Оправдательные по ст 290 ук рф

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2009 г. N 31-О09-29 Приговор подлежит отмене, а уголовное дело — передаче на новое рассмотрение, поскольку судом не учтено, что следственными органами осужденный обвинялся в получении взяток не за активные действия, а наоборот, за незаконное бездействие, выразившееся в невыполнении возложенных на него проверок предпринимательской деятельности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2009 г. N 31-О09-29

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Кочина В.В

судей: Климова А.Н., Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационным жалобам осужденного Дудина В.Н., адвокатов Тимофеева А.А. и Горобца Л.М. на приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года, которым

Дудин В.Н. . осуждён:

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении С.) — на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 1 год,

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении Г.) — на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 1 год,

— по ч. 1 ст. 285 УК РФ (по эпизоду в отношении Ш.) — на 2 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах сроком на 2 года.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгих наказаний более строгим окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными функциями в правоохранительных органах, сроком на 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Он же по ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., изложившего об обстоятельствах дела, выступление адвоката Тимофеева А.А. поддержавшего жалобы и просившего об отмене обвинительного приговора, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей представление об отмене приговора, судебная коллегия установила:

Дудин В.Н. признан виновным в том, что с 08.07.1999 г. занимая должность начальника отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел . а с 07.12.2006 г. должность начальника оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . и являясь должностным лицом, злоупотребляя своими должностными полномочиями, действуя из корыстных побуждений, с целью незаконного получения денежных средств от индивидуальных предпринимателей С., Ш. и Г. требуя передачи ему денежных средств под угрозой совершения незаконных действий или бездействия, которые могут выразиться в совершении содействия им как предпринимателям при осуществлении предпринимательской деятельности, либо, наоборот, в создании таких условий, при которых они не смогут заниматься такой деятельностью, а также за общее покровительство их коммерческой деятельности, незаконно получил денежные средства: в период с октября 2003 года по апрель 2004 года от С. — . рублей, в период с ноября 2005 г. по январь 2006 г. от Г. — . рублей, в период с августа 2006 года по 25 февраля 2009 года от Ш. — . рублей и золотые изделия на общую сумму . рублей.

Преступления совершены им в период с октября 2003 года по февраль 2009 года в . при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Кроме того, следственными органами Дудин В.Н. обвинялся в присвоение вверенных ему денежных средств в период с декабря 2006 года по январь 2007 г., выразившемся в том, что он по доверенности от подчиненных ему сотрудников Н., И., С. получил из кассы МВД | за декабрь 2006 года и январь 2007 года по платежной ведомости N . на выдачу награды по приказу 2038 от 20 декабря 2006 года начисленную им денежную сумму в размере . рубль, а всего . рубля, которые Н., И. и С. не выдал, а присвоил себе и распорядился по своему усмотрению, причинив материальный ущерб Н. на сумму . рублей, И. на сумму . рублей, С. на . рублей;

в один из дней декабря 2006 г. он получил за Н. по платежной ведомости N . на выдачу премии за 4 квартал 2006 г. денежные средства на сумму . рубля, которые Н. не выдал, а присвоил себе;

в один из дней декабря 2006 г., получил за Н. по платежной ведомости N . за декабрь 2006 г. . рубля, но Н. в полном объеме не выдал, присвоив себе не менее . рублей, причинив Н. материальный ущерб на указанную сумму;

в один из дней января 2007 г. он получил за И. по платежной ведомости N . за январь 2007 г. денежные средства в сумме . рублей . копеек, однако последнему в полном объеме не выдал, присвоив себе не менее . рублей, причинив И. материальный ущерб на вышеуказанную сумму.

Также Дудин обвинялся в том, что он в феврале-марте 2007 г., с целью хищения чужого имущества, предложил подчиненным ему сотрудникам Н. и С. передать ему денежные средства в размере . рублей на памятный нагрудный знак и . рублей на памятный значок, посвященные 70-летию со дня образования БХСС-БЭП, достоверно зная, что стоимость памятного нагрудного знака — . рублей, а памятного значка — . рублей. Затем он передал Н. и С. только значок «70 лет БХСС-БЭП», стоимостью . рублей, а нагрудный знак «70 лет БХСС-БЭП» не передал, а оставшиеся денежные средства Дудин В.Н. присвоил, причинив потерпевшим Н. и С. ущерб на сумму не менее . рублей каждому.

Суд, всесторонне и полно исследовав материалы дела, пришел к выводу, что виновность Дудина в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 160 ч. 3 и 159 ч. 3 УК РФ, не нашла подтверждения и оправдал его за отсутствием в его действиях состава преступления.

В суде Дудин В.Н. виновным себя не признал.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Дудина как в части обвинительного, так и оправдательного приговора, с направление дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и действиям Дудина дана неправильная юридическая оценка. Суд необоснованно оправдал Дудина по ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, также неправильно переквалифицировал действия его с п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ по факту получения денежных средств у предпринимателей С., Г. и Ш. Вывод суда о том, что в служебные обязанности Дудина В.Н. не входила обязанность проверки коммерческой деятельности предпринимателей, сославшись на должностные инструкции Дудина В.Н., Закон «О милиции» от 18.04.1991 г., ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г., сделан судом ошибочно, без учета п. 35 ст. 11 Закона «О милиции», Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г., в соответствии с которыми он вправе был участвовать в совместных проверках с торговой или налоговой инспекцией на предмет уплаты налогов и соблюдения правил торговли, проводить проверочные закупки, наводить справки и опрашивать граждан. В представлении указано, что согласно п. 25 ст. 11 Закона «О милиции» проведение проверок входили в должностные обязанности Дудина В.Н., а порядок их производства регламентирован приказом МВД РФ от 16.03.2004 г. N 177 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения проверок организаций и физических лиц при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства РФ о налогах и сборах». Вывод суда об отсутствии в действиях Дудина признаков преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ противоречит фактическим обстоятельствам дела, поскольку Дудин, будучи начальником отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел . а с 07.12.2006 г. — начальником отделения оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . являясь должностным лицом, требовал от С., Г. и Ш. передачи денежных средств и получал от них деньги под угрозой проведения им и подчиненными ему сотрудниками отделения проверок деятельности, выявления нарушений требований закона, а также за общее покровительство их коммерческой деятельности при возникновении проблем с правоохранительными и налоговыми органами, а предприниматели С., Г. и Ш., согласившись с этими требованиями, вынуждены были передавать ему деньги. Суд правильно установив обстоятельства дела — вымогательство Дудиным взятки, которые следовало квалифицировать по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, дал этим действиям неправильную юридическую оценку, ошибочно квалифицировав их как злоупотребление должностными полномочиями.

В представлении также указано, что если Дудин не мог совершить в пользу С., Г. и Ш. конкретные процессуальные действия, которые обещал выполнить с умыслом на завладение денежными средствами путем обмана последних, суду следовало обсудить вопрос о возможности квалификации действий Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку совершение должностным лицом противоправных действий, не связанных с выполнением им своих служебных обязанностей, не образует состава должностного преступления, так как ст. 285 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не служебным положением, которое занимает должностное лицо.

Оправдывая Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 160 УК РФ, суд сослался на непредставление стороной обвинения доказательств, подтверждающих его вину в совершении этого преступления. Однако такой вывод суда противоречит исследованным материалам дела. Указано, что Дудин В.Н. присвоил полученные по доверенности Н., С. и И. в кассе ФЭО МВД . денежные средства, используя своё служебное положение, поэтому подлежал осуждению по ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Оправдывая Дудина В.Н. по ч. 3 ст. 159 УК РФ суд дал собранным по делу доказательствам неправильную оценку, с нарушением ч. 1 ст. 88 УПК РФ и выводы суда противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам. Утверждает, что свидетели А., В., Н., Б., С., К., Б.,В., не были очевидцами разговоров Дудина В.Н. с потерпевшими о сумме денег и не видели, как Дудин В.Н. получил от потерпевших по . рублей, вместо . рублей. У потерпевших С. и Н. никаких оснований для оговора Дудина В.Н. не было и отсутствие документов о получении Дудиным В.Н. денежных средств не свидетельствует о недостоверности показаний потерпевших. Эти действия Дудина В.Н. следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В кассационных жалобах:

осужденный Дудин В.Н. в основной и дополнительной жалобах просит обвинительный приговор отменить и производство по делу прекратить, ссылаясь на то, что никаких преступлений он не совершал, С. и Ш. он давал деньги по договорам займа и получал от них ежемесячно проценты в денежном выражении, деньги у них не вымогал. Показания С., В. и Ш. о том, что они не брали у него взаймы деньги, опровергаются имеющимися договорами о получении ими у него взаймы у него денежных средств. Утверждает, что он передал С. и Ш. деньги взаймы, но не как сотрудник милиции, а как простое физическое лицо, что подтверждают все его родственники. Индивидуального предпринимателя Т. он не знал и никогда с ним не встречался, никаких денег у него не брал, а показания Г. никакими доказательствами не подтверждены.

Адвокаты Тимофеев А.А. и адвокат Горобец Л.М. в своих кассационных жалобах и дополнениях, просят обвинительный приговор в отношении Дудина В.Н. отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом указывают, что приговор основан только на противоречивых показаниях С., Г. и Ш., которые не подтверждены другими доказательствами.

Утверждают, что вина Дудина в злоупотреблении служебным положением не нашла подтверждения, он давал С. и Ш. деньги по договорам займа, что подтверждается имеющимися договорами займа, подписанными С. и Ш. На основании этих договоров Дудин получал от них ежемесячные проценты. Эти же договоры опровергают показания С. и Ш. о неполучении ими взаймы денег от Дудина. Согласно ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все имеющиеся сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, должны толковаться в пользу обвиняемого. Но в деле нет каких-либо процессуальных документов, которые бы устранили эти сомнения. Утверждают, что вывод суда в доказанности вины Дудина В.Н. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ основан не на бесспорных и объективных доказательствах, а на предположениях, что недопустимо при постановлении обвинительного приговора.

