Бесланский суд

Оглавление:

«Таким, как я, потерявшим все, теперь будет легче»

Матери Беслана добились признания своей правоты в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал нарушения права на жизнь и на эффективную правовую защиту по иску матерей Беслана к России. На практике в 85–90% случаев суд потом выносит решение в пользу заявителей, присуждая к выплатам серьезные суммы. Матери детей, погибших во время штурма школы, рассказали «Газете.Ru», почему они будут судиться с Россией до конца.

Фатима Дадаева потеряла в бесланской школе всю семью. На торжественную линейку 1 сентября 2004 года пошли ее муж Руслан и двое сыновей: десятиклассник Алан и восьмиклассник Аслан. Руслана террористы расстреляли на глазах у детей. Сыновья погибли во время штурма школы.

Среднюю школу №1 террористы захватили 1 сентября 2004 года и в течение трех дней удерживали в заложниках больше 1200 человек. Они сидели в спортивном зале школы без еды и воды. Часть заложников боевики расстреляли, 24 (в основном матерей с грудными детьми) отпустили в ходе переговоров с экс-президентом Ингушетии Русланом Аушевым. Однако большинство заложников погибли в ходе штурма, проведенного силовиками.

«Меня в школе не было, поэтому осталась жива, — говорит Дадаева и тяжело вздыхает. —

Сегодняшнего дня мы ждали очень много лет, мы так долго его ждали! Все эти годы мы судились, потому что хотим справедливости. Честного и всестороннего расследования и справедливого суда над теми, кто убил наших детей.

Скажу за себя: я морально удовлетворена решением Страсбургского суда, ведь по статистике в 85–90% случаев решение потом выносится в пользу заявителей».

«Мы не хотим, чтобы еще раз в России это повторилось, чтобы в заложников опять стреляли из гранатометов и танков, — объясняет Элла Кесаева, потерявшая в бесланской школе двух племянников. —

Для матери неважно, кто убил ее ребенка: террорист или военный. Мы преклоняемся перед бойцами «Альфы», которые погибли, спасая наших детей. Но ведь были и те, кто отдавал приказ на штурм школы, и те, кто его исполнял.

Любой — и террорист, и военный — должен знать: если ты будешь стрелять и погибнут мирные жители, то за это будет наказание. Это справедливо, так и должно быть».

Накануне решения в Страсбурге бесланские матери, обратившиеся в ЕСПЧ еще в 2007 году, снова пришли в спортзал школы, где погибли их дети и близкие. В руках у них были плакаты «Расстрелявшие школу огнеметами все еще у власти» и «2 июля ждем справедливого решения Европейского суда». Всего в ЕСПЧ подано 7 жалоб от 477 пострадавших и потерявших своих родных в бесланской трагедии. Все они требуют от властей РФ проведения объективного расследования всех обстоятельств случившегося.

«Мы обратились с исками против России, потому что те, кто отдавал приказы стрелять в наших близких, до сих пор находятся у власти и не понесли никакой ответственности. Мы 11 лет сами ведем расследование и знаем, что это генерал ФСБ Валентин Тихонов, вместе с генералом армии Владимиром Проничевым ставший Героем России за освобождение заложников «Норд-Оста», — рассказывает Кесаева «Газете.Ru». — Европейский суд дважды запрашивал материалы из уголовного дела №20/849 по гибели заложников в Беслане, которое до сих пор расследуется, но получил мало документов. Кто отдавал приказы? Кто вел переговоры с террористами? Кто принял решение открыть огонь по заложникам? Ответов на это нет.

Родственники погибших настаивали на эксгумации погибших, чтобы установили точную причину их смерти, но без согласия следователя это невозможно. 116 тел были обгоревшими, и эксперты провели только внешний осмотр.

Почему десятилетие страшного теракта не стало днем национальной скорби

А от чего они погибли? Потому что пожарные приехали поздно или потому что в них стреляли? Мы хотим знать правду! Пусть нам, наконец, ответят на эти вопросы!»

Адвокат матерей Беслана Кирилл Коротеев сказал «Газете.Ru», что решение ЕСПЧ означает признание достаточно обоснованными утверждений заявителей. Теперь с большой долей вероятности, по его словам, можно прогнозировать, что итоговый вердикт будет вынесен в пользу истцов. «Именно такого решения мы и ожидали», — говорит Коротеев. Когда именно будет вынесено окончательное решение, адвокат бесланских матерей прогнозировать не стал, поскольку процесс может занять еще достаточно длительное время.

«В дальнейшем будет рассмотрение дела по существу, в ходе которого и заявители, и правительство России смогут предоставить свои доказательства», — говорит Коротеев.

В ходе предыдущего этапа рассмотрения дела российские власти представили некоторые материалы объемного уголовного дела по расследованию событий в Беслане.

«Это очень интересное чтиво, из которого видно, что в оперативном штабе был бардак. Например, выяснилось, что существовало два состава оперативного штаба, которые почти не совпадали. Одним составом штаба руководил президент Республики Северная Осетия — Алания (на тот момент Александр Дзасохов. — «Газета.Ru»), другим — ФСБ. Некоторые члены оперативного штаба узнавали о том, что они являются таковыми, только после ликвидации террористов. Такая ситуация, в частности, имела место с министром по ЧС Республики Северная Осетия — Алания», — рассказывает адвокат.

