Кому принадлежала собственность на илотов в спарте

Спарта. Илоты

Особый статус илотов прекрасно чувствовали древние авторы. Недаром илотов они называли или рабами общины (Павс., III, 21,6), или государственными рабами (Страб., VIII, 5,4, p.365), подчеркивая тем самым их зависимость от спартанской общины в целом. От рабов классического типа илоты действительно отличались целым рядом привилегий : это право на семейную жизнь, на хотя и ограниченное, но владение частной собственностью (так по свидетельству Фукидида (IV, 26,6), в 425 г. до н.э. некоторые мессенские илоты имели собственные лодки). Их узаконенное прикрепление к земле, с одной стороны, ставило илотов в положение крепостных крестьян, но с другой, — гарантировало им и их потомкам сохранение определенного жизненного уклада. Между илотами и их хозяевами, спартиатами, стоял закон, который регулировал отношения этих двух социальных групп. Илоты, например, могли быть уверены, что их не продадут за границу, что с них не возьмут налог, больше установленной нормы, что распоряжаться их жизнью если кто и может, то только государство, а не частные граждане. Им также была дарована одна, по крайней мере, религиозная гарантия — право убежища в храме Посейдона в Тенаре.

В правовом отношении илоты, конечно, считались собственностью всего спартанского государства in corpore. Эта связь илотов с государством проявилась в целом ряде правовых актов, обеспечивающих государственный контроль над илотами, в таких, например, как криптии и ежегодное объявление эфорами войны илотам от имени всего полиса. Но феномен илотии заключается как раз в двойственной зависимости илотов как от государства, так и от их собственных индивидуальных владельцев. Конечно, права отдельных спартиатов по отношению к принадлежащим им илотам были ограничены, особенно в правовом отношении. Это ограничение прав частных владельцев, с одной стороны, вносило в образ жизни илотов известный элемент свободы, а с другой, — гарантировало им достаточно стабильное существование в рамках навязанной им социально-экономической системы. Так илоты вообще не являлись объектами купли-продажи: во всяком случае мы не знаем ни одного такого случая во всей спартанской истории. Каждый спартиат был ответствен перед государством за своих илотов ( Мирон у Афинея, VII,271 f ). Государство в данном случае выступало в качестве коллективного собственника илотов, а отдельные граждане — в качестве арендаторов. Именно поэтому права спартиатов-хозяев не простирались до освобождения илотов. Одно только государство могло их освобождать или продавать за пределы страны (Эфор у Страбона, VIII, 5,4, p..365).

Система полицейских и карательных мер по отношению к илотам носила также государственный характер. Во всяком случае, когда в наших источниках речь идет о смертной казни илотов, ее всегда осуществляла община. Своей экономической стабильностью илоты также отчасти были обязаны государству, которое регулировало эти отношения и лишало их хозяев возможности изменять строго фиксированные налоги.

Вмешательство государства в экономические отношения между илотами и их господами ставило своей целью сдерживать алчность господ и не давать им возможности полностью разорять илотов. Таким образом, хотя экономический прессинг и был значительным, однако государство гарантировало илотам строго фиксированный уровень налогов. Поэтому можно говорить об определенной экономической свободе илотов. Мы не знаем, насколько сами спартиаты были включены в хозяйственную деятельность. Скорее всего, их участие в подобного рода делах было минимальным, и илоты в повседневной жизни пользовались относительной свободой и самостоятельностью.

Такой надзор государства за экономическими взаимоотношениями илотов и их хозяев, может быть, является самым важным моментом, объясняющим и столь долгое существование илотии, и сравнительно низкий уровень «мятежности» илотов. Когда в 222 г. до н.э. царь Клеомен, испытывая серьезные денежные затруднения, предоставил илотам возможность выкупиться на волю, оказалось, что набралось около 6 тысяч илотов, способных заплатить за себя и свою семью довольно большую сумму в 5 аттических мин (Плут. Клеом., 23,1). Сама цифра — 6 тысяч илотов (а речь идет только о лаконских илотах) — свидетельствует о том, что экономическое положение их было весьма сносным. Ведь в общей сложности сумма их выкупа составила 500 талантов. Конечно, и в период классики, а не только позднего эллинизма, илотская элита вполне могла быть зажиточной и иметь достаточно средств для выкупа на свободу. Вопрос заключается в другом: пока спартанское государство было достаточно сильным, оно бесспорно сохраняло монополию на владение илотами. Вне зависимости от вопроса о реальной принадлежности илота, одно на всем протяжении спартанской истории оставалось бесспорным: только государство решало, где илоты должны жить и работать, когда и на каких условиях их освобождать, и конкретный спартиат не имел законной власти изменять эти решения. Поэтому думается, что пока государство было достаточно сильным и не нуждалось катастрофически в деньгах, механизм освобождения илотов вовсе не обязательно носил исключительно цензовый характер. Так, в период Пелопоннесской войны государство неоднократно отпускало на волю целые группы илотов, но не за деньги, а под условием их дальнейшей военной службы. Подобные массовые манумиссии, вызванные экстраординарными обстоятельствами, были явлением, характерным не только для Спарты. Афины, например, в конце Пелопоннесской войны, пребывая в состоянии крайней военной опасности, были вынуждены прибегнуть к исключительной мере — призвать взрослых рабов во флот, а после победы даровать им свободу (Аристоф. Лягушки, 33, 191, 693-694; Ксен. Гр. ист., I,6,24). Но если в Афинах государство выкупало отдельных рабов у их хозяев, чтобы потом призвать их на военную службу, то Спарта в этом не нуждалась, поскольку здесь само государство было de jure владельцем рабов.

