Надежда толоконникова на суде павленского

Оглавление:

Почему Петр Павленский — герой нашего времени

Герой по природе своей уникален, потому всегда один. Павленский один, потому что истинный герой имеет моральное право обрекать одного себя. Его акции — дерзкие жесты, перчатка в лицо государственной системе. Как революционер Иван Каляев, Павленский знает, что ответ государства будет жесток. Герой горд, одинок и обречен, но знанием своей обреченности он и силен: она дает ему свободу действия, которой нет ни у кого вокруг. За идеологией работ Павленского стоят как минимум двое — он и его подруга Оксана Шалыгина, — но Павленский является нам всегда один. Так и Христос, прообраз обреченного героя, всегда является один. У Христа есть два сообщника — Бог Отец и Святой Дух, но их не видел никто и никогда.

Павленский рождается от трудного, но страстного и плодотворного романа между Александром Бренером (с Барбарой Шурц) и Pussy Riot. Акции Бренера работник «Войны» Олег Воротников с любовью и почитанием определял как «индивидуалистический **» [рифмуется с «механизм», – Прим. ред.], имея в виду, однако, что «Война» занимается исключительно коллективной работой. «Война» создавала ситуации и сцены, где не было пространства для индивидуального искреннего высказывания участников акции. Акции «Войны» не имеют человеческого лица, а позиция героя акции переменна — от члена молодежного прокремлевского движения («Унижение мента в его доме») и сексуально озабоченной любительницы женщин-полицейских («Лобзай мусора») до члена антиправительственной революционной ячейки («Штурм Белого дома»).

Pussy Riot довели до предела отсутствие в акции человеческого лица, буквально от него отказавшись. Лирический герой акции неотождествим с ее создателем. Тексты песен и статей Pussy Riot в дотюремный период нарочито упрощены и откровенно глуповаты: тандем 22- и 30-летней неуклюже отыгрывает роль 16-летних школьниц, вставших на путь радикального феминизма и политической пропаганды. Мы играли в супергероев, женщин-пауков, явившихся спасать Россию, но при том задыхались от смеха, осматривая самих себя: обоссаная котом шапка с кривыми прорезями для глаз, неработающая гитара и самодельная текущая кислотой батарея для аудиосистемы.

Тюрьма сломала самоироничный образ Pussy Riot, в суде нам открыли лица, и мы взялись за принципиально иной тон — серьезный, модернистский, профетический. Когда Павленский и Шалыгина скажут вам, что вдохновлялись Pussy Riot, они будут иметь в виду именно этот период деятельности группы — период лобового высказывания на пределе человеческих сил, высказывания изможденного, надрывного и практически лишенного самоиронии.

Я настолько *** [плохо] ощущаю себя в регистре пророка, что, освободившись, ни разу не посмотрела видео своих речей в суде. Я органически не могу не дурачиться, и вне тюрьмы я более пранкстер и трикстер (ироничные выступления в парламентах/сенатах, полушутливое отыгрывание серьезной роли) и сценарист ситуаций («МедиаЗона», «Зона права»), нежели пророк.

Павленский впитал в себя Бренера и судебных Pussy Riot — и от него не оторвать глаз. То, что я ненавижу в себе, в Павленском смотрится волшебно, цельно и органично. Он тот отчаянный герой, которым дурачащихся и смешливых Pussy Riot заставила на время стать судебная и тюремная система. Нашего юродствующего смеха не поняли, посадили на нары и героизировали — и все это произошло по чистой случайности. Как акционистское образование мы никогда не рефлексировали на тему отношений художника и власти: по нескольку раз на дню попадая в полицейские участки, мы в 95% случаев не рассказывали об этом прессе, но терпеливо дожидались освобождения и шли дальше делать концерты.

Павленский же последовательно прорабатывает в своих акциях ситуацию неравного боя между художником и авторитарной властью, где единственный твой путь — продолжать *** [выделываться] до конца, в общем-то зная, что ты обречен. Он герой, и спасибо ему за это. Такой климат на родине, что вечно нужны герои.

daily.afisha.ru

«С подавлением жизни нужно бороться»

Репортаж из зала районного суда, принявшего решение об аресте Петра Павленского «за вандализм»

Во вторник Таганский районный суд Москвы выбрал меру пресечения в отношении художника Петра Павленского: он проведет под арестом ближайший месяц. Павленский обвиняется в вандализме по мотивам политической или идеологической ненависти за поджог в ночь на 9 ноября входной двери здания Центрального управления ФСБ России. Обвиняемому грозит до трех лет тюремного заключения.

