Логические основы убеждающей речи законы логики

Логические основы убеждающей речи законы логики

48. Логические основы убедительности судебной речи

Судебный оратор должен быть не только хорошим специалистом в области права, но и обладать высокой логической культурой, т. е. уметь мыслить правильно, логично и последовательно строить свое выступление, обосновывать выдвинутые положения, опровергать мнение оппонента, объяснять сущность явлений, событий, процессов, делать определенные выводы. Он должен грамотно использовать весь арсенал логических средств: понятий, суждений, умозаключений, доказательств, опровержений и т. д.

Очень важно знать и соблюдать основные законы мышления, которые подразделяются на два типа: формально-логические законы и законы диалектической логики.

Диалектическая логика изучает общие закономерности развития объективного мира и познания. Формальная логика – это наука о законах и формах правильного мышления. В практической деятельности необходимо соблюдать законы и правила как диалектической, так и формальной логики. Подтверждая актуальность данного положения, можно привести в пример один из фундаментальных принципов формальной логики, который заключается в следующем: в правильном суждении из истинных посылок нельзя вывести ложного заключения, если соблюдать правила этой логики. Таим образом, соблюдение всех законов логики позволит избежать ложности суждений, а значит, завоевать доверие аудитории.

Логические законы имеют самостоятельное значение и действуют независимо от воли и желания людей в любом процессе познания. В них зафиксирован многовековой опыт общественно-производственной деятельности людей.

Законы логики отражают закономерные процессы и явления объективного мира.

Выделяют четыре основных закона формальной логики:

1) закон тождества: «Каждая мысль в процессе данного рассуждения должна иметь одно и то же определенное, устойчивое содержание, т. е. быть тождественна самой себе»;

2) закон противоречия: «Две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и тоже время и в одном и том же отношении, не могут быть одновременно истинными»;

3) закон исключенного третьего: «Из двух противоречащих высказываний в одно и то же время и в одном и том же отношении одно непременно истинно»;

4) закон достаточного основания: «Все существующее имеет достаточное основание для своего существования».

Законы логики облегчают суждения, делают их более точными и привычными. Логика представляет любую информацию в символах, которые заменяют отдельные слова или их сочетания, что позволяет упростить высказывание и проверить его истинность, точность, правильность. Все это помогает оратору наиболее эффективно донести свою речь, основные ее тезисы до аудитории, доказать свою позицию и сделать верные выводы, а значит, убедить слушателей и достичь цели выступления.

www.e-reading.mobi

Логические основы убеждающей речи законы логики

В основании судебного красноречия лежит необходимость доказывать и убеждать.

А.Ф. Кони. Приемы и задачи прокуратуры

Аргументация — это операция обоснования каких-либо суждений, практических решений или оценок, в которой наряду с логическими применяются также речевые, эмоционально-психологические и другие внелогические методы и приемы убеждающего воздействия.

В. И. Кириллов, А.А. Старченко. Логика

Чтобы содействовать формированию убеждения судей и присяжных заседателей, судебным ораторам необходимо сделать свою речь убедительной, а это предполагает высокий уровень ораторского мастерства. В данной теме мы рассмотрим вопросы убедительности судебной речи, ее логичности, выявим логические ошибки и отметим речевые средства, подчеркивающие логичность речи.

1. Убедительность судебной речи

Основным качеством судебной речи, которое обусловлено ее назначением, является убедительность — обоснованность всех тезисов и выводов.

Убежденность и убедительность

Убедительная речь — речь, содержащая мысли, подтвержденные фактами, серьезными доводами; доказательная. Важными факторами убедительности речи являются убежденность оратора в правоте своей позиции по делу и культура его мышления. Убежденность — это твердая уверенность в истинности чего-либо. Из чего рождается убежденность судебного оратора? Конечно, из глубокого знания материалов дела. Вспомните, как готовил обвинительные речи А.Ф. Кони, как появлялась у него убежденность в правильности точки зрения по делу: «Ознакомившись с делом, я приступал прежде всего к мысленной постройке защиты (выделено мною. — Н.И.), выдвигая перед собой резко и определенно все возникающие и могущие возникнуть по делу сомнения, и решал поддерживать обвинение лишь в тех случаях, когда эти сомнения бывали путем напряженного раздумья разрушены и на развалинах их возникало твердое убеждение в виновности» [36] . Убежденность оратора в правильности позиции придает ему уверенность, облегчает работу по произнесению речи. Эта мысль выражена в речах многих судебных ораторов. В речи по делу Укшинского М.Г. Казаринов сказал:

«Суд возложил на меня задачу защиты; убеждение мое в невиновности подсудимого сильно облегчило мне исполнение моей обязанности».

Эта же мысль выражена и в речи советского адвоката О.В. Дервиза:

«Я исполняю сегодня свой профессиональный долг с глубоким убеждением в правильности моей правовой и моральной оценки действий Васильевой».

Прокурор Саратовской области Н.В. Абрамов обвинительную речь начал так:

«Я хочу разъяснить вам следующее: обвинитель должен поддерживать обвинение только в том случае, если он твердо убежден в виновности подсудимых, если об этом свидетельствуют исследованные доказательства… Что касается дела, которое мы с вами сейчас рассматриваем, то моя позиция по нему однозначна: вина всех подсудимых доказана, и я сейчас представлю вам эти доказательства» [172. С. 337-338].

Убежденность оратора ведет к необходимости убедить суд, произвести операцию убеждения.

В логике убеждение понимается как присущие отдельной личности или социальной группе взгляды, представления или концепции о явлениях действительности. Выделяются убеждения стихийные, формируемые на основе веры, и сознательно формируемые, которые опираются на аргументированное рассуждение, представляющие собой обоснованное знание.

В теории публичной речи убеждение определяется как сообщение, имеющее целью изменить взгляды адресата. Для этого судебный оратор доказывает правильность своей позиции, как единственно возможной по делу, анализирует аргументы процессуального оппонента, раскрывает несостоятельность, с его точки зрения, приводимых противной стороной доказательств, объясняет, почему, по его мнению, суд должен принять во внимание одни аргументы и отвергнуть другие.

В уголовном и гражданском судопроизводстве слово убеждение имеет два значения: «метод оценки доказательств» (как процесс, логическая операция) и «результат оценки доказательств» (как взгляды, представляющие обоснованное знание). Убедить — значит логическими доводами доказать или опровергнуть какое-либо положение, вызвать уверенность в том, что истинность тезиса доказана; убедить судей — склонить их к принятию данной точки зрения, заставить их поверить ей.

Слушая речи прокурора и адвоката, судья сопоставляет свои оценки с оценками, данными ораторами. Совпадение выводов приводит к формированию у суда еще большей уверенности в их правильности. Расхождение же в оценках заставляет судей критически оценить ту совокупность доказательств, которая приводится в их подтверждение. Все это способствует формированию внутреннего убеждения суда.

Основные законы мышления

Мы сказали, что важным фактором убедительности речи является культура мышления оратора. Мышление — это способность человека рассуждать, мыслить, представляющая собою процесс отражения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях. Мыслить — значит рассуждать, сопоставляя мысли и делая из них выводы.