Таким образом, между илотами и их хозяевами стояло государство, которое законодательным путем обеспечивало определенный баланс интересов как илотов, так и спартиатов. Греческие авторы, желая как-то объяснить те гарантии, которые брало на себя государство по отношению к илотам, ссылаются на древний «первоначальный договор», заключенный между победителями спартанцами и побежденными мессенцами (Эфор у Страбона, VIII, 5,4, p.365). Античная традиция связывает подобные «договоры рабства» не только со спартанскими илотами, но также с фессалийскими пенестами и гераклейскими мариандинами. Степень вмешательства государства в данном случае определялась корпоративными интересами всего гражданского коллектива.

В нашей традиции можно проследить деление всей массы илотов на две большие группы по «национальному» признаку — на мессенских и лаконских илотов. Эти две группы различны и по своему происхождению, и по времени образования, и по количественным характеристикам. Целый ряд фактов в спартанской истории можно удовлетворительно понять и истолковать, только предположив наличие известных различий в статусе лаконских и мессенских илотов.

Историко-географические реалии предполагают, что лаконские илоты должны были находиться в более привилегированном положении, чем мессенские. Различное отношение к этим двум группам илотов специально культивировалось спартанским обществом и было одним из основных принципов социальной политики Спарты. Подобное дифференцированное отношение к илотам было надежным средством для того, чтобы воспрепятствовать их объединению.

Согласно традиционной точке зрения, система илотии в Мессении сложилась на несколько веков позднее, чем в Лаконии, и была результатом двух Мессенских войн. Для Спарты борьба с Мессенией стала основным событием архаической эпохи. К концу VII в. до н.э. , после окончательного усмирения Мессении, основная масса мессенцев была обращена в илотов. С этих пор внешний мир стал вопринимать илотов преимущественно как мессенских илотов, тем более, что их численность намного превышала численность лаконских илотов. Не случайно у Фукидида, например, илот и мессенянин — синонимы (I, 101,2). По-видимому, положение мессенских илотов изначально было хуже, чем лаконских. Согласно Тиртею, по условиям Первой Мессенской войны илоты должны были отдавать своим господам половину урожая ( фр.5 Диль). Таким образом, система экономического давления на мессенцев изначально была достаточно суровой и жесткой. Возможно, и позднее мессенские илоты находились под большим экономическим прессингом, чем лаконские илоты. Но дело не только в экономическом факторе. Борьба со спартанскими эксплуататорами переплеталась у мессенцев с борьбой за восстановление национальной самостоятельности. Мессенские илоты, таким образом, в отличие от рабов классического типа, осознавали себя как единую национальную и социальную величину. И в таком своем качестве могли действовать на исторической арене.

Важно отметить еще один момент. В отличие от лаконских илотов, между спартанцами и мессенскими илотами вряд ли существовали какие-либо личные контакты. Мессенцы жили далеко от Спарты и были отделены от нее значительным горным барьером. Нужно думать, что спартанцы не привлекали мессенских илотов к военной службе и не использовали их в своих домах в качестве слуг. Для этого гораздо более подходили лаконские илоты. Поэтому говоря о личных контактах между илотами и их хозяевами, мы имеем в виду только лаконских илотов. Близость клеров, использование части илотов в качестве обслуги, конечно, приводили к возникновению каких-то личных контактов, тем более, что обладание илотами переходило по наследству от отца к сыну. В Спарте, таким образом, прослеживается тот же стереотип в отношении к рабам, что и в остальной Греции. В античной литературной традиции, в особенности в комедиях Аристофана, дается определенный литературный тип раба, наделенный целым рядом отрицательных качеств: обжорством, пьянством, склонностью к воровству, трусостью и т.д. Но когда речь идет о домашних рабах, особенно о кормилицах и педагогах, они, наоборот, становятся носителями целого ряда добродетелей: преданности, честности, порядочности. У Еврипида, например, подобного рода рабы нередко спасают своих хозяев от гибели (Электра, 286-287, 487 слл.; Ипполит, 176 слл., 433 слл.).

В литературной традиции встречается несколько трогательных историй о сотрудничестве илотов и спартиатов, выдержанных в духе патриархального братства (Гер., VII, 229; Плут. Лик., 28), но они скорее исключение из правила. Основной лейтмотив в их отношениях — это ненависть одних и страх других. Илоты, по словам Ксенофонта, были «готовы съесть спартанцев живьем» (Гр.ист., III, 3,6). Результатом таких отношений были илотские восстания, масштабы которых сопоставимы разве только с восстаниями рабов в Риме. Так в 464 г. до н.э. имело место самое крупное в истории Спарты восстание илотов. Оно вошло в историю под названием Третьей Мессенской войны (Фук., I, 103; Диод., XI, 64,4). Само название свидетельствует как о характере, так и о масштабах восстания, в котором приняли участие кроме илотов несколько периекских общин (Фук., I, 101,2). Только находчивость и оперативность царя Архидама, сумевшего предотвратить нападение илотов на Спарту, спасли спартанцев от грозящей им катастрофы (Плут. Ким., 16). В этом восстании принимали участие и лаконские, и мессенские илоты. И если спартанцам удалось довольно быстро подавить очаги сопротивления в Лаконии, то в Мессении война продолжалась еще десять лет.