Кроме того, в своих жалобах они указывают, что суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Дудина составов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 159 УК РФ и правильно оправдал его на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с чем просят оправдательный приговор в отношении Дудина оставить без изменения.

В возражениях на кассационное представление осужденный Дудин указывает, что доводы представления являются необоснованными и просит оставить его без удовлетворения, а оправдательный приговор — без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления, жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что оправдательный приговор в отношении Дудина следует оставить без изменения, а обвинительный приговор в отношении Дудина подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство, по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, Дудин В.Н. обвинялся в присвоении вверенных ему денежных средств, принадлежащих Н., И. и С. за декабрь 2006 года и январь 2007 года. Также обвинялся он в том, что в феврале-марте 2007 г., введя в заблуждение подчиненных ему сотрудников — оперуполномоченных ОРЧ (по линии БЭП) МВД . с дислокацией . Н. и С. получил от них деньги в размере . рублей на памятный нагрудный знак и . рублей на памятный значок, посвященные 70-летию со дня образования БХСС-БЭП, достоверно зная о реальной стоимости памятного нагрудного знака — . рублей, а памятного значка — . рублей. Затем в один из дней марта 2007 г. Дудин передал Н. и С. только значок «70 лет БХСС-БЭП», стоимостью . рублей, а нагрудный знак «70 лет БХСС-БЭП» не передал, а оставшиеся после покупки значков денежные средства, принадлежащие Н. и С. присвоил себе, причинив потерпевшим ущерб на сумму не менее . рублей каждому.

Суд исследовал все собранные по делу доказательства, в том числе показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников ОРЧ БЭП с дислокацией . В., Н., Б., С., К., Б., В. о том, что в декабре 2006 г. — январе 2007 г. все полученные Дудиным В.Н. по их доверенностям причитающиеся им выплаты они получали и не слышали, чтобы кому-либо из сотрудников, в частности, Н., С. и И. они выдавались не в полном объеме. На приобретение нагрудного знака и значка они сдавали Дудину В.Н. по . рублей и в основном знаки и значки все получили, а некоторые из них нагрудный знак получили через некоторое время после праздника.

Из показания свидетеля А. также видно, что на приобретение памятных значка и знака желающие сдавали деньги по . рублей, при этом показывали прайс-лист с указанием цены. Он получил значок, а нагрудный знак получил только после праздника.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что доводы Дудина В.Н. о передаче им Н., С. и И. всех полученных в декабре 2006 г. — январе 2007 г. по их доверенностям денежных выплат, собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами не опровергнуты.

Доводы потерпевших И. и С. о не получении ими каких-либо дополнительных выплат, в том числе ЕДВ, премий, в период, когда они выдавали Дудину В.Н. доверенности, опровергаются копией платежного поручения N . за февраль 2007 г. на выдачу ЕДВ по итогам 2006 г. по приказу от 31 января 2007 г. N 132, согласно которой указанная денежная выплата была получена ими лично (т. 2 л.д. 206).

Из показаний свидетеля Н. видно, что по случаю 70-летия БХСС-БЭП были заказаны значки стоимостью . рублей и нагрудные знаки «БХСС-БЭП 70 лет» стоимостью . рублей. Желающие их приобрести сдавали деньги в сумме . рублей. Он лично звонил в ОРЧ по районам и сообщал об их стоимости и Дудин В.Н. привез собранные сотрудниками деньги на значки и знаки, при этом какие-либо документы о приеме от него денег не оформлялись, лишь сотрудник К. вел черновые записи.

Свидетель К. подтвердил, что денежные средства на значки и нагрудные знаки от начальников ОРЧ районов получал он, при этом они сообщали фамилии сотрудников и общую сумму собранных средств. Учет этих сведений велся в черновых записях, но кем в какой сумме были сданы деньги, он сказать не может, так как эти записи были впоследствии уничтожены за ненадобностью.

Поскольку исследованными по делу доказательствами виновность Дудина в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 , ч. 3 ст. 159 УК РФ не нашла подтверждения, суд обоснованно сделал вывод о недоказанности вины Дудина в предъявленном обвинении и оправдал его за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку согласно ч. 4 ст. 14 и ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, а по данному делу возможность получения других доказательств, подтверждающих его виновность, исчерпана.

Таким образом, оснований к отмене оправдательного приговора не имеется.

Вместе с тем, обвинительный приговор в отношении Дудина подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд, по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона .

Согласно п. 4 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если изложенные в нем выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона .

По данному делу эти требования закона не выполнены.

Согласно предъявленному обвинению Дудин обвинялся органами предварительного расследования в получении взятки от предпринимателей С., Г., Ш. и действия его органами предварительного следствия квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 290 , п. «в» ч. 4 ст. 290, п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Переквалифицируя действия Дудина В.Н. на ч. 1 ст. 285 , ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285 УК РФ, суд признал виновным его в том, что он, являясь должностным лицом, использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства. При этом суд указал, что в служебные обязанности Дудина В.Н. не входило обязанность проверки коммерческой деятельности предпринимателей С., Г. и Ш., сославшись на должностные инструкции Дудина В.Н., а также на ст.ст. 10 п. 4 , 11 п. 5 , 16 Закона «О милиции» от 18.04.1991 г., ст. 7 п. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г.

Принимая такое решение, суд руководствовался нормами, действовавших на дату вынесения приговора, но не учел при этом требований ст.ст. 11 , 25 Закона «О милиции» в редакции закона на момент получения Дудиным денежных средств, в соответствии с которыми на него возлагалась обязанность проводить проверки предпринимателей с целью выявления административных правонарушений и преступлений, а по итогам этих проверок составлять рапорты о выявленных нарушениях, либо протоколы о совершенных административных правонарушениях и направлять их в ведомства, уполномоченные налагать административные штрафы.

Не учтено судом также то, что в соответствии с п. 35 ст. 11 Закона «О милиции» Дудин вправе был участвовать в совместных проверках с торговой или налоговой инспекцией на предмет уплаты налогов и соблюдения правил торговли, а в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельностью» от 12.08.1995 г. проводить проверочные закупки, наводить справки и опрашивать граждан, то есть, все эти проверки входили в должностные обязанности Дудина В.Н., а порядок их производства регламентирован приказом МВД РФ от 16.03.2004 г. N 177 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения проверок организаций и физических лиц при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства РФ о налогах и сборах».

Кроме того, придя к выводу об отсутствии в действиях Дудина В.Н. признаков преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, суд сослался на то, что в период получения им от С., Г. и Ш. денежных средств, Дудин никаких действий по проверке их предпринимательской деятельности либо ее содействию не совершал, никаких материалов в отношении этих предпринимателей на его разрешении не находилось.

Этот вывод сделан судом без учета того, что следственными органами Дудин В.Н. обвинялся в получении взяток не за активные действия, а наоборот, за незаконное бездействие, то есть, за не проведение возложенных на него проверок предпринимательской деятельности.

Судом не учтено то, что по смыслу закона, субъектом преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом, либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе.

Вымогательство означает требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам граждан, либо создание для гражданина таких условий, когда он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых, законных интересов.

По данному делу судом установлено и отражено в приговоре, что Дудин В.Н., будучи начальником отделения по борьбе с экономическими преступлениями отдела внутренних дел, затем начальником отделения оперативно-розыскной части (по линии БЭП) МВД . то есть, являясь должностным лицом, требовал от С., Г. и Ш. передачи денежных средств и получал от них денежные средства под угрозой проведения им и подчиненными ему сотрудниками отделения проверок деятельности этих предпринимателей на предмет выявления нарушений требований закона и наступления вредных последствий для их интересов, а также за общее покровительство коммерческой деятельности С., Г. и Ш. при возникновении проблем с правоохранительными и налоговыми органами, а предприниматели С., Г. и Ш. передавали ему денежные средства не желая возникновения нежелательных для их предпринимательской деятельности проблем, а также за общее покровительство должностным лицом Дудиным их коммерческой деятельности.

Из изложенного следует, что признав Дудина должностным лицом и установив получение им денежных средств от предпринимателей С., Г. и Ш. за общее покровительство их предпринимательской деятельности, суд не признал в действиях Дудина получением взятки, а признал его виновным в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства, без оценки указанных выше обстоятельств.

При таких обстоятельствах обвинительный приговор нельзя признать законным и обоснованным, поэтому он подлежит отмене.

С учётом изложенного, руководствуясь ст.ст. 377 , 378 , 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

обвинительный приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года в отношении Дудина В.Н. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения Дудину В.Н. в виде содержания под стражей оставить без изменения.

Оправдательный приговор Верховного суда Чувашской Республики от 21 сентября 2009 года в отношении Дудина В.Н. оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

www.garant.ru

Мосгорсуд утвердил оправдательный приговор следователю СКР по делу о рекордной взятке в $15 млн

Мосгорсуд сегодня оставил в силе оправдательный приговор бывшему следователю по особо важным делам СКР Андрею Гривцову, которому следствие вменяло попытку получения через адвоката взятки в $15 млн, передает РИА «Новости».

Тем самым суд отклонил протест прокуратуры на приговор суда первой инстанции. Напомним, что 30 июня Хамовнический районный суд Москвы оправдал Гривцова, которому инкриминировалось совершение преступления по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 290 УК РФ (покушение на получение взятки в крупном размере организованной группой).

Уголовное дело в отношении Гривцова было возбуждено, после того как в январе 2010 года в правоохранительные органы обратились глава концерна «Росэнергомаш» Владимир Палихата и адвокат Михаил Вытнов. Они заявили, что следователь шантажирует Палихату якобы имеющимися доказательствами причастности к рейдерству и через адвоката Руслана Паркина вымогает $15 млн. Пособником, по данным следствия, выступил начальник отдела по противодействию экстремизму ГУВД Москвы полковник Сергей Хацернов.

