Основы квалификации преступления учебник

Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие (fb2)

Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие 795K, 222с. (читать) (читать постранично) (скачать fb2)
издано в 2008 г. (post) (иллюстрации)

Добавлена: 14.10.2015 Версия: 1.0.
ISBN: 978-5-482-01628-2 Кодировка файла: utf-8
Издательство: Проспект Город: Москва

(Fb2-info) (ссылка для форума) (ссылка для блога) (QR-код книги)

[url=https://coollib.com/b/325724]
[b]Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие (fb2)[/b]
[img]https://coollib.com/i/24/325724/cover.jpg[/img][/url]

QR-код книги

В пособии на основе анализа уголовного законодательства, постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ, судебной практики, специальной литературы по уголовному праву, посвященной проблемам квалификации преступлений, в удобной для восприятия форме сформулированы правила квалификации преступлений.
При подготовке работы использовалось законодательство с учетом последних изменений.
Для студентов, изучающих спецкурс «Теоретические основы квалификации преступлений», аспирантов, преподавателей высших учебных заведений юридического профиля, а также практических работников.

(Custom-info)

Лингвистический анализ текста:
Приблизительно страниц: 222 страниц — близко к среднему (233)
Средняя длина предложения: 70.01 знаков — близко к среднему (86)
Активный словарный запас: намного ниже среднего 1030.62 уникальных слова на 3000 слов текста
Доля диалогов в тексте: 0.00% — очень мало (25%)
Подробный анализ текста >>

coollib.com

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений

§ 1. Понятие и виды квалификации преступлений

Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК, Кодекса), является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления предусмотренного этим Кодексом. Возможность применения наказания к лицу, совершившему преступление, возникает, с правовой точки зрения, уже с момента совершения преступления. Именно тогда возникает уголовно-правовое отношение. Однако для практического применения наказания необходимо официально констатировать и зафиксировать в уголовно-процессуальной форме наличие уголовно-правового отношения: установить юридический факт, породивший его возникновение; установить субъекта правоотношения; выяснить его содержание, т. е. определить, какой уголовно-правовой нормой оно предусмотрено. Эти задачи выполняются органами дознания, следствия и судом, которые в процессуальных документах фиксируют выявленное уголовно-правовое отношение в определенной квалификации преступления.

Квалификация преступления является важнейшей, но не единственной составляющей применения нормы права. Понятие «применение нормы права» охватывает; 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор (отыскание) соответствующей нормы; 3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы; 4) уяснение смысла и содержания нормы; 5) толкование нормы; 6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение[1].

Квалификация составляет только ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе единственной уголовно-правовой нормы, точно соответствующей признакам реально совершенного опасного деяния, и закреплении этого выбора в юридическом акте (приговоре, определении, постановлении).

Квалификация (от лат. qualis — качество, facere — делать) в русском языке означает характеристику предмета, явления, отнесение явления по его качественным признакам, свойствам к каким-либо группам, разрядам, классам. Квалифицировать преступление — значит дать ему юридическую оценку, определить статью уголовного закона, предусматривающую наказание за данное преступление, «Квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[2].

Определение квалификации преступления как «установления и юридического закрепления точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой» является общепризнанным в уголовном праве[3]. Исходя из этого квалификацию преступлений, можно определить как логический процесс установления признаков состава преступления в общественно-опасном поведении лица и результат этого процесса, т. е. закрепление в процессуальных документах следствия и суда указания на уголовный закон, подлежащий применению.

Говоря о квалификации преступлений, некоторые ученые утверждают, что между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления необходимо установление соответствия. Другие авторы, говоря о квалификации преступлений, утверждают, что это вывод о подобии (тождестве) конкретного жизненного случая тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме закона[4]. В этом определении понятия «тождество» и «подобие» употреблены как синонимы. Представляется, прав А.И. Рарог, что «ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по перечню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характеристики, которая необходима для квалификации преступлений. Более точно характер совпадения двух групп признаков передается терминами «идентичность либо тождество»[5].

В науке условного права в зависимости от разных критериев выделяют различные виды квалификации преступлений. Так, в зависимости от субъекта, производящего квалификацию, различают два вида квалификации преступлений: официальная (легальная) и неофициальная (доктринальная). «Официальная (легальная) квалификация — это уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномоченными на это… государством: работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями. Неофициальная (доктринальная) квалификация — это соответствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных пособий, студентами, изучающими те или иные уголовные дела и т. д.»[6].

Только официальная квалификация имеет юридическую силу и влечет конкретные юридические последствия. Доктринальная квалификация лишь выражает мнение ученых и других лиц по вопросам квалификации преступлений, она не имеет процессуального оформления и не влечет юридических последствий. В литературе выделяется также полуофициальная квалификация, которая дается Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях по практике применения уголовного законодательства по определенным категориям дел[7]. Однако в разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда РФ, приводятся научно-практические рекомендации по применению закона ко всем случаям совершения преступлений подобного вида, но не о квалификации конкретного преступления[8].

В зависимости от результата, полученного при квалификации, ее можно подразделить на позитивную и негативную. Под позитивной понимается квалификация, в результате которой установлено, что деяние лица содержит состав преступления. Квалификация является негативной, если не установлено тождество фактических признаков совершенного деяния и признаков состава преступления[9].

Квалификация, понимаемая как оценка качества деяния, может завершиться выводом как о том, что содеянное подпадает под одну из статей уголовного закона, так и о том, что содеянное не является преступлением в силу различных обстоятельств: малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК); в связи с наличием обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 37–42 УК). Вывод может состоять в том, что в содеянном содержатся признаки приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести, которые в силу ч. 2 ст. 30 УК не влекут уголовной ответственности, или же о том, что содеянное представляет собой покушение на преступление, от которого лицо добровольно отказалось и в связи с этим не подлежит уголовной ответственности (ст. 31 УК). В связи с изложенным в литературе высказано мнение о том, что правомерно говорить о квалификации в широком смысле, т. е. об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера, и о квалификации в узком смысле, т. е. о квалификации деяния именно как преступления[10].