По окончании восстания спартанцам пришлось заключить с мессенскими повстанцами договор, согласно которому им был предоставлен свободный выход из Мессении и возможность поселиться в Навпакте (Фук., I,103). Сам факт заключения договора с мессенскими илотами свидетельствует о том, что спартанцы воспринимали их достаточно серьезно. Для них мессенские илоты были одновременно и рабами и внешним врагом. Ведь те обладали известной политической и «национальной» солидарностью, которой не было и не могло быть у рабов классического типа. Помощь мессенским повстанцам со стороны афинян также свидетельствует о том, что греческий мир воспринимал их отнюдь не как обычных рабов. По словам М.Финли, мессенские илоты «вполне резонно внушали страх своим господам как потенциальные мятежники: ведь они были группой и, даже можно сказать, подчиненной общиной», с общей коллективной судьбой. То, что внешний мир воспринимал их именно так, видно, например, по тому, что, когда мессенские илоты были освобождены фиванцами в 370 г. до н.э., они немедленно были приняты греками как собственно греческая община. По-видимому, для греков основной отличительной чертой илотии было то, что илоты составляли пусть подчиненную, но общину, в которой отдельные члены никогда не теряли социальных и родственных связей.

По свидетельству Диодора и Плутарха, результатом восстания 464 г. до н.э. стало систематическое применение спартанцами репрессивных мер против илотов (Диод., XI, 63,7; Плут. Лик., 28, 12). Таким образом, часть наших источников связывает появление криптий не с Ликургом, а с Третьей Мессенской войной. Хотя, возможно, противоречивость наших источников в данном вопросе отчасти мнима. В результате илотского восстания 464 г. , скорее всего, давно уже существовавший институт криптий получил сильный дополнительный импульс к своему дальнейшему развитию и усилению.

Институт криптий, который шокировал даже почитателей Спарты (Плут. Лик., 28, 13), скорее всего, берет свое начало от примитивных обрядов инициаций, во время которых молодые воины должны были демонстрировать свое мужество, выносливость и ловкость, в том числе и с помощью убийства первого встречного. Этот пережиток в Спарте очень рано трансформировался в социально полезный институт. С какой легкостью спартанцы, прошедшие школу криптий, убивали людей по первому же подозрению, видно, например, из рассказа Ксенофонта о спартанском офицере периода Пелопоннесской войны Этеонике. Он, разыскивая заговорщиков из числа собственных наемников и приняв за такового первого же встреченного им хиосца, не задумываясь, приказал убить его (Гр. Ист., II, 1, 3).

Если в период архаики основным объектом нападения отрядов спартанской молодежи оставалась, очевидно, западная Мессения, где население никогда полностью покорено не было спартанцами, то теперь объект изменился. Институт криптий стал функционировать как исключительно антиилотское бандформирование, чья деятельность была освящена законом. Легитимность криптиям придавал своеобразный обряд — ежегодное объявление эфорами войны илотам (Плут. Лик., 28). Этот символический обряд являлся необходимым юридическим фасадом для самого существования криптий, этих тайных патрулей спартанских «чернорубашечников», состоящих на службе у государства. Для них убийство илотов было делом рутины.

Кроме криптий, которые носили регулярный характер и служили целям индивидуального террора, к результатам Третьей Мессенской войны можно отнести и обращение спартанцев к массовому террору. Мы знаем только один такой случай, который остался в истории, по-видимому, потому, что поразил современников своей масштабностью. Но, возможно, групповые акции насилия над илотами имели место и до и после той истории, о которой нам рассказывает Фукидид.

Так в начале Пелопоннесской войны, когда спартанцы занялись набором и обучением первых отрядов илотов, они провели демонстративную акцию устрашения, которая по-своему является уникальной во всей греческой истории. Как рассказывает Фукидид, они единовременно уничтожили две тысячи илотов (IV, 80,3-4). Сам Фукидид считает, что эта акция была вполне в русле обычной политики Спарты по отношению к илотам. У Мирона мы находим подтверждение тому, что в истории, рассказанной Фукидидом, нет ничего экстраординарного, кроме масштабности репрессалии. Согласно Мирону, для спартанского правительства было обычной практикой казнить илотов, отличающихся выдающимися физическими данными (Мирон у Афинея, XIV, 657 d).

Вероятно, именно спартанский опыт заставил греческих философов в своих проектах идеального государства отказаться от идеи формирования класса рабов из гомогенного в этническом и культурном отношении населения. Так Платон пишет: «Сколько случаев бедствий в государствах, которые обладают большим числом рабов, говорящих на одном языке» (Плат.Зак., 777 c-d ; ср.: Арист.Пол., 1330a).

Если проанализировать те немногие высказывания греческих авторов V — IV веков до н.э. (Фукидид, Критий, Ксенофонт, Платон, Аристотель), которые касаются илотии, мы убедимся, что все они единодушно делают акцент на существовании постоянного и сильного напряжения между спартиатами и илотами. Отсюда ими делается логический вывод об опасности для любого гражданского коллектива подобного типа рабства.

www.world-history.ru

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «ИЛОТЫ» в других словарях:

Илоты — Илоты[1] (ед. ч. др. греч. εἱλώτης) в древней Спарте земледельцы, находящиеся на промежуточном положении между крепостными и рабами. Происходили в Лаконии от местного ахейского населения, в Мессении от покоренных мессенцев (дорийцев). По другой… … Википедия

ИЛОТЫ — (гр. eilos, otos) 1) рабы в древней Спарте, первоначально набиравшиеся из порабощенного города Илоса. 2) порабощенные, бесправные люди. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ИЛОТЫ 1) рабы в древней Спарте … Словарь иностранных слов русского языка