Культуре мышления, логике рассуждения и умению сделать правильные, истинные выводы из истинных посылок учат сформулированные логикой основные законы мышления — закон тождества, закон противоречия [37] , закон исключенного третьего и закон достаточного основания. Любой акт мышления должен соответствовать законам логики. Это имеет большое значение для повышения эффективности мыслительной деятельности оратора, для предотвращения возможных ошибок. Нельзя построить осмысленное высказывание вопреки логическим правилам или игнорируя их.

Закон тождества выражает основное свойство мышления — его определенность; он гласит: каждая мысль в процессе данного рассуждения должна иметь одно и то же определенное, устойчивое содержание, сколько бы раз она ни повторялась. Закон противоречия учит последовательности в мышлении и речи, непротиворечивости мыслей, так как две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одной то же время, в одном и том же отношении, не могут быть одновременно истинными. Знание закона противоречия важно для того, чтобы в процессе рассуждения можно было прийти к верному выводу. Его использование помогает обнаруживать и устранять противоречия в показаниях подсудимых, свидетелей, в доводах истца или ответчика, в рассуждениях обвинителя и защитника. По закону исключенного третьего, из двух противоречивых суждений одно должно быть истинным, другое ложным, а третьего не дано. Этот закон, как и закон противоречия, не допускает противоречий в мыслях; он требует четких, конкретных ответов, особенно там, где необходимо категоричное решение вопроса, и является основой для косвенных доказательств и опровержения. Закон достаточного основания требует, чтобы истинность каждого выдвигаемого в речи положения была доказана фактами: всякая правильная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана. Суждения и выводы не могут быть необоснованными. Это важнейшее требование, предъявляемое к речи участников судебных прений. Так, адвокат, выдвигая тезис о невиновности своего клиента, вынужден привести необходимые доказательства, обосновать истинность своего утверждения. В обвинительном приговоре должны быть приведены доказательства, достаточные для его вынесения. Таким образом, законы формальной логики учат тому, что мысль должна быть выражена ясно и точно, рассуждение должно быть последовательным, непротиворечивым и обоснованным. Отклонение от законов логики, неумение вести доказательное рассуждение значительно снижают убедительность речи, ведут к логическим ошибкам, затрудняют выяснение дела, а иногда приводят к ложным выводам и к несправедливому судебному решению.

Логическая операция доказательства

Слово доказательство многозначное: 1. Довод или факт, подтверждающий, доказывающий что-либо. Аргумент. 2. Система умозаключений, путем которых выводится новое положение. Это логическая операция обоснования истинности какого-либо суждения с помощью других истинных и связанных с ним суждений.

В гражданском и уголовном процессе доказывание — это деятельность суда и судебных ораторов, направленная на установление с помощью судебных доказательств фактов, от которых зависит разрешение спора по существу [38] .

Логическая операция доказательства (т.е. обоснования истинности какого-либо положения) включает в себя три взаимосвязанных элемента: тезис, аргументы, демонстрацию.

Чтобы обеспечить логичность рассуждения, следует помнить, что центральным пунктом каждого доказательства является тезис — положение, истинность которого следует доказать. Его обоснованию подчинено все содержание речи. Однако тезис должен быть достоверным, иначе обосновать его не удастся. Доказательное рассуждение требует соблюдения двух правил по отношению к тезису: 1) логическая определенность, ясность и точность тезиса; отсутствие логического противоречия; 2) неизменность тезиса, запрещение менять его в процессе данного рассуждения.

Четкостью формулирования тезисов отличались речи В.Д. Спасовича: «Ставлю как тезис, который я должен доказать и который я надеюсь доказать, тезис, в полной истине которого я глубоко убежден и который для меня яснее белого дня, а именно: что Н. Андреевская, купаясь, утонула и что, следовательно, в смерти ее никто не виноват». В.И. Царев основной тезис обвинительной речи по делу братьев Кондраковых сформулировал так: …Я заявляю, что объективная истина по разбираемому нами делу установлена конкретно и точно: разбойное нападение на Кривошееву А.С. и Кривошееву А.Р., их изнасилование и убийство совершены братьями Кондраковыми.

Как доказать правильность своей мысли? Логическими доводами, использованием убедительных аргументов, компетентных мнений, имеющих целью вызвать убеждение.

Аргумент — это одно или несколько связанных между собой утверждений (суждений), предназначенных доя подтверждения истинности тезиса. В гражданском и уголовном процессе аргументы понимаются как судебные доказательства: это любые фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разбирательства уголовного, гражданского, арбитражного, конституционного дела [39] . Содержатся доказательства в показаниях, вещественных доказательствах, заключениях экспертов, протоколах и др. Различают доказательства прямые и косвенные [40] . Прямые доказательства — те, из которых можно сделать однозначный вывод (при условии их достоверности) о существовании (или несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании доказываемого факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости.

Ни одни из доказательств не имеют преимущественного значения. Об этом хорошо сказала Ю.В. Андрианова-Стрепетова: «…подавляющее большинство исследованных доказательств — это так называемые косвенные доказательства. В этой связи необходимо помнить о том, что прямые доказательства не имеют преимущества перед косвенными, и соответственно, косвенные не являются доказательствами второго сорта, проигрывающими перед прямыми» [172. С. 280]. Н.П. Карабчевский в свое время писал о трудностях пользования косвенными уликами и сформулировал требования, предъявляемые к ним: «Косвенные улики, в отличие от прямых, могут быть очень тонкие, очень легковесные сами по себе, но одно внутреннее качество им обязательно должно быть присуще: они математически должны быть точны. Точны в смысле своей собственной достоверности, качества и размера. Другое непременное условие: чтобы эти малые сами по себе величины давали все-таки некоторый реальный итог, чтобы они составляли собой одну непрерывную цепь отдельных звеньев» [96. С. 387]. Чтобы косвенное доказательство стало достаточным для вынесения обвинительного приговора или отказа в иске, необходимо соблюдение следующих условий: 1) факт косвенного доказательства должен находиться в причинной связи с исследуемым фактом; 2) обоснование тезиса путем косвенного доказательства всегда требует установления нескольких улик по делу, находящихся в соответствии между собой, в определенной связи. Убедительно косвенными уликами доказала виновность подсудимого Ю.В. Андрианова-Стрепетова. Прекрасную защиту Бердникова при помощи косвенных доказательств построил Я.С. Киселев.

Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.

Какие требования предъявляются к аргументам? Какими качествами должны они обладать для того, чтобы убедить слушателей? Аргументы должны быть истинными, достоверными и не должны противоречить друг другу. Истинность их проверена практикой. Они должны быть достаточными для доказательства. Достаточность аргументов — это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. «Доказательств немного. Но доказательства не считают, а оценивают, причем оценивают в совокупности и в сравнении. И в результате такой оценки принимается правильное решение» [172. С. 270]. Риторика учит: доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Оратор не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции а) на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании; б) на доказательства, признанные судом недопустимыми; в) на доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сарры Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сарра принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Порховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать должников?»

