Юридический анализ статей уголовного кодекса это

Уголовное право

Особенная часть Уголовного права.

1. Особенная часть Уголовного права.

§ 1. Понятие и система Особенной части уголовного права

Уголовно-правовые нормы, предусматривающие наказание за отдельные виды общественно опасных деяний, в своей совокупности образуют Особенную часть российского уголовного права. Если нормы Общей части в целом определяют принципы, основания и пределы ответственности лиц, признанных виновными в совершении отдельных видов преступлений, то нормы Особенной части содержат конкретные уголовно-правовые запреты и устанавливают меры наказания, применяемые за их совершение. Общая и Особенная части составляют единое уголовное право России.

Взаимосвязь указанных частей уголовного права проявляется в том, что:

1) они призваны выполнять одни и те же задачи, предусмотренные ст. 2 УК;

2) они основываются на одних и тех же принципах уголовного права, закрепленных в ст. ст. 3 — 7 УК;

3) нормы Общей части содержат базовые понятия для всего уголовного законодательства, являются основой для реализации норм Особенной части; последние, в свою очередь, наполняют нормы Общей части конкретным содержанием;

4) при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, формально подпадающего под признаки конкретного состава преступления, предусмотренного Особенной частью, приоритетными признаются положения Общей части.

Однако это не умаляет относительной самостоятельности Особенной части уголовного права. Так, только в нормах Особенной части непосредственно очерчивается круг уголовно наказуемых деяний, содержится исчерпывающий перечень уголовно-правовых запретов, определяются виды, размеры (сроки) наказаний за их нарушение.

Вместе с тем нельзя ограничивать содержание Особенной части лишь названными обстоятельствами. Нормы-запреты, являясь доминирующими в указанной части уголовного права, не исчерпывают в целом его содержания. В предмет Особенной части входят и иные нормы, в частности нормы-определения и поощрительные нормы. В первых из них раскрываются соответствующие понятия, интерпретируются отдельные уголовно-правовые категории. Так, в ст. 331 УК дается понятие преступлений против военной службы, очерчивается круг действия норм гл. 33 УК, определяются особенности наказуемости данных деяний, совершенных в военное время или в боевой обстановке. В примечаниях к ст. ст. 201 и 285 УК содержится определение лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностного лица. Примечания к ст. 158 УК закрепляют общее понятие хищения, раскрывают содержание таких криминообразующих признаков, как «значительный размер», «крупный размер» похищенного, «помещение», «хранилище».

Поощрительные нормы, стимулирующие постпреступное поведение лица, предусматривают специальные виды освобождения от уголовной ответственности. К ним относятся, например, примечания к ст. ст. 126, 127.1, 204, 205, 205.1, 206, 208, 210 УК и др.

Конечно, поощрительные нормы и нормы-определения не отражают сущности Особенной части, так как они обусловлены не охранительной, а регулятивной функцией уголовного права. Но, будучи включенными в «ткань» Особенной части, эти нормы характеризуют тенденции российского уголовного права, направленные на расширение спектра его возможностей, усиление не репрессивных начал.

Таким образом, Особенная часть уголовного права — это совокупность норм, расположенных в определенном порядке, устанавливающих исчерпывающий круг деяний, признаваемых преступлениями, и конкретные наказания, назначаемые за их совершение, а также раскрывающих содержание отдельных уголовно-правовых предписаний либо предусматривающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности.

Появление Особенной части уголовного права исторически предшествовало возникновению его Общей части.

Под системой Особенной части понимается классификация норм в зависимости от особенностей родовых и видовых объектов преступлений и их расположение в соответствующих разделах и главах, а в пределах глав — в статьях Уголовного кодекса.

Таким образом, система Особенной части уголовного права России представляет собой систему Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая существенно отличается от предыдущих кодексов. Во-первых, изменены приоритеты уголовно-правовой охраны. На первое место поставлена защита личности, затем — общества, а потом — государства. Во-вторых, преступления классифицированы как по родовому, так и по видовому объектам. Однородные по своему характеру и социальной направленности деяния объединены в шесть разделов: преступления против личности; преступления в сфере экономики; преступления против общественной безопасности и общественного порядка; преступления против государственной власти; преступления против военной службы; преступления против мира и безопасности человечества (в уголовных кодексах многих стран эта глава стоит на первом месте, что более точно отражает социальную направленность и общественную опасность объединяемых ею преступлений).

Разделы Особенной части, в свою очередь, подразделены на главы. В основу такого деления положен видовой объект преступления. Внутри глав преступления классифицируются по непосредственному объекту (преступления, как правило, располагаются согласно принципу: от более тяжкого к менее опасному).

В соответствии со ст. 1 УК новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Уголовный кодекс. Это требование распространяется и на уголовно-правовые нормы, содержащиеся в так называемых комплексных, межотраслевых законах.

Уголовное законодательство предусматривает возможность принятия уголовно-правовых норм с ограниченным сроком действия, которые могут применяться самостоятельно, без их включения в Уголовный кодекс. Так, в ч. 3 ст. 331 УК устанавливается, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени. Законодательство военного времени действует автономно без инкорпорации в Уголовный кодекс, но лишь в период указанного времени.

В целом уголовное право, как уже говорилось, основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права. Однако это положение не относится к установлению круга уголовно наказуемых деяний. Нормы уголовного права, содержащиеся в международных договорах и конвенциях, не могут применяться непосредственно, они должны быть имплементированы во внутринациональное уголовное законодательство.

Значение Особенной части уголовного права заключается прежде всего в том, что ее нормы:

1) обеспечивают охрану наиболее важных общественных отношений;

2) предметно воплощают принцип законности (преступность и наказуемость деяния определяются нормами, только указанными в ней; применение аналогии не допускается);

3) обеспечивают реализацию уголовной политики государства;

4) содержат описание конкретных видов преступлений, что позволяет квалифицировать общественно опасные деяния;

5) позволяют осуществлять классификацию составов преступлений в зависимости от характера и степени общественной опасности на основной, квалифицированный и особо квалифицированный виды, что дает возможность дифференцировать ответственность виновного лица.