ИЛОТЫ — (греч. heilotai) в Спарте земледельческая часть населения, собственность государства; были прикреплены к земельным участкам спартиатов. Эта категория сложилась, по видимому, в результате покорения дорийцами предшествовавшего населения Пелопоннеса … Большой Энциклопедический словарь

Илоты — ■ Ставить их в пример своему сыну; неизвестно только, где о них узнать … Лексикон прописных истин

ИЛОТЫ — I. • Έίλωτες, см. Helotes, Илоты. II. • Helōtes, Έλωτες, Είλωτες, Ει̉λω̃ται. При покорении коренных жителей Пелопоннеса победоносными дорическими пришельцами одна часть покоренных удержала личную свободу и право владения… … Реальный словарь классических древностей

ИЛОТЫ — I. • Έίλωτες, см. Helotes, Илоты. II. • Helōtes, Έλωτες, Είλωτες, Ει̉λω̃ται. При покорении коренных жителей Пелопоннеса победоносными дорическими пришельцами одна часть покоренных удержала личную свободу и право владения… … Реальный словарь классических древностей

Илоты — (от греч. heileo теснить, гнать) покоренное дорийцами земледельческое население Лаконии и Мессении, пребывающее с VII в. до н.э. в положении рабов (неразвитая форма античного рабства). Объяснение этимологии слова и. неоднозначно. Одни… … Античный мир. Словарь-справочник.

илоты — (греч. heilōtai), в Спарте земледельческая часть населения, собственность государства; были прикреплены к земельным участкам спартиатов. Эта категория сложилась, по видимому, в результате покорения дорийцами предшествовавшего населения… … Энциклопедический словарь

Илоты — (греч. Heilótai) покорённое дорийцами (См. Дорийцы) земледельческое население Древней Спарты. Подобно фессалийским пенестам и критским кларотам, И. считались собственностью государства и были прикреплены к земельным участкам клерам,… … Большая советская энциклопедия

Илоты — (гелоты, είλοτες и είλοται). Название И. древние производили, одни от имени г. Гелоса, завоеванного дорянами, жители которого были обращены в это состояние, другие от έλος низкое сырое место, следовательно, И. жители долины р. Эврота; в настоящее … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

dic.academic.ru

Урок «Древняя Спарта»

  • Познакомить учащихся с местоположением Спарты, составом населения, управлением, образом жизни.
  • Продолжать формирование умений делать выводы, простраивать причинно-следственные связи, сравнивать.
  • С помощью ИКТ-технологий создать яркие, запоминающиеся образы, связанные с историей Древней Спарты (см. Приложение 1)
  1. Актуализация
  2. Местоположение Спарты
  3. Состав населения
  4. Спарта как военный лагерь. Спартанское воспитание
  5. Управление
  6. Закрепление

Учитель напоминает, что среди 500 полисов Древней Греции два являлись центрами страны:

Афины и Спарта. Они были прямыми противоположностями(антиподами). Они резко различались по управлению, образу жизни, что ценилось в Афинах, то запрещалось в Спарте и наоборот. Вы наверняка слышали и еще не раз в своей жизни услышите такие слова: спартанское воспитание, лаконичная речь. Знаете ли вы, что стоит за этими словами? После выяснения учитель дальше перечисляет то, с чем ребята познакомятся на уроке. «Каждый день узнавать что-то новое»-это девиз Солона. Фронтально проводится повторение реформ Солона, актуализируется термин народное собрание и его роль в жизни Афин.

Обращаемся к слайду: вспомни то, что знаешь.

Составь логическую цепочку по принципу матрешки: в крупный объект входит мелкий.

Афины — Балканский п-ов — Аттика

А. власть народа

Б. власть знатных

В. власть немногих

На экран выводится слайд с картой: Пелопоннес- Лаконика- Спарта

Учитель сообщает, что Спарта является древнейшим городом Греции, возникшим еще в IX в. до н.э. во время последней волны переселения дорийских племен. Коренные жители Лаконики ахейцы были завоеваны дорийцами, которые и создали свой город-государство Спарту. В VII в. до н.э. спартанцы после ожесточенной войны присоединили еще одну область Мессению, которая также вошла в Спартанское государство.

Закрепляем. Итак, Спарта находилась в Южной Греции, на каком полуострове, в какой области?

На экран выводится соответствующий слайд.

  1. Собственно спартанцы или спартиаты составляли около 9-10 тыс. человек. Это самые полноправные жители этого государства, собственно его граждане. Только они имели право на участие в управлении государством.
  2. Периэки — свободное население, потомки коренных жителей Лаконики. Когда-то они добровольно подчинились дорийцам. Они занимались торговлей и ремеслом и только, чем-то другим им заниматься было запрещено. В управлении государством они не принимали участия и должны были платить дань спартанцам.
  3. Илоты — закабаленное население, коллективная собственность спартанцев. В чем же прявлялась закабаленность илотов? Они должны были заниматься только земледелием, обрабатывать землю спартанцев(земля была поделена между спартанскими семьями и илоты, предки которых жили на этой земле, обрабатывали участки спартанцев).Некоторые историки называют илотов рабами в Спарте. Но они отличались от рабов из других полисов.
    • Они были греки(в других полисах Греции спартанцев осуждали за то, что они закабаляли греков)
    • Жили на земле своих предков
    • Жили семьями
    • Продавать их было нельзя
    • Они принадлежали не отдельно взятому спартанцу, а всему государству .