Судебное разбирательство по делу Петра Павленского назначили на 15:00, но суд не начинался на протяжении трех с половиной часов. Все это время около пятидесяти журналистов стояли буквально на головах друг у друга в небольшом зале судебных заседаний. Поддержать Павленского пришла его гражданская жена Оксана Шалыгина и участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова. Самого Павленского к тому времени в суд уже доставили, а материалы дела – нет.

– Какая у него там статья, я никак не запомню? 213-я? – спросила Шалыгина.

– Нет, 213-я («Хулиганство». – РС) – это моя, – ответила Толоконникова. – У него – 214-я («Вандализм». – РС).

Примерно сутки было неизвестно, по какой статье обвиняют Павленского. В интернете гадали: то ли покушение на поджог, то ли покушение на жизнь сотрудников полиции. Среди вариантов, который, как выяснилось сегодня, кажется логичным и самому обвиняемому, был даже терроризм. Павленского завели в зал в сопровождении пятерых крепких мужчин в масках и без опознавательных знаков.

В коротком общении с корреспондентом Радио Свобода художник рассказал, почему не стал скрываться от полиции после поджога:

– А зачем убегать? Можно с плакатом выйти, а можно встать с канистрой. Считайте, что это форма одиночного пикетирования. Просто я предлагаю обществу другую форму протеста… [Сразу после задержания] я написал ФСБ свою позицию по этому вопросу: горящая дверь Лубянки – это перчатка, брошенная в лицо террористической угрозе. Как раз ФСБ несет угрозу 146 миллионам человек. Суды подавляют любое проявление свободы воли. С этим нужно как-то бороться, потому что подавление жизни стоит того, чтобы начать с этим бороться. Горящая дверь – это жест…. Государство же призывает бороться с терроризмом, вот я я тоже борюсь с террором. С другой стороны, я читал о таких [судебных] эпизодах, когда горящие двери или урны превращали в терроризм, например, дело Сенцова, так называемых крымских террористов. Потом, по-моему, группа АБТО – тоже фабрикуется дело. То есть тогда получается, что я повторил это действие. И тогда по логике этой судебно-правоохранительной системы меня должны подозревать не в вандализме, а в терроризме. Или это терроризм – следуя этой логике, – или жест просто.

– Петя, – Толоконникова на мобильнике показала Павленскому фото его акции, – ты же фотки не видел! Достойно получилось. Очень достойно.

– Да, неплохо, – откликнулся художник.

– Они теперь железными листами эту дверь заложили.

– Да, ну, пускай так и останется, – ответил Павленский, смеясь.

Наконец судья начала опрос Павленского.

– Официально вы трудоустроены?

– Художник – это в какой-то организации состоите? Или как?

Затем Павленский взял слово.

– Хорошая формулировка – мотив идеологической ненависти. Хорошая, потому что странно иметь какое-то еще отношение к Лубянке. Я хочу, чтобы мое дело было переквалифицировано на статью терроризм.

Затем Павленский отказался от общения с судом – до тех пор, пока не сменят квалификацию его дела. Судья еще несколько раз по инерции обратилась к обвиняемому, но, удостоверившись в бесполезности своих попыток, продолжила заседание.

«Цель акционизма – обычно скандальная провокация», – выступление адвоката Павленского Ольги Чавдар больше походило на лекцию по истории искусств. Судья смотрела на нее с недоумением. Чавдар, впрочем, не просила о переквалификации дела, она требовала отпустить Павленского: «Прошу обратить внимание на то, что Петр не скрылся с места происшествия, а наоборот – сдался правоохранительным органам, которые и являются главными ценителями его творчества».

Судья зачитывала материалы дела, перечисляя прежние «грехи» Павленского: задерживался на Красной площади. прибил гвоздем (без уточнения, что именно к чему именно). осквернение, поджог. После окончания заседания, ближе к девяти вечера, адвокат Павленского сообщила, что с постановлением об аресте обвиняемого, хоть и ожидаемым, не согласна: «Ну, а по поводу просьбы Петра переквалифицировать дело по статье о терроризме – я это сейчас впервые услышала. Художник, что сказать. «

www.svoboda.org

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Мнимые герои немецких СМИ

Вам знакомо это? Вы едете в отпуск, в Альпы или на побережье, и вдруг находите там в горном ручье или в морской воде камень. Он так загадочно переливается, его цвета кажутся нереальными. Вы его достаете из воды, берете с собой домой. А там, на подоконнике, в Берлине или в Штутгарте он вдруг выглядит совсем иначе: он больше не блестит, он серый. Он — совершенно нормальный, скучный камень.