В зависимости от точности соотнесения признаков преступления и признаков состава преступления возможны два вида квалификации — правильная и неправильная. Правильная квалификация — такая, при которой признаки преступления, имеющие Значение для квалификации, полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Определение понятия квалификации, ранее приведенное и принадлежащее В.Н. Кудрявцеву, таким образом, является определением правильной квалификации. Неправильной же является такая, при которой признаки преступления, имеющие значение для квалификации, не полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой[11].

В специальной литературе отмечается, что неправильная квалификация также имеет свои разновидности (недостаточная и избыточная). При недостаточной квалификации признаки преступлений не находят полного отображения в применяемой для уголовно-правовой оценки норме. Например, квалификация оконченного деяния как покушения на преступление; квалификация содеянного по одной статье, в то время как необходима квалификация по совокупности статей; квалификация деяния как менее тяжкого, в то время как в действительности совершенное деяние необходимо квалифицировать путем вменения квалифицирующего или особо квалифицирующего признака.

Избыточной является квалификация, при которой признаки преступления находят излишнее отображение в применяемой для уголовно-правовой оценки норме[12]. Примерами избыточной квалификации являются ситуации, обратные приведенным выше примерам.

По происхождению квалификация преступлений бывает ошибочной и объективно-неправильной. Ошибочной квалификация преступления будет тогда, когда она зависит от самого квалификатора, т. е. допущенное им установление и закрепление в соответствующем уголовно-процессуальном акте предусмотренности выявленного деяния составу преступления, которым, на самом деле, данное деяние не охватывается. Объективно неправильной называется квалификация, которая является неправильной из-за изменений уголовного законодательства, которые происходят уже после осуществления уголовно-правовой оценки деяния[13].

Значение правильной квалификации преступлений исключительно велико. Она обеспечивает соблюдение принципов законности, вины, справедливости и гуманизма, гарантирует действительное достижение равенства перед законом. Правильная квалификация преступлений является основанием для отрицательной оценки государством совершенного деяния как преступления с учетом его тяжести и степени общественной опасности и, таким образом, является важной предпосылкой назначения законного и справедливого наказания. Правильная квалификация преступления предопределяет верное отнесение его к одной из четырех категорий: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкому или особо тяжкому (ст. 15 УК РФ). С вопросом об отнесении преступления к той или иной категории связано решение очень многих вопросов уголовного права, таких как освобождение от уголовной ответственности и наказания, дифференциация условий отбывания лишения свободы, сроки погашения судимости и др. Правильная квалификация преступлений обусловливает процессуальный порядок расследования преступлений, предусмотренный уголовно-процессуальным законом, о подследственности, подсудности, процессуальных сроках, видах мер пресечения. Правильная квалификация преступлений имеет также важное криминологическое значение. Она позволяет правильно отразить в статистической отчетности состояние, структуру и динамику преступности, что, в свою очередь, позволяет сделать обоснованные прогнозы, планировать и осуществлять меры по пресечению и предупреждению преступлений.

law.wikireading.ru

Основы квалификации преступлений: учебное пособие

Тема I. Понятийная и философская основы квалификации преступлений

1. Понятие и значение квалификации преступлений

2. Процесс квалификации преступлений

3. Философская основа квалификации преступлений

Тема II. Юридическая основа квалификации преступлений

1. Состав преступления и квалификация преступлений

2. Квалификация преступлений по объекту посягательства

3. Квалификация преступлений по объективной стороне

4. Квалификация преступлений по субъективной стороне

5. Квалификация преступления по признакам его субъекта

Тема III. Специальные вопросы квалификации преступлений

1. Квалификация множественности преступлений

2. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Квалификация деяний исполнителя преступления

Квалификация деяния организатора преступления

Квалификация деяния подстрекателя к преступлению

Квалификация деяния пособника преступления

3. Квалификация неоконченной преступной деятельности

4. Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

Тема IV. Квалификация отдельных видов преступлений

1. Квалификация убийства и причинения вреда здоровью

2. Квалификация распространенных преступлений против собственности

Отражая коренные демократические преобразования, происшедшие в нашем обществе, действующий Уголовный кодексРоссийской Федерации*(1)существенно обновлен по сравнению со своим предшественником —УКРСФСР 1960 г. В нем появился массив абсолютно новых норм об уголовной ответственности за общественно опасные деяния, которые возможны только в условиях рыночной экономики. Их применение сопряжено со значительными затруднениями, которые испытывают дознаватели, следователи, прокуроры, судьи и адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах и работающие в сложной криминогенной обстановке. Поэтому углубленное обучение студентов юридических вузов и факультетов по тематике, связанной с уголовно-правовой квалификацией, по-прежнему остается делом важным и актуальным.

Теоретические основы квалификации преступлений включают комплекс наиболее общих вопросов, ответы на которые призваны снабдить будущего юриста исходными знаниями, методологией применения уголовного закона к каждому конкретному случаю виновного совершения лицом общественно опасного и уголовно наказуемого деяния.

Решению этой задачи подчинено преподавание в юридических вузах страны специального уголовно-правового курса «Теоретические основы квалификации преступлений», а настоящее учебное пособие призвано внести определенный вклад в его обеспечение теоретической литературой.

Настоящая книга — второе издание названного пособия. В нем учтено все новое, что появилось в законодательстве, теории и практике по вопросам, имеющим отношение к нашей теме, устранены замечания и огрехи содержания и стиля, усилена авторская аргументация по спорным вопросам.

Тема I. Понятийная и философская основы квалификации преступлений

1. Понятие и значение квалификации преступлений

Согласно ст. 8Уголовного кодекса РФ (УК) основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом. Для того чтобы привлечь виновного к уголовной ответственности и определить меру справедливого наказания, необходимо точно установить и указать, какой уголовно-правовой запрет нарушен и состав какого преступления это нарушение содержит. Такая цель достигается посредством квалификации преступлений.

