Адвокат игнатьев

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

По требованию прокуратуры Татарстана прекращен статус адвоката, который предпринял незаконное вмешательство в ход расследования уголовного дела

Прокуратура республики (Республика Татарстан (Татарстан)) . 23 августа 2010

Прокуратура Республики Татарстан провела проверку по обращению жительницы г. Казани, являющейся обвиняемой по уголовному делу о создании и деятельности преступного сообщества, организованного в целях незаконного оборота наркотических средств.

Женщина обратилась в прокуратуру с заявлением на неправомерные действия адвоката адвокатского центра Кировского района г. Казани Руслана Игнатьева.

Прокурорская проверка установила, что адвокат Игнатьев, будучи знаком с родственником одного из обвиняемых, неоднократно посещал заявительницу в следственном изоляторе и высказывал в ее адрес и в адрес ее семьи угрозы, требуя, чтобы женщина прекратила давать показания, изобличающие других обвиняемых в инкриминируемых им деяниях. Между тем, как пояснила заявительница, ни ее родственники, ни она сама с адвокатом Игнатьевым соглашения не заключали.

По итогам проверки, в связи с выявленными нарушениями требований уголовно-процессуального закона РФ и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прокуратура внесла представление начальнику Управления Министерства юстиции РФ по Республике Татарстан. По результатам рассмотрения акта прокурорского реагирования в отношении Игнатьева принято решение о прекращении статуса адвоката.

Кроме того, материал по данному факту направлен в следственные органы, для решения вопроса о возбуждении в отношении Игнатьева уголовного дела по ст. 309 УК РФ за принуждение к уклонению от дачи показаний.

genproc.gov.ru

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ»

НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ» ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ»7841000435

Связанные компании по руководителю
(аффилированность ? )

Руководитель юридического лица (председатель коллегии адвокатов)
Игнатьев Павел Васильевич, ИНН: 781417059337

Связанные компании КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» ИНН 7841000435
(аффилированность ? )

Описание деятельности компании:

КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» зарегистрирована по адресу: 191014, г Санкт-Петербург, улица Жуковского, 41. Председатель Коллегии Адвокатов — Игнатьев Павел Васильевич. Основным видом экономической деятельности является «». Также КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» работает еще по 1 направлениям. Размер уставного капитала — руб. Организация насчитывает 0 филиалов. Имеет 0 лицензии. НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ» ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» присвоен ИНН 7841000435, КПП 784101001, ОГРН 1037800090460 , ОКПО 44326820
Действует с 30.06.2003

Описание предприятия

Компания НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ» ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» имеет статус Ликвидировано, дата регистрации: 30.06.2003.

Председатель Коллегии Адвокатов — Игнатьев Павел Васильевич. Данное лицо также может являться руководителем еще в _____ (указать число компаний, где по ФИО и ИНН он может являться руководителем, данные ФНС, число должно быть кликабельным) и учредителем ________ (указать число компаний, где по ФИО и ИНН он может являться учредителем, данные ФНС, число должно быть кликабельным).

Компания КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» зарегистрирована по адресу: 191014, г Санкт-Петербург, улица Жуковского, 41, также по этому адресу зарегистрировано ____ компаний (указать число компаний по данным ФНС, в случае, если на данном адресе больше нет компаний, проставить число «0»).

Компании КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» были присвоены следующие коды: ИНН 7841000435, ОГРН 1037800090460, КПП 784101001, ОКПО 44326820

Основным видом деятельности компании КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» является еще 1 являются дополнительными видами деятельности. Размер уставного капитала компании составляет: — руб. Финансовая отчетность организации была предоставлена за период: __________________ (указать года, за которые компания предоставила отчетность, если годов несколько, через запятую).

Компания КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» является головной организацией и имеет в наличии 0 филиалов, а также ___________ (указать число, оно должно быть кликабельным, в случае отсутствия данных проставить «0) учрежденных предприятий и организаций.