15 января 2010 года Гривцов был задержан на рабочем месте. Через некоторое время был задержан и Хацернов. Паркин ударился в бега и был объявлен в розыск. Палихата, как лицо, добровольно сообщившее о совершенном преступлении, был освобожден от уголовной ответственности (прим. к ст. 291 УК).

В суд дело Гривцова передавалось три раза. В первый раз 19 октября 2012 года присяжные Мосгорсуда оправдали экс-следователя, однако в январе 2013 года по представлению гособвинения Верховный суд отменил приговор. Судьи ВС согласились с прокуратурой, что адвокатам удалось запутать присяжных (подробнее>>).

Во второй раз, когда дело, подобное гривцовскому, уже рассматривалось единолично, оно отправилось судье Хамовнического районного суда Марине Сыровой. Но у нее оно находилось недолго – по инициативе Генпрокуратуры в начале сентября Мосгорсуд передал дело другому судье. Основанием стало то, что Сырова «выносила приговор по делу, непосредственно связанному» с процессом Гривцова (подробнее>>). Это было дело бизнесмена Николая Нестеренко, которому в августе 2010 года Сырова дала пять с половиной лет условно за попытки рейдерских захватов зданий оборонных НИИ в Москве и Санкт-Петербурге. Расследуя это дело, Гривцов, по версии следствия, и заинтересовался Палихатой.

Третьим судьей первой инстанции по делу Гривцова стала Марина Фильченко. Она оправдала следователя, однако приговорила к трем годам колонии общего режима его предполагаемого пособника Сергея Хацернова.

Прокуратура требовала для Андрея Гривцова девять лет колонии строгого режима. После вынесения оправдательного вердикта гособвинитель обжаловал его в Мосгорсуде, однако суд снова встал на сторону следователя.

pravo.ru

Апелляция подтвердила оправдательный приговор

Напомним, 5 июля Октябрьский районный суд Белгорода полностью оправдал отстраненного от должности начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Белгородской области Сергея Бутяйкина, которому были предъявлены обвинения по ст. 289 УК РФ «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», а также по ч. 6 ст. 290 УК РФ «Получение взятки».

Рассмотрев дело, суд первой инстанции пришел к выводу, что государственным обвинением не представлено ни одного объективного доказательства, достоверно подтверждающего вину Сергея Бутяйкина в совершении инкриминируемых ему преступлений, и приговорил оправдать его. Комментируя тогда решение суда, защитник полицейского Ерлан Назаров рассказал «АГ», что изначально следственные органы никак не могли определиться, какое именно преступление совершил его подзащитный: одни и те же действия квалифицировались то по одной статье Уголовного кодекса РФ, то по другой, то по третьей.

Как и ожидала защита, сторона обвинения не согласилась с таким решением суда и обжаловала приговор. Представления были поданы двумя прокурорами, участвовавшими в судебном разбирательстве, – представителями Орловской и Белгородской региональных надзорных ведомств.

Как сообщил адвокат Ерлан Назаров, доводы государственных обвинителей свелись к нарушению судом, по их мнению, норм процессуального права, а также к собственной интерпретации и переоценке исследованных доказательств. Прокуроры настаивали на отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. Защита, в свою очередь, представила в суд объемные аргументированные возражения.

Адвокат рассказал, что суд апелляционной инстанции скрупулезно и всесторонне выяснял позиции сторон, обоснованность аргументации доводов обвинения и защиты. Немало вопросов, порой неудобных, было адресовано и автору апелляционного представления, и оправданному. «В частности, представитель гособвинения пояснил суду, что он не входил в оценку процессуальных решений, которые принимались в отношении Сергея Бутяйкина на стадии предварительного расследования, когда одни и те же инкриминируемые ему действия квалифицировались по разным статьям уголовного закона – как мошенничество, как превышение должностных полномочий, как взятка и т.д., но поддерживал то обвинение, которое было утверждено полномочным надзирающим прокурором», – сообщил Ерлан Назаров, который по этому поводу выразил в суде сожаление, что его процессуальный оппонент не вспомнил о таком своем праве, как отказ от обвинения, не нашедшего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

В своем выступлении адвокат детально остановился на доводах апелляционных представлений, полагая их надуманными и несостоятельными, противоречащими обстоятельствам, установленным в суде первой инстанции.

По результатам апелляционного рассмотрения уголовного дела судебная коллегия Белгородского областного суда оставила приговор без изменений, а представления прокуроров – без удовлетворения.

По сообщению Ерлана Назарова, сторона защиты намерена теперь добиваться реабилитации и восстановления нарушенных прав Сергея Бутяйкина.