В самом общем, предельно широком содержании данного понятия квалифицировать — значит определить, к какому типу, виду, разряду, категории принадлежит (относится) данное явление по своим качественным признакам; подвести единичное под особенное. В сфере правоотношений квалифицировать — значит выбрать определенную правовую норму, закрепленное в законе или подзаконном нормативном акте правило, которое данный случай предусматривает; иначе говоря, определить, под какое правило данный случай подпадает. Квалифицировать преступление — значит решить, под какую из числа действующих уголовно-правовых норм подпадает деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется уголовное судопроизводство, дать ему юридическую оценку с позиций УКи максимально точно указать в соответствующем процессуальном документе (постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, обвинительный акт, судебный приговор и др.), где именно, в какой статье, части статьи, пункте и подпункте, если таковые в данной статье имеются, данная норма закреплена*(2).

Квалификация преступлений должностным лицом органа дознания, следователем, прокурором или судом, в производстве которых находится данное уголовное дело, а равно должностным лицом, которому согласно уголовно-процессуальному закону принадлежат надзорные или контрольные функции за производством по данному уголовному делу (прокурор, руководитель следственного органа, начальник органа дознания, руководитель подразделения дознания), называется легальной, или официальной. Она имеет юридическое значение, от нее во многом зависит движение и судьба уголовного дела и обвиняемого. Официальный, легальный характер имеет также уголовно-правовая квалификация деяния, инкриминируемого обвиняемому, которую, защищая и отстаивая свои законные интересы в уголовном судопроизводстве, высказывают стороны. Со стороны обвинения — государственный обвинитель в судебном производстве, потерпевший и его представитель, а также гражданский истец и его представитель, а со стороны защиты — сами лица, в отношении которых предпринято уголовное преследование, т.е. подозреваемый и обвиняемый, их защитники и законные представители, а также гражданский ответчик и его представитель. Однако в отличие от квалификации должностных лиц органов государства, в производстве которых находится уголовное дело, их квалификация преступления не носит определяющего значения для движения уголовного дела и не имеет обязательного характера; ее юридическое значение заключается лишь в том, что оно, будучи мнением законного участника уголовного процесса, должно быть рассмотрено и учтено — принято или отвергнуто в уголовно-процессуальных актах дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Важное значение имеет легальная квалификация преступлений, которая дается высшим судебным органом страны — Верховным Судом РФ в лице его Президиума, Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии в решениях по уголовным делам, рассмотренным в кассационном и надзорном порядке, с опубликованием своей позиции в официальном издании — Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации. Не будучи источником прецедентного права, которого в России нет, и не имея характера обязательного предписания нижестоящим судам, такие публикации имеют огромное значение для правильного и единообразного применения уголовного закона в наиболее сложных случаях.

Квалификация преступлений, которая предлагается в научной и учебной литературе специалистами в области уголовного права — как учеными-теоретиками, так и практиками, называется доктринальной. Юридического значения по конкретному уголовному делу она не имеет. Не имеют юридического значения и не порождают никаких правоотношений и письменные заключения крупных и крупнейших специалистов-правоведов, которые иногда представляются сторонами в суд в подтверждение своей позиции по поводу квалификации преступления в наиболее сложных случаях, когда, в частности, в связи с бланкетной диспозицией уголовно-правовой нормы, требуются знания в области не только уголовного права, но и, например, банковского, предпринимательского, международного права. Такие заключения — всего лишь результат конфиденциальной консультации одного юриста с другим; ссылаться на него в уголовном процессе бессмысленно; правовая экспертиза в уголовном судопроизводстве исключается полностью. Всю полноту ответственности за легальную квалификацию преступления, равно как и за решение иных вопросов по уголовному делу, единолично несет тот, в чьем производстве в данный момент находится уголовное дело; на других юристов он эту ответственность переложить не вправе.

Квалификация преступления по конкретному уголовному делу имеет принципиальное значение для решения всех существенных вопросов этого дела. От нее зависит выбор меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, форма расследования (дознание или предварительное следствие), подследственность и подсудность уголовного дела, вид и мера наказания, возможность применения акта амнистии и помилования, условного осуждения и условно-досрочного освобождения осужденного.

Ошибка в квалификации преступления влечет постановление ошибочного, неправосудного приговора, что по тяжести вредных последствий для правосознания граждан находится на втором месте после полного оправдания виновного и осуждения невиновного. Обнаруженная вышестоящим судом такая ошибка влечет изменение или отмену приговора и возвращение уголовного дела для нового рассмотрения в соответствующей судебной инстанции.

studfiles.net

Основы квалификации преступлений

В.С. Савельева

Отражая коренные демократические преобразования, происшедшие в нашем обществе, действующий Уголовный кодекс Российской Федерации существенно обновили по сравнению со своим предшественником — УК РСФСР 1960 г. В нем появился массив абсолютно новых норм об уголовной ответственности за общественно опасные деяния, которые возможны только в условиях рыночной экономики. Их применение сопряжено со значительными затруднениями, которые испытывают дознаватели, следователи, прокуроры, судьи и адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах и работающие в сложной криминогенной обстановке. Поэтому углубленное обучение студентов юридических вузов и факультетов по тематике, связанной с уголовно-правовой квалификацией, по-прежнему остается делом важным и актуальным.

В дальнейшем — УК, а в определенном контексте — Кодекс.

Теоретические основы квалификации преступлений включают комплекс наиболее общих вопросов, ответы на которые призваны снабдить будущего юриста исходными знаниями, методологией применения уголовного закона к каждому конкретному случаю виновного совершения лицом общественно опасного и уголовно наказуемого деяния.