Н.И. Холев, защищая Максименко, обвиняемую в отравлении мужа мышьяком, логично и убедительно анализирует обстоятельства дела: Главный вопрос: выздоровел ли Н. Максименко к 18 октября (к дню смерти. — Н.И.) ? Проанализировав симптомы брюшного тифа, сроки течения болезни, показания свидетелей, оратор приходит к выводу: 18 октября болезнь была в периоде полного ее развития (это подтвердило и вскрытие). Далее. Подробнейшим образом исследовав прижизненные симптомы отравления мышьяком и посмертные явления, приводя научные данные и мнения ученых, делает вывод: признаков отравления мышьяком не было.

Веские, убедительные аргументы найдете в речах А.Ф. Кони, П.А. Александрова, в речи Н.П. Карабчевского в защиту Криуна — бывшего капитана парохода «Владимир», в речи И.М. Кисенишского по делу о катастрофе парохода «Адмирал Нахимов».

Особенно необходимы веские доводы в пользу применения той или иной статьи уголовного закона.

Как располагать аргументы в речи? Они должны быть упорядочены так, чтобы отвечали способу мышления. Но не забывайте о принципе усиления [41] .

Риторика рекомендует приводить вначале сильные аргументы, затем доказательства средней силы, в конце — один наиболее сильный аргумент. Следует избегать нисходящего порядка доказательств.

Процесс убеждения включает в себя, кроме тезиса и аргументов, демонстрацию. Демонстрация, или способ доказательства, — это форма логической связи между аргументами и тезисом [42] . Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать — значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным. Завершить демонстрацию можно конструкциями: Из всего сказанного следует…; вот почему я считаю (лучше — утверждаю, убежден); таким образом; из всего сказанного можно сделать вывод и другими подобными.

Прямое и косвенное доказательство

Обоснование тезиса может осуществляться путем прямого или косвенного доказательства. Прямое доказательство ведется непосредственно с помощью аргументов, без привлечения каких-либо противоречащих тезису допущений: дается прямая ссылка на аргументы, факты, подтверждающие что-либо, ссылка на общепринятую норму. В речи судебного оратора прямое доказательство используется, когда роль аргументов выполняют показания свидетелей, письменные документы, вещественные доказательства. Информационные доказательства (показания свидетелей, письменные документы) должны быть обязательно проверены, и их достоверность должна быть доказана.

Прямое обоснование может принимать форму дедуктивных умозаключений, индукции или аналогии.

Дедуктивный метод состоит в том, что частные положения логически выводятся из общих положений, правил, законов.

Дедукция (от лат. deductio — выведение) — умозаключение, представляющее переход от посылок к заключению, опирающееся на логический закон, в силу чего заключение с логической необходимостью следует из принятых посылок. Посылкой может являться аксиома, постулат или просто гипотеза, имеющая характер общих утверждений. Это может быть то или иное известное научное положение, истинность которого не вызывает сомнения, или нормы права и другие оценочные стандарты. Если посылки истинны, то истинны и их следствия. Дедукция — основной метод доказательства.

Индуктивный метод предполагает изложение от частных фактов к установлению общих положений, это логический переход от аргументов к тезису. Особенно важно, чтобы оратор приводил впечатляющие конкретные факты. Индуктивный метод нередко используют при анализе экспериментальных данных, при оперировании статистическими материалами. Аргументами здесь являются, как правило, фактические данные.

Метод избирается судебным оратором в зависимости от материалов дела.

Косвенное доказательство — вид дедуктивного доказательства, при котором тезис доказывается путем опровержения антитезиса. Косвенное доказательство называют доказательством от противного, так как формулируется антитезис и доказывается его несостоятельность. Таким образом, косвенное доказательство состоит из следующих этапов: выдвигается антитезис (Если бы…; Допустим, что), из него выводятся следствия с намерением найти среди них ложное (то…;); делается вывод, что антитезис неверен (однако…).

Затем на основании закона исключенного третьего делается вывод: поскольку тезис и антитезис исключают друг друга, то ложность антитезиса означает истинность тезиса. В качестве примера косвенного способа доказательства можно привести речь А.Ф. Кони по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем, речь А.И. Урусова по делу Волоховой, речь Я.С. Киселева по делу Бердникова.

Искусство аргументации предполагает также умение опровергать.

Опровержение

Опровержение — это логическая операция, обосновывающая ложность какого-либо утверждения или нескольких утверждений; разрушающая ранее состоявшийся процесс аргументации; это критика тезиса противника, установление ложности, несостоятельности или ошибочности тезиса процессуального оппонента, следственных органов, подсудимого и т.д.

Прямое опровержение тезиса строится в форме рассуждения, получившего название «сведение к абсурду». Условно допускают истинность выдвинутого оппонентом положения и выводят логически вытекающие из него следствия: Допустим, что оппонент прав и его тезис является истинным, но в этом случае из него следует… Если окажется, что это следствие противоречит объективным данным, то его признают несостоятельным. Далее делается вывод о несостоятельности тезиса.

Подвергаются проверке и критике доказательства, которые даны оппонентом в обоснование его тезиса. Неточное изложение фактов, сомнения в правильности доводов переносятся и на тезис. В случае установления ложности аргументов тезис безоговорочно считается необоснованным.

Опровержение демонстрации состоит в том, что показывают, что в рассуждениях оппонента нет логической связи между аргументами и тезисом. Для окончательного опровержения следует доказать несостоятельность содержания самого тезиса. Приведем пример опровержения.

В.И. Царев, обосновывая обвинение В. Кондракова в убийстве, опровергает его показания, выстраивая систему доказательств:

«Позвольте, товарищи судьи, перейти к анализу показаний В. Кондракова. Суть их сводится к тому, что 4 апреля он якобы в Великодворье не был, а ездил в Туму наниматься в пастухи. Стремясь убедить суд в правдивости своих показаний, Кондраков детально рисует эту поездку. Кого только он не встретил тогда в Туме! Здесь и женщина с рассадой, и девушка в красном пальто, и пассажиры с поросятами в корзинах, и играющие в футбол ребята, и милиционер, подозрительно посмотревший на него.

Если рассматривать эти показания просто по-житейски, то как раз такая детализация и убеждает в их неправдоподобности. Трудно себе представить, чтобы человек во время поездки по своим делам стал фиксировать свое внимание на подобных фактах, а главное, помнить о них. Но тогда зачем это навязчивое перечисление? Расчет простой: придать достоверность своим показаниям относительно поездки 4 апреля в Туму. Ведь факты проверить невозможно. Но в деле имеются веские доказательства, свидетельствующие о том, что Кондраков 4 апреля в Туму не ездил. Я имею в виду записки, которые он пытался передать брату. Вот текст записок: «Говори, встречал одного мужика на вокзале в Великодворье, он предложил все это сделать. В воскресенье, говори, что ты поехал в Великодворье к Тольке, я буду говорить — поехал в Туму наниматься в пастухи. В Курлове садились вместе. В Великодворье ты сошел, я поехал дальше в Туму. Коля, что будет, не знаю. Напиши мне записку, положи там, где возможно. Коля, свидетели показывают на тебя… Коля, если знал бы я, что ты, гад, так продал своего брата, зачем все ты рассказал про меня. Меня никто не опознал, на меня никто не показывает. Я пока в сознанку не иду».