Система Особенной части уголовного права не совпадает с системой курса Особенной части уголовного права. Последняя намного шире, ее предмет охватывает не только соответствующую систему норм, но и другие элементы: научную классификацию преступлений; историю развития законодательства; исследование законодательства зарубежных стран; изучение социальной обусловленности и эффективности норм об отдельных преступлениях и т.д.

§ 2. Квалификация преступлений

Квалификация преступления — это установление и юридическое закрепление соответствия совершенного деяния признакам состава преступления, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой.

Квалификация понимается двояко: во-первых, как процесс установления соответствия конкретного деяния уголовно-правовой норме, т.е. логический процесс познания юридической сущности совершенного общественно опасного деяния; во-вторых, как результат, вывод, конечное суждение, полученное в результате процесса познания и содержащее юридическую оценку имеющегося преступления. В процессе познания используются логические категории понятия, суждения и умозаключения. В этом смысле квалификация представляет собой соответствующее умозаключение, при этом функцию большей посылки выполняет уголовно-правовая норма, меньшей — общественно опасное деяние, существующее в реальности.

О квалификации правомерно говорить в широком смысле, т.е. об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера и о квалификации в узком смысле, т.е. квалификации именно преступления.

Процесс познания юридической сущности общественно опасного деяния опирается на ряд предпосылок, т.е. предшествующую квалификации деятельность по установлению и оценке значимых с точки зрения уголовного права фактических обстоятельств совершенного преступления и личности преступника, поиску и уяснению содержания соответствующей уголовно-правовой нормы.

Квалификация преступления как процесс проходит в несколько этапов. Причем они выделяются по двум самостоятельным основаниям:

1) как часть единого рассматриваемого процесса;

2) как квалификация, даваемая на различных стадиях уголовного процесса.

В связи с этим количество выделяемых этапов колеблется от трех до четырех.

По первому основанию выделяется четыре этапа:

1) квалификация деяния как уголовного правонарушения, т.е. устанавливаются наиболее общие признаки деяния и на их основе определяется вид правоотношения;

2) квалификация деяния как преступления, посягающего на определенную сферу отношений; на этом этапе происходит констатация родовых признаков преступления, установление раздела Особенной части УК;

3) квалификация деяния как преступления, посягающего на определенную группу отношений, т.е. определяются его видовые признаки и глава Особенной части УК;

4) квалификация деяния как конкретного преступления по соответствующей уголовно-правовой норме; на этой же стадии осуществляется дальнейшая «идентификация» деяния в рамках статьи Особенной части УК, а при необходимости — и по статье Общей части УК.

Таким образом, процесс квалификации преступления осуществляется по принципу «от общего к частному».

Выделение этапов квалификации по стадиям уголовного процесса обусловлено определенной ее спецификой, связанной с процессуальной деятельностью по расследованию обстоятельств преступления, выявлению лица, его совершившего. В этом случае квалификация преступления осуществляется:

1) при возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК);

2) при привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК);

3) при изменении и дополнении обвинения (ст. 175 УПК);

4) в обвинительном заключении (ст. 220 УПК) и обвинительном акте (ст. 225 УПК);

5) прокурором при утверждении обвинительного акта вследствие изменения объема обвинения и квалификации действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении (ст. 226 УПК);

6) при назначении судебного заседания (ст. 231 УПК);

7) при постановлении приговора (ст. 299 УПК);

8) при апелляционном и кассационном рассмотрении (ст. ст. 389.26 и 401.14 УПК).

Полнота и точность квалификации зависят от стадии уголовного процесса. Например, при возбуждении уголовного дела она носит предварительный характер, так как органы предварительного расследования к этому моменту еще не обладают всей полнотой информации о совершенном деянии.

Квалификация преступления при постановлении приговора по существу означает итог работы органов предварительного расследования, прокурора и суда по установлению и уточнению юридической оценки содеянного виновным лицом. Квалификация, осуществляемая при изменении и дополнении обвинения, при утверждении прокурором обвинительного акта по обстоятельствам, указанным в законе, апелляционном и кассационном рассмотрении уголовного дела, скорее является исключением из общего правила, нежели характеризует процесс юридической оценки общественно опасного деяния.

Научные основы квалификации преступления базируются на определенных принципах, соблюдение которых обеспечивает точность установления уголовно-правовой характеристики совершенного посягательства.

Под принципом квалификации следует понимать то или иное исходное положение, сформулированное как наиболее общее правило, соблюдение которого является обязательным при квалификации любого конкретного преступления.

В литературе выделяются следующие принципы квалификации: объективность, истинность, точность и полнота.

Объективность как принцип юридической оценки совершенного деяния состоит в обусловленности квалификации двумя взаимосвязанными моментами: фактическими обстоятельствами совершения преступления и их подлинным уголовно-правовым значением. Это обеспечивается выполнением следующих требований:

1) объективности, полноты и всесторонности исследования обстоятельств дела;

2) правильности выбора уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за преступления данного вида, и объективности уяснения ее смысла;

3) пунктуальности и непредвзятости осуществления операций по установлению соответствия юридической модели преступления, данного законодателем в уголовно-правовой норме, юридическим признакам, присущим конкретному общественно опасному деянию, имевшему место в реальной действительности, и выявленным в ходе логического анализа и оценки фактическим данным, характеризующим квалифицируемое деяние.

В науке выделяются абсолютная и относительная истинность квалификации. Относительной истинность признается потому, что юридическая оценка не отражает всей совокупности обстоятельств уголовного дела, а ограничивается лишь признаками, лежащими в рамках состава преступления. Другие же признаки, хотя и имеющие определенное уголовно-правовое значение, при квалификации не принимаются во внимание. Относительная истинность также отражает диалектический характер соответствия квалификации фактическим обстоятельствам дела, установленным на определенной стадии уголовного процесса. Абсолютная истинность квалификации означает, что соотношение между уголовно-правовой нормой и фактически совершенным деянием установлено правильно.

Точная квалификация предполагает определение той уголовно-правовой нормы, которая с наибольшей полнотой и конкретностью описывает фактически имевшее место общественно опасное деяние. Это означает не только определение соответствующей статьи Особенной части УК, но и при их наличии части и пункта этой статьи.