www.advgazeta.ru

Приговор суда по ч. 5 ст. 290 УК РФ | Судебная практика

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

27 ноября 2013 года г. Москва
Головинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Арнаута Д.Ю.,
при секретаре Корчагине Р.И.,
с участием государственного обвинителя – старшего помощника прокурора САО г.Москвы Алаевой О.А.,
подсудимого Никифорова ФИО26,
защитника – адвокат,
представившего удостоверение и ордер № 002352/А от 19.09.13 г.,
рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Никифорова ФИО26, , обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 5 ст. 290 и ч. 2 ст. 290 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:
Никифоров А.Г. совершил получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере, а именно:
он (Никифоров А.Г.), в период с 22.08.2012 по 01.02.2013 являлся начальником административно-хозяйственного отдела Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Государственный медицинский центр мобилизационных резервов «Резерв» Федерального медико-биологического агентства» (далее по тексту — ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России), будучи назначенным на указанную должность приказом директора названного учреждения № 200-лс от 22.08.2012 и работая на основании трудового договора № 26/12 от 22.08.2012, а затем в соответствии с дополнительным соглашением № 2 от 31.01.2013 к договору, а с 01.02.2013 являясь начальником производственного отдела, то есть должностным лицом, обладая в соответствии с должностной инструкцией начальника административно-хозяйственного отдела, утвержденной 01.03.2011, а также должностной инструкцией начальника производственного отдела, утвержденной 01.02.2013 директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, доверенностью № 6 от 21.09.2012, выданной директором названного учреждения полномочиями по совершению от имени и в интересах ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России распорядительных действий, в том числе по заключению, расторжению с контрагентами на возмездной основе договоров складского хранения, а также полномочиями по принятию самостоятельных решений по определению стоимости услуг хранения в помещениях, находящихся в оперативном управлении указанного учреждения по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, действуя вопреки интересам службы, получил взятку в виде денег в крупном размере за совершение действий в пользу взяткодателя. Так, в точно неустановленное следствием время и дату, не ранее 01.12.2012 и не позднее 21.12.2012 генеральный директор ООО «Метизсервис» Чернов И.И. в точно неустановленное следствием время, обратился к Никифорову А.Г. с целью заключить договор складского хранения с ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, после чего в тот же день у Никифорова А.Г. возник умысел на получение от Чернова И.И. взятки ежемесячно лично в виде денег за совершение в пользу Чернова И.И., действий, входящих в его (Никифорова) служебные полномочия, а именно за заключение с ООО «Метизсервис» договора складского хранения и предоставление Чернову И.И. услуг по складскому хранению в последующем. После чего, он (Никифоров) не позднее указанной даты, находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, используя свое служебное положение вопреки интересам службы, из личной корыстной заинтересованности, в нарушение установленного в ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России порядка заключения договоров складского хранения, изложенного в типовой форме договора складского хранения, утвержденной приказом директора № 189 от 07.08.2012, а в последующем в нарушении пункта 2.4., 3.2. должностной инструкции начальника производственного отдела, утвержденной 01.02.2013, пункта 3.15 Положения о производственном отделе, утвержденного директором названного учреждения 01.02.2013, сообщил Чернову И.И., что ему будут предоставлены услуги складского хранения, при условии ежемесячной передачи ему (Никифорову) лично денег в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей. Затем, Никифоров А.Г., во исполнение своего преступного умысла, направленного на систематическое получение от Чернова И.И. взятки в виде денег, 21.12.2012, в точно неустановленное следствием время, находясь в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, получил от Чернова И.И. лично взятку в виде денег в сумме 22 400 (Двадцати двух тысяч четырехсот) рублей за заключение с ООО «Метизсервис» договора складского хранения № 01/12/12/Ц и за предоставление ООО «Метизсервис» услуг по этому договору в декабре 2012 года.
В последующем, он (Никифоров) А.Г.), продолжая реализовывать свой преступный умысел, ежемесячно получал от Чернова И.И. лично деньги в виде взятки за совершение действий в пользу Чернова И.И. — предоставление ООО «Метизсервис» услуг складского хранения, а именно: в точно неустановленное следствием время и дату января 2013 года, находясь в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б получил от Чернова И.И. денежные средства в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей за предоставление складского помещения в январе 2013 года; в точно неустановленные следствие время и дату, в феврале 2013 года, находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б получил лично от Чернова И.И. денежные средства в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей за услуги складского хранения в феврале 2013 года; в точно неустановленные следствие время и дату, в марте 2013 года, находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б получил лично от Чернова И.И. денежные средства в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей за оказание услуг складского хранения в марте 2013 года; в точно неустановленные следствие время и дату, в апреле 2013 года, находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б получил лично от Чернова И.И. денежные средства в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей за услуги складского хранения в апреле 2013 года.
Таким образом, он (Никифоров) всего за период с 21.12.2012 по апрель 2013 года получил лично от Чернова И.И. взятку в виде денег общей суммой 222 400 (Двести двадцать две тысячи четыреста) рублей, то есть в крупном размере.
Он же совершил получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в значительном размере, а именно:
он (Никифоров А.Г.), являясь начальником производственного отдела Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Государственный медицинский центр мобилизационных резервов «Резерв» Федерального медико-биологического агентства» (далее по тексту — ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России), то есть должностным лицом, будучи назначенным на указанную должность приказом названного учреждения № 200-лс от 22.08.2012 и работая на основании трудового договора № 26/12 от 22.08.2012, дополнительного соглашения № 2 от 31.01.2013, обладая в соответствии с должностной инструкцией, утвержденной 01.02.2013 директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, а также доверенностью № 6 от 21.09.2012, выданной директором названного учреждения полномочиями по совершению от имени и в интересах ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России распорядительных действий, в том числе по заключению, расторжению с контрагентами на возмездной основе договоров складского хранения, а также полномочиями по принятию самостоятельных решений по определению стоимости услуг хранения в помещениях, находящихся в оперативном управлении указанного учреждения по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, действуя вопреки интересам службы получил взятку в виде денег в значительном размере. Так, в точно неустановленное время, 23.04.2013 Осипов А.С., являясь индивидуальным предпринимателем находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, обратился к Никифорову А.Г. с целью заключить договор складского хранения с ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, после чего у Никифорова А.Г. возник умысел на получение от Осипова А.С. взятки лично в виде денег в значительном размере за совершение в пользу Осипова А.С. действий, входящих в его (Никифорова) служебные полномочия, а именно за предоставление Осипову А.С. в последующем услуг складского хранения. С этой целью Никифоров А.Г., в ходе встреч, проходивших в точно неустановленное следствием время, в дневное время суток 23.04.2013 и 25.04.2013 в его (Никифорова) служебном кабинете, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, используя служебное положение вопреки интересам службы, из личной корыстной заинтересованности, в нарушение установленного в ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России порядка заключения договоров складского хранения, изложенного в пунктах 2.4., 3.2. должностной инструкции, утвержденной директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России 01.02.2013, пункта 3.15 Положения о производственном отделе, утвержденного директором названного учреждения 01.02.2013, а также вопреки утвержденной приказом № 189 от 07.08.2012 типовой формы договора складского хранения, сообщил Осипову А.С., что только в случае передачи ему (Никифорову) лично денег в размере 56 000 (пятидесяти шести тысяч) рублей Осипову А.С. будут оказаны услуги по складскому хранению.
Во исполнение своего преступного умысла, Никифоров А.Г. 06.05.2013 в период времени с 13 часов 00 минут по 13 часов 55 минут, точное время следствием не установлено, находясь в своем служебном кабинете, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, получил от Осипова А.С. лично взятку в виде денег в сумме 56 000 (пятидесяти шести тысяч) рублей, то есть в значительном размере, за совершение действий в пользу Осипова А.С., то есть за предоставление складского помещения ИП Осипов А.С., при этом договор складского хранения не заключил, приходно-кассовый ордер не выдал, полученные от Осипова А.С. денежные средства в кассу ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России не внес, однако передал Осипову А.С. ключи от предоставленных складских помещений,
Никифоров А.Г. вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал, пояснив, что в конце апреля 2013 года к нему обратился Осипов А.С., являющийся индивидуальным предпринимателем, который пояснил, что ему необходимо помещение для хранения напольного покрытия, в связи с чем, и ему было предложено посмотреть имеющиеся помещения для складского хранения. Осипов А.С. осмотрел помещение площадью около 100 кв. метров, его оно полностью устроило по техническим характеристикам и он попросил данное помещение никому не передавать, но ему было разъяснено, что когда он привезет полный комплект документов для заключения договора, то с ним будет заключен договор, а пока нет документов, и организация не вступит с ним в договорные отношения, то эти помещения будут показываться всем остальным желающим. После этого была замерена площадь помещения и, исходя из нее, установлена и рассчитана стоимость 56 000 рублей в месяц. Указанные данные были сообщены инженеру Сибикину К.Г., чтобы тот указал их в договоре. 06 мая 2013 года, Осипов А.С. приехал на склад и сообщил, что готов заключить договор и оплатить денежные средства в сумме 56 000 тысяч рублей, как он до этого и просил наличными, в счет оплаты по договору, и попросил оформить договор после праздников, сославшись на момент завоза товара в складское помещение и начала рабочих дней. Он (Никифоров А.Г.) предложил оформить договор немедленно, но Осипов А.С. снова отказался и отсрочил подписание договора. Тогда в связи с тем, что денежная сумма была передана по договору, он (Никифоров А.Г.) вместе с Осиповым А.С. и Сибикиным К.Г. прошли на склад для передачи помещения поклажедателю, где Осипову А.С. передали ключи от дверей и предупредили охрану о новом поклажедателе. Вернулись в кабинет, Осипов А.С. передал деньги в сумме 56 000 рублей после чего вышли из помещения к машине Осипова А.С. за выпиской, где он (Никифоров А.Г.) был задержан сотрудниками полиции, которые фактически сорвали заключение сделки. Впоследствии по поведению Осипова А.С. стало понятно, что его цель было не заключение договора, а фиксация передачи наличных денежных средств, поэтому он осознанно уклонялся от подписания договора в момент передачи денежных средств. Все обстоятельства совершения сделки, подтверждают отсутствие умысла и намерения на обращение указанной суммы в личную собственность, так как денежные средства, полученные от Осипова А.С., является оплатой по договору и совершены в соответствии с должностной инструкцией, положением о производственном отделе, а так же действующим законодательством, регулирующим правоотношения, возникшие между сторонами по сделке.
По поводу заключения договора с Черновым И.И. подсудимый пояснил, что в декабре 2012 года возникла необходимость по вывозу мусора с территории производственного отдела и откачивания канализации, потому что в рамках заключенных договоров, на количество вывозимого мусора и объема откачивания канализации, не удовлетворяло реальных потребностей, возникших в тот период времени. В связи с этим, у него (Никифорова А.Г.) возник умысел, на получение наличных денежных средств по одному из договоров складского хранения, без оформления соответствующих бухгалтерских документов, с целью дальнейшего их расходования на оплату дополнительных услуг без документального оформления их расходования. В конце декабря 2012 года ко нему (Никифорову А.Г.) по поводу заключения сделки складского хранения обратился Чернов Игорь Иванович, с которым было достугнуто соглашение по всем существенным условиям договора, а именно: по площади предоставил ему помещение в размере 250 кв. метров и по цене в сумме 12 рублей за кв.м. Данная сумма определялась исходя из среднерыночной по г. Москве за оказание аналогичных услуг, которая составляла от 06 до 18 рублей за 1 кв.м. После этого он (Никифоров А.Г.) предложил оговоренную стоимость оплаты по договору вносить наличными и безналичными платежами, аргументируя такой способ оплаты как удобный для учреждения. На подобный способ оплаты по договору поклажедатель согласился. В связи с этим в бланке договора была указана цена в размере 6 рублей 67 копеек за квадратный метр, а остальную часть оплаты по договору в сумме, исходя из стоимости 5 рублей 33 копейки, передавалась лично ему (Никифорову А.Г.). Указанная плата, не отраженная в договоре, расходовалась на оплату дополнительных услуг по вывозу мусора и откачки канализации.

  • Виновность подсудимого Никифорова А.Г. по всем преступлениям подтверждается:

— аналогичными по смыслу и содержанию показаниями свидетелей: Галкина Н.А. — директора ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России; Пряникова А.Е. и Детенышева С.В. – заместителей директора ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России; Бегалимова Р.А., из показаний которых следует, что в распоряжении учреждения на праве оперативного управления имеется складское помещение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б. До произошедших событий должность начальника производственного отдела занимал Никифоров А.Г., которому была выдана доверенность № 6, согласно которой он имел право от имени и в интересах ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России заключать, расторгать по типовой форме договоры складского хранения по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б. В ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России утвержден типовой договор складского хранения, который предусматривает безналичные расчеты между сторонами договора. Наличная форма оплаты по заключенному договору возможна, но за весь период была только один раз, поскольку у клиента была проблема с расчетным счетом;
— показаниями свидетеля Нарсия Л.С., из показаний которой следует, что в период с февраля 2011 года по апрель 2013 года, она работала главным бухгалтером ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России. Директор учреждения поручил заключение договоров складского хранения начальнику производственного отдела Никифорову А.Г., который приносил заключенный договор складского хранения в бухгалтерию, а она в свою очередь выставляла счет по договору. Полученные ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России деньги от оказания услуг по складскому хранению распределялись для уплаты налогов и технического обслуживания зданий, находящихся в оперативном управлении, однако и этих денег не хватало. Все договоры в ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России заключаются с безналичной формой оплаты. Был один случай, когда у контрагента возникли проблемы с расчетным счетом, тогда, в порядке исключения, кассир ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России приняла денежные средства в кассу, выдав приходно-кассовый ордер;
— учредительными документами и копией устава ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, утвержденного приказом руководителя Федерального медико-биологического агентства от 30.05.2011 № 272у, согласно п.п. 3.3 которого учреждение вправе осуществлять приносящую доход деятельность по договорам с юридическими и физическими лицами, в том числе деятельность по организации складского хранения и оказания складских услуг (том 1, л.д. 119-141);
— копией трудового договора № 26/12 от 22.08.2012, согласно которого Никифоров А.Г. принят на должность начальника административно-хозяйственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России (том 1, л.д. 148-153);
— копией приказа директора ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России о приеме работника на работу № 200-лс от 22.08.2012, согласно которого с 22.08.2012 Никифоров А.Г. принят на должность начальника административно-хозяйственного отдела ( том 1, л.д. 154);
— копией должностной инструкции начальника административно-хозяйственного отдела, утвержденной 01.03.2011 и.о. директора ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, согласно п. 1 которой начальник административно-хозяйственного отдела относится к категории руководителей, в соответствии с п. 3 раздела III праве подписывать и визировать документы (том 1, л.д. 155-161);
— копией выписки из приказа о переводе работников на другую работу № 14-лс от 01.02.2013, из которой следует, что с 01.02.2013 Никифоров А.Г. назначен начальником производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России (том 1, л.д. 162);
— копией штатного расписания на период с 01.02.2013 по 31.12.2013, утвержденное приказом № 267 от 28.11.2012, согласно которому производственный отдел является структурным подразделением ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, которым руководит начальник отдела, а в подчинении начальника отдела находятся 12 штатных единиц (том 1, л.д. 163-164);
— копией должностной инструкции начальника производственного отдела, утвержденной 01.02.2013 директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, согласно п. 1.1. которой начальник производственного отдела относится к категории руководителей, его задачей является организация выполнения работ, перечисленных в п. 3.2. и п. 3.3. Устава, согласно п. 2.4. в обязанность начальника производственного отдела входит руководство работами по приему, рациональному размещению, хранению и отпуску товарно-материальных ценностей на складе, документационное обеспечение как внутри подразделения, так и в связке с другими подразделениями, ведение договорной работы с правом подписи в рамках внебюджетной деятельности, включая контроль взаиморасчетов по складской деятельности, соблюдение правил оформления и сдачи приходно-расходных документов, в соответствии с п. 2.6. составление установленной отчетности. Кроме того п. 3.2 должностной инструкцией предусмотрено то, что начальник производственного отдела вправе принимать наличные денежные средства в рамках заключенных договоров с последующей передачей полученных средств в кассу бухгалтерии учреждения, а также в соответствии с п. 3.4. принимать самостоятельные решения по определению стоимости услуги хранения для поклажедателей (том 1, л.д. 167-171);
— копией положения о производственном отделе, утвержденного 01.02.2013 директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, из пункта 3.15 которого следует, что в функции производственного отдела входит заключение с новыми контрагентами (поклажедателями) договорных отношений по утвержденному типовому договору складского хранения (том 1, л.д. 172-176);
— копией свидетельства о государственной регистрации права 77-АО 060023, из которого следует, что в оперативном управлении Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Государственный медицинский центр мобилизационных резервов «Резерв» Федерального медико-биологического агентства» находится нежилое помещение- склад, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б (том 1, л.д. 177);
— копией доверенности № 6 от 21.09.2012, согласно которой директор Федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Государственный медицинский центр мобилизационных резервов «Резерв» Федерального медико-биологического агентства» уполномочил Никифорова Алексея Геннадиевича совершать от имени и в интересах названного учреждения распорядительные действия: заключать, расторгать по типовой форме договоры аренды, складского хранения, о предоставлении услуг, в том числе подписывать все приложения и акты к указанным договорам по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, вести необходимые переговоры, с правом подписи (том 1, л.д. 178);
— копией приказа об утверждении формы типового договора складского хранения № 189 от 07.08.2012 и формы договора № 00/00/00/0 складского хранения. Согласно данным документам директором ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России административно-хозяйственному отделу поручено руководствоваться утвержденной формой договора складского хранения при его заключении. Так типовая форма договора складского хранения предусматривает дату его подписания и подписи сторон, ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России именуется в данном договоре Хранителем, пунктом 2.2 договора предусмотрена оплата вознаграждения за хранение товара путем оплаты счетов Хранителя платежным поручением до 5 числа каждого месяца, а также безналичная форма расчетов регламентирована и пунктом 5.10 рассматриваемой формы типового договора, а именно в том, что в случае просрочки перечисления на расчетный счет Хранителя вознаграждения Поклажедатель выплачивает Хранителю пени (том 1, л.д. 209, 210-233);
Виновность подсудимого Никифорова А.Г. в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, подтверждается:
— оглашенными и подтвержденными в судебном заседании показаниями свидетеля Чернова И.И., согласно которым он является генеральным директором ООО «Метизсервис». Проезжая в декабре 2012 года мимо складских помещений, расположенных по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, он увидел объявление о предоставлении складских помещений, после чего обратился к начальнику производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифорову А.Г. с намерением заключить договор складского хранения. 21.12.2012 между ООО «Метизсервис» и ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, в лице Никифорова А.Г. был заключен договор складского хранения № 01/12/12/Ц. При подписании договора Никифоров А.Г. сообщил, что плата по договору за 1 кв.м. составит 6 рублей 67 копеек, однако платежи будут осуществляться комбинированным способом: 51 692 рублей будет перечисляться на расчетный счет учреждения, а денежные средства 50 000 рублей необходимо передавать Никифорову А.Г. наличными. При этом Никифоров А.Г. пояснил, что если такая форма расчетов его (Чернова) не устраивает, то он (Никифоров) не будет заключать договор складского хранения и найдет других желающих. Поскольку он (Чернов И.И.) нуждался в складском помещении, то был вынужден согласиться на условия Никифорова А.Г. С 25.12.2012 ООО «Метизсервис» на основании выставленных счетов перечисляло на расчетный счет ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России денежные средства в счет оплаты стоимости по вышеуказанному договору. Помимо этого, он (Чернов И.И.) ежемесячно передавал лично Никифорову А.Г. денежные средства, а именно: 21.12.2012 в служебном кабинете Никифорова А.Г., по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б передал последнему 22 400 рублей. И так, ежемесячно в период с января по апрель 2013 года Чернов И.И., находясь в кабинете Никифорова А.Г. по вышеуказанному адресу передавал лично Никифорову А.Г. наличные денежные средства в размере 50 000 рублей за предоставление услуг по складскому хранению. 10.06.2013 г. ему (Чернову) позвонил Никифоров А.Г. и сообщил, что он должен ему (Никифорову) 100 000 рублей за предоставление услуг по складскому хранению в мае и июне 2013 года, и что указанную сумму необходимо перевести на банковскую карту № 4276380091819461, данные которой указал в текстовом сообщении (том 3, л.д. 112-115, 116-118, 119-123);
— протоколом очной ставки между свидетелем Черновым И.И. и подозреваемым Никифоровым А.Г., из содержания которой следует, что согласно условиям договора плата за 1 кв.м. составляла 6 рублей 67 копеек, однако платежи осуществлялись комбинированным способом: 51 692 рублей будет перечисляться на расчетный счет учреждения, а денежные средства 50 000 рублей необходимо передавать Никифорову А.Г. наличными. При этом Никифоров А.Г. пояснил, что если такая форма расчетов его (Чернова) не устраивает, то он (Никифоров) не будет заключать договор складского хранения и найдет других желающих. Поскольку он (Чернов И.И.) нуждался в складском помещении, то был вынужден согласиться на условия Никифорова А.Г. С 25.12.2012 ООО «Метизсервис» на основании выставленных счетов перечисляло на расчетный счет ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России денежные средства в счет оплаты стоимости по вышеуказанному договору. Помимо этого, он (Чернов И.И.) ежемесячно передавал лично Никифорову А.Г. денежные средства, а именно: 21.12.2012 в служебном кабинете Никифорова А.Г., по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б передал последнему 22 400 рублей. И так, ежемесячно в период с января по апрель 2013 года он (Чернов И.И.), находясь в кабинете Никифорова А.Г. по вышеуказанному адресу передавал лично Никифорову А.Г. наличные денежные средства в размере 50 000 рублей за предоставление услуг по складскому хранению (том 4, л.д. 68-73);
— протоколом обыска от 06.06.2013 в помещении, расположенном по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 2, стр. 2, занимаемом ООО «Метизсервис», в ходе данного следственного действия в указанном помещении в том числе изъята копия договора складского хранения № 01/12/12/Ц от 21.12.2012, заключенного между ООО «Метизсервис» и ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, в лице Никифорова А.Г., а также платежные поручения ( том 3, л.д. 66-69);
— договором складского хранения № 01/12/12/Ц от 21.12.2012 г., заключенного между генеральным директором ООО «Метизсервис» Черновым И.И., именуемым по договору «Поклажедателем» и ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, в лице начальника административно-хозяйственного отдела Никифорова А.Г., именуемом по договору «Хранителем». Так, согласно условиям договора ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России предоставляет ООО «Метизсервис» помещение общей площадью 250 кв.м. по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б. Согласно п. 2.1. договора предусмотрено вознаграждение Хранителю в размере 6 рублей 67 копеек в сутки за хранение товара на 1 кв.м. В соответствии с п. 2.2. договора оплата производиться 100% авансовым платежом за месяц вперед, путем оплаты счетов Хранителя платежным поручением до 5 числа каждого месяца. При этом условиями договора (п. 4.2.2) предусмотрено право Хранителя отказаться от исполнения договора и потребовать от Поклажедателя забрать товар при просрочке уплаты вознаграждения более чем на половину периода. Пунктом 8.1. регламентирован срок действия договора – 21.12.2013. Согласно платежным поручениям №№ 1708, 7, 8, 50, 480,574, 781, 816, 846 на основании выставленных ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России счетов в период с декабря по май ООО «Метизсервис» перечисляли денежные средства в счет оплаты по договору № 01/12/12/Ц от 21.12.2012 (том 3, л.д. 86-101);
— заявлением Чернова И.И., зарегистрированное в книге учета сообщений УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве 17.06.2013 за № 8556 о том, что начальник производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифоров А.Г. получал от него (Чернова И.И.) ежемесячно денежные средства в сумме 50 000 рублей за предоставление складского помещения (том 3, л.д. 111);
— протоколом выемки от 19.06.2013 у свидетеля Чернова И.И. мобильного телефона, содержащего текстовое сообщение от Никифорова А.Г. содержащее данные банковской карты, принадлежащей Никифорову А.Г. (том 3, л.д. 126-129);
— протоколом осмотра предметов – мобильного телефона «Нокия», изъятого у свидетеля Чернова И.И. в ходе выемки, согласно которого 10.06.2013 в 11 часов 53 минуты с абонентского номера Никифорова А.Г. зафиксировано входящее текстовое сообщение, содержащее данные банковской карты, принадлежащей Никифорову А.Г. (том 3, л.д. 130-134);
— протоколом осмотра предметов и документов, согласно которого были осмотрены предметы и документы, изъятые 06.05.2013 в ходе осмотра места происшествия – служебного кабинета Никифорова А.Г., по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, а также договор складского хранения № 01/12/12Ц и платежные поручения, изъятые 06.06.2013 в помещении по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 2, стр. 2, занимаемом ООО «Метизсервис». На ноутбуке и флеш-накопителе в ходе осмотра обнаружены электронные файлы с черновыми записями, свидетельствующими о том, что Никифоров А.Г. получал от генерального директора ООО «Метизсервис» Чернова И.И. денежные средства, помимо тех, которые Черновым И.И. перечислялись на расчетный счет ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России в счет оплаты по договору № 01/12/12/Ц от 21.12.2012 (том 3, л.д. 177-258).