За годы моей работы в качестве корреспондента в России я не раз наблюдал, как немецкие СМИ раздувают художников из Восточной Европы, делая из них героев. Так это было с женщинами из Pussy Riot, самой хорошенькой из которых удалось все же попасть на обложку Spiegel. Так это было и в случае с украинскими активистками из «Femen», которые со своим протестами с голой грудью против всего и всех (но всегда за доброе дело) попали по крайней мере на первые страницы региональных немецких газет. А под конец это был петербуржец Петр Павленский, которому немецкие журналисты посвящали многостраничные хвалебные гимны, когда против него в России завели дело, так как он поджег входную дверь российской секретной службы ФСБ.

Стилизация под героя по схеме F

Схема, по которой наши СМИ делают этих героев, всегда одна и та же: Давид против Голиафа. Здесь смелые художники, которые протестуют, движимые волей к свободе, там — репрессивное государство, которое их за это сажает в тюрьму. Наши хвалебные гимны — это наш вклад в их борьбу. Без сомнения: репрессии, которым художники в авторитарных государствах, таких как Россия или Китай, подвергаются, значительные и несправедливые.

Однако, о чем большинство людей в странах, откуда эти художники, только качает головой, так это стилизация их под героев. И головой качают не только сторонники авторитарного господства. Почему? Потому что эта героизация не имеет никакого отношения к самому объекту.

Нам бы задуматься о том, почему Femen, Pussy Riot и теперь Павленский выглядят совсем иначе, когда они действуют не в далекой Москве, Санкт-Петербурге или Киеве, а у нас перед глазами. Кстати похожее происходит и с другими «героями» из других (авторитарных) культурных кругов, в которых я, однако, меньше разбираюсь: любимец Запада китаец Ай Вейвей (Ai Weiwei) вызывает своими заявлениями гораздо больше недоумения с тех пор, как он живет в Германии.

Большой ажиотаж, мало содержания

Начнем с Femen. Я очень хорошо помню первую акцию активисток Femen на немецкой земле: тогда при открытии магазина «Barbie-World» недалеко от Александерплатц они окрестили одну куклу Барби и затем демонстративно сожгли ее. Это была типичная примитивная акция Femen. Однако сколько было разговоров, пока они действовали там, на варварском Востоке, теперь их в лучшем случае игнорировали или (как в Spiegel Online) описывали с некоторым отчуждением.

Акции Павленского продолжатся из Парижа

Петр Павленский поджег Банк Франции

Les InRocks 17.10.2017
Продолжим — Pussy Riot. Как чествовали у нас этих женщин, которые, якобы, проучили и напугали Путина! Им хотели присудить премию Сахарова, премию Лютера и бог знает что еще. А затем Надежда Толоконникова приезжает в Берлин, и все в недоумении. Я хорошо помню один репортаж по RadioEins с выступления активистки на Берлинале. Тогда журналисты и деятели искусства совершали паломничества к своей героине, чтобы наконец получить просветление. И что же они услышали? Банальности о свободе и феминизме.

И теперь Павленский. Петербургский художник пришел к славе по следам Pussy Riot. Из протеста против репрессий Кремля он прибил гвоздями себе мошонку на Красной площади, зашил себе рот, голышом завернулся в колючую проволоку и за это был осыпан похвалами. Он при этом говорил прекрасные вещи, которые можно свести в песню «Мысли свободны».

Эта разрушительная сила! Это мужество!

Прорыв удался ему наконец, когда он в Москве поджег входные двери секретной службы, и государство его за это арестовало (процесс завершился денежным штрафом). Я хорошо помню растерянного российского сотрудника одного немецкого журнала, который целые дни переводил для редактора стенограммы процесса. Он не мог понять, для чего это надо. Мне пришлось ему объяснить: свобода искусства против авторитарного государства. Эта разрушительна сила! Это мужество! Мы любим это! А Вы когда-нибудь пробовали поджечь входную дверь в БНД или в ЦРУ? Лучше не пытайтесь.