Полнота квалификации требует установления всех уголовно-правовых норм, в которых хотя бы частично содержится характеристика совершенного преступления. Она достигается за счет выполнения следующих требований:

1) должны быть указаны все статьи Уголовного кодекса, которыми предусматривается ответственность за преступления, совершенные виновным лицом, а также все части и пункты этих статей;

2) при наличии в уголовно-правовой норме альтернативно определенных пунктов при квалификации перечисляются только те из них, которые фактически имеются в совершенном деянии;

3) необходимо указывать все обязательные признаки состава преступления независимо от того, закреплены ли они прямо в законе или нет;

4) должны быть установлены и учтены нормы Общей части УК.

В процессуальных документах следует отразить не только обязательные, но и факультативные признаки состава совершенного преступления.

В литературе принято делить квалификацию на два вида: официальную и неофициальную (доктринальную).

Под официальной понимается уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномоченными на это государством: работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями.

Неофициальная (доктринальная) квалификация — это соответствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников и т.д.

Как явствует из приведенного определения, доктринальная квалификация не находит отражения в процессуальном документе и по своей сути представляет собой не квалификацию общественно опасного деяния, а юридический анализ и юридическую оценку, не влекущие каких-либо правовых последствий, и фактически выступает теоретическим суждением о данной квалификации.

Квалификация преступления производится по определенным правилам — приемам, способам осуществления юридической оценки общественно опасного деяния. Эти правила частично закреплены в законе, выработаны теорией уголовного права и судебной практикой. Существенное значение для квалификации преступлений имеют постановления Пленума Верховного Суда РФ, которые в обобщенном виде содержат рекомендации по юридической оценке определенных видов или категорий преступлений, форм множественности, соучастия и т.д.

Законодательной моделью квалификации общественно опасного деяния выступает состав преступления, содержащий необходимые и достаточные признаки для признания лица виновным в совершении определенного преступления. Необходимыми эти признаки являются потому, что отсутствие хотя бы одного из них влечет отсутствие самого состава преступления. Достаточными они считаются потому, что для квалификации содеянного не требуется устанавливать какие-либо дополнительные признаки (сказанное не исключает необходимости выяснения других обстоятельств дела, но это осуществляется в иных целях).

Правила квалификации предусматривают ее исполнение по элементам состава преступления.

Так, по объекту преступления определяется, на какие общественные отношения было направлено деяние, что позволяет установить раздел, главу Особенной части УК, а затем и нарушенную уголовно-правовую норму. По объекту преступления разграничиваются между собой сходные деяния. Например, преступления против собственности и некоторые преступления против общественной безопасности, совпадая по другим признакам, отличаются по объекту преступления.

При квалификации преступления чаще всего используются признаки объективной стороны. При этом учитываются не только постоянные, т.е. указанные в уголовно-правовой норме, но и переменные признаки, т.е. содержащиеся в нормах иных отраслей права. Определенную сложность представляет квалификация преступлений, когда те или иные признаки объективной стороны отражены в законе в виде оценочных понятий, содержание которых необходимо конкретизировать в зависимости от ряда обстоятельств. Достаточно часто этот способ используется законодателем при описании преступных последствий. Например, в законе указываются такие виды последствий, как «иные тяжкие последствия», «крупный размер», «значительный ущерб» и т.д.

В процессе квалификации необходимо установить:

1) истоки оценочного признака;

2) его обусловленность характером и содержанием вреда и ущерба.

Кроме того, в законе, как правило, перед оценочным признаком указывается формализованный (конкретный или, иначе, демонстрационный) признак, отталкиваясь от которого можно уяснить его смысл. Это в полной мере относится и к другим признакам объективной стороны (например, к способу).

Признаки субъективной стороны при квалификации используются в нескольких направлениях и непосредственно отражают принцип субъективного вменения в уголовном праве России. Во-первых, юридическая оценка во многом обусловлена формой вины, поскольку в уголовном законодательстве ответственность дифференцируется в зависимости от умышленного или неосторожного характера деяния. Например, ст. 167 УК предусматривает ответственность за умышленное уничтожение или повреждение имущества, а ст. 168 УК — за то же деяние, но совершенное по неосторожности. В составах преступлений с так называемой альтернативной формой вины (т.е. когда преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности) установление вины не влияет на квалификацию преступления, но тем не менее влечет другие существенные правовые последствия.

Квалификация преступлений по мотиву и цели предполагает их учет:

1) как необходимого условия наступления уголовной ответственности за деяние, совершение которого без указанных в законе мотива и цели не является преступлением (например, любое хищение предполагает корыстную цель, а злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) в качестве мотива предполагает корыстную или иную личную заинтересованность);

2) как признаков, по которым один состав отграничивается от другого (например, преступление, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, отличается от преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 295 и 317 УК, мотивом посягательства: оно совершается в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга вообще, тогда как в указанных случаях имеет место соответственно месть за государственную или иную политическую деятельность, за осуществление правосудия, предварительного расследования или исполнение судебного акта, за деятельность по охране общественного порядка и обеспечение общественной безопасности);

3) как квалифицирующих признаков, изменяющих основной состав преступления на его квалифицированный вид (например, цель изъятия у потерпевшего органов или тканей образует квалифицированный вид торговли людьми — п. «ж» ч. 2 ст. 127.1 УК).

Квалификация по субъекту преступления производится с учетом возрастных критериев и наличия признаков, характеризующих специального субъекта преступления. Так, уголовная ответственность по общему правилу наступает с 16 лет, а за указанные в ч. 2 ст. 20 УК деяния — с 14 лет. Однако за целый ряд преступлений ответственность может наступить лишь при достижении виновным 18-летнего возраста. В некоторых случаях юридическая оценка участия лица в совершении какого-либо преступления зависит от его возраста. Так, участие в нападениях, совершаемых бандой, и в массовых беспорядках лица, не достигшие возраста 16 лет, подлежит квалификации не по ст. ст. 209 и 212 УК, а по статьям Уголовного кодекса за конкретно совершенные в составе банды или при массовых беспорядках преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14 лет.