  • Виновность Никифорова А.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ подтверждается:

— оглашенными и подтвержденными в судебном заседании показаниями свидетеля Осипова А.С., согласно которым он является индивидуальным предпринимателем и в апреле 2013 года, проезжая мимо складского комплекса, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, он увидел объявление о сдаче складских помещений в связи с чем, 23.04.2013 с целью выяснения наличия свободных складских помещений и условий оказания услуг по складскому хранению, он (Осипов А.С.) обратился к ранее не знакомому ему начальнику производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифорову А.Г. по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б. Никифоров А.Г. сообщил, что по указанному адресу имеются свободные складские помещения по подходящей для него (Осипова А.С.) площади, и предоставил помещения к осмотру. В ходе обсуждения условий договора оказания услуг по складскому хранению Никифоров А.Г. сообщил, что стоимость одного квадратного метра помещения будет составлять 18 рублей в сутки. В ходе переговоров Никифоров А.Г. сообщил, что оплата за складское помещение будет производиться комбинированным способом, а именно: 50 000 рублей будет перечисляться на расчетный счет ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, а оставшаяся часть должна будет передаваться лично Никифорову А.Г. наличными денежными средствами. Данное предложение его (Осипова А.С.) смутило, поэтому 25.04.2013, когда он приехал по вышеуказанному адресу с целью повторного осмотра складского помещения и уточнения условия оплаты, решил произвести аудиозапись на принадлежащий ему диктофон. В ходе данного разговора Никифоров А.Г. уточнил общую площадь помещения, сказав, что она будет составлять 104,2 квадратных метра, и в месяц составит 56 200 рублей, при этом снизил цену до 56 000 рублей. Никифоров А.Г. предложил ему (Осипову А.С.) не ставить в договоре складского хранения дату его заключения, платить Никифорову А.Г. указанную сумму наличными, а в случае какой-либо проверки вышестоящей организацией, дату возможно проставить. В связи с тем, что предложение Никифорову А.Г. об осуществлении оплаты за складское хранение в наличной форме, без отражения суммы в договоре показались ему (Осипову) незаконными, он обратился в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве с заявлением. После подачи заявления в полицию, он (Осипов А.С.) был приглашен в ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, дал по изложенным в заявлении обстоятельствам объяснения, а также согласился принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях. Для вышеназванных целей, он (Осипов А.С.) добровольно предоставил свои денежные средства в сумме 56 000 рублей, которые 06.05.2013 в присутствии представителей общественности были ксерокопированы, осмотрены, после чего выданы ему (Осипову), о чем составлен соответствующий акт. Также ему (Осипову А.С.) в присутствии представителей общественности в указанную дату было выдано техническое средство с целью фиксации переговоров с Никифоровым А.Г., о чем также составлен акт. После выполнения технических процедур по осмотру и ксерокопированию денежных средств, выдачи техники, 06.05.2013 после 12 часов 30 минут он (Осипов А.С.) прибыл в служебный кабинет Никифорова А.Г. по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, где в ходе беседы передал Никифорову А.Г. денежные средства в размере 56 000 рублей, которые Никифоров А.Г. убрал в правый карман джинсов. При этом между ними договор заключен не был. Впоследствии к Никифорову А.Г. подошли сотрудники ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве и в ходе осмотра места происшествия Никифоров А.Г. после предложения добровольно выдать денежные средства, достал из правого кармана джинсов денежные средства в сумме 71 000 рублей, 56 000 рублей из которых полностью совпали с номерами и сериями купюр, которые были выданы им (Осиповым А.С.) для проведения оперативно-розыскных мероприятий, сам Никифоров А.Г. прокомментировать факт получении денежных средств отказался. Изъятие денежных средств, а также документов и предметов в кабинете Никифорова А.Г. фиксировалось в протоколах, по окончанию осмотра в которых он (Осипов А.С.) расписался. Впоследствии он (Осипов А.С.) в присутствии представителей общественности выдал сотрудников ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве техническое средство, с помощью которого фиксировался разговор с Никифоровым А.Г. (том 3, л.д. 1-6, 7-10);
— протоколом очной ставки между свидетелем Осиповым А.С. и подозреваемым Никифоровым А.Г., согласно которой свидетель подтвердил, что Никифоров А.Г. требовал от него оплаты 56 000 рублей наличными ежемесячно за предоставление услуг складского хранения по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, без надлежащего оформления соответствующего договора (том 4, л.д. 61-67);
— оглашенными и подтвержденными в судебном заседании показаниями свидетелей Захаревича В.М. и Кочергина Д.А., аналогичными по смыслу и содержанию, согласно которым они 06.05.2013 г. были приглашены сотрудником отдела экономической безопасности и противодействий коррупции УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве принять участие в качестве представителя общественности при проведении оперативно-розыскных мероприятий. В здание УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, им были разъяснены права и обязанности, проведен инструктаж, а Осипов А.С. добровольно предоставил денежные средства в размере 56 000 рублей, с которых сотрудником ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве сделаны светокопии, которые были заверены участвующими лицами. Затем указанные денежные средства выданы Осипову А.С. о чем сотрудником полиции составлен соответствующий акт. Затем сотрудником полиции Осипову А.С. было выдано техническое средство – цифровой диктофон, о чем также составлен соответствующий акт. Затем все вместе проследовали на территорию складских помещений ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, где через некоторое время увидели Осипова А.С., а также ранее не знакомых мужчин, к которым подошли совместно с сотрудниками полиции. Один из мужчин представился в ходе беседы с сотрудниками полиции Никифоровым ФИО26, начальником производственного отдела, а также показал свое удостоверение. Впоследствии уже в служебном кабинете Никифорову А.С., который ознакомился с постановлением о проведении оперативно-розыскного мероприятия, было предложено выдать полученные от Осипова А.С. денежные средства. Никифоров А.Г. отрицал получение от Осипова А.С. каких-либо денежных средств, однако позднее извлек из кармана одетых на нем джинсов денежные средства в сумме 71 000 рублей, 56 000 рублей из которых в ходе осмотра полностью совпали с номерами и сериями купюр, выданных ранее Осипову А.С., указанные обстоятельства, а также изъятие из служебного кабинета предметов и документов были зафиксированы сотрудниками полиции в соответствующих протоколах, в которых представители общественности поставили свою подпись, а Никифоров А.Г. отказался от подписи в составленных документах. Также они (Захаревич В.М. и Кочергин Д.А.) принимали участие в документировании возврата Осиповым А.С. технических средств (том 3, л.д. 35-40, 41-46);
— показаниями свидетеля Зайцева А.А., являющегося оперуполномоченным ОРЧ-2 ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, согласно которым 03.05.2013 в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве с заявлением обратился индивидуальный предприниматель Осипов А.С. в отношении начальника АХО ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифорова А.Г.. Данное заявление было зарегистрировано в КУСП УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве и проведение проверки по данному заявлению на основании было поручено ему (Зайцеву). Из поступившего заявления и полученного от Осипова А.С. объяснения следовало, что он является индивидуальным предпринимателем и осуществляет свою деятельность по реализации товаров народного потребления. К своему объяснению Осипов А.С. приложил оптический носитель информации, на котором содержалась запись его разговора с Никифоровым А.Г. При прослушивании предоставленного оптического диска информация, которая была написана в заявлении и объяснении Осипова А.С. полностью подтвердилась. Расшифровка оптического диска производилась в присутствии представителей общественности, о чем был составлен соответствующий акт с подписями всех участвующих лиц. Для проверки доводов заявителя Осипова А.С. о возможной противоправной деятельности должностного лица — Никифорова А.Г. при заключении договоров складского хранения помещений на территории ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России им (Зайцевым) было вынесено постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия – «оперативный эксперимент» от 06.05.2013 г. Осипов А.С. дал свое согласие на участие в оперативно-розыскных мероприятий, а также предоставил свои денежные средства в сумме в размере 56 000 рублей. В присутствии Осипова А.С., а также приглашенных представителей общественности были осмотрены, ксерокопированы денежные средства, серии и номера купюр переписаны. После чего в присутствии представителей общественности Осипову А.С. выданы денежные средства, цифровой диктофон для проведения оперативного эксперимента. После этого примерно в 12 часов 30 минут Осипов А.С. покинул помещение ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве и направился на территорию складского комплекса ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Нарвская, д. 1Б. Примерно в 13 часов 00 минут Осипов А.С. позвонил и сказал, что приехал на территорию складского комплекса. После чего сотрудники полиции и представители общественности выехали на территорию складского комплекса ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, где остановились в непосредственной близости от входа в первый подъезд складского здания, находившийся с правой стороны здания. Через некоторое время около подъезда остановилось трое мужчин, среди которых был Осипов А.С. Через какое-то время Осипов А.С. отошел от данных мужчин и подошел к автомобилю марки «Тойота», из которой достал какие-то бумаги, после чего направился к стоявшим у подъезда мужчинам. После этого оперативные сотрудники подошли к данным мужчинам, представились и предъявили служебные удостоверения, разъяснили причину задержания. После этого один из стоящих мужчин представился как начальник производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифоров А.Г., которому было предложено проследовать в его служебный кабинет. В служебном кабинете Никифоров А.Г. предъявил свое служебное удостоверение, согласно которого он является начальником отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России. В дальнейшем Никифорову А.Г. для ознакомления было предъявлено постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия – «оперативный эксперимент», с которым тот ознакомился. После ознакомления Никифорова А.Г. с предъявленным ему постановлением, ему было предложено добровольно выдать полученные от Осипова А.С. денежные средства, а так же прокомментировать происходящее, а именно суть состоявшегося между ним и Осиповым А.С. разговора, а так же причину, по которой им от Осипова А.С. были получены денежные средства. В ответ на данное требование Никифоров А.Г. заявил, что никаких денежных средств он от Осипова А.С. не получал, а комментировать происходящее отказывается. Далее Никифоров А.Г. извлек из правого кармана джинсовых брюк денежные средства в общей сумме 71 000 рублей, при этом заявив, что данные денежные средства принадлежат ему. Все происходящие действия фиксировались на видеокамеру. После того как Никифоров А.Г. выдал находящиеся при нем денежные средства, была осуществлена сверка номеров и серий выданных Никифоровым А.Г. денежных купюр с номерами и сериями купюр которые ранее были осмотрены, ксерокопированы и выданы Осипову А.С. для проведения оперативно-розыскного мероприятия. В ходе проведенной сверки было установлено, что выданные Никифоровым А.Г. денежные купюры на общую сумму 56 000 рублей по номерам и сериям полностью совпали с номерами и сериями купюр, которые были ранее выданы Осипову А.С.. Прокомментировать данный факт Никифоров А.Г. отказался. В дальнейшем все действия по проведению оперативного эксперимента и обнаружении у Никифорова А.Г. денежных средств были запротоколированы в составленных протоколах. После этого Осиповым А.С. было выдано ранее полученное аудио записывающее устройство. В дальнейшем была произведена расшифровка аудиозаписи разговора Осипова А.С. и Никифорова А.Г., а также произведено копирование видеозаписи произведённой при проведении ОРМ «оперативный эксперимент» на оптический диск. По данным фактам были составлены соответствующие акты;
— оглашенными с согласия сторон показаниями свидетеля Сибикина К.Г., работающего в должности ведущего инженера по организации, эксплуатации, ремонту и обслуживанию зданий и сооружений ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, согласно которым он находится в непосредственном подчинении начальника производственного отдела Никифорова А.Г., все организации, которые занимают площади в помещении по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б осуществляют оплату согласно договора складского хранения в безналичной форме путем перечисления денежных средств согласно выставленным бухгалтерией счетам на счет ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России. Им (Сибикиным К.Г.) 25 апреля 2013 года был заполнен без даты заключения типовой договор с Осиповым А.С., который Никифоров А.Г. распечатал и забрал через день после своего задержания сотрудниками полиции (том 3, л.д. 141-144);
— рапортом об обнаружении признаков преступления, из которого следует, что Никифоров А.Г., являясь начальником производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России 06.05.2013, находясь по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б получил от индивидуального предпринимателя Осипова А.С. наличные денежные средства в сумме 56 000 рублей, при этом договор складского хранения не заключил, приходно-кассовый ордер не выдал (том 1, л.д. 20-21);
— постановлением о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности от 20.05.2013 согласно которого постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия – оперативный эксперимент, план проведения оперативного эксперимента, иные материалы, полученные в результате проведения оперативного эксперимента, предоставлены в СУ по САО ГСУ СК России по г. Москве (том 1, л.д. 23-24);
— постановлением о проведении оперативного эксперимента от 06.05.2013, из содержания которого следует, что на основании поступившего заявления от Осипова А.С., с согласия начальника УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, и, в целях проверки поступающей информации в отношении должного лица ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России с привлечением заявителя, сотрудников ОРЧ-2 ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, будет проводиться оперативно-розыскное мероприятие – оперативный эксперимент с применением технических средств фиксации (том 1, л.д. 29-30);