Из представленных в ЕСПЧ материалов дела не ясно, кто принимал те или иные решения.

Еще один пример «бардака», по словам Коротеева, заключается в том, что «после освобождения школы началась, с одной стороны, очистка территории, когда бульдозеры сносили часть здания, а с другой — следователи пытались найти улики по делу».

«Из-за работы бульдозеров многие доказательства были просто уничтожены», — говорит он.

Приняв к производству иск матерей Беслана, ЕСПЧ при этом счел неприемлемыми жалобы 51 заявителя, а четырех человек из списка заявителей вообще удалил. Что касается признания части жалоб неприемлемыми, то речь идет «в основном о тех людях, которые не были в школе, но представляют интересы несовершеннолетних детей».

«Суд признал приемлемость их жалоб только в той части, где речь идет о детях, — поясняет Коротеев. — А несколько человек отказались от жалоб по каким-то своим соображениям».

По его словам, в октябре 2014 года, в день предыдущих слушаний в ЕСПЧ, в СМИ Северной Осетии появилась публикация одной из заявительниц, сообщившей, что она отказывается от жалобы, потому что «сейчас не время спорить с российским правительством». Однако остальные матери Беслана намерены потребовать от российских властей возмещения морального и материального ущерба. Впрочем, окончательная сумма пока не определена и будет уточняться.

Психостимулятор карфентанил, который, возможно, использовался при штурме «Норд-Оста», включен в список наркотических веществ

Это уже второе дело по громкому теракту с многочисленными жертвами из России, которое рассматривает ЕСПЧ. В 2003 году в Страсбург была подана жалоба по другому теракту — делу «Норд-Оста». В числе заявителей были 64 человека. 20 декабря 2011 года ЕСПЧ признал, что в ходе штурма захваченного террористами здания театрального центра на Дубровке российские силовики допустили нарушения. Но само решение о штурме, согласно вердикту суда, не нарушало права заложников. ЕСПЧ постановил, чтобы Россия выплатила заявителям порядка 1,3 млн евро.

Адвокат Игорь Трунов, который представлял интересы истцов, рассказал «Газете.Ru», что российские власти самим потерпевшим уже все заплатили.

«Но дело-то вовсе не в меркантильных интересах, — говорит Трунов. — ЕСПЧ постановил, чтобы Российская Федерация провела внутреннее расследование причин гибели людей — все иски упирались именно в это. Ведь основное количество заложников погибло не от рук террористов, а в результате применения неизвестного газа. Но Россия так и не выполнила решение ЕСПЧ в этой части, ссылаясь на то, что формула газа секретная».

По словам Трунова, согласно процедурным положениям ЕСПЧ, в случае неисполнения тем или иным государством решения суда истцы могут пожаловаться в Совет министров Совета Европы.

Около года назад такая жалоба была подана, но ответа пока нет. «Теоретически за неисполнение решений Европейского суда Россию могут лишить статуса члена ЕСПЧ. Но ведь это никому не нужно», — убежден адвокат.

Фатима Дадаева говорит, что она и другие бесланские женщины будут судиться до конца.

«3 сентября 2004 года моя жизнь кончилась, я потеряла все, — поясняет Дадаева. — Да, жизнь продолжается, Бог дает нам силы жить: некоторые заложницы родили новых детей, часть женщин усыновили чужих, я сама воспитываю Сережу, в сентябре ему будет уже три года. Эта трагедия не должна повториться, в заложников не должны стрелять, поэтому мы пойдем до конца».

Всего в результате теракта в Беслане погибли 334 человека, в том числе более 180 детей, а также освобождавшие их сотрудники МЧС и ФСБ. Спустя две недели после событий в Беслане ответственность за теракт взял на себя один из лидеров чеченских сепаратистов Шамиль Басаев. Единственным пойманным боевиком был Нурпаши Кулаев, его приговорили к смертной казни, но из-за моратория он отбывает наказание в колонии для пожизненно осужденных «Полярная сова» в Ямало-Ненецком автономном округе.

m.gazeta.ru

Решение ЕСПЧ по Беслану вступило в окончательную силу. Жалоба российского правительства отклонена

По информации юриста Правозащитного центра «Мемориал» Кирилла Коротеева, сегодня Европейский суд по правам человека отклонил жалобу российского правительства на вынесенное в апреле решение по жалобе бесланских потерпевших.

Напомним, ЕСПЧ признал российское государство виновным в нарушении права на жизнь бесланских заложников.

В частности, суд установил, что российские власти, имея информацию о готовящемся теракте, не смогли предотвратить трагедию, не смогли организовать на должном уровне контртеррористическую операцию и не использовали все возможности для освобождения заложников.

Страсбургский суд установил, что «силы специального назначения ФСБ РФ применяли в ходе штурма школы огнеметы, гранатометы, танки, а также огромное количество стрелкового оружия… Массовое применение оружия неизбирательного поражения государственными спецподразделениями, — посчитали в ЕСПЧ, — прямо противоречило главной цели контртеррористической операции и в данном случае никак не могло считаться «мерой крайней необходимости»…»

Также ЕСПЧ пришел к выводу, что российское правительство не смогло провести эффективное и доказательное расследование бесланской трагедии.

Представители российского правительства выразило категорическое несогласие с решением ЕСПЧ и обжаловало его.

Сегодня российскому правительству было отказано в передаче жалобы для рассмотрения Большой палатой ЕСПЧ. Таким образом, решение по бесланском делу вступило в законную и окончательную силу.