Признаки специального субъекта в уголовном законе зачастую не указываются. В связи с этим при квалификации общественно опасного деяния необходимо обращаться к законодательству иных отраслей права. Кроме того, надо иметь в виду, что отсутствие признака специального субъекта не всегда означает отсутствие состава преступления вообще, а лишь свидетельствует о том, что деяние следует квалифицировать по норме, которая за это же преступление предусматривает ответственность общего субъекта.

Специальные правила квалификации преступлений используются при конкуренции и коллизии норм.

Конкуренция уголовно-правовых норм означает, что преступное деяние одновременно охватывается одной или более статьями Особенной части УК. Она отражает прием законодательной техники, уровень абстрагирования и конкретизации в законодательной характеристике преступления. Выделяется конкуренция общей и специальной норм. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то совокупность преступлений отсутствует, уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Конкуренцию следует отличать от коллизии норм. Коллизия — это противоречие имеющихся уголовно-правовых норм, обусловленное дефектом законодательства. Последняя может проявляться в виде пробелов правового регулирования, нарушения правил законодательной техники и т.д. Коллизии могут быть в самом Уголовном кодексе, могут проявляться между Уголовным кодексом РФ и Конституцией РФ, Уголовным кодексом РФ и международным правом. При квалификации необходимо иметь в виду следующее:

1) коллизия должна устраняться законодателем;

2) при наличии коллизии между Уголовным кодексом РФ и Конституцией РФ, Уголовным кодексом РФ и международным правом приоритет составляют Конституция РФ и международное законодательство;

3) в случае коллизии Уголовного кодекса РФ с другими кодексами приоритет имеют специальные нормы согласно предмету отраслевого регулирования.

Правильной квалификации придается большое социально-правовое, криминологическое и нравственное значение. Квалификация преступления выступает одним из важнейших этапов правоприменительной деятельности. Она позволяет отграничивать преступные деяния от непреступных; служит необходимой предпосылкой назначения справедливого наказания и определения условий его отбывания; является основанием признания уголовно-правового рецидива; влияет на решение вопросов об освобождении от уголовной ответственности, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, отсрочке отбывания наказания, применении амнистии, погашении или снятии судимости; выступает предпосылкой правильного применения норм уголовно-процессуального законодательства (о подследственности, подсудности, процессуальных сроках, мерах процессуального принуждения и т.д.).

Вопросы правильной квалификации непосредственно связаны с решением ряда криминологических проблем. В частности, верная юридическая оценка преступлений существенно влияет на отражение истинного положения дел с преступностью в уголовно-правовой статистике, позволяет разрабатывать адекватные меры профилактики и предупреждения преступлений.

Наконец, правильная квалификация преступлений имеет непреходящее нравственное значение. Она оказывает влияние на уровень правосознания населения, воспитывает уважение к деятельности суда и правоохранительных органов.

moodle.kstu.ru

СТРУКТУРА АНАЛИЗА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Достаточно большой имеющийся опыт преподавательской деятельности позволил сформулировать основные требования, которые следует предъявлять к студентам, изучающим курс «Особенной части Уголовного права России». Данные требования можно оформить в виде схемы, которую следует использовать при анализе конкретного состава Особенной части при устных ответах на семинарских/ практических занятиях, зачетах и экзаменах. Также указанную схему можно использовать при написании научных студенческих работ. Думается, данная схема будет небезынтересна и для преподавателей уголовного права, так как может быть использована при чтении лекций.

Сразу оговоримся, что анализу, безусловно, подлежит в первую очередь основной состав преступления. Если статья уголовного закона содержит квалифицированные составы (например, статья 158 УК РФ содержит в себе один основной состав и несколько квалифицированных) или несколько основных составов (например, статья 146 УК РФ содержит несколько основных составов), то при анализе сразу необходимо указать, какой состав анализируется. При этом, если анализируется основной состав, то анализ квалифицированных составов сводится к анализу признаков, которые отличают квалифицированные составы от основного.
Итак, анализ состава Особенной части Уголовного права представляется уместным начать с Общей характеристики. Общая характеристика включает в себя:
1. Указание на конструкцию состава: формальный, материальный, усеченный.
2. Указание на структуру состава: простой, сложный. Если состав по своей структуре является сложным, то необходимо указать его вид: с двойной формой вины, с альтернативными действиями и т.д.
3. Уместно также охарактеризовать статью и норму, в которой содержаться признаки состава: сколько составов содержит в себе статья, вид диспозиции (простая, описательная, ссылочная, бланкетная), вид санкции, указанный в статье.
Следующий элемент анализа – Правовое регулирование уголовной ответственности за данное преступление. Название несколько условно и сжато. Основной смысл – на данном этапе необходимо изложить:
1. Нормативные акты, которые помимо Уголовного Кодекса используются для регулирования ответственности за то преступление, признаки состава которого анализируются. Например, признаки тяжкого вреда здоровью помимо ст. 11 УК РФ содержаться в Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением правительства РФ от 17.08.07, а также в Медицинских критериях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом министерства здравоохранения и соц. развития РФ от 24.04.08. Не зная эти акты полно и достоверно охарактеризовать указанные в ст. 111 УК РФ признаки тяжкого вреда здоровью невозможно.
2. Акты толкования права, которые приняты Верховным и Конституционным судами РФ по данному составу.
Далее, необходимо прейти к анализу Объекта и предмета преступления и личности потерпевшего. В данном разделе необходимо:
1. Указать непосредственный объект преступления. Также вполне уместно указать родовой и видовой объекты. Если непосредственный объект имеет сложную структуру, необходимо указать основной, дополнительный или факультативный объекты.
2. Если состав является составом преступления, посягающего на личность или связанного с посягательством на личность, необходимо указать, какой вид личности потерпевшего содержит состав – общий или специальный, а также охарактеризовать специальную личность потерпевшего, раскрыв термины, которыми пользуется законодатель, описывая признаки личности потерпевшего, используя термины, указанные в законе, актах толкования права или общеупотребительную лексику. Например, в ст. 106 УК РФ законодатель говорит о потерпевшем – новорожденном ребенке. Признаки новорожденного ребенка в законе не указаны, тем не менее, для характеристики потерпевшего следует использовать терминологию, применяемую в медицине.
3. Далее, если состав содержит в себе признаки предмета, необходимо охарактеризовать предмет преступления, раскрыв термины, которыми пользуется законодатель, описывая предмет преступления, используя термины, указанные в законе, актах толкования права или общеупотребительную лексику. Например, признаки предмета преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ указаны в Законе «Об оружии».
Следующий этап анализа Объективная сторона состава. В данном разделе необходимо:
1. Дать общую характеристику объективно стороны. Для этого необходимо – указать элементы, из которых состоит объективная сторона состава. Для Материального состава это деяние, причинная связь, последствия, для формальных и усеченны – деяние. Указать форму деяния – действие или бездействие
2. Охарактеризовать деяние, раскрывая термины, которые использует законодатель, аналогично тому, как это сделано при характеристике личности потерпевшего и предмета преступления
3. Охарактеризовать признаки общественно – опасных последствий, если речь идет о материальном составе.
4. Охарактеризовать факультативные признаки объективной стороны состава – место, время, обстановку совершения прес
тупления.
5. Указать юридический момент окончания преступления.
Пятым элементом анализа является Субъект преступления. На этом этапе следует
1. Указать, какой субъект преступления – общий или специальный
2. Если субъект специальный, то следует охарактеризовать его, например, признаки субъекта – «должностное лицо» указаны в Примечании к ст. 285 УК РФ.
3. Также уместно указать на особенности соучастия со специальным субъектом. Например, лицо женского пола может быть только соисполнителем изнасилования.
Следующий элемент схемы анализа Субъективная сторона состава преступления. На этом этапе следует раскрыть
1. Форму и вид вины.
2. Факультативные признаки субъективной стороны.
Два последних пункта анализа – Признаки квалифицированных составов, а также Смежные составы и квалификация по совокупности.
Что касается квалифицированных составов, то, как мы уже замечали выше, подробно останавливаться на всех признаках квалифицированного состава. Достаточно описать только те признаки, которые отличают квалифицированный состав от основного. Данные признаки во много схожи, поэтому изложение данных, как правило, не представляет трудностей.
Что же касается последнего пункта, то на этом необходимо:
1. Указать наиболее типичные составы, смежные с анализируемым составом, указав признаки, которые позволят их разграничить.
2. Необходимо указать наиболее типичные случаи квалификации по совокупности. Например, типовыми случаями квалификации для преступления, предусмотренного ст. 131 УК РФ, является квалификация совместно с насильственными преступлениями.