— планом проведения оперативно-розыскного мероприятия – «оперативный эксперимент», из которого следует, что для проведения оперативного эксперимента, в целях проверки полученного сообщения заявитель Осипов А.С. в рамках оперативного мероприятия будет применять технические средства фиксации (том 1, л.д. 31-32);
— распоряжением № 56 от 06.05.2013, согласно которого сотрудникам 2-го отделения ОРЧ-2 ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве поручено проведение оперативно-розыскного мероприятия в отношении Никифорова А.Г. с возможностью проведения обследования помещений, расположенных по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, а также осмотра, изучения и изъятия предметов, документов, имеющих значение к устанавливаемой противоправной деятельности (том 1, л.д. 33-34);
— заявлением Осипова А.С., зарегистрированное в книге учета сообщений УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве 03.05.2013 за № 6070 о том, что начальник производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифоров А.Г. потребовал от заявителя оплаты 56 000 рублей наличными ежемесячно за предоставление услуг складского хранения по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, без надлежащего оформления соответствующего договора (том 1, л.д. 39);
— актом осмотра и ксерокопирования денежных средств, из которого следует, что 06.05.2013 в присутствии представителей общественности Осипову А. С. выданы денежные средства для проведения оперативного эксперимента. В ходе осмотра с денежных средств сняты светокопии (том 1, л.д. 54-57);
— актом выдачи аудио-записывающей аппаратуры, из которого следует, что 06.05.2013 Осипову А.С. в присутствии представителей общественности выдан опечатанный цифровой диктофон для использования в ходе оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» в отношении Никифорова А.Г. (том 1, л.д. 58-59);
— актом возврата аудио-записывающей аппаратуры, из которого следует, что 06.05.2013 в присутствии представителей общественности Осипов А.С. выдал сотрудникам, проводившим оперативно-розыскные мероприятия в отношении Никифорова А.Г. цифровой диктофон, упаковка которого не нарушена (том 1, л.д. 60-61);
— протоколом осмотра места происшествия, согласно которого 06.05.2013 по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б произведен осмотр служебного кабинета без указания номера, занимаемого начальником производственного отдела ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России Никифоровым А.Г., при этом последний выдал, находящиеся при нем денежные средства, номера и серии которых полностью совпадают с номерами денежных купюр, выданных Осипову А.С. для участия в оперативном эксперименте. Изъяты также принадлежащие Никифорову А.Г. ноутбук и флеш-накопитель (том 1, л.д. 69-80);
— протоколом оперативного эксперимента от 06.05.2013, в котором зафиксирован ход и проведение данного оперативно-розыскного мероприятия (том 1, л.д. 81-82);
— актом о проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» от 06.05.2013, в котором зафиксирован ход и проведение данного оперативно-розыскного мероприятия (том 1, л.д. 83-87);
— протоколом осмотра аудиозаписи разговора, состоявшегося 25.04.2013 по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б между Осиповым А.С. и Никифоровым А.Г., в ходе которого Никифоров А.Г. сообщил Осипову А.С. о необходимости передачи наличных денежных средств в размере 56 000 рублей в отсутствии заключенного между ИП Осипов А.С. договора складского хранения (том 3, л.д. 17-21, том 1, л.д.45-48);
— протоколом осмотра аудиозаписи разговора, состоявшегося 06.05.2013 по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б между Осиповым А.С. и Никифоровым А.Г., в ходе которого Никифоров А.Г. получил от Осипова А.Г. наличные денежные средства в отсутствии подписанного между ними договора складского хранения (том 3, л.д. 11-16, том, л.д.62-66);
— протоколом осмотра видеозаписи, проводимой сотрудниками ОЭБ и ПК УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве 06.05.2013 в ходе осмотра места происшествия по адресу: г. Москва, ул. Нарвская, д. 1Б, осмотром которой установлено, что Никифоров А.Г. извлек из кармана своих джинсов денежные средства в сумме 56 000 рублей, которые полностью совпали с номерами и сериями купюр, выданных Осипову А.С. для проведения оперативно-розыскного мероприятия – оперативный эксперимент (том 3, л.д. 22-29);
— протоколом осмотра денежных средств, изъятых 06.05.2013 у Никифорова А.Г. в ходе осмотра места происшествия, серии и номера которых полностью совпали с сериями и номерами купюр, выданных Осипову А.С. для проведения оперативно-розыскного мероприятия – оперативный эксперимент (том 3, л.д. 30-34);
— постановлением о признании и приобщении к уголовному делу в качестве вещественных доказательств: денежные средства в сумме 56 000 рублей, аудиозапись разговора между Никифоровым А.Г. и Осиповым А.С., состоявшегося 25.04.2013, содержащаяся на компакт-диске с номером CDR80CWLHT11872517; аудиозапись разговора между Никифоровым А.Г. и Осиповым А.С., состоявшегося 06.05.2013, содержащаяся на компакт-диске с номером CDR80CWLT11708402, ключи (том 3, л.д. 259-261).
Действия подсудимого Никифорова А.Г. суд квалифицирует по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере, а также по ч. 2 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в значительном размере. Так он, являясь начальником производственного отдела, то есть должностным лицом, получил взятку от Чернова И.И. в виде денег за совершение в пользу Чернова И.И., действий, входящих в его (Никифорова) служебные полномочия, а именно за заключение с ООО «Метизсервис» договора складского хранения и предоставление Чернову И.И. услуг по складскому хранению в последующем. Также он (Никифоров) получил от Осипова А.С. взятку лично в виде денег в значительном размере за совершение в пользу Осипова А.С. действий, входящих в его (Никифорова) служебные полномочия, а именно за предоставление Осипову А.С. в последующем услуг складского хранения. Сумма полученной от Чернова взятки превышает 150 000 рублей, а поэтому составляет крупный размер, полученная от Осипова А.С. взятка в размере 56 000 рублей составляет значительный размер.
Виновность Никифорова А.Г. в совершении инкриминируемых ему преступлениях подтверждается последовательными и непротиворечивыми показаниями свидетелей Чернова И.И. и Осипова А.С. об обстоятельствах передачи ими денежных средств Никифорову А.Г. Так Чернов И.И., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании показал, что по договоренности с Никифоровым А.Г. часть денежных средств, за возможность заключения договора складского хранения, должна передаваться каждый месяц последнему наличными деньгами. При этом данный свидетель пояснил, что сумму, передаваемую Никифорову А.Г. он отдавал из личных средств, хотя его организация имела финансовую возможность оплачивать договор только по безналичному расчету, который был удобен для взаиморасчетов. Свидетель Осипов А.С. также показал, что в ходе разговора с Никифоровым А.Г. последний ставил ему условия об обязательной передачи ему денежных средств за возможность заключения договора складского хранения. Показания данных свидетелей полностью подтверждаются материалами дела, в том числе: результатами оперативных мероприятий, направленных на документирование преступной деятельности Никифорова А.Г., показаниями свидетеля сотрудника полиции Зайцева А.А., участвовавшего в данных мероприятиях, показаниями представителей общественности Захаревича В.М. и Кочергина Д.А., являющихся незаинтересованными в исходе дела лицами, в присутствии которых данные мероприятия проводились, а также показаниями свидетелей Галкина Н.А., Пряникова А.Е., Детенышева С.В., Бегалимова Р.А. и Нарсия Л.С., из показаний которых следует, что все расчеты ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России с контрагентами осуществляются путем безналичных расчетов, но в исключительных случаях, при невозможности своевременной оплаты, Никифоров А.Г., не нарушая финансовой дисциплины, мог принять от клиентов деньги при этом в обязательном порядке сдав в течении суток бухгалтерию организации, выдав при этом клиенту приходно-кассовый ордер на принятую сумму. Оценивая в совокупности показания данных свидетелей, не доверять которым у суда нет никаких оснований, и иные исследованные доказательства, суд приходит к выводу, вина подсудимого Никифорова А.Г. в совершении указанных преступлений полностью доказана. Совокупностью данных доказательств опровергается версия стороны защиты об отсутствии в действиях Никифорова А.Г. составов преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 5 ст. 290 УК РФ. Из этой версии защиты следует, что действия Никифорова А.Г. по договору с Черновым И.И. укладываются в рамки обычного гражданско-правового договора, по которому стороны пришли к соглашению о различных формах оплаты по договору и наличные суммы денег, передаваемые Черновым И.И., это именно суммы за ежемесячное пользование складским помещением, которые Никифоров А.Г. расходовал исключительно на нужды ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России по вывозу мусора и сливу сточных вод, а с Осиповым А.С. договор не был оформлен только из-за действий самого Осипова А.С., настаивавшего на более позднем оформлении договора. С такой версией защиты суд не может согласиться, поскольку исходя из условий договора, заключенного между ООО «Метизсервис» в лице Чернова И.И. и ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, ежемесячная сумма оплаты склада за метраж предоставляемого склада была четко определена и перечислялась путем безналичного расчета на счет юридического лица. Сумма, ежемесячно передаваемая Черновым И.И., никак оговорена не была, несмотря на то, что в соответствии с требованиями ГК РФ все дополнения и изменения к договору должны быть оформлены в той же форме, что и действующий договор, то есть в данном случае в письменной форме. Таким образом, доводы стороны защиты в этой части суд считает надуманными. Об умысле на получение от Осипова А.С. взятки свидетельствуют последовательные действия Никифорова А.Г., который получив от него деньги, договор не оформил, деньги хранил при себе совместно с личными денежными средствами, никакой расписки в получении денег Осипову А.С. не дал, приходно-кассовый ордер не выдал. Поэтому вся аргументация защитника и подсудимого о срыве правоохранительными органами сделки по заключению договора складского хранения и провокации со стороны Осипова А.С. и сотрудников ОЭБ и ПК УВД по САО г. Москвы несостоятельна. Кроме этого, в любом случае, без оформления договора Никифоров А.Г. не имел никакого права принимать от Осипова А.С. денежные средства. Показания допрошенных свидетелей Догмарова А.А. и Дроздова А.К. и представленные стороной защиты документы, о том, что полученные Никифоровым А.Г. от Чернова И.И. денежные средства полностью тратились только на оплату вывоза мусора и иные хозяйственный нужды, не имеют доказательственного значения для данного дела, поскольку обстоятельств совершений преступлений свидетели не знают, а о том, откуда Никифоров А.Г. брал для этого деньги они могут высказать только предположения и догадки. Кроме того, версия Никифорова А.Г. об оплате им хозяйственных нужд опровергается руководителями ФГБУЗ ГМЦМР «Резерв» ФМБА России, из показаний которых следует, что организация проводит указанные расходы по содержанию и обслуживанию недвижимого имущества только по безналичному расчету, после выставления организации соответствующих счетов.
При назначении Никифорову А.Г. наказания суд учитывает, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, и считает, что исправление Никифорова А.Г. возможно только в условиях связанных, с его изоляцией от общества. Достаточных оснований для применения к Никифорову А.Г. положений ст. 73 УК РФ суд не усматривает, и считает, что наказание не связанное с лишением свободы, несоразмерно содеянному.
Вместе с тем при определении срока наказания суд учитывает состояние здоровья Никифорова А.Г., условия жизни его семьи и иные данные о его личности, то обстоятельство, что у него на иждивении находиться малолетняя дочь, имеются положительные характеристики с места работы и грамоты. Все перечисленные обстоятельства суд признает смягчающими наказание Никифорова А.Г., а в совокупности и исключительными, и считает возможным применить к Никифорову А.Г. положения ст. 64 УК РФ, назначив ему наказание в виде лишения свободы и штрафа ниже низшего предела санкции ч. 5 ст. 290 УК РФ и штрафа предусмотренного ч. 2 ст.290 УК РФ
С учетом фактических обстоятельств совершенных Никифоровым А.Г. преступлений суд не считает возможным изменить категорию данных преступлений на менее тяжкую. До вступления приговора в законную силу суд, считает необходимым меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Никифорову А.Г. изменить на заключение под стражу, поскольку есть основания полагать, что Никифоров А.Г. может скрыться от суда.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.307 — 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:
Признать Никифорова ФИО26 виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 5 ст. 290 и ч.2 ст. 290 УК РФ, и назначить ему наказание:
— по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, в виде лишения свободы, с применением ст. 64 УК РФ, сроком на 4 года, с лишением права занимать должности государственной гражданской службы на 3 года, со штрафом в доход государства, с применением ст. 64 УК РФ, в размере пятикратной суммы взятки, что составляет 1 112 000 рублей;
— по ч. 2 ст. 290 УК РФ, в виде двух лет лишения свободы, со штрафом в доход государства, с применением ст. 64 УК РФ, в размере десятикратной суммы взятки, что составляет 560 000 рублей.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Никифорову Алексею Геннадиевичу окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года шесть месяцев, с лишением права занимать должности государственной гражданской службы на 3 года, со штрафом в 1 200 000 рублей в доход государства, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Меру пресечения Никифорову ФИО26 изменить на заключение под стражу, и Никифорова ФИО26 взять под стражу в зале суда. Срок отбывания наказания Никифорову А.Г. исчислять с 27 ноября 2013 года.
Вещественные доказательства: аудиозапись разговора между Никифоровым А.Г. и Осиповым А.С., состоявшегося 25.04.2013, содержащуюся на компакт-диске с номером CDR80CWLHT11872517; аудиозапись разговора между Никифоровым А.Г. и Осиповым А.С., состоявшегося 06.05.2013, содержащуюся на компакт-диске с номером CDR80CWLT11708402, хранить при материалах уголовного дела; флеш-накопитель, ноутбук, ключи, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств, хранить в течение срока хранения уголовного дела; денежные средства в сумме 56 000 рублей, вернуть Осипову А.С. по принадлежности.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Мосгорсуд в течение 10-ти суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения им копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