Россия должна выплатить истцам компенсацию в размере более 2,9 млн евро.

Читайте также

Дерзкое дело. Репортаж из Беслана, который дождался главного дня

1 сентября 2004 года террористы захватили заложников в школе №1 города Беслана. Они удерживали детей, их родителей и сотрудников школы два дня. 3 сентября в здании школы произошел взрыв, после которого силовики начали штурм. В результате теракта и последующего штурма погибли 333 человека. Большинство из них дети (186 человек). Пострадали более 700 человек.

www.novayagazeta.ru

Что случилось в Беслане 1 — 3 сентября 2004 года

Как дальше развивалось расследование и что сегодня решил Европейский суд по правам человека. Главное

В бесланской школе, 10 лет спустя. Фото: Елена Костюченко / «Новая газета»

13 апреля 2017 года ЕСПЧ присудил три миллиона евро родственникам погибших в 2004 году при теракте в школе Беслана. В деле было более 400 заявителей. Суд признал, что Россия не представила «удовлетворительных и убедительных доказательств» того, что использовала только необходимые и соразмерные средства для спасения людей. Проще говоря, что для спецслужб важнее было уничтожить террористов, чем спасти заложников. Спецкор «Новой газеты» Елена Милашина коротко рассказывает о том, что случилось в Беслане в 2004 году, как развивалось официальное расследование теракта и, наконец, почему сегодняшнее решение ЕСПЧ по делу Беслана важно для каждого из нас.

1 сентября 2004 года группа террористов беспрепятственно захватила школу №1 г. Беслана (республика Северная Осетия-Алания). Точное количество нападавших не установлено, официальное следствие говорит о 32 боевиках, из показаний свидетелей следует, что террористов могло быть в два с половиной раза больше.

В заложниках оказались 1128 человек, большинство из которых были дети.

С 25 по 31 августа 2004 года силовые структуры Северной Осетии, а также федеральные силовые структуры, получали информацию о возможной террористической атаке на осетинские образовательные учреждения, приуроченной к 1 сентября. За несколько часов до захвата министру внутренних дел РФ Нургалиеву поступила оперативная информация о готовящемся теракте в одной из школ Беслана, расположенном вблизи административной границы Северной Осетии и Ингушетии.

Тем не менее, школы Беслана в тот день практически не охранялись, сотрудники ГИБДД, которые должны были нести службу на посту около школы № 1, были переброшены для охраны федеральной трассы в целях обеспечения безопасного проезда президента Северной Осетии Александра Дзасохова. Школу № 1 охраняла невооруженная женщина – сотрудница местного РОВД. Она также оказалась в заложниках.

В 9.20 1 сентября появилась первая информация о захвате заложников. Практически сразу властям (как республиканским, так и федеральным) стало известно об огромном количестве заложников. В 11 часов 1 сентября прокуратура Правобережного района РСО-А (к которому территориально относится Беслан) возбудила уголовное дело по факту захвата более 600 человек. Тем не менее, 1, 2 и 3 сентября, вплоть до начала силовой операции, количество заложников, о котором сообщали все официальные структуры и государственные СМИ, варьировалось между 120 и 354. Позднее выяснилось, что информационным освещением контр-террористической операции в Беслане занимались двое командированных из Москвы сотрудников – сотрудник пресс-службы президента России Дмитрий Песков и сотрудник ВГТРК Петр Васильев. Информационная тактика по намеренному занижению количества заложников вызвала агрессию террористов и повлияла на их отношение к людям.

Вечером 1 сентября в Беслан прибыли заместители директора ФСБ Николая Патрушева — генералы Владимир Проничев и Владимир Анисимов, а также генерал Александр Тихонов, возглавляющий Центр специального назначения ФСБ РФ (группы «Альфа» и «Вымпел»). Именно генералы ФСБ взяли на себя реальное руководство оперативным штабом контр-террористической операции в Беслане. Однако официально штаб состоял из осетинских чиновников, большинство из которых даже не знали, что входили в этот штаб, и не принимали никаких решений. Возглавлял штаб президент Северной Осетии Александр Дзасохов, а потом начальник местного УФСБ Валерий Андреев. Позже на следствии и в суде они дали показания об истинной роли генералов ФСБ в руководстве оперативным штабом и контр-террористической операцией.

Несмотря на то, что террористы, захватившие заложников, пытались установить контакт с оперативным штабом, выдвигали свои требования и, значит, были готовы вести переговоры и отпускать заложников (2 сентября в школу был допущен бывший президент республики Ингушетия Руслан Аушев: ему позволили вывести из школы 24 заложника), переговоры с ними велись формально. Переговорщик Зандионов, который был уполномочен их вести, не знал (показания на суде) ни о требованиях террористов, ни о количестве заложников, ни о том, что террористы ведут переговоры с Аушевым. Также он не знал об освобождении Аушевым части заложников, о договоренностях с террористами о вывозе из школы тел мертвых заложников. С кем из террористов вел переговоры официальный переговорщик, следствие так и не установило. Записи этих переговоров следствию переданы не были.