В письме к матери он умоляет ее найти подставных свидетелей, которые могли бы подтвердить факт его пребывания в Туме 4 апреля. Содержание этого письма таково: «Здравствуй, мама, прошу тебя найти мне свидетелей, человека два. Это будет достаточно, чтобы меня освободили. Чтобы эти люди, когда возьмут в милицию, могли подтвердить, что меня видели 4 апреля, в воскресенье, в Туме на вокзале в 3 часа дня. Уговори Саньку Марьину и еще сходи поговори с Нинкой тети Дуниной и ее мужем, пусть они подтвердят, что я ехал вместе с ними в одном вагоне до Тумы 4 апреля, в воскресенье, чтобы они так показывали, как я пишу. Мама, съезди в деревню, уговори тети Матрены дочку, пусть она подтвердит, что тоже меня видела на вокзале в Туме 4 апреля, в воскресенье. Мама, все силы приложи: найди свидетелей и уговори их. Мама, на меня никто не показывает. На брата Колю показывают три человека, что видели его с каким-то мужиком». Лица, на которых Кондраков ссылается в письме, установлены и допрошены. Они не подтвердили его алиби и заявили, что в Туму 4 апреля не ездили…

Какие дополнительные доказательства дают мне основание утверждать, что Кондраков Виктор приезжал 4 апреля в Великодворье? Кондраков Николай сообщил, что в пути следования к поселку Великодворье в поезде 4 апреля его брат Виктор был оштрафован ревизором за безбилетный проезд. Добытые в результате проверки этого факта доказательства — показания ревизора Кузнецова, постановление о наложении штрафа на В. Кондракова, квитанция об уплате штрафа Кондраковой Матреной — матерью подсудимых — явились серьезными уликами против Кондракова…»

Очень эффективным является метод видимой поддержки, когда выступающий вначале не противоречит, не возражает процессуальному оппоненту, даже, кажется, приходит ему на помощь, приводя новые аргументы в его пользу (как это сделал Я.С. Киселев в речи по делу Бердникова). А затем после формулы Но так ли это, уважаемые судьи !, или Однако на самом деле это не так, или Да, все это так, однако, или В действительности это вовсе не так следует контрудар, т.е. оратор приводит цепь аргументов в подтверждение правильности своей точки зрения (см. также примеры на с. 156-157). Это способствует убедительности речи.

Мастерами опровержения доводов процессуального противника были Н.П. Карабчевский, А.И. Урусов, В.Д. Спасович.

Различие между доказательством и опровержением состоит в том, что в доказательстве обосновывают истинность мысли, а в опровержении — ложность. В то же время доказательство ложности какого-либо тезиса является доказательством истинности противоречащего ему утверждения.

Как правило, опровержение и доказательство регулярно и последовательно присутствуют в каждой судебной речи, что определяется ее убеждающим характером. Например, М.Г. Казаринов логично и убедительно осуществлял защиту адвоката Л.А. Базунова. Он выдвигает антитезис: Три адвоката, утверждает обвинение, убедили свою клиентку Ольгу Штейн бежать от суда. Какие же мотивы могли руководить адвокатами ! — и опровергает его, доказывает его несостоятельность. Далее выдвигает тезис: У кого должна была зародиться мысль о побеге от суда? Конечно, у того, кому судебный процесс угрожал тяжелыми последствиями, — у самой Ольги Штейн. Подробно анализируя ее жизнь, ее поведение, привычки, страх перед наказанием, адвокат делает вывод: Вот мотивы, которые могли побудить к бегству Ольгу Штейн. И аргументирует вывод: И что именно по своей воле она бежала, подтверждается ее же искренними, дружескими письмами к Пергаменту из Америки. Вот что читаем мы… Я выявил вам, господа присяжные заседатели, чувства, побудившие Штейн уехать из России. Чувства эти говорили так властно и красноречиво, что никакие речи и убеждения адвокатов не могли ни в малейшей мере влиять на ее решение.

Судебный оратор, убежденный в правильности своей позиции по делу и владеющий правилами мышления, сумеет сделать речь убедительной.

2. Логические ошибки в речи

В процессе рассуждения необходимо соблюдать сформулированные логикой правила. Непреднамеренное нарушение их из-за логической небрежности, недостаточной логической культуры воспринимается как логическая ошибка.

Ошибки в логике рассуждения

В судебной речи могут быть следующие логические ошибки. Если оратор, сформулировав мысль, забывает о ней и непроизвольно переходит к принципиально другому положению, то происходит потеря тезиса. В результате выступающий может потерять исходную мысль. Здесь нужен самоконтроль. Случается и частичная или полная подмена тезиса. Это бывает в том случае, когда оратор, выдвинув определенное положение, обосновывает фактически другое. Нередко это случается, когда основная мысль не была сформулирована в начале выступления четко и определенно, и затем она поправляется или уточняется на протяжении всей речи.

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы недостоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называется основным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждений. Вспомните, как это сделал Я.С.Киселев в речи по делу Бердникова: «В полуправду вкраплены фактик, другой, а то и третий, каждый из них чем-то подтвержден… Часть фактов верна, значит, и другая верна. А это вовсе не так» (см. с. 366).

В качестве аргументов не могут использоваться недоказанные, высказанные кем-то предположения, например, ложные показания подсудимого, свидетелей. Не является истинным аргумент в следующем примере: Органами следствия установлено / что Соленкову / был нанесен удар / ножевое ранение / в поясничную область потерпевшему // Мой подзащитный отрицает / то что у него был нож / и поясняет / он вообще ни у кого / из находящихся с ним / там / Подкуйко и Ноготкова / ножа не видел // Я и считаю / что этот эпизод / совершенно не доказан //.

Доказательство несостоятельно и в том случае, когда аргументы недостаточны для обоснования тезиса: Вину свою он признает частично / мне и думается / что она доказана частично //. Недостаточны аргументы и в таком примере: Вина подсудимого / также подтверждается / заключением судебно-медицинской экспертизы / и другими материалами дела //, так как нет конкретности из-за слова другими. Ошибка порочный круг состоит в том, что тезис обосновывается аргументами, а аргументы выводятся из этого же тезиса.

Ошибки в демонстрации вызываются отсутствием логической связи между аргументами и тезисом. Это так называемое мнимое следование.

Ошибки в выборе языковых средств

Логика рассуждения находит выражение в конкретных языковых средствах, и это делает возможным определить типичные логические ошибки, к которым ведет неточный выбор языковых средств.

Одной из причин нелогичности высказывания является употребление слов без учета их значения, например: В нагрудном кармане его брюк обнаружено две фотокарточки (надо: в переднем кармане). Нечеткая дифференциация понятий, подмена понятий также нарушает логику изложения: Брак изделий — сапоги яловые в количестве 19 штуквозложить на ответчиков. Или: Возвращаясь из рейса, Короткое задремал, что явилось результатом его столкновения со стоящим недалеко от обочины столбом (надо: возмещение стоимости бракованных сапог, в количестве 19 пар;…что явилось причиной его наезда на стоящий…). Сочетание слов не должно быть противоречивым. Нарушение логических связей между словами может создать непреднамеренный комизм: Суд не может удовлетворить просьбу умершего о взыскании денег на погребение. Или: Подсудимый Миров продолжал вместе с умершей Мировой злоупотреблять спиртными напитками (надо: Суд не может удовлетворить просьбу родственников умершего; подсудимый Миров продолжал вместе с Мировой, ныне покойной…).

