонами, могут привести к тому, что стороны не смогут без его помощи достичь достоверного знания о произошедшем уголовно-правовом событии.

Изложенные опасения во многом дезориентируют и судебную практику, вследствие чего не в полной мере обеспечиваются интересы государства, а также частных лиц, входящих в состав той или иной стороны уголовного процесса. При этом нередко не учитывается, что на суд возложена правовая обязанность разрешения уголовного дела по существу и отражения принятого решения в обоснованном, законном и справедливом приговоре. Принцип состязательности предполагает соблюдение определенного баланса при осуществлении доказательственной деятельности суда первой инстанции между полномочиями суда по доказыванию и правами сторон по представлению доказательств. Не следует также забывать, что современное законодательство позволяет суду в отдельных случаях рассматривать уголовное дело по существу без проведения судебного следствия, то есть основного этапа судебного разбирательства, в рамках которого осуществляется доказывание наличия или отсутствия искомых обстоятельств по уголовному делу. В частности, такое положение возникает в том случае, когда обвиняемый заявляет о рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства.

До сих пор нет однозначного решения проблем участия суда в доказывании при рассмотрении им в досудебном производстве жалоб на незаконные действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования (ст. 125 УПК РФ), а также при даче им разрешения на производство органом предварительного расследования процессуальных действий принудительного характера.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Он создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ст. 15 УПК РФ).

Приведенная нормативная формула участия суда в производстве по уголовному делу воспринимается многими юристами как отсутствие у суда обязанности доказывания, а значит, и правовой возможности его осуществления в полном объеме, т.е. собирания (формирования), проверки и оценки доказательств. Надо признать, что подобная убежденность имеет под собой определенные основания.

Прежде всего, в соответствии с принципом состязательности функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 15 УПК). Это означает, что, если суд приступит к собиранию уголовных доказательств, он неизбежно станет помогать одной из сторон в осуществлении ее процессуальной функции, поскольку при осуществлении правосудия нет и не может быть «нейтральных» средств доказывания. Доказательства всегда ориентированы на подтверждение обвинительного тезиса либо на его опровержение (смягчение), ведь определяющая их содержание информация должна в любом случае соответствовать определенному вектору — обвинительной или защитной направленности. На это прямо указывает ч. 1 ст. 74 УПК, формулируя правовое определение доказательств как любых сведений, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств уголовно-правового события.

Роль суда, однако, не может заключаться в оказании односторонней помощи определенным участникам уголовного процесса. Осуществляя правосудие, он должен быть максимально объективным и в равной мере удаленным от сторон обвинения и защиты. По мнению В. Бозрова, предназначение суда в уголовном процессе состоит не в доказывании, а в разрешении уголовного дела по существу, поэтому «функция суда (судьи) в уголовно-процессуальном доказывании по отношению к сторонам должна носить субсидиарный характер — создавать необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав» [4]. К такому выводу он пришел на основе логического толкования ст. 274 УПК, определяющей порядок исследования доказательств в судебном следствии. Аналогичное по существу, но более радикальное по форме суждение высказал В.И. Зажицкий: «Теперь суд в судебном разбирательстве уподобляется судье на ринге, который в конечном итоге поднимает руку победителя» [6].

Оценивая эти и подобные им суждения, необходимо отметить, что разрешение уголовного дела по существу — это не абстрактная деятельность суда по формулированию и принятию итогового процессуального решения, но и вся предшествующая этому система процессуальных действий по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК суд устанавливает наличие или отсутствие подобных обстоятельств на основе доказательств, т.е. процессуальная функция суда по разрешению уголовного дела выражается в форме установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В свою очередь, доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях, предусмотренных ст. 73 УПК (ст. 85 УПК). При этом законодатель прямо называет суд в качестве субъектов доказывания на всех его нормативных этапах (ч. 1 ст. 86, ст. ст. 87, 88, 17 УПК). Очевидно, совсем не случайно суд наделен в этой связи правом производить по собственной инициативе в процессе судебного разбирательства различные следственные действия (ст. ст. 275 — 290 УПК). Это вполне логично, поскольку доказывание в уголовном процессе нельзя сводить только к юридическому удостоверению обстоятельств рассматриваемого криминального события. Не менее важным представляется и степень их собственного познания судом. Не может ведь он удостоверять событие, в действительном наличии которого не убежден. Суд обязан в полном объеме, определяемом пределами доказывания, познать исследуемые обстоятельства указанного события и принять на основе сформированного таким образом оценочного суждения определенное процессуальное решение. В соответствии со ст. ст. 305 и 307 УПК оправдательный или обвинительный приговор должны основываться только на исследованных судом доказательствах, а их совокупность должна быть достаточной для принятия обоснованного решения по делу (ст. 88 УПК).