Владельцами компании являются:
1. Скирда Константин Вячеславович с номинальной стоимостью доли
2. Размустов Дмитрий Юрьевич с номинальной стоимостью доли
3. Слободян Олег Алексеевич с номинальной стоимостью доли
4. Кирилкин Иван Николаевич с номинальной стоимостью доли
5. Игнатьев Павел Васильевич с номинальной стоимостью доли

Компания КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ИГНАТЬЕВ И КОМПАНИЯ» имеет 0 лицензий и свидетельств.

С момента создания компания проходила в Арбитражном суде как Истец — _________ раз (указать число), как Ответчик — ___________ раз, как Третье лицо — __________ раз. Выигранных дел в судах — ________ штук, на сумму ______________ рублей.

Также принимала участие в закупках — _________ раз, в качестве Исполнителя — _______ раз, на сумму — __________ рублей, в качестве Заказчика — __________ раз, на сумму ________________ руб.

Компания имеет ___________ (высокий, средний, низкий) риск налоговой благонадежности, _____________ (высокий, средний, низкий) риск финансовой благонадежности. В реестрах ФНС _____________ (значится или не значится).

Является ____________________ поставщиком (надежным или неблагонадежным).

Исполнительных производств по компании __________ (число).

Плановых проверок по компании _________ (число).

zachestnyibiznes.ru

В Ростове срывается «сделка»

«Анапское дело» начинает походить на витрину пороков судебной системы

Фото: «Новая газета»

«Анапское дело» начинает походить на витрину пороков судебной системы

В Северо-Кавказском окружном военном суде продолжается слушание «дела Зиринова и других», по которому шестеро подсудимых обвиняются в убийствах, совершенных в Анапе в 2002, 2004 и 2013 годах. Изначально оно выглядело не только чудовищным по фабуле (главный обвиняемый — крупный по меркам Анапы предприниматель и бывший депутат краснодарского Заксобрания), но и очень основательным с точки зрения доказанности. Однако по мере рассмотрения в суде в деле обнаруживается все больше нестыковок и просто недопустимых доказательств.

Но не только мы с возрастающим интересом следим за этим процессом. Он в центре постоянного, хотя и неафишируемого внимания высокопоставленных судейских чиновников, которым нравилось приезжать в Анапу. Между тем дело начинает походить просто-таки на выставку наиболее ярких и типичных пороков всей российской судебной системы.

Помимо самого факта незаконной передачи «анапского дела» из Краснодарского краевого в Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове (см. «Новую», № 42 от 22 апреля 2015 г.) процесс ознаменовался беспрецедентным отстранением от ведения дела защитника главного обвиняемого Зиринова — Анны Ставицкой — фактически в связи с занятой ею активной позицией перед присяжными (интервью с ней об этом — в «Новой», № 100 от 14 сентября 2015 г.).

На процессе (он продолжается с другим защитником) сейчас завершился допрос потерпевших, который добавил новых сюрпризов: в частности, они не подтвердили доводы следствия о мотивах Зиринова «заказывать» убийства, инкриминируемые «банде» (см. «Новую», № 121 от 2 ноября).

Из-за удаления адвоката в процессе нарушилась обычная последовательность исследования доказательств, и в начале ноября суд вернулся к допросу свидетелей, которые впервые начали появляться перед присяжными еще в августе. Из-за этой путаницы нам тоже придется вернуться к августовским судебным заседаниям.

Тогда свидетель Андрей Мирошников на вопрос судьи, будет ли он подтверждать свои показания, данные на следствии, или воспользуется статьей 51 Конституции (право не свидетельствовать против самого себя), ответил, что хотел бы уточнить, каким образом появились те его, давние, показания. Судья О. В. Волков сказал, что это не имеет никакого значения, и Мирошников отказался от дачи показаний по статье 51 Конституции (он был даже удален из зала, но возвращен по требованию обвинения).