Невнимательное отношение к выбору слов ведет к возникновению в речи алогизма — сопоставления несопоставимых понятий: «Действия Босняцкого отличаются от других подсудимых не только объемом, но и последствиями». Или: «Среди предъявленных мне девяти голов я признал быка». Или: «Причиной электротравмы явилось то, что потерпевший не проверил отсутствие наличия электросварки» (надо: отличаются от действий; я опознал голову быка; не проверил отсутствия электросварки).

Одной из логических ошибок является неоправданное расширение или сужение понятия, возникающее в результате смешения родовых и видовых понятий, а также нечеткое разграничение конкретных и отвлеченных понятий: «Из магазина была совершена кража пылесоса и другого медицинского оборудования». Или: «Когда мой подзащитный возвращался с танцев, выпадали атмосферные осадки». Или: «Подозреваемый Шевцов показал, что 13 февраля 1991 года он дежурил на мероприятии». Или: «Воеводину вменяется в вину угон автотранспорта» (надо: кража пылесоса и медицинского оборудования; шел снег (или дождь); он дежурил на вечере; угон автотранспортного средства).

Нелогичность высказывания, искажение его смысла появляется в результате несоответствия посылки и следствия: Рост преступности зависит от того, насколько упорно и эффективно ведется борьба с правонарушителями. Или: В целях ограждения их от хулиганских действий соседи Петухова просят изолировать их от Петухова (надо: снижение преступности; изолировать Петухова от общества). Еще пример: «На основании изложенного Солонин обвиняется в том, что он был задержан за управление автотранспортным средством в нетрезвом состоянии» (надо: обвиняется в том, что управлял автотранспортным средством в состоянии алкогольного опьянения). Подобные ошибки снижают качество хорошей по содержанию речи, к тому же свидетельствуют о нежелании судебного оратора вдумываться в значение употребляемых слов, о неуважении к языку и людям, которым приходится слушать данного оратора.

Мы рассмотрели непреднамеренные логические ошибки, которые возникают из-за отсутствия у оратора логической культуры. Намеренные ошибки допускаются сознательно. Это логические уловки, умышленно ошибочные рассуждения, выдаваемые за истинные. Называются они софизмами. Софизм (от греч. sophisma, хитро придумываю) — рассуждение, кажущееся правильным, но содержащее скрытую логическую ошибку и придающее ложному утверждению видимость истинности. Это рассуждение, основанное на преднамеренном нарушении законов логики.

Софисты существовали еще в Древней Греции (от греч. sophistes — искусник, мудрец) и составляли софистское направление в ораторском искусстве, цель которого была — убедить слушателей в чем-либо во что бы то ни стало. Для этого они употребляли умозаключения, основанные на преднамеренно неправильном подборе исходных положений, аргументов. Примеры софизмов: «Все люди суть разумные существа. Жители планет не суть люди. Следовательно, они не суть разумные существа»; «Закон Моисеев запрещал воровство. Закон Моисеев потерял свою силу. Следовательно, воровство не запрещено»; «Все металлы — простые тела. Бронза — металл. Следовательно, бронза — простое тело».

Систематический анализ софизмов был дан впервые Аристотелем в его заключительной части «Органона». Софизм есть ложный вывод, неправильность которого бывает обусловлена троякого рода причинами: 1) логическими, 2) грамматическими и 3) психологическими [43] .

Софизмы являются особым приемом интеллектуального мошенничества, попыткой выдать ложь за истину и тем самым ввести противника в заблуждение. Употребление их с целью обмана является некорректным приемом аргументации.

3. Языковые средства, создающие логичность речи

Техника аргументации предполагает выбор оратором определенных речевых средств, которые содействовали бы четкой смысловой связности речи и отражали бы логику рассуждения и логику изложения.

Специальные средства связи

Судебное выступление, как любая длительно осуществляемая речь, требует связности, которая понимается как способность текста удерживать предмет обсуждения, как выражение информативно-логической последовательности высказываний путем использования языковых средств.

Судебная речь, для которой характерно стремление к точности и логичности, насыщена языковыми средствами, передающими движение мысли, способствующими проявлению логической связности. Эти функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями. Каждое последующее высказывание, присоединяясь к предыдущему при помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность, создается семантико-синтаксическая спаянность всего текста речи.

Важным средством выражения логических связей между композиционными частями и отдельными высказываниями являются специальные средства связи, указывающие

на последовательность развития мысли: вначале, прежде всего, во-первых, во-вторых, затем, далее, идем дальше, продолжаем, повторяю и др.;

на причинно-следственные отношения: как уже было сказано, как было отмечено, поэтому, благодаря этому, сообразно с, вследствие этого, следовательно, кроме того, к тому же и т.п.;

на переход от одной мысли к другой: обратимся к, рассмотрим; прежде чем перейти к, остановимся на; необходимо остановиться, необходимо рассмотреть и т.д.;

на противоречивые отношения: однако, между тем, с другой стороны; невзирая на; в то время как; тем не менее; и все-таки и др.;

на итог, вывод: итак, значит, следовательно, таким образом, в заключение скажем, в заключение следует сказать, все сказанное позволяет сделать вывод; подводя итоги, следует сказать и др.

В качестве средств связи могут использоваться местоимения, прилагательные и причастия: данные, этот, такой, названные, указанные, следующий и т.п.

Вопросительные высказывания

Вопросительные высказывания в монологической судебной речи обусловлены ее жанровыми характеристиками, регламентированы уголовно-процессуальным законом и приобретают в ней особую функциональную и стилистическую нагрузку. Они подчинены необходимости выяснить все обстоятельства дела, дать им правильную квалификацию, убедить судей в правильности позиции оратора, а также обеспечить целенаправленное и эффективное воздействие на сознание присутствующих в зале суда граждан.

Во время судебного следствия проводится допрос подсудимых — ответчиков, потерпевших — истцов, свидетелей. И это требует особых речевых средств: вопрос допрашивающего — ответ допрашиваемого… То есть вся речь этой части судебного разбирательства представляет собой диалог — речь двух или нескольких человек. Сохраняется эта особенность (употребление вопросительных конструкций) и в монологических речах судебных ораторов. Вопросительные высказывания способствуют логичности рассуждения, так как развитие суждений протекает как переход от ранее установленных суждений к новым, более точным. Этот переход представляет собой постановку вопроса и формулирование ответа на него.

Логике рассуждения содействует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для передачи дальнейшей информации, отражающий последовательное движение мысли. Возьмем пример из речи А.Ф. Кони:

«Подробный акт осмотра указывает на все подробности исследования, и я считаю излишним напоминать их. Укажу только те вопросы, которые прежде всего возникли у лиц, исследовавших это дело, и вы увидите, как полно и красноречиво отвечала на эти вопросы сама обстановка найденного. Прежде всего, что это такое? Убийство, очевидно. С какой целью? Разломанная шкатулка, раскрытые комоды, разбросанная одежда — все это прямо говорит о совершении убийства с целью грабежа. В какое время ! Отцу Иллариону после вечерни, следовательно, в 5 часов вечера, в 6-м, были принесены дрова и вода для самовара; затем у него найден самовар, почти полный водою; в чайнике, налитом доверху, заварен чай, чашка суха; видно, что, вернувшись от вечерни, он заварил чай и не успел напиться. Итак, приблизительное время совершения убийства — около 6 часов вечера. Затем обстановка убийства также довольно ясна…».