Решению этой задачи подчинено преподавание в юридических вузах страны специального уголовно-правового курса «Теоретические основы квалификации преступлений», а настоящее учебное пособие призвано внести определенный вклад в его обеспечение теоретической литературой.

Настоящая книга — второе издание названного пособия. В нем учтено все новое, что появилось в законодательстве, теории и практике по вопросам, имеющим отношение к нашей теме, устранены замечания и огрехи содержания и стиля, усилена авторская аргументация по спорным вопросам.

Тема I. Понятийная и философская основы квалификации преступлений

1. Понятие и значение квалификации преступлений

Согласно ст. 8 Уголовного кодекса РФ (УК) основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом. Для того чтобы привлечь виновного к уголовной ответственности и определить меру справедливого наказания, необходимо точно установить и указать, какой уголовно-правовой запрет нарушен и состав какого преступления это нарушение содержит. Такая цель достигается посредством квалификации преступлений.

В самом общем, предельно широком содержании данного понятия квалифицировать — значит определить, к какому типу, виду, разряду, категории принадлежит (относится) данное явление по своим качественным признакам; подвести единичное под особенное. В сфере правоотношений квалифицировать — значит выбрать определенную правовую норму, закрепленное в законе или подзаконном нормативном акте правило, которое данный случай предусматривает; иначе говоря, определить, под какое правило данный случай подпадает. Квалифицировать преступление — значит решить, под какую из числа действующих уголовно-правовых норм подпадает деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется уголовное судопроизводство, дать ему юридическую оценку с позиций УК и максимально точно указать в соответствующем процессуальном документе (постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, обвинительный акт, судебный приговор и др.), где именно, в какой статье, части статьи, пункте и подпункте, если таковые в данной статье имеются, данная норма закреплена .

По определению академика В.Н. Кудрявцева, квалификация преступления — это установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой (Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юристъ, 1999. С. 5).

Существуют и другие определения. «Квалификация преступления — это вывод о подобии (тождестве) конкретного жизненного случая — преступления — тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме уголовного закона» (Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 11). «. Под квалификацией преступления следует понимать определение его юридической сущности, т.е. его оценку с точки зрения закона. » (Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 15), «. соотносимое с уголовным законом суждение об определенных фактах объективной действительности» (Левицкий Г.А. Квалификация преступлений. М., 1981. С. 4).

В последнее время предпринята попытка ввести в научный оборот понятие квалификации уголовно-правовых деяний (см.: Сабитов Р.А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний: Учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003). Однако определение этого понятия не удалось. Автор просто пошел по пути составления перечня таких деяний, включив в него даже положительные посткриминальные деяния и деяния, преступность которых вообще исключается (Там же. С. 9). Получается, что к уголовно-правовым деяниям отнесены деяния, которые уголовному праву безразличны, а значит, уголовно-правовая квалификация здесь ни при чем.

Квалификация преступлений должностным лицом органа дознания, следователем, прокурором или судом, в производстве которых находится данное уголовное дело, а равно должностным лицом, которому согласно уголовно-процессуальному закону принадлежат надзорные или контрольные функции за производством по данному уголовному делу (прокурор, руководитель следственного органа, начальник органа дознания, руководитель подразделения дознания), называется легальной, или официальной. Она имеет юридическое значение, от нее во многом зависит движение и судьба уголовного дела и обвиняемого. Официальный, легальный характер имеет также уголовно-правовая квалификация деяния, инкриминируемого обвиняемому, которую, защищая и отстаивая свои законные интересы в уголовном судопроизводстве, высказывают стороны. Со стороны обвинения — государственный обвинитель в судебном производстве, потерпевший и его представитель, а также гражданский истец и его представитель, а со стороны защиты — сами лица, в отношении которых предпринято уголовное преследование, т.е. подозреваемый и обвиняемый, их защитники и законные представители, а также гражданский ответчик и его представитель. Однако в отличие от квалификации должностных лиц органов государства, в производстве которых находится уголовное дело, их квалификация преступления не носит определяющего значения для движения уголовного дела и не имеет обязательного характера; ее юридическое значение заключается лишь в том, что оно, будучи мнением законного участника уголовного процесса, должно быть рассмотрено и учтено — принято или отвергнуто в уголовно-процессуальных актах дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Важное значение имеет легальная квалификация преступлений, которая дается высшим судебным органом страны — Верховным Судом РФ в лице его Президиума, Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии в решениях по уголовным делам, рассмотренным в кассационном и надзорном порядке, с опубликованием своей позиции в официальном издании — Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации. Не будучи источником прецедентного права, которого в России нет, и не имея характера обязательного предписания нижестоящим судам, такие публикации имеют огромное значение для правильного и единообразного применения уголовного закона в наиболее сложных случаях.

Квалификация преступлений, которая предлагается в научной и учебной литературе специалистами в области уголовного права — как учеными-теоретиками, так и практиками, называется доктринальной. Юридического значения по конкретному уголовному делу она не имеет. Не имеют юридического значения и не порождают никаких правоотношений и письменные заключения крупных и крупнейших специалистов-правоведов, которые иногда представляются сторонами в суд в подтверждение своей позиции по поводу квалификации преступления в наиболее сложных случаях, когда, в частности, в связи с бланкетной диспозицией уголовно-правовой нормы, требуются знания в области не только уголовного права, но и, например, банковского, предпринимательского, международного права. Такие заключения — всего лишь результат конфиденциальной консультации одного юриста с другим; ссылаться на него в уголовном процессе бессмысленно; правовая экспертиза в уголовном судопроизводстве исключается полностью. Всю полноту ответственности за легальную квалификацию преступления, равно как и за решение иных вопросов по уголовному делу, единолично несет тот, в чьем производстве в данный момент находится уголовное дело; на других юристов он эту ответственность переложить не вправе.