Во всяком случае карьера Павленского в России закончилась бесславно: актриса одного независимого театра обвинила его в попытке изнасилования. Павленский все отрицал, называл это уловкой властей, чтобы заткнуть ему рот. И все же из соображений осторожности он бежал со своей женой во Францию. Что скажут на это наши журналисты? Пожалуй, ничего. Важнее его самого идол, который сражается против авторитарного государства.

Блеск пропал

В сентябре Павленский дал каналу Deutsche Welle интервью на русском языке, в котором он описал свой образ жизни: он ездит без билета на метро, живет в незаконно занятом доме и ворует еду в супермаркетах. Короче говоря, он, по его словам, живет «как и большинство парижан».

И что теперь? Теперь он поджег двери французского Национального банка. В конце концов, его, пожалуй, за это осудят, потому что это и в правовом государстве Франции является в первую очередь преступлением. Возможно, художника потом отошлют назад в Россию и там, возможно, осудят за попытку изнасилования.

Блеск пропал. Но ничего, я уверен что скоро мы найдем новых героев.

inosmi.ru

Художник Павленский отрезал ухо, обличая психиатров

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Художник Петр Павленский отрезал себе мочку уха на крыше Института имени Сербского в Москве в качестве акции протеста против методов российской системы судебной психиатрии.

Художник-акционист в рамках прошлых громких акций зашивал себе рот и прибивал яички к брусчатке на Красной площади.

«Нож отделяет мочку уха от тела. Бетонная стена психиатрии отделяет общество разумных от безумных больных. Возвращая использование психиатрии в политических целях — полицейский аппарат возвращает себе власть определять порог между разумом и безумием. Вооружаясь психиатрическими диагнозами, бюрократ в белом халате отрезает от общества те куски, которые мешают ему установить монолитный диктат единой для всех и обязательной для каждого нормы. Ампутированный фрагмент никогда не вернется на прежнее место, если формалин не сохранит его для научного изучения – перед ним остается разложение. Умерли дьяволы, бесы и прочая нечисть, но их смерть породила тварь еще ненасытнее в своем служении букве закона. Ментальная болезнь. Институт психиатрии – аппарат исключения, который общество не сможет исключить, пока не избавится от веры в нового демона», — прокомментировал акцию на своей странице в «Фейсбуке» художник.

Сейчас, по словам одного из его адвокатов Дмитрия Динзе, художник находится в больнице имени Боткина, где ему оказывается медицинская помощь в связи с повреждением ушной раковины и возможным воспалением легких: свою акцию Павленский устроил, полностью обнажившись в день, когда температура в Москве опускалась ниже нуля.

Савченко и другие

Институт имени Сербского художник выбрал неслучайно: именно в это учреждение отправляют по решению суда подозреваемых проходить психолого-психиатрическую экспертизу.

Среди последних случаев, когда суд отправлял в Институт для прохождения экспертизы — в начале октября после психолого-психиатрической экспертизы вышел на свободу активист Сергей Мохнаткин, которого задержали в декабре прошлого года на Триумфальной площади во время акции в защиту 31 статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний.

Решение отправить на принудительное лечение одного из активистов оппозиции Михаила Косенко в октябре прошлого года многие восприняли как пример возрождения карательной психиатрии советских времен. Спустя несколько месяцев участника марша протеста на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года Косенко отпустили из психиатрической лечебницы на домашнее лечение.

В настоящий момент в Институте имени Сербского находится украинская летчица Надежда Савченко, которую российские власти обвиняют в соучастии в убийстве российских журналистов.

По версии следствия, Савченко участвовала в боевых действиях на юго-востоке Украины в качестве корректировщицы огня при обстреле, от которого погибли два журналиста ВГТРК.

Сама Савченко обвинения отвергает и утверждает, что попала в плен к сторонникам самопровозглашенных на востоке Украины республик, а затем была насильно вывезена в Россию, то есть – похищена.

«Павленский — акционист, чьи работы идеально ложатся в наше время. Он художник периода разочарования, охватившего вас после 2011-2012», — написала Надежда Толоконникова, которая за акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя «Богородица, Путина прогони» провела в тюрьме два года.

«Он показал, что на людей пытаются навешивать какие-то психиатрические ярлыки. Из тех людей, которые не вписываются в общественное мнение, либо в государственное мнение, из них пытаются делать дураков и помещают их в психиатрические больницы. Вот к чему эта акция», — прокомментировал акцию «Русской службе новостей» адвокат Динзе.