Дзасохов, Аушев и Михаил Гуцериев (влиятельный олигарх ингушского происхождения) по собственной инициативе начали вести переговоры с представителем чеченских сепаратистов Ахмедом Закаевым о вовлечении в процесс освобождения заложников Аслана Масхадова. На тот момент Масхадов являлся избранным президентом независимой Ичкерии. Закаев и Масхадов дали согласие на участие в переговорах, если им гарантируют беспрепятственный проход к захваченной террористами школе. Информация о переговорах с Закаевым и Масхадовым появилась вечером 2 сентября. 3 сентября в 12 часов дня Александр Дзасохов выступил перед родственниками заложников и сказал, что в переговорный процесс должны войти новые лица. Они должны были прибыть в Беслан вечером.

Ровно через час в 13.03 и в 13.05 3 сентября в спортзале школы № 1 прозвучали два взрыва, после чего началась силовая операция по уничтожению террористов. Следствие утверждает, что причиной первых взрывов в спортзале был подрыв самодельных взрывных устройств (СВУ), которыми террористы заминировали спортзал. При этом выводы трех официальных экспертиз, которые должны были ответить на вопросы о том, какие именно СВУ, какой мощности и где именно взорвались, кардинально противоречат друг другу. В материалах следствия имеются выводы саперов 58-й армии о том, что СВУ, установленные террористами, взорвались много позже под воздействием высокой температуры — т. е. от пожара.

Беслан. После освобождения школы. Фото: EPA

Заложники, члены парламентской комиссии Северной Осетии и член федеральной парламентской комиссии, депутат от партии «Родина» Юрий Савельев (бывший ректор знаменитого питерского Военмеха, доктор технических наук, специалист в области физики и горения взрывов) выдвинули следующую версию. Причина первых взрывов – обстрел спортзала бесланской школы из огнеметов «Шмель» и реактивных противопехотных гранатометов, состоящих на вооружении спецназовцев ЦСН «Альфа» и «Вымпел». Эта версия подтверждена многочисленными свидетельскими показаниям и вещественным доказательствами. Под давлением фактов следствие признало, что в ходе силовой операции по уничтожению террористов спецназ ФСБ применял огнеметы, гранатометы, а также танки 58-й армии и боевые вертолеты. Однако следствие настаивало на том, что оружие массового поражения не применялось для стрельбы по спортзалу, его использовали исключительно против террористов, в то время, когда в школе уже не было живых заложников.

Следствие также утверждало, что заложники погибли от первых взрывов в спортзале. Однако экспертизы по установлению причин гибели заложников проводились «по наружному осмотру тел», что является грубейшим нарушением закона. Таким образом, остались неизвестными точные причины смерти заложников.

Также официальная версия следствия о том, что все заложники погибли от первых взрывов, опровергается официальным протоколом осмотра места происшествия (школы), проведенным следствием 4 сентября 2004 года. По версии следствия (и по показаниям заложников) террористы заминировали только спортзал школы № 1. Другие помещения школы заминированы не были. Заложники изначально содержались в спортзале. После первых взрывов выжившие заложники были перемещены террористами в другие помещения школы. После штурма в спортзале было найдено 116 тел погибших заложников. В других, не заминированных помещениях школы, было найдено 208 убитых заложников. То есть большинство заложников погибли не от первых взрывов, а в ходе штурма, когда применялись огнеметы, гранатометы и танки. Данные факты подтверждаются не только показаниями свидетелей, в том числе сотрудников полиции Правобережного района, но и видеосъемкой.

Широко распространенная информация о том, что после первых взрывов террористы стали стрелять в спины побежавших заложников, ничем впоследствии не подтвердилась.

Из тел заложников пули не извлекались и баллистические экспертизы не проводились, однако, подробная, практически поминутная видеосъемка бесланской школы и прилегающей к ней территории, сделанная в ходе штурма, свидетельствует об отсутствии доказательств прицельного огня по заложникам, самостоятельно покидающим взорванный спортзал.

После первых взрывов в спортзале пожара не было. Огонь стал распространяться в ходе последовавшего обстрела школы, как со стороны террористов, так и со стороны спецназа ФСБ РФ (на вооружении у которого были ГМ-94, способные спровоцировать возгорание). Первые очаги пожара в спортзале можно было потушить из огнетушителя (показания саперов 58 армии), однако руководивший штурмом школы генерал ФСБ Тихонов категорически запретил сотрудникам МЧС Северной Осетии выезжать на тушение пожара. Тушить пожар в спортзале начали только через четыре часа, когда огонь фактически уничтожил как следы первых взрывов (в том числе на крыше спортзала), так и тела заложников. Большая часть из 116 заложников, найденных в спортзале, обгорели до такой степени, что установить настоящую причину их смерти (пуля, взрыв или огонь) стало невозможным.

Информация о том, что первые взрывы стали полной неожиданностью для оперативного штаба, и что спецназ ФСБ бросился на штурм школы спонтанно, не соответствует действительности.

Два часа после первых взрывов школу обстреливали дистанционно, пытаясь уничтожить террористов оружием массового поражения (гранатометами, огнеметами, танками). Непосредственная зачистка школы от террористов силами спецназа «Альфы» и «Вымпела» началась только в 15.10, когда генерал Тихонов отдал соответствующую команду (зафиксировано материалами следствия и суда).

Все эти годы потерпевшие (заложники и родственники погибших) пытались заставить следствие расследовать факты, опровергающие официальную версию событий. Информация, кропотливо собранная потерпевшими, свидетельствовала о том, что первостепенной задачей власти 1-3 сентября 2004 года было именно уничтожение террористов, а не спасение заложников. Потерпевшие безрезультатно прошли бесчисленное количество судебных инстанций в России, но услышали их только в Европейском суде по правам человека.