Квалификация преступления по конкретному уголовному делу имеет принципиальное значение для решения всех существенных вопросов этого дела. От нее зависит выбор меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, форма расследования (дознание или предварительное следствие), подследственность и подсудность уголовного дела, вид и мера наказания, возможность применения акта амнистии и помилования, условного осуждения и условно-досрочного освобождения осужденного.

Ошибка в квалификации преступления влечет постановление ошибочного, неправосудного приговора, что по тяжести вредных последствий для правосознания граждан находится на втором месте после полного оправдания виновного и осуждения невиновного. Обнаруженная вышестоящим судом такая ошибка влечет изменение или отмену приговора и возвращение уголовного дела для нового рассмотрения в соответствующей судебной инстанции.

2. Процесс квалификации преступлений

Мыслительная логическая деятельность правоприменителя, квалифицирующего преступление, на пути к решению конечной задачи (цели) проходит несколько этапов, совокупность которых называется процессом квалификации.

Первый этап в этом процессе заключается в выделении из всего многообразия фактических обстоятельств, установленных по уголовному делу, тех, которые имеют уголовно-правовое значение, и их систематизации. Следственные, надзорно-прокурорские и судебные уголовно-процессуальные документы, т.е. материалы уголовного дела, содержат информацию, непосредственно отражающую не только признаки состава преступления, но и доказательства, при помощи которых установлены эти признаки, — обстоятельства, а также путь, который прошло следствие, прежде чем в конечном счете удалось достоверно установить данные обстоятельства, входящие в предмет доказывания по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК). Разобраться в многотомных следственных материалах, а если речь идет о квалификации преступления по судебному делу, то и в судебных, — дело необычайно трудоемкое и сложное, требующее глубоких знаний и навыков в области как уголовного, так и уголовно-процессуального права .

В некоторых изданиях просматривается идея, будто процесс квалификации преступлений начинается еще раньше и включает в себя уголовно-процессуальное доказывание, т.е. собирание, проверку и оценку доказательств (см.: Сборник материалов по спецкурсам и семинарам. М.: МГЮА, 2004. С. 6). С этим трудно согласиться. Уголовное право имеет дело с уже «готовыми» фактами, подлежащими оценке с позиции норм данной отрасли. Процесс доказывания — предмет уголовно-процессуального права.

Очевидно, что степень сложности правоприменительной оценочной деятельности на этом этапе зависит от того, кто ее осуществляет, в чьем производстве находилось уголовное дело, когда производились собирание и проверка доказательств (например, следователь или дознаватель перед тем, как вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого или составить обвинительное заключение), или же другое должностное лицо, для которого следственные материалы «внове». Тот, кто сам собирал доказательства и преуспел в том, что собрал достаточные обвинительные данные для промежуточного или итогового процессуального акта, требующего квалификации преступления, конечно, уже ориентируется в том, какие фактические обстоятельства имеют уголовно-правовое значение; он сам «высветил» эти обстоятельства в процессе доказывания.

В относительно выгодном положении находится и тот юрист, который получил уголовное дело с обвинительным заключением следователя (например, прокурор) или даже судебным приговором (например, судья-докладчик в суде кассационной инстанции), т.е. с итоговыми уголовно-процессуальными актами, в которых уже содержатся и систематизация юридически значимых фактов, и анализ доказательств, с помощью которых они установлены, и, что самое главное, квалификация преступления (преступлений), вменяемых в вину обвиняемому (обвиняемым). Такому юристу предстоит проверить уже готовую квалификацию преступления, оценить «чужую» оценку содеянного с позиции уголовного права.

В наиболее сложном положении находится тот, кто принял к производству уголовное дело до завершения следственного производства, когда обвинительное заключение еще не составлено, а также, конечно, тот, кто принял к производству уголовное дело со сложной «биографией», когда по поводу квалификации преступления существует не одно, а несколько, иногда значительное множество, суждений и мнений, порой взаимоисключающих. С подобной ситуацией нередко встречается Президиум Верховного Суда РФ — высшая судебная инстанция, которой принадлежит право окончательного решения по уголовному делу.

Второй этап процесса квалификации преступления заключается в определении всех возможных конструкций составов преступления, которые можно и нужно «примерить» к фактическим обстоятельствам дела, установленным на данный момент производства по нему. В результате этой деятельности круг правовых норм сужается, по крайней мере в пределах раздела, главы УК, отражающих родовой или видовой объекты преступлений, когда можно сказать: это — преступление против личности (собственности, порядка управления и т.д.).

Третий этап процесса квалификации преступления заключается в выявлении группы всех смежных составов, которые могут иметь отношение к данному случаю. Так, если в результате наезда автомашиной погиб сотрудник милиции, тот, в чьем производстве находится уголовное дело, может сосредоточиться на «примерке» фактических обстоятельств дела с позиции ч. 2 ст. 264 УК (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека), ст. 105 УК (убийство) и ст. 317 УК (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа). Соответственно этой альтернативе осуществляется и планирование по установлению недостающих признаков.

Четвертый, заключительный этап процесса квалификации преступления — выбор одного состава, который соответствует содеянному по всем объективным и субъективным признакам.

Наряду с таким пониманием процесса квалификации преступлений существует и другое, когда этапы такого процесса ассоциируются не с поступательным развитием мыслительно-логической деятельности правоприменителя, в производстве которого находится уголовное дело, а со стадиями уголовного судопроизводства, которые это дело проходит. Такое понимание тоже практически ценно; оно пополняет знания по данной теме за счет взглядов с позиции уголовно-процессуального права и теории уголовного процесса.

Уголовное судопроизводство, если говорить предельно кратко, представляет собой урегулированную уголовно-процессуальным законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел и состоит из относительно обособленных стадий, каждая из которых характеризуется собственными задачами, вытекающими из общего назначения уголовного судопроизводства, собственным кругом участников правоотношений, спецификой их содержания и спецификой уголовно-процессуальных актов (документов), в которых подводится итог уголовно-процессуальной деятельности в каждой стадии. Принято различать стадии: 1) возбуждения уголовного дела; 2) предварительного расследования; 3) назначения судебного заседания; 4) судебного разбирательства; 5) производства по уголовному делу в суде второй (апелляционной или кассационной) инстанции; 6) исполнения приговора; 7) надзорного производства по уголовному делу; 8) производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Квалификация преступлений не осуществляется только в стадии исполнения приговора.