Следователи несколько раз пытались отправить самого Павленского на принудительное обследование в психиатрическую больницу.

«Мне кажется, что в большей степени акцию нужно рассматривать в широком контексте реставрации карательной психиатрии и трех попыток подвергнуть психолого-психиатрической экспертизе самого художника в рамках уголовного дела, возбужденного за акцию «Свобода» 23 февраля 2014 года в Санкт-Петербурге», — прокомментировал акцию петербургский правозащитник Динар Идрисов.

Акции Павленского

Петр Павленский стал известен после того, как в июле 2012 года зашил себе рот перед Казанским собором в центре Санкт-Петербурга в знак протеста против суда над участницами группы Pussy Riot.

В мае 2013 года художник провел акцию «Туша» напротив здания законодательного собрания северной столицы: он обнаженным завернулся в колючую проволоку, выражая таким образом несогласие с законодательной деятельностью в современной России.

Полиция извлекла его из импровизированного «кокона» с помощью секаторов.

В ноябре 2013 года художник прибил свою мошонку к брусчатке Красной площади в Москве в знак протеста против апатии российского общества.

Прокуратура возбудила уголовное дело против Павленского по статье «Хулиганство», однако позже суд прекратил рассмотрение дела «в связи с отсутствием злого умысла в мотивации художника».

В феврале художник и несколько его соратников в рамках акции «Свобода» сожгли на Малом Конюшенном мосту в Петербурге автомобильные покрышки, имитируя тем самым киевский Майдан.

Полиция тогда задержала нескольких человек, включая Павленского. Против художника возбудили административное дело, обвиняя его в мелком хулиганстве.

В октябре в Петербурге художнику после акции «Свобода» предъявили обвинение в вандализме, совершенном группой лиц.

www.bbc.com

Как общество отреагировало на отрезанное ухо Павленского

19 октября художник-акционист Пётр Павленский отрезал себе мочку правого уха кухонным ножом на крыше института психиатрии имени Сербского. Акция художника получила название «Отделение». Её причиной, как предполагают СМИ, стало желание петербургских следственных органов провести «стационарную судебно-психиатрическую экспертизу» художника. Они три раза подавали ходатайство о её проведении, однако каждый раз суд отклонял заявления. Последний отказ следствие получило за два дня до перформанса Павленского. Сам художник называет «Отделение» протестом против «карательной психиатрии», с помощью которой государство хочет определить границы, в каких должен находиться здоровый человек. Look At Me собрал в соцсетях реакцию общественности на поступок художника.

Пётр Павленский

«Нож отделяет мочку уха от тела. Бетонная стена психиатрии отделяет общество разумных от безумных больных. Возвращая использование психиатрии в политических целях, полицейский аппарат возвращает себе власть определять порог между разумом и безумием. Вооружаясь психиатрическими диагнозами, бюрократ в белом халате отрезает от общества те куски, которые мешают ему установить монолитный диктат единой для всех и обязательной для каждого нормы. Ампутированный фрагмент никогда не вернется на прежнее место, если формалин не сохранит его для научного изучения — перед ним остается разложение. Умерли дьяволы, бесы и прочая нечисть, но их смерть породила тварь, еще ненасытнее в своем служении букве закона. Ментальная болезнь. Институт психиатрии — аппарат исключения, который общество не сможет исключить, пока не избавится от веры в нового демона».

Динар Идрисов

«Инна Шеварнадзе напомнила мне историю художника Винсента Ван Гога, который отрезал себе мочку уха после конфликта с Полем Гогеном, а позднее по своей инициативе слёг в больницу для душевнобольных города Арль во Франции. Институт им. Сербского в России — это, так сказать, последняя экспертная инстанция в стране, именно заключения её экспертов-психиатров считаются крайней возможностью признать или отменить признание подследственного или подсудимого нуждающимся в психиатрической помощи душевнобольным. Можно сказать, Павленский своей акцией демонстративно сократил путь следствию и бросил мочку уха как перчатку в лицо карательной психиатрии».

Юрий
Сапрыкин

Куратор
развития ВДНХ

«Павленский по ван-гоговской линии пошел».