Аннотация: в данной статье рассматривается схема уголовно-правового анализа состава преступления.
Annotation: in article the scheme analysis of structure of a crime is considered
Ключевые слова: состав преступления, методика преподавания уголовного права.
Key words: crime structure, a technique of teaching of criminal law.

losev-sg.livejournal.com

Юридический анализ состава преступления, предусмотренного статьей 322.2 Уголовного кодекса Российской Федерации

Страницы в журнале: 110-116

О.А. Михаль,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия, Омск [email protected]

Н.А. Черемнова,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия, Омск [email protected]

Анализируются объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 322.2 Уголовного кодекса РФ. Исследуются содержащиеся в ст. 322.2 УК РФ термины, анализируются примеры из практической деятельности.

Ключевые слова: фиктивная регистрация, место жительства, место пребывания, жилое помещение, понятие, признак, состав преступления.

Термин «фиктивная регистрация», так же как и «фиктивная постановка» на учет, имеет в своем содержании признаки, аналогичные (сходные) с термином «фиктивное банкротство». Объективная сторона последнего характеризуется действием, заключающемся в заведомо ложном объявлении соответствующим субъектом о своей несостоятельности. С субъективной стороны состав такого преступления характеризуется только прямым умыслом. Субъект осознает заведомую ложность производящегося им объявления о несостоятельности. Аналогично должно разрешаться толкование термина «фиктивность» применительно к ст. 322.2 Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве на свободу передвижения) [3] в ст. 322.2 УК РФ под фиктивной регистрацией гражданина России по месту пребывания или по месту жительства понимается регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации либо его регистрация в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в этом помещении, либо регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица. Таким образом, фиктивная регистрация предполагает обязательное наличие в действиях должностных и иных лиц, являющихся субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, признака заведомости, т. е. достоверного знания указанными лицами об отсутствии оснований для регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства.

В ст. 2 Закона о праве на свободу передвижения дается легальное (законодательное) толкование понятия «регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания» — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту пребывания, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте пребывания гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте пребывания. В этой же статье трактуется термин «регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства» — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту жительства, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте жительства гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте жительства.

Поскольку ст. 322.2 УК РФ размещена законодателем в главе о преступлениях против порядка управления, непосредственным объектом данного состава преступления будет являться законная деятельность должностных и иных лиц по порядку регистрационного учета граждан России по месту пребывания и по месту жительства, а также снятие гражданина России с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства. Размещение указанного состава преступления в главе о порядке управления, а не в главе о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (как, например, ст. 292.1 УК РФ — незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации) свидетельствует о том, что применительно к ст. 322.2 УК РФ речь идет не только о таком специальном субъекте преступления, как уполномоченное должностное лицо Федеральной миграционной службы (далее — ФМС), осуществляющее государственную услугу по регистрационному учету граждан России по месту пребывания и по месту жительства в пределах России, но и иных лицах, осуществляющих регистрацию граждан России по месту пребывания и по месту жительства.

Нельзя также относить к субъекту анализируемых преступлений, помимо уполномоченных должностных лиц ФМС, еще только таких лиц, которые хотя и не являются должностными, но в силу своих полномочий и профессиональных обязанностей осуществляют регистрацию граждан России по месту пребывания в гостинице, санатории, доме отдыха, пансионате, кемпинге, на туристской базе, в медицинской организации или другом подобном учреждении, учреждении уголовно-исполнительной системы, исполняющем наказания в виде лишения свободы или принудительных работ. Подобный вывод вытекает из анализа объективной стороны ст. 322.2 УК РФ, поскольку признание субъектом преступления только вышеперечисленных лиц приведет к тому, что не будут подлежать уголовной ответственности, например, частные лица, представившие заведомо недостоверные сведения или документы для регистрации; что в этом случае они будут подвергнуты лишь уголовному преследованию за подстрекательские действия по фиктивной регистрации уполномоченными лицами. В связи с этим невозможно было бы ставить вопрос об уголовном преследовании за фиктивную регистрацию лиц, которые уже зарегистрировались в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в жилом помещении, либо осуществили регистрацию гражданина России по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица.