Согласно ч. 2 ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В постановлении дознавателя, следователя о возбуждении уголовного дела эти признаки должны быть указаны со ссылкой на конкретную норму УК. Это первичная, предварительная квалификация преступления, по поводу которого начинается уголовный процесс. Она может подвергаться существенным изменениям на его последующих стадиях, но без такой первоначальной квалификации уголовное дело (например, просто о смерти человека, о пожаре, о гибели судна и т.д.) возбуждено быть не может. В каждом трагическом происшествии, в том числе и связанном с воздействием природных сил, а также в техногенных катастрофах должен усматриваться «человеческий фактор», т.е. деяние физического лица, а в этом деянии — пусть еще недостаточно отчетливо проступающие признаки преступления.

В дальнейшем — УПК.

Следственно-прокурорская практика показывает, что первоначальный этап квалификации преступлений специфичен в зависимости от характера происшествия, по поводу которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Если, например, обнаружение трупа со следами огнестрельных ранений, т.е. с очевидными признаками насильственной смерти, представляет собой почти стопроцентное основание для вывода о наличии события преступления, а также для его исходной квалификации в относительно узком диапазоне следственных версий, среди которых на первом месте — версия убийства, то пожар или гибель судна обладают гораздо меньшей определенностью в этом отношении и вынуждают следователя принимать решение не только о квалификации, но и о самом возбуждении уголовного дела на основании очень приблизительных суждений, исходя главным образом только из тяжести последствий.

В последующем при привлечении лица в качестве обвиняемого квалификация преступления, инкриминируемого данному лицу, приобретает более точный и устойчивый характер; уголовно-процессуальный закон (п. 5 ч. 2 ст. 171 УПК) требует, чтобы в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого были указаны пункт, часть, статья УК, предусматривающие ответственность за данное преступление. Но и эта квалификация не является окончательной в досудебном производстве по уголовному делу: если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь обязан вынести новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и вновь предъявить его (ст. 175 УПК). Сказанное прежде всего относится к случаям, когда изменились не только фактические обстоятельства совершенного преступления, но и квалификация содеянного.

В итоговом уголовно-процессуальном документе предварительного расследования (обвинительном заключении, обвинительном акте, постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующему основанию, например, вследствие истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, вследствие акта амнистии и др.) обязательно должна содержаться формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта, части и статьи УК, предусматривающих ответственность за данное преступление (п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК). Но и эта квалификация является далеко не окончательной. Квалификация инкриминируемого преступления может быть изменена стороной обвинения и в стадии назначения судебного заседания, т.е. по результатам предварительного слушания по уголовному делу (ч. 5 ст. 236 УПК), и в стадии судебного разбирательства (п. п. 1 — 3 ч. 8 ст. 246 УПК). Процесс квалификации инкриминируемого преступления находит свое логическое завершение в обвинительном приговоре (п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК): «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ст. 49 Конституции РФ).

Но и эта квалификация может подвергнуться сомнению со стороны суда второй (апелляционной или кассационной) инстанции, в которой пересматриваются приговоры, не вступившие в законную силу, или же судом надзорной инстанции, которая управомочена на пересмотр приговоров, уже вступивших в законную силу, и исправление ошибок, допущенных нижестоящими судами, даже если обвинительный приговор уже частично или полностью исполнен. Тогда в зависимости от конкретной ситуации, которые все предусмотрены УПК, вышестоящие судебные инстанции или сами изменяют квалификацию преступления, содержащуюся в приговоре, или же уголовное дело направляется на новое рассмотрение, в том числе и с перспективой новой квалификации преступления в новом приговоре суда. Таким образом, процесс квалификации преступления по стадиям уголовного судопроизводства сложен настолько, насколько сложна судьба, «биография» уголовного дела об этом преступлении.

Процесс квалификации преступления подытоживается тем или иным уголовно-процессуальным документом (постановлением дознавателя, следователя, обвинительным актом органа дознания или обвинительным заключением следователя, судебным приговором, определением или постановлением), в котором закрепляется обнаруженное правоприменителем соответствие признаков совершенного деяния строго определенной норме или нормам Особенной части УК, а при совершении преступления в соучастии или неоконченного преступления — и норме или нормам Общей части УК.

При квалификации преступления в следственных и судебных уголовно-процессуальных актах принято ссылаться только на нормы Особенной части УК. Исключение составляют лишь ст. 30 УК, посвященная стадиям преступления, и ст. 33 УК, посвященная видам соучастия. Однако сказанное не означает, что другие нормы Общей части в квалификации преступлений не участвуют, хотя бы потому что само понятие преступления сформулировано в Общей части УК (ст. 14 УК). В этой связи существует теоретическая конструкция, согласно которой «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2) квалификации преступления» . Развивая эту мысль, можно заметить, что еще раньше, до вопроса о том, является ли данное деяние преступлением, правоприменитель в некоторых, особых, случаях ставит перед собой вопрос, является ли оно вообще правонарушением и не относится ли просто к аморальным проступкам или вообще не порицаемо. В этом отношении уголовно-правовая квалификация является частным случаем общей юридической квалификации.

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С. 10.

При исследовании деяний небольшой тяжести неизбежно обращение к ч. 2 ст. 14 УК, согласно которой не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Окончательная квалификация деяния по соответствующей статье Особенной части УК имеет смысл лишь при условии, что оно подпадает под вышеуказанное правило Общей части УК, однако результаты такого сопоставления в уголовно-процессуальных актах не отражаются; сам факт последующей квалификации по соответствующей статье Особенной части УК означает, что этот результат отрицателен.