Годовщина трагедии в бесланской школе. Фото: EPA

Читайте также

Дерзкое дело. Репортаж из Беслана, который дождался главного дня

Почему решение ЕСПЧ по делу Беслана важно для каждого из нас?

Потому что суд, наконец, четко сказал: у заложников есть право на жизнь, и никто не может его отменить, обосновав «мерой крайней необходимости», никак не доказав при этом, что «крайняя необходимость» в действительности была. Не доказав, что заложников в Бесланской школе нельзя было спасти другими способами, и единственное, что можно было сделать — стрелять по школе из огнеметов, гранатометов и танков.

Основные моменты решения ЕСПЧ.

Предотвращение теракта

Пункт 491 решения. Суд пришел к выводу, что, по крайней мере, за несколько дней до захвата бесланской школы власти располагали информацией о подготовке террористами, базирующимися на территории Малгобекского района Ингушетии, террористической атаки на образовательные учреждения 1 сентября. Власти имели достаточный уровень контроля над ситуацией и могли принять меры для снижения террористической угрозы. Однако, меры, которые были приняты, были явно не достаточны и несоразмерны этой угрозе и не способствовали ее предотвращению. Российские власти не сделали все возможное для предотвращения теракта в Беслане и тем самым нарушили право на жизнь своих граждан (статья 2 Европейской конвенции).

Расследование обстоятельств шутрма и причин гибели заложников

Пункт 516: Следствие не смогло собрать и зафиксировать достаточные данные об обстоятельствах штурма первой школы, что привело к фатальной (невосстановимой) неполноте официальных данных об обстоятельствах трагедии. Это в свою очередь способствовало необъективному и неполному расследованию трагедии, что является серьезным нарушением обязательств государства в соответствии со Статьей 2 Конвенции (права на жизнь).

О подготовке контр-террористической операции и функционировании оперативного штаба

Пункт 574: Суд пришел к выводу, что российские власти не смогли обеспечить должный эффективный уровень руководства оперативным штабом, ответственным за планирование и организацию спасения заложников. Таким образом, российское государство нарушило право на жизнь своих граждан.

О применении гранатометов, огнеметов, танков (оружия неизбирательного поражения) в ходе штурма школы

Пункт 527: Суд пришел к выводу, что официальное следствие не смогло адекватно расследовать необходимость и последствия применения оружия неизбирательного поражения в ходе штурма школы, а также убедительно доказать, что это оружие использовалось только для уничтожения террористов и ни один заложник не погиб от его применения.

Пункт 599: Суд пришел к выводу, что российское государство не смогло законодательно четко обеспечить приоритет права на жизнь своих граждан при силовом реагирования в ходе контртеррористических операций. Это выразилось в безнаказанности (отсутствии юридических последствий) для тех, чьи решения и действия по применению силы были не обоснованы или неадекватны с точки зрения фундаментального обязательства государства соблюдать и гарантировать право на жизнь своим гражданам.

Пункт 608: Суд пришел к выводу, что силы специального назначения ФСБ РФ широко и неизбирательно применяли в ходе штурма школы оружие массового поражения: огнеметы, гранатометы, танки, а также огромное количество стрелкового оружия.

Пункт 609: Суд пришел к выводу, что спасение заложников — главная цель контртеррористической операции. Массовое применение оружия неизбирательного поражения государственными спецподразделениями прямо противоречит достижению этой цели и в данном случае никак не может считаться «мерой крайней необходимости».

www.novayagazeta.ru

Кто понес наказание за теракт в Беслане?

Ирина Лагунина: Первого сентября 2004 года вооружённая группировка под командованием так называемого полковника Хачбарова захватила первую школу североосетинского города Беслан. В заложниках оказались 1128 школьников, их родителей и педагогов. Представители российской власти отказались вступить в переговоры с террористами. А третьего сентября, после двух взрывов, о причинах которых до сих пор спорят специалисты, начался штурм школы. В результате штурма погибли 333 человека, 186 из них были дети. Жители Беслана утверждают, что за прошедшее время они так и не узнали правды о трагедии в первой школе. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Кто понёс наказание за бесланский теракт? В канун третьей годовщины трагедии пострадавшие пришли к неутешительному выводу.

Аннета Гадиева: За Беслан наказаны мы, прежде всего наши дети, а потом уже мы. А больше никто не ответил. Мы знаем, что все, кто как-то был причастен из власти к бесланской трагедии, они все получили либо повышение, либо награды. Следовательно, для власти вопрос Беслана решился позитивно и она не считает, что кого-то она должна наказывать.

Олег Кусов: Так считает сопредседатель общественного комитета «Матери Беслана» Аннета Гадиева.

Бесланский журналист Мурат Кабоев, который уже на протяжении трёх лет собирает материалы о теракте в первой школе и его последствиях, привёл свой список наказанных.

Мурат Кабоев: Как ни странно, за такую трагедию бесланскую наказаны четыре человека – Кулаев, террорист, и трое женщин, которые в знак протеста, что амнистировали милиционеров, руководителей Правобережного райотдела милиции, без их присутствия на суде, не доказав их виновность или невиновность, амнистировали. Амнистируют обычно виновных. И в знак протеста разъяренные женщины разгромили здание суда. Троих из них оштрафовали. Сначала хотели отдать под суд, а потом подумали, что это чревато большими политическими последствиями и решили смягчить, оштрафовали по тысяче рублей каждую из этих троих женщин. И больше виновных нет.