advokat-pravo.ru

Смотрите так же:

  • Приказ 290 от 01062009 г Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 1 июня 2009 г. N 290н "Об утверждении Межотраслевых правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты" (с […]
  • Минсоцразвития приказ 21н Минсоцразвития приказ 21н МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗот 24.01.11 N 21н Об утверждении формы заявления застрахованного лица о направлении запроса в территориальный орган Пенсионного фонда […]
  • Приказ 729 министерства образования и науки Приказ Министерства образования и науки РФ от 16 января 2012 г. N 16 "О внесении изменений в перечень организаций, осуществляющих издание учебных пособий, которые допускаются к использованию в образовательном процессе в имеющих […]
  • Приказ 53 от 11022013 Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 23 июля 2014 г. N 290 "О внесении изменений в приложение N 2 к приказу Минсельхоза России от 11 февраля 2013 г. N 53" (утратил силу) Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 23 июля 2014 […]
  • Шкаф ликвидация Ликвидация мебели Самое время обновить интерьер. В интернет-магазине «Фран» стартует ликвидация мебели со склада. Наших покупателей ждут скидки до 80% на мягкую мебель, столы, стеллажи, стенки, модульные кухни и другие элементы […]
  • Правила выдачи спецодежды на предприятии Спецодежда: все о выдаче, учете и списании Как учесть выдачу и возврат спецодежды на общем режиме и при УСНО У работодателя немало обязанностей перед своими работниками. И одна из них — обеспечить им безопасные условия труда. А для этого […]

Обсуждение закрыто.