Продавать их было нельзя, а вот убивать можно. Раз в году юношам выдавали мечи и отправляли бродить по окрестностям. Днем они прятались, а ночью убивали самых сильных, крепких илотов. Такие тайные убийства илотов назывались криптии. Криптия – тайная война против илотов.

— Как вы думаете, почему так поступали спартанцы? Как это связано с численностью этих групп населения?

Совершенно верно, спартанцы боялись сговоров и восстаний поэтому и устраивали облавы на безоружных людей.

Закрепляя этот материал, ребята перечисляют основные группы населения Спарты.

Спарта как военный лагерь

— Как вы думаете, чем собственно занимались спартанцы?

Показывается слайд с воином.

Спарта напоминала военный лагерь, где никому не разрешалось жить так, как ему хочется. Разрешалось только одно занятие- военное дело. Занятия торговлей, ремеслом, наукой, искусством были запрещены. Крепостных стен вокруг Спарты не было. Ее жители утверждали, что единственной надежной защитой города являются не камни, а храбрые воины. Война была для спартанцев как праздник, они шли в бой с песнями под звуки флейт.

Затем учитель рассматривает изоляцию Спарты от внешнего мира. Чужеземцы не приезжали в Спарту. Торговать с ними было запрещено, да и кому были нужны тяжелые железные деньги спартанцев(золотые и серебряные монеты были запрещены). Жители Спарты не имели права покидать пределы государства из боязни, как бы они не стали подражать чужой жизни.

— А чему подражать?

Здесь учитель раскрывает такую сторону жизни спартанцев как изгнание роскоши из обихода.

В других городах было много красивых украшений, богато убранные дома, вкусная пища. В Спарте все это считалось роскошью и изгонялось. Весь обиход, т.е. окружающая обстановка в быту должна быть грубой и простой. Спартанцы ели пищу, которую другие греки считали отвратительной(напр., похлебка из бычьей крови, чечевицы и чеснока).Даже обедать дома запрещалось, чтобы не привыкать к вкусной пище.

Спартанцев с детства воспитывали как будущих воинов. Новорожденных детей осматривали старейшины, после чего хилых и больных детей бросали в пропасть. Семилетних мальчиков забирали у родителей, распределяли по отрядам, в которых они вместе жили, обучались воинскому искусству, занимались гимнастикой. Спали мальчики на подстилке из тростника, круглый год ходили босыми, мылись холодной водой(горячая вода полагалась лишь несколько раз в году).Их кормили так, что часто хотелось есть и они вынуждены были добывать себе пищу, воруя ее. Дети и юноши должны были беспрекословно повиноваться старшим. Греки шутили, что чаще услышишь голос каменных статуй, чем голос спартанских мальчиков. Говорить мальчики могли только тогда, когда получали разрешение; при этом они должны были говорить кратко и точно. Краткую и ясную речь мы называем лаконичной.

— Почему такое название дано ясной и краткой речи? Вспомните как называлась область где жили спартанцы.

Например, спартанская женщина говорила сыну, уходившему на войну: «Со щитом или на щите». В Спарте считалось позором потерять щит, а тело воина доблестно павшего в бою, приносили на щите. Чтобы воспитать у мальчиков невосприимчивость к боли, их порой секли так, что некоторые умирали, но не смели закричать. Чтобы воспитать жестокость, их заставляли участвовать в криптиях; также старшие специально ссорили детей, чтобы в драках выявить, кто из них сильней и жестче.

Так что же такое спартанское воспитание, давайте кратко повторим. На экран выводится слайд «Спартанское воспитание».

Управление в Спарте

Учитель объясняет этот пункт плана, используя слайд с таким названием. Слайд также учит ребят схематизации материала.

Учитель предлагает ученикам подумать, как называлась форма правления в Спарте: аристократия, демократия или олигархия. Ученикам дается задание прочитать учебник на стр.145 (2 абз. сверху). После чего задается вопрос: можно ли считать управление в Спарте аристократией? Пятиклассники отвечают, что нет, т.к. спартанцы считали себя равными друг другу. Далее ученики читают учебник на стр.145 (2 абз. снизу) и выясняют, что в Спарте не было и демократии, потому что народное собрание не играло большой роли в управлении. Таким образом приходим к новому для учеников понятию олигархия- власть немногих и закрепляем этот термин соответствующим слайдом и записью в тетради.

Закрепление пройденного на уроке

Учитель предлагает ученикам разобраться как они поняли что представляет собой образ жизни спартанцев. Он объясняет, что образ жизни человека или народа раскрывает основные занятия, организацию жизни, быта, ценности. Далее организуется беседа, в которой уч-ся с помощью логически вытекающих друг из друга вопросов обозначают черты образа жизни спартанцев; по ходу беседы эти черты выводятся на экран.

1. Жизнь в Спарте — это жизнь в военном лагере

2. Жизнь подчинена войне и подготовке к ней

3. Спартанцам было запрещено заниматься ремеслом, торговлей, искусством, наукой

4. Суровое спартанское воспитание должно было подготавливать жителей Спарты к их основному занятию; этому же служили и криптии

5. Дети не принадлежали родителям

6. Роскошь была под запретом

7. Лаконичная речь

8. Изоляция от внешнего мира.