Олег Кусов: Пострадавшие пытаются доказать вину конкретных лиц с помощью суда, но пока безуспешно, утверждает Мурат Кабоев.

Мурат Кабоев: Как рыба об лед бьются. Идут в суды, подают, допустим, в суд первой инстанции, в районный суд подают ходатайство о привлечении к уголовной ответственности конкретных лиц, вина которых доказана не следствием, а самими потерпевшими. У них есть аргументы с ссылкой на определенные статьи Уголовного кодекса, где они должны быть признаны виновными. Суд первой инстанции, допустим, удовлетворяет жалобу потерпевших, а Верховный суд отменяет решение суда первой инстанции. Уже несколько таких судов было, и это какая-то игра над потерпевшими, одни удовлетворяют их жалобы, а другая инстанция отменяет. И они уже не знают, куда еще сунуться, чтобы найти правду. И последняя инстанция, сейчас «Матери Беслана» подают в Верховный суд России.

Олег Кусов: Активистка общественного комитета «Матери Беслана» Рита Сидакова так обосновывает поданную судебную жалобу.

Рита Сидакова: Пришли террористы, такие сильные, профессионалы своего дела. Но наши профессионалы, которые в противовес должны защищать, оберегать, спасать, они не справились. То есть за то, что есть чиновники, есть генералы, есть структуры, которые призваны защищать, охранять, они не справились со своим заданием. И их как раз никого не наказали.

Олег Кусов: Другая общественная организация, занимающаяся расследованием теракта в первой школе, — «Голос Беслан» — пошла ещё дальше. Продолжает бесланский журналист Мурат Кабоев.

Мурат Кабоев: Организация «Голос Беслана» подала жалобу в Европейский суд. Жалоба подписана 89 потерпевшими. Они уже получили уведомление, что их жалоба получена и зарегистрирована. Теперь они ждут, как мне сказали, жетона о том, когда будут рассматривать их жалобу. Я не думаю, что власти смогут остудить пыл матерей, они будут до конца бороться. Они пока идут законными путями, но в дальнейшем их поведение трудно предусмотреть, на что они решаться, когда везде будут получать отказы и отмены в удовлетворении своих жалоб. От борьбы они не откажутся. «Голос Беслана» и «Матери Беслана» — две организации, которые настойчиво добиваются правды.

Олег Кусов: Одна из основательниц общественного комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева привела свой список чиновников, которые, на её взгляд, избежали ответственности за захват первой школы. Список начинается с районного руководства, а заканчивается высшим должностным лицом государства.

Элла Кесаева: Кто не наказан за Беслан и кто должен быть наказан. Я начну с бесланского руководства: мэр города Беслана, который получал информацию о том, что возможен теракт по буденовскому сценарию, не понес уголовной ответственности. Начальник РОВД города Беслана Айдаров, у которого была информация и который забаррикадировал буквально свой отдел милиции и фактически никак не отреагировал, нарушив закон о милиции. Руководитель ФСБ города Беслана, он не то, что не наказан, он сейчас руководит отделом по борьбе с терроризмом, работает в Москве. Далее министр МВД республики Дзантиев, руководитель ФСБ республики Андреев. Дзасохов не наказан, другие, не буду их перечислять, они менее известные лица, но тоже виноваты. В том числе министр МЧС, который вопреки своим служебным обязанностям и законам, слушался только генерала Тихонова, тем самым нарушил закон. Он не спасал и не тушил пожар. Далее идет министр МВД страны Нургалиев, тоже у нас есть конкретные документы. Идет далее директор ФСБ страны Патрушев, который сейчас, мы знаем, тайно награжден. Подозреваем очень сильно, что за Беслан. И вообще мы считаем, что руководство, действующая власть не то, что пострадала, а выиграла от теракта. Она использовала теракт, использовала кровь бесланских детей для того, чтобы укрепить свою власть. И далее идет непосредственно руководитель нашей страны, президент нашей страны Путин, потому что этот человек, по конституции вся власть в его руках абсолютно. И если бы действительно усомнился бы в действиях прокуратуры или силовиков, почему-то он не сомневается. И он имеет право сменить Генпрокурора за то, что не расследуется Беслан. Ничего этого нет. Нет наказанных, нет воли президента, чтобы расследовать, не чувствуем это практически, а есть конкретное повышение по должности. Практически все участники оперативного штаба получили повышение.

Олег Кусов: Среди тех, кто захватил в сентябре 2004 года бесланскую школу, по данным правозащитников и членов парламентских комиссий, было немало лиц, ранее объявленных в розыск. Об этом размышляет член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Александр Черкасов: Я не знаю, когда на эти вопросы будут даны ответы. Но если вопрошающий голос умолкнет, то можно этих ответов и не давать. Брутальность, маскирующая непрофессионализм и коррумпированность наших силовых структур, позволила людям, которых в разное время задерживали или которые находились в розыске, в итоге явиться в Беслан и совершить свое преступление. Но ведь вспомним Мовсар Бараев, командовавший захватом «Норд-Оста» в Москве, он, если верить официальным отчетам наших силовиков, до этого был трижды убит, последний раз где-то недели за две. Об этом тогда отчитывался полковник Подопригора, руководивший связями федеральной группировки с общественностью. Так что версии, базирующиеся на презумпции честности и профессионализма наших силовых структур, они могут завести расследование в тупик.