Надежда
Толоконникова

«Павленский — акционист, чьи работы идеально ложатся в наше время. Он художник периода разочарования, охватившего вас после 2011–2012. Павленский — смелый. В одиночку делает акции. Это трудно — всегда более трудно, чем группой. Акцию бывает трудно понять, но не более трудно, чем стихотворение. Да, у меня для вас плохая новость — опять придётся напрячь мозги».

Роман
Волобуев

«Один настоящий современный художник в стране».

Дмитрий Динзе

«Он показал, что на людей пытаются навешивать какие-то психиатрические ярлыки. Из тех людей, которые не вписываются в общественное мнение либо в государственное мнение, из них пытаются делать дураков и помещают их в психиатрические больницы. Вот к чему эта акция».

Анастасия

Миронова

«После Майдана у Спаса я, было, решила, что Павленский наконец сменил язык. Но нет — он пошёл по тому же пути. Это путь тупиковый, путь угасания таланта, путь тесноты. Павленский с самого начала говорит на одном языке, оперирует очень и очень немногочисленным инструментарием. Он не меняет риторику, не меняет образность. Он застрял в одной парадигме. Вместо того чтобы сменить язык, сменить форму, он бьёт по обществу уже который год одной и той же формой самовара. В этой парадигме у него нет выбора: чтобы общество на акции Павленского, на каждую последующую, хоть как-то реагировало, Павленский должен усиливать интонации. Предпоследней акцией Петра Павленского будет членовредительство, а последней — самоубийство. Павленский убьёт себя, он не ищет новых форм. Он сам на себе зациклился, завис. Да простит меня Пётр, однако я считаю, что это просто творческая беспомощность. Он — крутой чувак, но, что называется, исписался».

Дмитрий
Шлеймович

«Перформансы с намеренным нанесением ущерба самому себе — скорее признак мазохизма и эксгибиционизма в особой устной форме, даже в некоторой степени прослеживается признак ассертивности и языческого религиозного фанатизма. Перформансом это можно было бы назвать, если бы прослеживался только один фактор ущербности и была бы более чёткая позиция по смысловой линии».

Андрей
Макаров

«„Акционизм“ Павленского — это какое-то недоразумение, он попутал божий дар с яичницей, т. е. вместо такого обязательного признака добротного художественного жеста, как „выстраданность“, в его акциях демонстрируется „болезненность, физическая боль“, что есть недодуманность и просто отсутствие именно художественного вкуса. Резюме: его жесты не являются художественными. Это не акционизм и не перформанс, и, думаю, это не боди-арт. Это просто боди».

Андрей
Сигунцов

«Почему действия, которые проводит со своим телом художник Павленский, уже в который раз называют „акциями“, когда это явный боди-арт (не раскраска тела, как это принято считать)?! Эта неясность с понятиями ведёт к путанице производимых смыслов. Тем более что он сам ассоциирует свое тело с обществом. И всегда мы видим фотоотчёт, реакция публики даже не берётся во внимание, кроме милиционеров, которые всегда появляются в финале. Тема личной боли слишком интимная, чтобы подпадать под акционизм».

Анна
Нодельман

«Понимание или непонимание данного, — личное дело каждого. Но столь агрессивные и оголтелые отзывы говорят лишь о том, насколько отстал наш народ».

www.lookatme.ru

Смотрите так же:

  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Следственный комитет комсомольск на амуре Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Адрес: 681013, Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре, ул. Красногвардейская, 34 Телефон: тел/факс 8 (4217) 54-36-88 Руководитель: Кутиков Дмитрий Сергеевич Заместитель […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Отгул по семейным обстоятельствам заявление Образец заявления на отгул по семейным обстоятельствам Понятие «отгул» не определено в законодательстве. Поэтому под ним подразумевают отпуск без сохранения зарплаты. Как известно, ежегодный оплачиваемый отпуск планируется заранее и […]
  • Законы сложения 2 Законы сложения чисел Переместительный закон сложения Если слагаемые поменять местами, то сумма не изменится. Это можно легко проверить, посчитав количество звёздочек, представленных на рисунке: Можно сначала посчитать зелёные звёздочки, […]
  • Правила пдд круглый знак ПДД: Запрещающий дорожный знак 3.2 Движение запрещено в Правилах дорожного движения Запрещающий дорожный знак 3.2 Движение запрещено запрещает движение соответствующих видов транспортных средств в обоих направлениях. Действие запрещающего […]

Обсуждение закрыто.