Целью же принятого 21.12.2013 Федерального закона № 376-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [2] является в том числе усиление ответственности (вплоть до уголовной) за нарушение правил регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах России. Таким образом, речь идет не только об уполномоченных лицах, осуществляющих собственно регистрационный учет граждан, но и об общем субъекте преступления — частных лицах, регистрирующихся на законном основании в жилом помещении, но не имеющих намерения пребывать (проживать) в таком помещении, либо нанимателях (собственниках) жилых помещений, которые регистрируют на законном основании граждан Российской Федерации по месту жительства или по месту пребывания, но в то же время не имеют намерения предоставить жилое помещение для пребывания (проживания) указанных лиц. По этой причине органы регистрационного учета не имеют возможности направлять достоверные сведения о реальном месте жительства граждан России в налоговые органы (ст. 85 Налогового кодекса РФ), военные комиссариаты (ст. 4 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»), судебные органы и другие государственные органы при исполнении возложенных на них в соответствии с законодательством Российской Федерации функций. Органы миграционного учета не могут предоставлять также информацию о местонахождении иностранных граждан и лиц без гражданства, зарегистрированных в «резиновых домах», заинтересованным федеральным органам исполнительной власти. Это затрудняет прогнозирование миграционной ситуации и нивелирует саму идею миграционного учета.

УК РФ предусматривает устранение предпосылок для фиктивной регистрации граждан в жилых помещениях, различных спекуляций в данной сфере правоотношений и злоупотребления своими правами недобросовестных нанимателей (собственников) жилых помещений. Очевидно, что применительно к спекуляциям фиктивной регистрацией речь идет, как правило, о так называемой фактической продаже нанимателями (собственниками) регистрации по месту пребывания или месту жительства без намерения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица или, наоборот, покупку такой регистрации лицами, не имеющими намерения пребывать (проживать) в таком помещении. К подобным действиям по фиктивной регистрации могут быть отнесены обмен услугами (чаще всего — бесплатный ремонт квартиры), получение в дар чего-либо за такую регистрацию и иные незаконные действия. Из изложенного следует вывод, что уголовный закон на основе бланкетных норм, и в частности Закона о праве на свободу передвижения и ряда других нормативных правовых актов, к субъекту преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, относит общего субъекта преступления.

Таким образом, фиктивная регистрация понимается законодателем не только как какая-то поддельность (подложность) такой регистрации граждан России без соответствующих оснований, т. е. предоставление заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, но и как законная по процедуре регистрация таких граждан, но без намерения предоставления нанимателями для пребывания (проживания) жилых помещений.

Объективная сторона ст. 322.2 УК РФ состоит из трех видов альтернативных действий.

1) Регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации предполагает введение в заблуждение уполномоченных лиц, ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для снятия с регистрационного учета граждан России по месту пребывания и по месту жительства в России, об основаниях регистрации по месту пребывания или по месту жительства посредством представления поддельных документов, сообщения сведений или умолчания о фактах, которые имеют юридическое значение для законной регистрации.

Примером регистрации гражданина России по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации могут служить случаи из правоприменительной практики правоохранительных органов до введения в действие ст. 322.2 УК РФ, когда имелись случаи совершения общественно опасных деяний сотрудниками, уполномоченными на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, которые из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности регистрировали по месту жительства или месту пребывания граждан в жилых помещениях без ведома их собственников (нанимателей), что существенно нарушало права и законные интересы последних. Современный уголовный закон с принятием ст. 322.2 УК РФ позволяет квалифицировать подобные деяния по данной уголовно-правовой норме.

Встречались и случаи, когда отдельные лица, как являющиеся, так и не являющиеся должностными, были ответственны за прием и передачу в органы регистрационного учета документов граждан России по месту пребывания и по месту жительства в Российской Федерации, но из корыстной заинтересованности (например, продаже регистрации), не вносили в базу информационного ресурса регистрационного учета своего региона сведения о гражданах России по месту пребывания или месту жительства. Не во всех подобных примерах речь могла идти об уголовном преследовании, поскольку не все подобные лица относились к числу должностных, а какого-либо ущерба путем обмана своими действиями они не причиняли. Так, в частности, могли поступать паспортистки, которые регистрировали к себе граждан за плату, не внося сведения о них в базовый государственный ресурс, при этом в жилом помещении были установлены счетчики на все ресурсы потребления (воду, газ, электроэнергию) и никакого имущественного ущерба управляющей компании (или иной организации), оказывающей услуги по содержанию и ремонту жилья, они не наносили.

2) Регистрация гражданина Российской Федерации в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в этом помещении предполагает такую фиктивную регистрацию граждан по месту пребывания или месту жительства, которая не имеет умысла и цели пребывания (проживания) в жилом помещении. Термин «намерение» необходимо толковать в контексте того законодательства и практики, которое сейчас имеется. В частности в ст. 159.4 УК РФ под мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности понимается такое мошенничество, которое сопряжено с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него [4]. О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Таким образом, отсутствие намерения при совершении преступления законодателем и правоприменителем толкуется в том смысле, что преднамеренность характеризует собой прямой умысел, свидетельствующий о том, что умысел на обман или злоупотребление доверием при мошенничестве, так же как и умысел при фиктивной регистрации, должен возникнуть у гражданина до совершения деяния. Иными словами, применительно к регистрации гражданина России в жилом помещении фиктивной регистрацией будет признана такая регистрация, которая в момент ее оформления не имела за собой намерения со стороны такого гражданина пребывать (проживать) в этом помещении.