Приглашенный его семьей адвокат Мирошникова Дмитрий Белоногов, который не был уведомлен о начале допроса его подзащитного и прилетел из Москвы лишь на следующий день, попытался вернуть суд к вопросу об обстоятельствах получения показаний Мирошникова в 2013—2014 годах, о которых ему стало известно из документов СИЗО в Краснодаре. Судья посчитал это заявление голословным. Тогда защитники подсудимых, основываясь на этой информации Белоногова, предложили истребовать из СИЗО личное дело Мирошникова, но судья и это ходатайство (еще в конце августа) отклонил.

После этого суд приступил к допросу другого свидетеля — Дмитрия Сапожникова, но тут последовало удаление из зала адвоката Ставицкой, которая, по мнению судьи, задавала слишком много вопросов. Процесс прервался (новый защитник, которого Зиринову назначил суд, попросил время для ознакомления с делом), а тем временем адвокат Белоногов от своего лица все-таки направил запрос в СИЗО — но теперь уже не Краснодара, а Ростова, куда был переведен Мирошников. Он даже успел получить официальный ответ…

Но тут мы тоже сделаем «перерыв в процессе», чтобы пояснить, почему эти с виду всего лишь процедурные сложности имеют такое значение. А заодно, может быть, и почему судья Волков проявляет такую нервозность.

Тут важно понимать, что доказательственная база обвинения по этому делу (она подробно рассмотрена нами в «Новой», № 42 от 22 апреля и № 97 от 7 сентября) основывается во многом на показаниях этих двух не совсем обычных свидетелей — соучастников: Сапожникова и Мирошникова, которые весной 2014 года были осуждены в особом порядке — по так называемой «сделке со следствием». Более важны показания даже не Мирошникова, который, по версии следствия, был всего лишь пособником в полутора (скажем, так) эпизодах из трех, сколько Сапожникова: он, согласно этой же версии, — непосредственный исполнитель всех трех убийств.

Сапожников на суде не сделал даже такой робкой попытки объясниться, как это сделал Мирошников, а просто ушел в глухой отказ «по 51‑й», то есть сидя в наручниках, слушал вместе с присяжными, как обвинение зачитывало его показания 2013—2014 годов, не подтверждая их и не опровергая. Активнее вел себя адвокат Сапожникова (тоже московский) — Алексей Игнатьев. Наш собкор в Ростове Виктория Макаренко сообщила, что 26 октября, после завершения «безмолвного» допроса Сапожникова, адвокат Игнатьев порывался заявить ходатайство о нарушении его прав, но суд не дал ему такой возможности — Сапожникова увел конвой.

Отказ ключевых свидетелей Сапожникова и Мирошникова повторить прежние показания вызывает целый ряд вопросов. Например: в чем именно их показания могли повредить им самим, если на их основании они уже были осуждены полтора года назад?

Мы связались с адвокатами Игнатьевым и Белоноговым в Москве и пригласили их в редакцию. Оба пояснили, что адвокат, безусловно, связан позицией своего подзащитного, но в исключительных случаях может занять и иную — например, если полученные им сведения позволяют предполагать самооговор.

Игнатьев и Белоногов были приглашены семьями Сапожникова и Мирошникова для их защиты на более поздних стадиях дел в суде. На стадии следствия «защиту» (смысл кавычек скоро станет ясен) Сапожникова вел адвокат Виктор Бурцев, ранее уволенный из Следственного комитета Краснодарского края, где, кстати, он работал в следственных бригадах вместе со следователями, которые вели и это «анапское дело». Мирошникова защищал также краснодарский молодой адвокат Б. Б. Прошкин.

Адвокат Игнатьев (прежде он работал в прокуратуре, где занимался, в том числе, надзором за местами лишения свободы) в 2015 году не раз обращался в УФСИН по Краснодарскому краю с просьбой предоставить ему возможность ознакомиться с личным делом Сапожникова. Краснодарское УФСИН под разными предлогами отказывало ему в этом, и такую возможность он получил только после передачи (по иронии судьбы — незаконной) всего «дела Зиринова» в Ростов и перевода в связи с этим Сапожникова в СИЗО Ростова-на-Дону.