Аксиологическая цель урока формирует у пятиклассников ценностное отношение к спартанскому воспитанию, выясняем его плюсы и минусы и что означает это понятие в современных условиях. И далее выполняется упражнение, позволяющее запомнить месторасположение Спарты: составьте логическую цепочку:

Лаконика — Спарта — Пелопоннес — Балканский полуостров

Выполняются несложные упражнения, которые могут выполнить и самые слабые ученики.

1. Почему Спарту называли открытым городом?

За ее гостеприимство

За ее доброжелательное отношение к иноземцам

Из-за отсутствия в городе крепостных стен.

2. Почему все спартанцы были воинами?

Из-за устаревших законов

Из-за угрозы со стороны Афин

Из-за необходимости удерживать власть над илотами

В сильном классе может остаться время на разбор следующего задания: сравнить образ жизни Афинского полиса со спартанским образом жизни. При этом можно обратится к слайду «Образ жизни спартанцев».

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Древняя Спарта. История и обычаи

Спарта – древнее государство в Греции

Слава Спарты – пелопонесского города в Лаконии – в исторических хрониках и мире очень громкая. Это был один из известнейших полисов Древней Греции, который не знал смут и гражданских потрясений, а его армия никогда не отступала перед врагами.

Спарта была основана Лакедемоном, царствовавшим в Лаконии за полторы тысячи лет до Рождества Христова и назвавший город именем своей жены. В первые столетия существования города вокруг него не было никаких стен: они были возведены лишь при тиране Навизе. Правда, поздней они были разрушены, но Аппий Клавдий в скором времени воздвиг новые.

Создателем Спартанского государства древние греки считали законодателя Ликурга, время жизни которого приходится приблизительно на первую половину VII столетия до н. э. Население древней Спарты по своему составу разделялось в те времена на три группы: спартанцев, периэков и илотов. Спартанцы проживали в самой Спарте и пользовались всеми правами гражданства своего города-государства: им необходимо было выполнять все требования закона и они были допущены ко всем почетным общественным должностям. Занятие земледелием и ремеслом хоть и не было запрещено этому сословию, но не отвечало образу воспитания спартанцев и поэтому презиралось ими.

Большая часть земель Лаконии была в их распоряжении ее для них возделывали илоты. Чтобы владеть земельным участком, спартанцу было необходимо выполнить два требования: в точности следовать всем правилам дисциплины и предоставлять определенную часть дохода для сиссития – общественного стола: ячменную муку, вино, сыр и т. д.

Дичь добывали охотой в государственных лесах; сверх того каждый, приносящий жертву богам, посылал в сисситий часть туши жертвенного животного. Нарушение или невыполнение этих правил (по любой причине) приводило к потере прав гражданства. Все полноправные граждане древней Спарты, от мала до велика, должны были участвовать в этих обедах, при этом ни у кого не было никаких преимуществ и привилегий.

Круг периэков составляли также люди свободные, но они не были полноправными гражданами Спарты. Периэки населяли все города Лаконии, кроме Спарты, которая принадлежала исключительно спартанцам. Они не составляли политически целого города-государства, так как управление в своих городах получали только из Спарты. Периэки различных городов были независимы друг от друга, и в то же время каждый из них был в зависимости от Спарты.

Илоты составляли сельское население Лаконии: они были рабами тех земель, которые обрабатывали в пользу спартанцев и периэков. Илоты жили и в городах, но городская жизнь не была характерна для илотов. Им разрешалось иметь дом, жену и семью, продавать илота вне владений запрещалось. Некоторые ученые считают, что продажа илотов вообще была невозможной, так как они были собственностью государства, а не отдельных лиц. До наших времен дошли некоторые сведения о жестоком обращении спартанцев с илотами, хотя опять же некоторые из ученых полагают, что в таком отношении больше проглядывало презрение.

Плутарх сообщает, что каждый год (в силу постановлений Ликурга) эфоры торжественно объявляли войну против илотов. Молодые спартанцы, вооружившись кинжалами, ходили по всей Лаконии и истребляли несчастных илотов. Но со временем учеными было установлено, что такой способ истребления илотов был узаконен не во время Ликурга, а только после Первой Мессенской войны, когда илоты стали опасными для государства.

Плутарх, автор жизнеописаний выдающихся греков и римлян, начиная свой рассказ о жизни и законах Ликурга, предупредил читателя, что ничего достоверного сообщить о них невозможно. И все-же он не сомневался в том, что этот политический деятель был лицом историческим.

Большая часть ученых нового времени считают Ликурга личностью легендарной: одним из первых еще в 1820-е годы засомневался в его историческом существовании известный немецкий историк античности К.О.Мюллер. Он предположил, что так называемые «законы Ликурга» намного древней своего законодателя, так как это не столько законы, сколько древние народные обычаи, уходящие своими корнями в далекое прошлое дорийцев и всех других эллинов.

Многие из ученых (У.Виламовиц, Э.Мейер и др.) сохранившееся в нескольких вариантах жизнеописание спартанского законодателя рассматривают как позднюю переработку мифа о древнем лаконском божестве Ликурге. Приверженцы этого направления поставили под сомнение и само существование «законодательства» в древней Спарте. Обычаи и правила, которые регулировали повседневную жизнь спартанцев, Э.Мейер классифицировал как «житейский уклад дорийской племенной общины», из которой почти без всяких изменений и выросла классическая Спарта.

Но результаты археологических раскопок, которые проводились в 1906—1910-х годах английской археологической экспедицией в Спарте, послужили поводом к частичной реабилитации античного предания о законодательстве Ликурга. Англичане исследовали святилище Артемиды Орфии – один из самых древних храмов Спарты – и обнаружили много художественных произведений местного производства: замечательные образцы расписной керамики, уникальные терракотовые маски (больше нигде не встречающиеся), предметы из бронзы, золота, янтаря и слоновой кости.