Проследить значение логических вопросов в построении текста судебной речи можно и на примере речи Н.И. Холева по делу Максименко:

«Итак, в ночь на 19 октября в доме Дубровиной скончался не здоровый человек, а тифознобольной. Отчего же умер Максименко? Обвинение утверждает: Максименко был отравлен мышьяком. Посмотрим, находит ли гипотеза отравления подтверждение себе в прижизненных симптомах и в посмертных явлениях у Максименко.

Больному стало дурно в восьмом часу вечера. Что же наблюдал явившийся около восьми часов вечера доктор Португалов? Рвоту, боль в животе, частый, напряженный, до 120 ударов, пульс, слабость, холодный пот. Да разве это картина отравления мышьяком? Ведь и сам Португалов не заподозрил отравления, иначе он дал бы должное противоядие…

Наиболее характерные посмертные явления при отравлении мышьяком таковы: слизистая оболочка желудка показывает признаки сильнейшего воспаления, выражаемого пятнистой или полосатой темной краснотой; кишечник наполнен жидкостью, похожей на рисовый отвар; рот, зев, пищеприемник, желудок воспалены; печень желтоватая, матово-бронзовая; кровь густая, черная; острое жировое перерождение печени и почек и т.д. Ничего подобного при вскрытии трупа Максименко не найдено…

Однако в трупе Максименко найден в значительной дозе мышьяк! Когда и как он попал туда? Профессор Патенко все это назвал «странным фактом», а прокурор — даже «мифом». Будем, однако, терпеливы, и, быть может, факт перестанет казаться «странным», а «мифу» мы найдем и реальное обоснование. Здесь мы сталкиваемся с химической экспертизой…

Какой же первый, составленный Роллером акт 31 октября 1888 г.? В нем содержится удостоверение, что при химическом исследовании внутренностей Максименко открыт в значительном количестве сильнодействующий минеральный яд — мышьяк — и только. Как проводилось исследование, какие употреблялись приборы и реактивы, из каких органов добыт мышьяк, каково его количество, — ответа на эти вопросы у Роллера не ищите…

Перехожу ко второму химическому анализу, в актах которого также нет указаний на продолжительность его производства. Почему и для чего он был предпринят? По требованию подсудимой, для проверки первого анализа, который она признавала неправильным. При этом Максименко просила о поручении исследования другому фармацевту и об отсылке внутренностей для нового анализа в медицинский департамент. Была ли законна такая просьба? По статье 334 Устава уголовного судопроизводства, в случае сомнения в правильности заключения сведущих людей требуется заключение от других сведущих людей или же самый предмет исследования отправляется в высшее специальное установление. Итак, требование подсудимой опиралось на ясный, буквальный смысл закона. Что же предприняла следственная власть? Проверочная экспертиза поручена была тому же Роллеру, который, таким образом, проверял самого себя, собственные свои действия и с самим собою оказался в трогательном согласии. Вот какова была проверка!»

В логике форма развития знаний, представляющая собой обоснованное предположение, выдвигаемое с целью выяснения свойств и причин исследуемых явлений, называется гипотезой. Гипотеза — необходимый компонент любого познавательного процесса. В объяснительных гипотезах — о причинах возникновения объекта исследований используются вопросы: Почему произошло… Каковы причины… В описательных гипотезах — о присущих исследуемому объекту свойствах — вопросы: Что представляет собою… Какими свойствами обладает… [44]

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов передается новая информация.

Вопрос, употребленный во вступлении, формулирует целевую установку оратора в конкретном судебном процессе, определяет задачу, стоящую перед ним. Это проблемный вопрос. Рассмотрим пример: «Уважаемые судьи // Основной вопрос / который вам предстоит решить сегодня / в совещательной комнате / в отношении моего подзащитного Сердюка / это вопрос о мере его наказания // Как наказать несовершеннолетнего / который второй раз действительно / оказался на скамье подсудимых // Что же привело Сердюка / в зал судебного заседания // Почему он сидит на скамье подсудимых //». Первый вопрос развертывает информацию, данную в посылочном высказывании, включая, однако, новые данные, имеющие значение при решении вопроса: который второй раз действительно / оказался на скамье подсудимых. Вопросительная интонация содействует установлению психологического контакта между оратором и адресатом. Последующие вопросы определяют целевую установку адвоката — проанализировать причины совершения преступления.

Проблемный вопрос может формулировать и микротему дальнейшего тематического отрезка речи. Особо важна роль проблемного вопроса в речи оратора в суде с участием присяжных. Присяжные заседатели — это судьи факта, как правило, незнакомые с юридическими тонкостями, поэтому постановкой проблемных вопросов и ответами на них оратор оказывает присяжным действенную помощь:

«Вы уже, наверно, обратили внимание на то, что показания всех подсудимых, данные в процессе расследования, существенно противоречат показаниям, данным в судебном заседании. Как реагировать на эти противоречия? Как их оценивать? Прежде всего я прошу вас в совещательной комнате задать себе вопрос: кто заинтересован в исходе этого дела? Потерпевший? Он мертв, ничего уже сказать не может. Его несчастные родители? Они никого в этом зале не знают, только просят справедливо разобраться в деле. Заинтересованные лица — это, конечно, подсудимые. Именно их судьба решается, им грозит наказание, им отбывать лишение свободы, если их признают виновными, и немалые сроки — до десяти лет лишения свободы. Можно ли при таких обстоятельствах ожидать от подсудимых правды и только правды? Очевидно, что нет. Тогда как же разобраться, когда они говорят правду, а когда попросту лгут? Где реальность, а где вымысел? Безусловно, вам понадобится обращение к другим объективным доказательствам по делу — заключениям экспертов, показаниям свидетелей и т.д.» [172. С. 339].

Диалог рождается из воображаемой беседы с присяжными… Вы, конечно, обратили внимание, как логично каждый последующий вопрос вытекает из предыдущего, уточняет, детализирует его.

Анализ обстоятельств дела и причин совершения преступления ведется, как правило, в форме вопросо-ответных реплик. Довольно часто спорными представляются правовые вопросы, в частности, правовая квалификация деяния. Оратор, предвидя возражения, сам формулирует вопросы и сам отвечает на них.

Довольно часто вопросо-ответные единства строятся как диалог между оратором и его процессуальным оппонентом или органами предварительного расследования при анализе обстоятельств дела, при квалификации действий подсудимого: «Органы предварительного расследования / квалифицировали действия Гурова / по статье 213-й части третьей УК РФ // Правильно ли применена эта статья // Я считаю / что его действия следует квалифицировать / частью второй / статьи 213-й УК РФ / по следующим основаниям…»

В логике вопросо-ответная форма изложения определяется «процессуально-правовым алгоритмом, определяющим основные направления, важнейшие позиции и пределы судебного исследования по уголовным и гражданским делам» [98. С. 96]. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между оратором и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес присяжных заседателей к теме выступления.