Об отсутствии намерения пребывать (проживать) в жилом помещении может свидетельствовать, в частности, большое количество зарегистрированных и (или) проживающих в жилом помещении граждан на момент регистрации гражданином России своего пребывания (проживания) в таком помещении вопреки нормам предоставления и учетной норме площади жилого помещения. Так, в соответствии со ст. 50 Жилищного кодекса РФ учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. В г. Омске, например, она составляет 15 кв. м на одного человека [1].

Вместе с тем, следует иметь в виду, что Закон о праве на свободу передвижения не подменяет уведомительного характера регистрационного учета граждан России, не предусматривает увеличение количества документов, представляемых при регистрации по месту пребывания и по месту жительства в пределах России, и по сути никоим образом не ограничивает права граждан России, связанные с частной собственностью, жилищные права, предусмотренные Конституцией РФ. Поэтому отсутствие учетной нормы площади жилого помещения может быть лишь одним из возможных доказательств отсутствия у гражданина России намерения пребывать (проживать) в этом помещении на момент регистрации и фиксации государственными органами такой регистрации.

При этом следует иметь в виду, что не может в соответствии со ст. 31 ЖК РФ рассматриваться как фиктивная регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства регистрация даже с превышением учетной нормы площади жилого помещения, если речь идет о членах семьи собственника жилого помещения. Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Следовательно, одним из возможных доказательств отсутствия намерения пребывать (проживать) по месту жительства или месту пребывания может быть такая фиктивная регистрация, которая не связана с признанием тех или иных граждан России членами семьи собственника жилого помещения, проживающими совместно с ним (собственником).

В исключительных случаях членами семьи собственника могут быть признаны и такие граждане, которые не состоят с собственником жилья ни в каких родственных или свойственных отношениях и не являются его нетрудоспособными иждивенцами. Условием признания этой группы граждан членами семьи собственника является то, что в свое время они были вселены собственником в принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение именно в качестве членов своей семьи (приживальцы). Такие случаи сами по себе являются исключением в соотношении с понятием семьи как объединением совместно проживающих граждан, связанных между собой браком или иными родственными узами. Однако вселение в качестве членов семьи и последующее проживание в жилом помещении совместно с собственником и другими членами его семьи становятся решающими факторами, которые обеспечивают единство совместно проживающих граждан, включая приживальцев, и являются основанием для определения состава семьи собственника жилого помещения.

В связи с этим необходимо иметь в виду, что ни ст. 322.2 УК РФ, ни ЖК РФ, ни законодательство в сфере миграции ни в коей мере не нарушают прав граждан, имеющих в соответствии с Конституцией РФ в собственности несколько жилых помещений и проживающих в одном из них. При этом он (собственник) имеет право предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение любому гражданину на основе договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, соответствующим образом зарегистрировав нанимателя в своем жилье без проживания совместно с последним.

Нельзя рассматривать как уголовно наказуемое деяние, квалифицируемое по ст. 322.2 УК РФ, и действия граждан России, зарегистрированных по месту жительства, но не зарегистрированных по месту пребывания в срок, превышающий 90 дней со дня прибытия гражданина в жилое помещение по месту пребывания, если умысел на пребывание в ином регионе возник у такого гражданина уже после того, как он зарегистрировался и реально проживал по месту его предыдущего жительства. Например, отсутствует уголовная ответственность в случаях, когда, имея регистрацию и постоянно проживая в г. Омске, гражданин переезжает через некоторое время (для проживания и работы) в Москву и там не регистрируется. Отсутствие регистрации по месту пребывания при наличии подтверждающих доказательств проживания по месту предыдущего жительства должно влечь для граждан Российской Федерации привлечение лишь к административной ответственности по ст. 19.15.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

3) Регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица предполагает такую фиктивную регистрацию граждан России по месту пребывания или месту жительства, которая не имеет умысла и цели предоставления жилого помещения для пребывания (проживания) в жилом помещении.

Понятие фиктивности рассмотрено выше. Отсутствие намерения при совершении преступления законодателем и правоприменителем также должно толковаться в том смысле, что преднамеренность характеризует собой прямой умысел, свидетельствующий о том, что при фиктивной регистрации такой умысел должен возникнуть у нанимателя (собственника) до совершения деяния. Иными словами, применительно к регистрации гражданина России в жилом помещении фиктивной регистрацией будет признана такая регистрация, которая в момент ее оформления не имела за собой намерения со стороны нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица.

Под фиктивной регистрацией иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации понимается регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в России на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, либо его регистрация в жилом помещении без намерения проживать в этом помещении, либо регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для проживания указанного лица.

Вместе с тем правоприменительная практика показывает, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, является только такой общий субъект, который непосредственно осуществляет регистрацию граждан России и иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении без намерения предоставить жилое помещение для проживания.

Так, Чхетиани Э.В., имея умысел на фиктивную регистрацию гражданина Российской Федерации и иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, во исполнение своего преступного умысла в начале января 2014 года обратилась к Чхетиани В.М. с предложением произвести регистрацию гражданина Российской Федерации (1) и иностранного гражданина (2) по адресу проживания последнего (Чхетиани В.М.) за денежное вознаграждение без намерения предоставить гражданину России и иностранному гражданину данное жилое помещение в качестве места пребывания. Далее Чхетиани Э.В., вступив с Чхетиани В.М. в преступный сговор, заведомо зная о том, что (1) и (2) не будут проживать по адресу регистрации в г. Сочи, имея корыстные побуждения в получении денежных средств от (1) и (2) за регистрацию данных граждан, 10 января 2014 г. в неустановленное дознанием время обратились в муниципальное унитарное учреждение г. Сочи «Информационно-вычислительный центр», где Чхетиани В.М. предоставил специалисту паспортно-регистрационного отдела необходимый пакет документов с целью дальнейшей регистрации гражданина Российской Федерации (1) по адресу в г. Сочи. В продолжение своего преступного умысла Чхетиани Э.В. совместно с Чхетиани В.М.