Олег Кусов: Это был член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

Правоохранительные органы и спецслужбы России не смогли ни предотвратить захват заложников, ни спасти их. Пострадавшие в Беслане опасаются, что ни один российский город впредь не застрахован от подобной трагедии. Говорит Элла Кесаева.

Элла Кесаева: В Беслане правоохранительные структуры, армия, спецслужбы, люди, которые спасать, защищать и обеспечивать безопасность граждан России и людей, которые проживают в стране, на самом деле они превысили свои полномочия и вместо того, чтобы спасать, применили танки, огнеметы. Вот это мы доказываем. Делают все, как будто законов в России нет ни для судов, ни для следствия, есть только понятия, круговая порука, что это люди нашей системы, что их нельзя выдавать. А выдавать нельзя по одной причине, что если они выдадут, раскроют какую-то часть правды, то пострадают вышестоящие и цепочка потянется. Люди, которые совершили преступление, нарушили закон, против них закон не работает. Каким образом можно предотвращать теракты в этой стране? Просто однозначный ответ – теракты в этой стране предотвратить нельзя.

Олег Кусов: После бесланской трагедии в политическом отношении пострадали и все граждане России, утверждает Элла Кесаева.

Элла Кесаева: Весь мир содрогнулся, ужаснулся, а власть ничего другого не нашла кроме того, как закрутить все демократические основы наши, выборность. Мало того, что мы пострадали, мы еще как граждане России пострадали, нас лишили возможности выбирать. Мы руководителя своей республики не можем выбирать.

Олег Кусов: На протяжении трёх лет в Северной Осетии продолжаются споры о том, что делать со зданием бывшей первой школы. Слово бесланскому журналисту Мурату Кабоеву.

Мурат Кабоев: Среди пострадавших очень много разногласий. Одни настаивают, чтобы построили на месте школы храм. Другие, чтобы внутри спортзала этот храм расположили. А третьи говорят: там были и мусульмане, почему храм? Но преобладает такое мнение, что на месте здания школы ничего не надо строить. Если уж есть такая необходимость, то где-нибудь на территории двора типа часовни и маленькой мечети. На мой взгляд, здание школы и спортзала не надо трогать. Надо только законсервировать, укрепить слабые места, накрыть пластиком, как спортзал накрыли и оставить, чтобы как наша трагическая история для потомков наших. Были проекты архитекторов разбить сад со скамейками. Мне кажется, что со временем молодежь забудет о том, что случилось, и там могут происходить на этих скамейках под тенью деревьев какие-нибудь аморальные поступки, распитие спиртных напитков. Бывали случаи, когда на Вечном огне у памятников погибшим в Великой Отечественной войне жарили шашлыки, грелись, распивали. Нельзя этого допустить.

Олег Кусов: Сопредседатель общественного комитета «Матери Беслана» Аннета Гадиева тоже считает, что разрушенную во время теракта первую школу стирать с лица земли нельзя.

Аннета Гадиева: С самого первого дня лично я считала, что эту школу убирать нельзя. И чем дальше, тем больше мы убеждаемся, тем больше у нас сторонников, что то, что есть, оно должно сохраниться. Там тройная смысловая нагрузка. Во-первых, то, на что способен человек, который превращается в дьявола. Второе – это то место, где мучились, где были последние дни наши дети. И третье – это как укор властям, которые не справились, допустили и не смогли. Вот эта смысловая нагрузка должна быть единой. А по поводу храма, мы, например, каждый день ходим туда и молимся. Просто ходим в спортзал несколько матерей, беремся за руки и молимся. Посылаем своим детям послания. Мы не против храма как такового православного на территории школы. Территория большая. В общем-то в столовой тоже очень много людей погибло, в коридоре. Каждый метр этой школы – это кровь, это страдания. Можно сделать храм Спас на крови, там везде кровь. А спортзал пусть будет как памятник. В идеале весь комплекс уже исторический. Но нам говорят – это тяжело. Тем, кто там был, им тяжело не было, а все, кто вокруг, им нужно продолжать жить. Другие говорят, что очень трудно сохранить в том виде, в каком это есть, что это все разрушается. Третьи говорят, так как это не признали памятником историческим, школа не охраняется. Там собираются не очень надежные элементы. А вообще каждый человек, который через себя пронес эту боль, считает, что это нужно для потомков сохранить.

Олег Кусов: Но среди бесланцев много и тех, кто больше не хочет видеть разрушенную школу и выступает за возведение на её месте православного храма. Говорит главный редактор районной газеты «Жизнь Правобережья» Эльбрус Тедтов.