В личном деле осужденного (подследственного) отражаются сведения о том, когда и на каком основании он покидал изолятор (колонию), а также когда и кто из «вольных» встречался с ним в местах лишения свободы. Сотрудники ФСИН (она отделена от следствия) предпочитают отражать такие сведения скрупулезно, не желая нести ответственность за все, что может случиться с заключенными.

Из личного дела Сапожникова становится очевидным, что в некоторые из дней, когда с ним проводились следственные действия «с участием защитника», адвокат Бурцев при них не присутствовал, а нужные следователю протоколы, по-видимому, подписывал позже. Так, 29 марта 2013 года (на четвертый день после задержания), когда Сапожников начал давать признательные показания якобы в присутствии адвоката в помещении УФСБ по Краснодарскому краю, по данным учета, он из СИЗО не вывозился, адвокат Бурцев к нему не приходил, зато в этот день дважды по два часа с ним разговаривал сотрудник Краснодарского УФСБ Турбин и трижды по часу и сорок минут — еще один сотрудник УФСБ.

Вообще оперативники УФСБ Турбин, Каримов и другие в первый период следствия не обделяли Сапожникова своим вниманием: только с марта по ноябрь 2014 года этих встреч в СИЗО было 44. Протоколы не велись, защитник не присутствовал. По данным СИЗО, адвокат Бурцев отсутствовал и при изъятии у Сапожникова образцов волос «путем выдергивания» — притом что один волос, найденный в сумке, где он якобы перемещал оружие, может оказаться ключевой «объективной» уликой против него. Не присутствовал Бурцев и при получении от Сапожникова ходатайства о досудебном сотрудничестве («сделке») 1 апреля 2013 года.

Точно такие же официальные сведения из Ростовского СИЗО получил и адвокат Мирошникова Дмитрий Белоногов, хотя к его подзащитному те же самые Турбин и Каримов приходили всего 20 раз — сообразно той менее важной роли, которую его показания играют в изобличении «банды». Визиты сотрудников УФСБ неизменно приходились на самые ключевые моменты следствия: перед важными признаниями, соглашениями о «сделке» и проверкой показаний на месте.

Кстати, при проверке на месте краснодарские адвокаты Бурцев и Прошкин не только присутствовали, но и — по впечатлению от видеоматериалов, представленных в суд, — подсказывали своим подзащитным, как найти то место, где они якобы зарыли два трупа в 2002 году.

Адвокат Игнатьев передал нам также фотографию с паспорта Сапожникова, который был выдан ему в СИЗО (в связи с тем, что до этого Сапожников, бывший боец подмосковного ОМОНа и человек сложной судьбы, был известен в Анапе как «Шолохов»). Для паспорта было использовано фото, сделанное при его поступлении в СИЗО вскоре после задержания. На нем, по мнению теперь часто встречающегося с ним адвоката, Сапожников едва узнаваем: распухшее лицо может свидетельствовать о побоях. Гематому отметил также врач изолятора, списав ее, со слов Сапожникова, на «тренировку», хотя осматривал он его настолько небрежно, что даже не отметил отсутствия фаланги большого пальца на правой руке.

Фалангу пальца и правый глаз Сапожников потерял в 1999 году, когда рядом с ним по неосторожности сработал взрывпакет. Адвокат Игнатьев добавил к этому, что «снайперу» Сапожникову для стрельбы без правого глаза полагалось бы оружие со специально смещенной мушкой прицела, о чем ни на следствии, ни в суде до сих пор речь не шла: автомат «Вал», из которого, по версии обвинения, он должен был 22 февраля 2013 года расстрелять казачьего атамана Нестеренко, но вместо этого убил его водителя, — стандартный.