Эти находки в большинстве своем как-то не вязались с представлениями о суровой и аскетичной жизни спартанцев, о почти совершенной изоляции их города от всего остального мира. И тогда ученые предположили, что законы Ликурга в VII столетии до н. э. еще не были пущены в действие и хозяйственное и культурное развитие Спарты шло так же, как и развитие других греческих государств. Только к концу VI столетия до н. э. Спарта замыкается в себе и превращается в тот город-государство, каким его знали античные писатели.

Из-за угроз мятежа илотов, обстановка тогда была беспокойной, и потому «инициаторы реформ» могли прибегнуть (как это нередко бывало в древние времена) к авторитету какого-то героя или божества. В Спарте на эту роль был избран Ликург, который мало-помалу из божества стал превращаться в исторического законодателя, хотя представления о его божественном происхождении сохранялись до времен Геродота.

Ликургу довелось приводить в порядок народ жестокий и возмутительный, потому надо было научить его сопротивляться натиску других государств, а для этого сделать всех искусными воинами. Одной из первых реформ Ликурга была организация управления спартанской общиной. Античные писатели утверждали, что он создал Совет старейшин (герусию) из 28 человек. Старейшины (геронты) избирались апеллой – народным собранием; в герусию входили и два царя, одной из основных обязанностей которых было командование армией во время войны.

Из описаний Павсания мы знаем, что периодом наиболее интенсивной строительной деятельности в истории Спарты был VI столетие до н. э. В это время в городе были возведены храм Афины Меднодомной на акрополе, портик Скиада, так называемый «трон Аполлона» и другие постройки. Но на Фукидида, видевшего Спарту в последней четверти V столетия до н. э., город произвел самое безотрадное впечатление.

На фоне роскоши и величия афинского зодчества времен Перикла Спарта казалась уже невзрачным провинциальным городком. Сами же спартанцы, не боясь прослыть старомодными, не перестали поклоняться архаичным каменным и деревянным идолам в то время, когда в других эллинских городах создавали свои шедевры Фидий, Мирон, Пракситель и другие выдающиеся скульпторы Древней Греции.

Во второй половине VI столетия до н. э. наступило заметное охлаждение спартанцев к Олимпийским играм. До того они принимали в них самое активное участие и составляли более половины победителей, причем во всех основных видах соревнований. В последствии, за все время с 548 до 480 года до н. э., победу одержал лишь один представитель Спарты – царь Демарат – и только в одном виде состязаний – скачках на ипподроме.

Чтобы добиться согласия и мира в Спарте, Ликург решил навсегда искоренить богатство и бедность в своем государстве. Он запретил употреблять золотые и серебряные монеты, которыми пользовались во всей Греции, а вместо них ввел железные деньги в виде оболов. На них покупалось лишь то, что производилось в самой Спарте; кроме этого, они были настолько тяжелыми, что даже небольшую сумму следовало перевозить на повозке.

Ликург предписал и уклад домашней жизни: все спартанцы, от простого гражданина до царя, должны были жить в абсолютно одинаковых условиях. В специальном предписании указывалось, какие можно строить дома, какую одежду носить: она должна была быть такой простой, чтобы не было места никакой роскоши. Даже еда должна была быть у всех одинаковая.

Таким образом, в Спарте постепенно богатство потеряло всякий смысл, так как пользоваться им было невозможно: граждане меньше начали думать о добре собственном, а больше о государственном. Нигде в Спарте бедность не соседствовала с богатством, как следствие, не было зависти, соперничества и других корыстолюбивых страстей, изнуряющих человека. Не было и жадности, которая частную пользу противопоставляет государственному благу и вооружает одного гражданина против другого.

Одного из спартанских юношей, который за бесценок приобрел землю, предали суду. В обвинении было сказано, что он еще очень молод, а уже соблазнился выгодой, в то время как корысть – враг каждого жителя Спарты.

Воспитание детей считалось в Спарте одной из основных обязанностей гражданина. Спартанца, у которого было три сына, освобождали от несения сторожевой службы, а отца пятерых – от всех существовавших обязанностей.

С 7-и летнего возраста спартанец уже не принадлежал своей семье: дети были отделены от родителей и начинали общественную жизнь. С этого момента они воспитывались в особых отрядах (агелах), где за ними надзирали не только сограждане, но и специально приставленные цензоры. Детей обучали читать и писать, приучали подолгу молчать, а говорить лаконично – кратко и четко.

Гимнастические и спортивные упражнения должны были развивать в них ловкость и силу; чтобы в движениях была гармония, юноши обязаны были участвовать в хоровых плясках; охота в лесах Лаконии вырабатывала терпение к тяжким испытаниям. Кормили детей довольно скудно, потому недостаток в пище они восполняли не только охотой, но и кражей, так как их приучали и к воровству; однако если кто попадался, то били нещадно – не за кражу, а за неловкость.

Достигнувших 16-ти летнего возраста юношей подвергали очень суровому испытанию у алтаря богини Артемиды: их жестоко секли, они же должны были молчать. Даже самый малый вскрик или стон способствовали продолжению наказания: некоторые не выдерживали испытания и умирали.

В Спарте был закон, по которому никто не должен был быть полней, чем это необходимо. По этому закону все юноши, не достигшие еще гражданских прав, показывались эфорам – членам выборной комиссии. Если юноши были крепки и сильны, то их удостаивали похвалы; юношей, чье тело считали слишком дряблым и рыхлым, били палками, так как их вид позорил Спарту и ее законы.