Эльбрус Тедтов: По благословению Русской православной церкви, патриарха создают храм Спас на крови. Единственное требование к этому храму, чтобы спортивный зал сам по себе остался. Здесь у нас это мнение возобладало. Начали работать люди, уже подготовлен проект очень хороший с сохранением спортзала, с учетом мнений и требований большинства родителей, родственников погибших. Собственно говоря, я как человек светский, мое требование было, чтобы мемориал создать. Я не хочу, чтобы эта школа стояла. Мне она нужна, пока расследование не окончено, потому что там очень много нюансов, которые официальное следствие, к сожалению, ими не располагает, во внимание не берет. После того, как официальные следственные мероприятия, экспертизы будут проведены, я за то, чтобы школу закрыли, оставили спортзал, спортзал послужил основным, куда приходят прихожане в храм, чтобы он послужил, чтобы именно оттуда раздавалась молитва. Вы знаете, что Осетия многоконфессональная республика. Выражались мнения, что в том числе представители исламского духовенства. Получается так, что если православный, то почему не исламский и так далее. Видимо, исходя из того, что большинство погибших были все-таки православными. Да и, собственно говоря, большинство пострадавших выразили мнение, что обязательно нужен православный храм.

Олег Кусов: Другие жители Беслана считают, что возведение храма – это вариант уничтожения здания школы. Согласно этому мнению, власть стремится быстрее избавиться от наглядного доказательства своего крупного просчёта. Продолжает Элла Кесаева.

Элла Кесаева: Тема строительства храма лоббируется властью. Храм не должен быть. Школа должна стоять до тех пор, пока мы, потерпевшие, подали жалобу в Страсбургский суд, и Страсбург по нашей конституции является конечной инстанцией, мы имеем право после прохождения всех инстанций подавать в международные суды, в европейский суд. И до тех пор, пока решение Страсбургский суд не вынесет, никто по закону не имеет право разрушать и строить какие-то мемориалы. Если это сделают, это будет противозаконное решение – это на руку власти действующей. Здание школы – это вещественное доказательство преступления власти. Это лоббируется властью мы понимаем, для чего – для того, чтобы школы не было.

Олег Кусов: Говорила одна из основательниц общественного комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева.

Пострадавшие просят представителей власти избавить их от политического и религиозного противостояния.

Элла Кесаева: Почему мы еще не хотим, чтобы вообще спортзал трогали, с религиозной точки зрения. Мы считаем, что он должен быть вне политики как светской, так и религиозной. А на сегодняшний день мы видим, что лидеры религиозных конфессий, это было на протяжении всей истории, это и сейчас продолжается, они ведут между собой борьбу. И вот эту борьбу переносить опять же на школу, я думаю, кощунство.

Олег Кусов: Говорила сопредседатель общественного комитета «Матери Беслана» Аннета Гадиева.

Матери Беслана во что бы то ни стало будут искать правду о событиях трёхлетней давности. Слово активистки общественного комитета «Матери Беслана» Эльвире Туаевой.

Эльвире Туаева: Правда будет за нами. Бесланская трагедия не может остаться нераскрытой, потому что, я считаю, что из тех людей, которые должны защищать народ, сейчас делают палачей. И народ, общество, которое руками своих защитников совершает такое, у этого народа нет будущего. И мы ради памяти своих детей должны докопаться до этой правды. Это наш материанский долг. Я, например, с себя как с матери не снимаю ответственности, потому что все время своим детям говорили: вы ничего не бойтесь, пока мама и папа живы. И на наших глазах с нашими детьми сделали такое. И сегодня мы каждый день просим ув них прощения, что мы ходим по этой земле, а их нет с нами. У меня погибли дочь и сын. Сама тоже была с ними. И я все время говорю: к несчастью, сама вышла оттуда. Но все мы женщины, которые потеряли своих детей и остались сами в живых, мы считаем, что мы на этой земле еще не выполнили какую-то свою миссию. То ли для расследования мы остались, то ли еще для чего-то. На все эти вопросы мы стараемся получить ответ.

Олег Кусов: Говорит Аннета Гадиева.

Аннета Гадиева: Пока за Беслан виновные не понесут ответственности, в этой стране ничего не будет, в этой стране ничего не изменится. В этой стране нет светлого будущего, чтобы в нем росли в безопасности дети, такого будущего, наверное, нет.

Олег Кусов: Так считает сопредседатель общественного комитета «Матери Беслана» Аннета Гадиева. Три года пострадавшие пытаются отыскать правду о трагедии в первой школе и добиться наказания виновных. Пока им нечего записать в свой актив.

www.svoboda.org

Смотрите так же:

  • Выписка из базы данных реестра субъектов малого и среднего предпринимательства Вопросы и ответы Общая информация Субъектам малого и среднего предпринимательства Заказчикам товаров и услуг Реестродержателям Общая информация Единый реестр – это размещенная в открытом доступе база данных о субъектах малого и […]
  • Кто имеет право на пенсионное обеспечение Статья 3. Право на пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом Информация об изменениях: Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ в статью 3 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января […]
  • Закон хмао-югры о мерах социальной поддержки Закон хмао-югры о мерах социальной поддержки Правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры постановлением от 11 ноября 2017 года № 443-п "Об индексации размеров отдельных видов мер социальной поддержки, помощи и иных выплат" […]
  • Налог на имущество иваново 2018 года Налог на имущество иваново 2018 года от 24 ноября 2003 года N 109-ОЗ О налоге на имущество организаций (с изменениями на 6 июня 2018 года) ПринятЗаконодательным Собранием20 ноября 2003 года Настоящий Закон принят в соответствии с […]
  • Федеральный закон 296-фз Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в статьи 14 и 19 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 296-ФЗ"О внесении изменений в […]
  • Федеральный закон от 24101997 134-фз о прожиточном минимуме Федеральный закон от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ"О прожиточном минимуме в Российской Федерации" С изменениями […]

Обсуждение закрыто.