Полному и законченному изложению сложных вопросов помогает использование периода. Период — это такая синтаксическая конструкция, которая позволяет выдвинуть какое-либо положение и доказать его, например: Если убийство совершено орудием режущим,ножом; если у заподозренного найден нож, размеры которого совпадают с размером ран у жертвы, или если установлено, что незадолго до убийства обвиняемый приобрел или только приискивал свойствующее способу совершения преступления оружие, — этим создается улика такой убедительной силы, что нередко ею одной решается бесповоротно вопрос о виновности (Н.И.Х.).

В данном примере четко выделяются две части с различным произношением: первая часть, состоящая из однородных придаточных предложений (первое — если убийство совершено орудием режущим, ножом; второе — если у заподозренного найден нож, размеры которого совпадают с размером ран у жертвы; третье — если установлено, что незадолго до убийства обвиняемый приобрел или только приискивал своиствующее способу совершения преступления оружие), произносится с постепенно нарастающим повышением голоса, что создает ощущение напряженного ожидания. Затем следует пауза (после слова оружие), после которой во второй части вместе с заметным понижением голоса происходит разряжение напряженности. Прочитайте еще раз приведенный пример с целью проверить его интонационное членение.

Еще пример: Если вы будете требовательны к доказательствам обвинения, если трусливость перед тем, что скажут о вас, не заставит вас унизиться до устранения рассудительности в вашем решении,вы только исполните вашу миссию (Ф.Н.П.). Здесь также наблюдаем две части: первая заканчивается словами в вашем решении, после которых — пауза, и за ней следует главная мысль (рема). В первой части содержатся две частные мысли, первая — если вы будете требовательны к доказательствам обвинения; вторая мысль — до паузы.

Период характеризуется единством темы, освещенной достаточно полно, разносторонне и законченно. Частные мысли в периоде, которые всегда расположены в первой части, подчинены главной мысли, с которой они внутренне связаны. В ораторской речи — это цельное логическое рассуждение, по своей структуре одинаковое с умозаключением: тезис (выраженный или подразумеваемый) — аргументы — вывод (см. схему):

В первой части периода дается развернутое, детальное изложение темы, ее глубокий анализ; вторая часть представляет более кратко сформулированную рему. Эти две части, логически дополняя одна другую, способствуют выражению одной мысли. В качестве темы и ремы обычно выступают: 1) условие и следствие: Если в нем (в деле. — Н.И.) много наносных элементов, если оно несколько затемнено неискренностью и отсутствием полной ясности в показаниях свидетелей, если в нем представляются некоторые противоречия, то тем выше задача обнаружить истину, тем более усилий ума, совести и внимания следует употребить для узнавания истины (А.Ф.К.). Или: «…У того, кто даже как посторонний зритель бывает свидетелем убийства, часто трясутся руки и колотится сердце от зрелища ужасной картины. Когда же зритель не совсем посторонний, когда он даже очень близок к убийце, когда убийство происходит в пустынном месте, осеннею и сырою ночью, тогда немудрено, что Аграфена не совсем может собрать свои мысли и не вполне разглядела, что именно и как именно делал Егор» (А.Ф.К.); 2) причина и результат: Я считаю / что после того как / мой подзащитный Сутин Сергей / провел три месяца в следственном изоляторе / после того как / он говорит много передумал / после того / как он / значит / признал свою вину / и чистосердечно раскаялся в содеянном / я считаю / перевоспитание его уже началось //; 3) основание (перечень явлений, действий, предметов) и вывод: Если раньше во время совместной жизни она скрывала худое в Геннадии от своих родителей, если скрывала от друзей тогда, когда это можно было скрыть, то затем скрывала это на следствии, не захотела открыть и в суде (Я.С.К.).

Период может быть простым, с однородными членами предложения, когда доказательство строится на анализе свойств человека, явления, предмета: Человек, по своему рождению, воспитанию и образованию чуждый розги; человек, глубоко чувствующий и понимающий ее позорное и унизительное значение; человек, который по своему образу мыслей, по своим убеждениям и чувствам не мог без сердечного содрогания видеть и слышать исполнение позорной экзекуции над другими, — этот человек сам должен был перенести на собственной коже всеподавляющее действие унизительного наказания (П.А.А.); может быть сложносочиненным: Следствие еще не было закончено, не были получены последние объяснения обвиняемого, шел еще допрос свидетелей, и никто, разумеется, не знал, что они покажут, а обвинение против Сергея Тимофеевича Бердникова было уже признано установленным и доказанным (Я.С.К.). Но чаще всего период — это сложноподчиненное предложение, в котором главному предложению подчинено несколько придаточных одного вида: условных: Действительно, если бы Андреева имела хоть чуточку женской души, если бы она в самом деле любила Пистолькорса и если бы она сколько-нибудь понимала и ценила сердце своего мужа, она бы весьма легко распутала свое положение (С.А.А.); временных : И вот в то время, когда в коридоре никого из этих лиц не было, когда отошла вечерня и когда началась всенощная, к которой не должен был идти только отец Илларион, потому что он был очередной для служения панихид, когда он остался один и нет в коридоре ни архимандритов, ни рясофорного монаха отца Григория, который тоже должен быть у всенощной,тогда-то и приходит в келью Иллариона подсудимый (А.Ф.К.); уступительных: Кто бы ни сидел на скамье подсудимых / какое бы преступление / он ни совершил / какое бы чувство он ни вызывал у вас / суд должен объективно / исследовать все материалы дела //.

Основная нагрузка, которую несут условные, причинные, определительные, уступительные периоды, — логическое аргументирование основной мысли. Период (греч. periodos — обход, круговращение, круг) был известен еще в античную эпоху. Сходство таких конструкций с кругом усматривалось в способности сочетать в одной речевой фигуре начало и конец мысли.

Логическая спаянность периода, его приспособленность к убеждающему рассуждению, полнота выражения мысли, а также экспрессивно-приподнятый характер обусловливают широкое использование его в ораторской речи, для которой характерно сочетание логичности рассуждения со страстностью убеждения. Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал.

Показать взаимосвязь и движение мысли, нарастание и спад эмоциональной напряженности судебному оратору помогут сложные высказывания, при условии их четкого логического членения. Способствуют логичности речи и высказывания с однородными членами предложения, с различными вставными конструкциями, уточняющими мысль, отдельные ее нюансы. Овладение логическими основами убедительности, внимательное отношение к логике изложения позволят оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое убеждение и какие факторы участвуют в его формировании?

2. Что такое убедительность речи? Чем она достигается? 3. Какова роль законов логики в ораторской деятельности? 4. Что такое логика рассуждения? Логика изложения? 5. Какие элементы включает в себя процесс аргументации? Охарактеризуйте каждый из них. 6. В чем отличие прямого доказательства от косвенного? Что такое опровержение? 7. Каковы причины и виды логических ошибок? 8. Каковы функции вопросительных конструкций в судебной речи? 9. Что такое период? Какова его роль в ораторской речи? Какими по конструкции могут быть периоды? 10. Какие вы знаете средства связи?