Процессуальный порядок познания судом обстоятельств по уголовному делу должен быть отражен в протоколе судебного заседания (ст. 259 УПК), который, кстати, выступает в качестве самостоятельного уголовного доказательства (ч. 2 ст. 74, ст. 83 УПК). Получается, что даже из формальных соображений нельзя отказать суду в праве на активное участие в доказывании, причем не только в проверке и оценке доказательств, но и в их собирании.

Вместе с тем должны существовать нормативные пределы активности суда в познании обстоятельств по уголовному делу. Следует помнить, что судебное разбирательство может производиться только в отношении конкретного обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, изменение которого в сторону ухудшения процессуального положения подсудимого не допускается (ст. 252 УПК). Правовые рамки исследовательской деятельности суда при доказывании по уголовному делу может определять только обвинение, которое сформулировано в обвинительном заключении (ст. 220 УПК), обвинительном акте (ст. 225 УПК) или заявлении по уголовному делу частного обвинения (ст. 318 УПК). Произвольное расширение или сужение пределов обвинения одинаково недопустимы.

В этой связи представляется, что имеющееся по уголовному делу обвинение лица в совершении преступления предопределяет не только право суда участвовать в доказывании, но и его правовую обязанность делать это в соответствующих рамках. Обязанность суда как органа государства, осуществляющего от его имени и по его поручению судебную власть, состоит в том, что он должен принимать по уголовным делам справедливые решения, основанные не только на анализе (толковании) представленных сторонами доказательств, но и полученными по собственному усмотрению с целью подтверждения их достоверности.

Учитывая столь широкие правовые возможности суда по действенному установлению обстоятельств инкриминируемого подсудимому деяния, М.Т. Аширбекова полагает, что «собирание доказательств, проверка и оценка их судом с целью установления обстоятельств предмета доказывания является обязанностью публично- правового порядка, вытекающей из природы суда» [2]. Об этом пишет и Н.Н. Ковтун: «Собирая доказательства по делу, суд одновременно обязан всесторонне, полно и объективно проверить их в ходе судебного следствия, оценить их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для законного и обоснованного решения, достижения стоящих перед ним задач» [7]. По мнению Ю.К. Орлова, «чистая» состязательность, при которой суд уподобляется своеобразному арбитру в спортивной борьбе, который в конце концов присуждает приз победителю, не учитывает российский менталитет, когда гражданин обращается к государству за защитой, а не борется с ним. Кроме того, отстраненность суда от процессуального спора сторон обвинения и защиты, его бесстрастность и пассивность при этом означают отсутствие правовой ответственности за результат разрешения спора по уголовному делу. «Суд не должен ограничиваться ролью бесстрастного и безынициативного арбитра, равнодушного к истине, а должен предпринимать все меры к ее установлению, особенно при недостаточности или недоброкачественности доказательственного материала, представленного сторонами» [8]. В организационно- правовом смысле — когда удовлетворяет заявленные ходатайства сторон об истребовании доказательств, когда осуществляет контроль за своевременным представлением доказательств и т.д. Далее, если исходить только из того, что суд несет ответственность за доказывание (а иного быть не может, так как в случае обжалования решение может быть отменено), то уже этого достаточно для того, чтобы признать суд субъектом доказывания» [4].

Суд осуществляет свою доказательственную деятельность в рамках возникшего на основе обвинения правового спора между сторонами. С этой целью он вправе по инициативе сторон либо самостоятельно собирать (формировать) новые уголовные доказательства, проверять и оценивать их совокупность по собственному внутреннему убеждению в соответствии с законом и своей совестью (ст. 17 УПК). Вместе с тем собирание доказательств суд может, на наш взгляд, осуществлять не в качестве самостоятельного этапа доказывания, а в рамках другой его части — проверки имеющихся доказательств. В соответствии с положениями ст. 87 УПК проверка доказательств может производиться судом посредством получения (собирания, формирования) иных (новых) доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Эта правовая норма, по нашему убеждению, служит своеобразным ключом к разгадке специфики доказательственной деятельности суда в уголовном судопроизводстве. Собирая доказательства, суд осуществляет это не произвольно, а в определенных рамках, которые определены имеющимся правовым спором сторон по поводу предъявленного обвинения. При этом суд не выступает на чьей-то стороне, даже если его позиция в итоге совпадет с позицией обвинения или защиты. При подобном совпадении будет просто подтверждена или опровергнута обоснованность и справедливость процессуальных утверждений той или иной стороны.