Наглядным примером применения норм Общей части УК при квалификации преступлений может служить также обязательная ссылка на ст. ст. 30 и 33 УК, когда необходимо отразить соответствующую стадию неоконченного преступления (приготовление к совершению преступления, покушение на совершение преступления), а также соответствующую роль соучастника.

Анализ норм Общей части УК приобретает решающее значение для ответа на вопрос, является ли исследуемое деяние, формально содержащее признаки определенного преступления, общественно опасным и не имеется ли обстоятельств, исключающих преступность деяния: необходимая оборона (ст. 37 УК), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК), крайняя необходимость (ст. 39 УК), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК), обоснованный риск (ст. 41 УК), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК) .

Детальный юридический анализ этих обстоятельств см. в работе: Курс уголовного права. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002. Т. 1: Учение о преступлении. С. 455 — 505.

В научной литературе высказано авторитетное мнение, что в принципе возможны ссылки и на некоторые другие статьи Общей части, например на ст. 25 УК «Преступление, совершенное умышленно» при квалификации преступлений, которые допускают различные формы виновности, чтобы указать, что в данном случае совершено умышленное преступление, а не неосторожное .

Кудрявцев Е.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 10.

Спорным представляется мнение о том, будто правоприменитель (орган дознания, следователь, прокурор, суд), принимая по итогам уголовного судопроизводства по конкретному делу решение об освобождении лица от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 31 УК (добровольный отказ от преступления), ч. 1 ст. 75 УК (деятельное раскаяние), ст. 76 УК (примирение с потерпевшим) и ст. 92 УК (применение к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера), должен ссылаться на перечисленные статьи УК. Содержание этих уголовно-правовых норм воспроизводится в уголовно-процессуальном законе в виде конкретных оснований прекращения уголовного преследования: добровольный отказ от преступления означает отсутствие состава преступления и влечет прекращение уголовного преследования по одноименному реабилитирующему основанию, прямо предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, с обоснованием факта добровольного отказа в описательной части постановления следователя о прекращении уголовного преследования; деятельное раскаяние прямо предусмотрено в качестве основания прекращения уголовного преследования отдельной ст. 28 УПК, в которой уже содержится ссылка на ст. 75 УК; примирение сторон также предусмотрено уголовно-процессуальным законом в виде основания прекращения уголовного преследования (ст. 25 УПК) со ссылкой на ст. 76 УК; то же можно сказать и о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера: прекращение уголовного дела со ссылкой на ст. 90 УК прямо предусмотрено ст. 431 УПК.

Другое дело, когда виновный освобождается на основании законоположений, сформулированных в виде примечаний к некоторым статьям Особенной части УК, например к ст. 275 УК, в силу примечания к которой лицо, совершившее государственную измену, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления. Аналогичными примечаниями снабжены также ст. ст. 282.1 и 282.2 УК об уголовной ответственности за организацию экстремистского сообщества и организацию деятельности экстремистской организации. Прекращая уголовное преследование виновного в указанных преступлениях на основании примечаний к названным статьям, орган дознания, следователь и суд не имеют возможности сослаться на какую-либо норму, кроме самого примечания; уголовно-процессуального аналога эти законоположения не имеют.

3. Философская основа квалификации преступлений

В основе квалификации преступлений лежат философские категории единичного конкретного и абстрактного, особенного и всеобщего, абсолютной и относительной истины.

Единичное, особенное и всеобщее как философские категории выражают объективные связи мира и ступени их познания. В повседневной практической деятельности человека любой объект, с которым он соприкасается, выступает перед ним как единичное. Затем обнаруживается, что ряд объектов имеет повторяющиеся признаки, что позволяет их объединить в определенные классы или группы, которые по отношению к каждому из единичных объектов выступают как особенное. Другие же объекты обнаруживают черты, присущие им всем без исключения, — это всеобщее.

В контексте нашей темы философской категории единичного отвечает понятие конкретного преступления: А. совершил вооруженное нападение на Б. в целях завладения принадлежащей ему автомашиной. Как и всякое, единичное преступление характеризуется бесчисленной совокупностью присущих ему признаков — черточек. В уголовном судопроизводстве для исследования преступления из всей этой совокупности выбираются только те, на которые прямо указывает закон. В статье 73 УПК говорится, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК, обладает признаками, указанными в этой статье. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Как явствует из вышеприведенного системного перечня, ряд обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу , причем независимо от его характеристик, так или иначе имеют отношение к квалификации преступления, образуя для нее фактическую основу.

Процессуалисты систему доказательств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, называют предметом доказывания, а обстоятельства, составляющие ее, — элементами предмета доказывания (см.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд. второе, испр. и доп. М.: Юрид. лит., 1972. С. 139, 149).

Так, событие преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК) с точки зрения уголовного права — это понятие, содержащее признаки, характеризующие объект и объективную сторону состава преступления, а виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК) — это понятия, отражающие признаки, характеризующие субъективную сторону состава преступления.

Именно эти фактические обстоятельства, установленные по конкретному уголовному делу (тождественное понятие — по делу о конкретном преступлении), принимаются за основу при определении, в каких других единичных явлениях они повторяются. Если расследованием установлено, что А. в вечернее время, заранее вооружившись ножом, напал на Б., угрожая своим оружием, завладел ключами от принадлежавшей потерпевшему автомашины и скрылся на ней с места преступления, а в другом случае установлено, что В., угрожая пистолетом, среди бела дня напал на Г. и под угрозой расстрела на месте отнял у потерпевшего особо крупную сумму денег, можно сказать, что в обоих случаях в рамках общего определения понятия преступления деяния А. и В. имеют повторяющиеся юридически значимые признаки: деяние, совершенное тем и другим, выражается в вооруженном, сопряженном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, нападении с целью хищения чужого имущества в особо крупном размере. В уголовном законе деяния, обладающие такими признаками, предусмотрены п. «б» ч. 4 ст. 162 УК и называются разбоем, совершенным при особо отягчающих обстоятельствах. Это понятие по отношению к обоим конкретным преступлениям с философской точки зрения относится как особенное к единичному, а логический процесс, отражающий выяснение соотношения обеих категорий и его результаты, — это и есть квалификация преступлений, совершенных в первом случае — А., а втором случае — В. При таком подходе философская категория всеобщего ассоциируется с понятием преступления как такового: им является виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания .

Академик В.Н. Кудрявцев, допуская возможность вышеизложенного соотношения единоличного, особенного и общего применительно к триаде: конкретное преступление — преступление, описанное в норме Особенной части УК, — общее понятие преступления, считает, однако, что проблему квалификации преступлений целесообразно рассматривать только в рамках взаимодействия единичного с общим, потому что категория «особенное», будучи промежуточным, не привносит принципиально ничего нового, так как «особенное», будучи промежуточным, в свою очередь, выступает в одной связи явлений как общее, а в другой — как единичное (Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С. 38). Так и есть, спорить с этим невозможно. Но философия почему-то эту «промежуточную» категорию признает. Абстракция нормы Особенной части УК, в которой в нашем примере описывается состав разбоя, будучи особенным по отношению к разбою, совершенному А. и В., является единичным по отношению к категории «преступление против собственности» (глава 21), а по отношению к последнему, если признавать его единичным, особенным будет «преступление в сфере экономики» (раздел VIII УК). И лишь преступление как таковое — всеобщей категорией ко всем вышеперечисленным. Думается, что такое последовательное изучение соотношения всех категорий не лишено смысла при освоении темы квалификации преступлений.

Философский аспект квалификации преступлений выражается также в требовании, чтобы оценка преступления с позиции норм уголовного права была истинной, а философская категория истины означает верное, правильное отражение действительности в мысли, критерием которого в конечном счете является практика .

См.: Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1980. С. 137.

Квалификация преступления отвечает задачам правосудия по уголовным делам, если она истинна, т.е. если представления и выводы правоприменителя адекватно отражают объективную реальность. Эти представления и выводы касаются: а) содержания нормы уголовного права, подлежащей применению в данном конкретном случае; б) характера связи между фактическими обстоятельствами и уголовно-правовой нормой. Если юрист составил правильное представление о содержании соответствующей уголовно-правовой нормы и о соотношении между этой нормой и деянием, инкриминируемым обвиняемому, можно утверждать, что в результате квалификации преступления установлена объективная истина, если же нет, то квалификация будет ложной.

За рамками нашей темы о квалификации преступлений находится вопрос об объективной истине при установлении фактических обстоятельств в преступлениях, иначе говоря, в доказывании по уголовному делу. Это один из самых сложных вопросов теории уголовного процесса . Однако ясно, что истинность уголовно-правовой квалификации находится в жесткой зависимости от истинности итоговых выводов по уголовному делу относительно фактических обстоятельств преступления. Если эти выводы ошибочны, квалификация преступления верной, истинной тоже быть не может. А если следствию так и не удалось установить, «как было дело», вопрос об уголовно-правовой квалификации вообще отпадает или же переносится в плоскость, где господствует вытекающее из презумпции невиновности правило о том, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Согласно данному правилу недостоверные фактические обстоятельства уголовного дела отбрасываются и уголовно-правовой оценке не подлежат, а в процесс квалификации включаются лишь те факты, существование которых не вызывает сомнения. Если согласно экспертному заключению тайно похищенная вещь стоит не менее 90 тысяч рублей и не более четверти миллиона рублей, деяние следует квалифицировать, очевидно, по ч. 1 или ч. 2 ст. 158 УК по признаку причинения гражданину значительного ущерба (п. «в»), а не по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК, так как кража, совершенная в крупном размере, признается лишь в том случае, если сумма похищенного имущества превышает 250 тысяч рублей (ч. 4 примечания к ст. 158 УК).

См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1972. С. 113 и след.

studfiles.net

Смотрите так же:

  • Где застраховать свой автомобиль осаго Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке Росбалт, Санкт-Петербург, 7 августа 2008 г.Росстрахнадзор подозревает ряд страховщиков в махинациях Федеральная служба страхового надзора (ФССН) обратила пристальное внимание […]
  • Приказ на развозку сотрудников Дмитрий 0 Камиль … 0 Евгений… 0 vubbel … 0 Категории блога Приказ о доставке работгников автотранспортом к месту работы Скачать Приказ о доставке работгников автотранспортом к месту работы Информация о файле:Дата: […]
  • Следственный комитет комсомольск на амуре Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Адрес: 681013, Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре, ул. Красногвардейская, 34 Телефон: тел/факс 8 (4217) 54-36-88 Руководитель: Кутиков Дмитрий Сергеевич Заместитель […]
  • Проводы на пенсию для мужчины 60 лет Мифы и правда о браке СОДЕРЖАНИЕ ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЕ СТИХИ, ПОЖЕЛАНИЯ, для проводов на пенсию Стихи, пожелания, тосты Веселые песни-переделки Проводы на пенсию Отдых долгожданный Виден […]
  • Строительство арбитражного суда в москве Строительство здания Арбитражного суда в Иркутске начнется в 2018 году Автор: Александр Макаров, 2901 3 53 Новое здание Арбитражного суда начнут строить в 2018 году в Иркутске на улице 4-ой Советской. На строительство уже выделены […]
  • Закон есть закон 1958 торрент Закон есть закон / La legge è legge (1958) Название: Закон есть законНазвание зарубежное: La legge è leggeСтрана: Италия, ФранцияРежиссер: Кристиан-ЖакВ ролях:Фернандель, Тото, Рене Женен, Анри Ариюс, Альбер Динан, Натали Нерваль, Жан […]

Обсуждение закрыто.