Примерный план практического занятия

1. Значение законов логики в организации речи судебного оратора.

2. Убедительность судебной речи.

3. Возможные логические ошибки в речи судебного оратора.

4. Языковые средства, подчеркивающие логичность речи.

Задание 1. Прочитайте речь А.Ф.Кони по делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем или речь Н.П. Карабчевского по делу Мироновича, проследите логику рассуждения: как соблюдаются законы логики; как сохраняется единство тезиса; какие аргументы обосновывают истинность тезиса, насколько достаточны они для доказательства тезиса; пронаблюдайте, как осуществляется опровержение; какие языковые средства способствуют логике изложения.

Задание 2. Прочитайте речь Г.М. Резника по делу Г. Пасько [161]. Проанализируйте, насколько она логична и убедительна.

Задание 3. В отрывке из речи И.М. Кисенишского пронаблюдайте, чем достигается убедительность речи; как создается смысловая градация; какие языковые средства подчеркивают логичность речи.

Прежде всего капитан Марков сам находился на мостике при выходе судна из порта и благополучно довел его до линии акватории порта, проложив для него дальнейший путь. Во-вторых, к моменту ухода с мостика с пунктом регулирования движения и капитаном пересекающегося судна была согласована и достигнута договоренность о том, что «Петр Васев» пропустит «Нахимова», уступит ему дорогу. И, наконец, самое главное — на мостике стоял на вахте опытный вахтенный помощник капитана — Чудновский, который должен был нести в это время штурманскую вахту и который, согласно ст. 402 «Устава службы на судах Министерства морского флота СССР», персонально отвечал за надлежащее несение на судне вахтенной службы, обеспечение безопасности судна и находящихся на нем людей и грузов. Вахтенный помощник капитана, согласно «Уставу…», является старшим по всей вахтенной службе судна.

Задание 4. Проследите, какими способами и методами осуществляется доказательство тезиса в речи Я.С. Киселева по делу Бердникова. Чему служит опровержение? Отметьте в речи средства связи, период, вопросительные и сложные конструкции. Каковы их функции в речи?

Задание 5. Проанализируйте речь в защиту Артемьева (см. Приложение 1) с точки зрения ее убедительности. Все ли аргументы в ней являются истинными и достаточными для обоснования тезиса?

Задание 6. Пронаблюдайте логичность и убедительность речи Н.П. Кана по делу Далмацкого. Чем они достигаются?

Задание 7. В приведенных ниже текстах выделите период, определите его функции в речи.

1. Тот вывод, о котором упомянул господин прокурор, не имеет самостоятельного значения; он вполне совпадает с разрешением вопроса в смысле притворства. Как в самом деле формулирован этот вывод? «Нельзя не предположить, что показания, которые давал Караганов, объясняются, с одной стороны, забывчивостью, с другой стороны, желанием оправдать себя, показать, что он был всегда верным слугой своих хозяев». Но ведь это есть не что иное, как притворство. Когда человек имеет известную цель, к которой он подгоняет свои показания, когда он для достижения ее не отвечает на одни вопросы, отвечает бессмысленно на другие, тогда он притворяется (К.К.А).

2. По вопросу о биографических подробностях относительно подсудимой я, пожалуй, готов признать долю правды в мнении моего сотоварища по защите, что необходим предел таких исследований, дабы избегнуть излишнего влияния этих подробностей на силу настоящих улик… Но раз дело сделано, раз обвинение старается заглянуть в прошлое подсудимой и вызвало с этой целью несколько свидетелей, то нам уже надобно считаться с совершившимся фактом следственного производства (Ф.Н.П.).

3. Установление факта преступления — необходимое предположение обвинения, отправной его пункт. Как о подлоге не может быть речи, если документ или подпись подлинны; как неуместно рассуждать об убийстве, раз предполагаемая жертва находится в живых, так нельзя обвинять в отравлении, если причина смерти не отрава. Поэтому вам предстоит все внимание ваше сосредоточить сначала на вопросе о причине смерти (Н.И.Х.).

4. Благодаря практической изворотливости, свойственной людям, начавшим свое торговое поприще в качестве мальчика в лавке, Линевич, по словам знавших его, всегда лицемерно кроткий и услужливый, вскоре приобрел симпатию стариков Левенштейн и расположение дочери их Марии, на которую обратил свое внимание. Его постоянная заботливость об этой девушке, доходившая до предупреждения малейших ее желаний; рассказы о своей личности, о желании основать собственную семью с намеками, что первенствующая роль в этой семье будет принадлежать ей, Марии, в случае согласия ее соединить свою судьбу с его личной; наконец, сделанное им более категорическое предложение о вступлении в брак — все это не могло не возбудить в бедной молодой девушке, не имевшей притом никакой надежды на более лучшую будущность, первого и глубокого к нему чувства любви и привязанности; а постоянные уверения в честности своих намерений, о которых повторял он даже в сегодняшнем заседании, создали в обвиняемой безусловное к нему доверие (К.Ф.Х.).

Задание 8. На основе прослушанных речей подготовьте обвинительную

или защитительную речь на 5-7 минут, произнесите ее в аудитории перед микрофоном, затем проанализируйте с точки зрения логичности, убедительности, действенности. Не забывайте о четкой дикции, интонационно-выразительных средствах. Соблюдайте орфоэпические нормы.

Задание 9. Проведите конференцию на тему «Убедительность речи судебного оратора». Пригласите на нее прокуроров и адвокатов, выступления которых вы слушали в судебных процессах.

zinref.ru

Смотрите так же:

  • Пособия по рисованию для детей Детские развивающие игры, уроки, поделки Игры для детей, поделки, аппликации, оригами, раскраски, рецепты. Учебник по рисованию для детей Изобразительное искусство Книжная полка Наше новое приобретение - учебник по рисованию для первого […]
  • Жалоба на судоисполнителей Куда жаловаться на судебных приставов? Куда жаловаться на судебных приставов – такой вопрос нередко возникает у граждан, пытающихся вернуть долги при помощи судебных приставов-исполнителей. Конечного результата от приставов можно ждать […]
  • Правила монастырской жизни Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Правила поведения в монастыре — 15 монастырских правил Следуя 43 правилу VI Вселенского Собора, поступить в монастырь может любой христианин для спасения своей души и угождения Богу […]
  • Постановление почерковедческая экспертиза Постановление почерковедческой экспертизы В настоящее время экспертиза почерка является одной из наиболее востребованных видов экспертиз. Основанием для проведения исследования служит постановление почерковедческой экспертизы […]
  • Код права собственности Подтверждение права собственности на домен с помощью Google Analytics Если вы используете Google Analytics для отслеживания трафика веб-сайта в домене, вы можете подтвердить право собственности на домен и активировать G Suite с помощью […]
  • Следственный комитет комсомольск на амуре Комсомольский-на-Амуре следственный отдел на транспорте Адрес: 681013, Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре, ул. Красногвардейская, 34 Телефон: тел/факс 8 (4217) 54-36-88 Руководитель: Кутиков Дмитрий Сергеевич Заместитель […]

Обсуждение закрыто.