Таким образом, суд выступает в уголовном процессе в качестве самостоятельного субъекта доказывания, обладающего специфической обязанностью доказывания и процессуальными полномочиями по собиранию, проверке и оценке уголовных доказательств, которые позволяют определить его точное положение в этой деятельности. Можно сказать, что полномочия суда по проверке и оценке доказательств, имеющихся в уголовном деле, дополнительно представленных сторонами или сформированных судом по их ходатайствам либо самостоятельно, практически ничем, кроме рамок закона и собственного правосознания, не ограничены. Что касается собирания доказательств, то эта доказательственная деятельность может производиться судом в полном объеме лишь на основании соответствующих ходатайств сторон. По своей инициативе суд вправе собирать дополнительные (новые) доказательства только с целью проверки относимости и достоверности имеющихся в уголовном деле доказательств.

Особенности доказательственной деятельности суда заключаются в определении его правовой возможности быть носителем обязанности доказывания в уголовном процессе, в осуществлении им полномочий по собиранию доказательств, в том числе инициативному, в рамках первоначального этапа доказывания либо проверки доказательств, представленных сторонами. Доказательственные полномочия суда также до конца не определены ни в законе, ни в теории, ни в правоприменительной практике. Это касается, в частности, возможности суда самостоятельно, в том числе по собственной инициативе, а не только по ходатайствам сторон, производить определенные следственные и иные процессуальные действия. Достаточно актуальным остается вопрос о природе и доказательственном значении протокола судебного заседания, поскольку, являясь одним из видов уголовных доказательств, он в то же время формируется после окончания судебного следствия, что практически нивелирует его доказательственную значимость.

С учетом изложенного от того, насколько правильно и объективно установит суд обстоятельства по уголовному делу, зависит справедливость, законность и обоснованность приговора суда, что существенно влияет на авторитет судебной власти в нашем государстве.

Список литературы

1. Алиев Т.Т., Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. М, 2003.С. 127.

2. Аширбекова М. Т. Реализация судебной защиты в состязательном уголовном процессе // Защита субъективных прав: история и современные проблемы. Волгоград, 2000. С.10-11. См. также: Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 1996. № 9. С. 66.

3. Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С.26.

4. Бозров В. «Тактика судьи» в прошлом и настоящем уголовном процессе // Российская юстиция. 2003. N 10. С. 32.

5. Будников В.Л. Участие суда в уголовно-процессуальном доказывании // «Российский судья», 2006, N 11

6. Зажицкий В.И. О направлениях совершенствования Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. 2004. N 4. С. 31.

7. Ковтун Н.Н. О роли суда в доказывании по уголовным делам в свете конституционного принципа состязательности процесса // Государство и право. 1998. № 6. С.61.

8. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С. 19-20.

9. Тумашов С.А. Принцип состязательности сторон и его роль в обеспечении прав участников уголовного судопроизводства // Обеспечение прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве. Волгоград, 2003. С.73-74.

10. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 08.03.2015) .

izron.ru

Смотрите так же:

  • Пособия для вузов по информатике Информатика. Учебное пособие. Мациевский С.В. и др. Калининград: Изд-во КГУ, 2003. - 140 с. Настоящее учебное пособие является записью лекций по информатике, про­читанных поступающим в Калининградский государственный университет. Оно […]
  • Судимость дипломная Судимость и её значение Введение 2 Глава 1. Общие положения о судимости: историко-правовой аспект 4 § 1. Развитие судимости в уголовном законодательстве 4 § 2. Понятие судимости 7 § 3. Функции и значение судимости 11 Глава 2. Прекращение […]
  • Пособие по истории для егэ 2018 ЕГЭ 2018. История. Типовые тестовые задания. 14 вариантов заданий. Авторы заданий - ведущие ученые, преподаватели и методисты, принимающие непосредственное участие в разработке контрольных измерительных материалов ЕГЭ. Типовые тестовые […]
  • Пунктуационные правила с примерами Пунктуация. Справочник для 5-11 классов Знаков пунктуации всего 10. Но на письме они помогают выразить всё многообразие оттенков смысла устной речи. Один и тот же знак может употребляться в разных случаях. И при этом играть разную роль. В […]
  • Почтовый адрес арбитражного суда Арбитражный суд Краснодарского края 18 июля 2018 года состоялось совещание судей и работников аппарата Арбитражного суда Краснодарского края по итогам работы за 6 месяцев 2018 года Состоялись плановые учебные занятия с работниками […]
  • Перечислен с расчетного счета налог на прибыль Задача: составить бухгалтерские проводки и найти суммы операций Добрый день! Помогите, пожалуйста, решить задачу, срочно нужно. Заранее большое СПАСИБО. Хоз. операция, Дт, КТ, сумма 1. Поступили деньги в кассу с расчетного счета - на […]

Обсуждение закрыто.