Плутарх и Ксенофонт писали, что Ликург узаконил, чтобы и женщины выполняли те же самые упражнения, что и мужчины, и сделались через то крепкими и могли рожать крепкое и здоровое потомство. Таким образом, спартанские женщины были достойны своих мужей, так как также подчинялись суровому воспитанию.

Женщины древней Спарты, у которых погибли сыновья, шли на поле битвы и смотрели, куда они были ранены. Если в грудь, то женщины с гордостью смотрели на окружающих и с почетом хоронили своих детей в отчих гробницах. Если же видели раны на спине, то, рыдая от стыда, торопились скрыться, предоставив хоронить убитых другим.

Брак в Спарте также подчинялся закону: личные чувства не имели никакого значения, потому как все это было дело государственное. В брак могли вступать юноши и девушки, физиологическое развитие которых соответствовало друг другу и от которых можно было ожидать здоровых детей: брак между лицами неравных комплекций не допускали.

Но у Аристотеля о положении спартанских женщин говорится совсем иначе: в то время как спартанцы вели строгую, почти аскетическую жизнь, жены их предавались в своем доме необыкновенной роскоши. Это обстоятельство заставляло мужчин добывать деньги зачастую нечестными путями, потому как прямые средства были им запрещены. Аристотель писал, что Ликург пытался и спартанских женщин подчинить такой же строгой дисциплине, но встретился с их стороны с решительным отпором.

Предоставленные сами себе, женщины сделались своевольными, предались роскоши и распущенности, они даже начали вмешиваться в государственные дела, что в конце концов привело в Спарте к настоящей гинекократии. «Да и какая разница, – с горечью вопрошает Аристотель, – правят ли сами женщины или же начальствующие лица находятся под их властью?» В вину спартанкам ставилось то, что они вели себя дерзко и нахально и позволяли себе роскошествовать, чем бросали вызов строгим нормам государственной дисциплины и морали.

Чтобы охранить свое законодательство от иноземного влияния, Ликург ограничил связи Спарты с иностранцами. Без разрешения, которое давали лишь в случаях особой важности, спартанец не мог покинуть города и выехать за границу. Иностранцам также было запрещено появляться в Спарте. Негостеприимство Спарты было самым известным явлением в древнем мире.

Граждане древней Спарты представляли из себя что-то вроде военного гарнизона, постоянно упражнявшегося и всегда готового к войне или с илотами, или с внешним врагом. Законодательство Ликурга приняло исключительно военный характер еще и потому, что то были времена, когда отсутствовали общественная и личная безопасность, отсутствовали вообще все начала, на которых зиждется государственное спокойствие. Кроме этого, дорийцы в весьма незначительном числе осели в стране покоренных ими илотов и были окружены полупокоренными или совсем не покоренными ахейцами, потому только битвами и победами они могли держаться.

Такое суровое воспитание, на первый взгляд, могло представить жизнь древней Спарты очень скучной, а сам народ несчастным. Но из сочинений древнегреческих авторов видно, что столь необычные законы сделали спартанцев самым благополучным народом в древнем мире, потому что везде господствовало лишь соперничество в приобретении добродетелей.

Существовало предсказание, по которому Спарта останется сильным и могущественным государством, пока будет следовать законам Ликурга и останется равнодушной к золоту и серебру. После войны с Афинами спартанцы привезли в свой город деньги, которые соблазнили жителей Спарты и заставили их отступить от законов Ликурга. И с этого момента доблесть их начала постепенно угасать…

Аристотель же считает, что именно ненормальное положение женщин в спартанском обществе привело к тому, что Спарта во второй половине IV столетия до н. э. страшно обезлюдела и лишилась своей былой военной мощи.

shtorm777.ru

Смотрите так же:

  • Департамент образования приказ 242 Приказ Департамента образования г. Москвы от 3 марта 2003 г. N 242 "О порядке окончания 2002/2003 учебного года в общеобразовательных учреждениях города Москвы" (утратил силу) Приказ Департамента образования г. Москвы от 3 марта 2003 г. N […]
  • Правила оон 24 Правила ЕЭК ООН N 24 "Единообразные предписания, касающиеся: I. Официального утверждения двигателей с воспламенением от сжатия в отношении выброса видимых загрязняющих веществ. II. Официального утверждения автотранспортных средств в […]
  • Приказ 302 н пункт 1 Приложение N 2. Перечень работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования) работников Переченьработ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и […]
  • Пособие по проектированию учреждений здравоохранения к снип 20802 Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная "ПОСОБИЕ ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ УЧРЕЖДЕНИЙ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ (К СНИП 2.08.02-89). РАЗДЕЛ IV - АМБУЛАТОРНО - ПОЛИКЛИНИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ" […]
  • После смерти василия 3 на престоле оказался иван 4 который правил в После смерти василия 3 на престоле оказался иван 4 который правил в После смерти Василия III (1533 г.) великим князем был провозглашен его старший сын трехлетний Иван IV Васильевич (1533 - 1584). Понятно, что реально править страной он […]
  • Казни пытки наказание Иван Васильевич и его профессия «Лента.ру» продолжает изучать «сложные вопросы» истории России, выделенные в ходе подготовки единого школьного учебника отечественной истории. Под номером пять значится вопрос о личности Ивана Грозного и […]

Обсуждение закрыто.