10 января 2014 г. в неустановленное дознанием время обратились в отделение управления по г. Сочи УФМС России по Краснодарскому краю в Хостинском районе, где Чхетиани В.М. предоставил специалисту-эксперту необходимый пакет документов с целью дальнейшей регистрации иностранного гражданина (2) по адресу в г. Сочи. Таким образом, Чхетиани Э.В. и Чхетиани В.М., преследуя свою цель, выразившуюся в фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации и иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации и получении денежных средств от регистрируемых ими граждан, вступили между собой в преступный сговор и совместно осуществили фиктивную регистрацию [5].

К сожалению, исходя из этого приговора и некоторых других, вынесенных судами в особом порядке судебного разбирательства по ст. 322.2 УК РФ, не ясно, имели ли граждане России и иностранные граждане намерение фактически проживать по месту пребывания в жилом помещении. Если изначально намерение на проживание у таких граждан отсутствовало, то такие лица должны являться субъектом данного преступления. Сами регистрируемые к уголовной ответственности не должны привлекаться, но это должно делаться лишь при условии, что в момент регистрации они желали проживать по месту регистрации — месту пребывания, но по каким-либо причинам в последующем фактически в нем не пребывали, например, если им после регистрации не было предоставлено жилое помещение. Фактически же судебная практика как по

ст. 322.2, так и по ее аналогу — ст. 322.3 УК РФ (предполагающей фиктивную постановку на учет иностранных граждан или лиц без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации) складывается таким образом, что привлекаются лишь регистраторы , а не регистрируемые. В частности, по приговору Уссурийского районного суда Приморского края Ф. была осуждена по ст. 322.3 УК РФ за фиктивную постановку на учет иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении.

Из приговора усматривается, что Ф. ставила на миграционный и регистрационный учет иностранных граждан, но фактически помещение для проживания им не предоставляла. Тем самым предоставляла при осуществлении миграционного учета заведомо ложные сведения об иностранных гражданах и месте их пребывания. Одним из доказательств по делу являлись показания свидетеля — старшего оперуполномоченного ОМВД России, который сообщил суду, что при проведении проверки в отношении Ф. им были установлены и опрошены иностранные граждане, которые фактически у Ф. не проживали, где данный адрес находится не знали, проживать по нему не собирались. Ф они никогда не видели, документы на постановку на учет отдавали посреднику, ему же отдали деньги за каждого члена семьи. При этом интересно, что по данному уголовному делу аналогичные показания дали и иные иностранные граждане, подтвердившие их на очной ставке с обвиняемой [6].

К сожалению, из содержания приговора (без обращения к материалам уголовного дела) не ясно, на каком основании прекращалось уголовное преследование в отношении иностранных граждан и посредника, которые осуществили постановку на учет по месту пребывания в жилых помещениях без намерения пребывать (проживать) в этих жилых помещениях. Как указывалось выше, субъектом преступления правоприменительной практикой фактически признается лишь принимающая сторона, не имеющая намерения предоставить эти помещения для пребывания (проживания). Хотя изначально у регистрируемых также зачастую нет намерения на проживание по месту постановки на учет и они должны являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.3 УК РФ или в аналогичных случаях — ст. 322.2 УК РФ.

Резюмируя изложенное, приходим к следующему выводу.

Фиктивная регистрация предполагает обязательное наличие в действиях должностных и иных лиц, являющихся субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, признака заведомости, т. е. достоверного знания указанными лицами об отсутствии оснований для регистрации гражданина России по месту пребывания или по месту жительства, регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, будут являться и лица, которые фактически осуществляют продажу нанимателями (собственниками) регистрации по месту пребывания или месту жительства без намерения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица. Или, наоборот, это могут быть лица, которые, не имея намерения пребывать (проживать) в таком помещении, осуществляют покупку такой регистрации.

Таким образом, фиктивная регистрация понимается законодателем не только в узком смысле как какая-то поддельность (подложность) такой регистрации без соответствующих оснований, т. е. предоставление заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, но и законная по процедуре (административным регламентам) регистрация, но без намерения принимающей стороны предоставить регистрируемым помещения для их пребывания (проживания) или такая регистрация, которая не имеет намерения у регистрируемых в проживании (пребывании) по месту регистрации.

1. Об установлении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма: постановление Мэра города Омска от 06.05.2005 № 251-п (ред. от 25.07.2011) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 21.12.2013 № 376-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: федер. закон от 25.06.1993 № 5242-1 (ред. от 21.12.2013) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2007 № 51 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

www.sovremennoepravo.ru

Смотрите так же:

  • Судимость дипломная Судимость и её значение Введение 2 Глава 1. Общие положения о судимости: историко-правовой аспект 4 § 1. Развитие судимости в уголовном законодательстве 4 § 2. Понятие судимости 7 § 3. Функции и значение судимости 11 Глава 2. Прекращение […]
  • Пунктуационные правила с примерами Пунктуация. Справочник для 5-11 классов Знаков пунктуации всего 10. Но на письме они помогают выразить всё многообразие оттенков смысла устной речи. Один и тот же знак может употребляться в разных случаях. И при этом играть разную роль. В […]
  • Пособие по истории для егэ 2018 ЕГЭ 2018. История. Типовые тестовые задания. 14 вариантов заданий. Авторы заданий - ведущие ученые, преподаватели и методисты, принимающие непосредственное участие в разработке контрольных измерительных материалов ЕГЭ. Типовые тестовые […]
  • Приказ 345 от 1973 Приказ Министерства транспорта РФ от 7 ноября 2013 г. N 345 "Об утверждении Обязательных постановлений в морском порту Кандалакша" Приказ Министерства транспорта РФ от 7 ноября 2013 г. N 345"Об утверждении Обязательных постановлений в […]
  • Кто оформляет страховку для выезда за границу Нужна ли страховка для выезда за границу Заранее спланированная поездка, и мечты о наслаждении красотой с познанием культуры другой страны могут померкнуть в сомнении о том, нужна ли медицинская страховка для выезда за границу? На самом […]
  • Перечислен с расчетного счета налог на прибыль Задача: составить бухгалтерские проводки и найти суммы операций Добрый день! Помогите, пожалуйста, решить задачу, срочно нужно. Заранее большое СПАСИБО. Хоз. операция, Дт, КТ, сумма 1. Поступили деньги в кассу с расчетного счета - на […]

Обсуждение закрыто.