Водитель автомашины, на которой, по версии обвинения, Сапожников приехал на место преступления и уехал, — Амар Сулоев (известный борец смешанного стиля, чемпион России) — на сделку со следствием не пошел, полностью отрицает свою вину и сейчас находится на общей скамье подсудимых вместе с другими.

Адвокаты Бурцев и Прошкин — не единственные, очевидно, «карманные», то есть удобные для следствия «защитники» в этом деле. После задержания подозреваемых весной 2013 года все шестеро были лишены возможности встретиться с адвокатами по соглашению сроком от месяца до полугода — об этом написала не только «Новая» и местные СМИ, но и правительственная «Российская газета» (от 5 июня 2015 года). Все подсудимые говорят об избиениях и пытках в этот период, а в одном случае факт пыток (электротоком) подтвержден врачами районной больницы.

Мы отлично понимаем, что все, что здесь изложено со слов защитников (зато не «карманных»), они должны были бы рассказать вовсе не в газете, а в суде. Но ведь этой возможности защита не получила. Между тем сам способ получения показаний этих двух ключевых свидетелей — Сапожникова и Мирошникова — требует проверки. В случае подтверждения сведений из СИЗО эти показания должны перейти в разряд недопустимых доказательств: присяжным надо указать, что при вынесении вердикта на них опираться не следует.

Рассказ адвокатов заставляет оценить и молчание Сапожникова и Мирошникова как акт мужества: ведь у них за спинами в зале суда снова сидели сотрудники ФСБ, занятые «оперативным сопровождением процесса», в том числе один из них был заранее откомандирован в Ростов из Краснодара. Впрочем, если бы эти два свидетеля стали повторять показания 2013—2014 годов, защита подсудимых могла бы задать им такие вопросы, ответить на которые было бы непросто.

Мы спросили Анну Ставицкую — раз уж судья Волков все равно вывел ее из этого процесса, — какие вопросы она задала бы Сапожникову и Мирошникову. Например, она бы спросила про пистолет. По начальным показаниям обоих, первое убийство было совершено из пистолета Макарова, второе тоже, но из другого такого же, затем в ходе последующих допросов эти два разных ПМ превратились в один. Но присяжным был продемонстрирован не пистолет Макарова, а более редкая система 6 П9 — превращение ПМ в 6 П9 в их показаниях произошло только после того, как это специфическое оружие было обнаружено в тайнике во Франции. Ставицкая хотела бы спросить (например), зачем было рисковать и вывозить на пароме во Францию ствол, из которого в России было совершено два убийства? Как вообще выглядел маршрут Сапожникова и Мирошникова на автомобиле во Францию и обратно в мае 2012 года? Наконец, как Сапожников, разбирающийся в оружии, мог перепутать ПМ и 6 П9, о которых даже эксперт обвинения сказал, что они не похожи?

«Анапское дело» ставит не только многочисленные частные вопросы перед судом присяжных, но и системные — прежде всего о том, во что профессиональные судьи превратили «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» (глава 40 УПК РФ в редакции 2003 года). Особый (упрощенный) порядок предполагает признание вины в обмен на сокращение шкалы наказания на треть. Но на практике в этом случае суд сводится лишь к определению срока наказания, доказательства не исследуются — хотя судье самооговор (как, возможно, в рассматриваемом нами случае) может быть не менее очевиден, чем защите. Число приговоров, вынесенных «в порядке сделки», год от года растет.

Извращаемый российским правосудием механизм «сделки» все чаще используется (тут можно было бы привести и другие примеры) для оговора одним из соучастников других и создания ложной «преюдиции». В «анапском деле» отказ от подтверждения показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции в суде вообще очень сомнителен: ведь таким образом нынешние подсудимые лишаются уже их права на защиту.

Адвокаты Игнатьев и Белоногов, не получив возможности заявить ходатайства о нарушениях прав Сапожникова и Мирошникова непосредственно в процессе, сдали их в канцелярию Северо-Кавказского окружного военного суда на имя судьи О.В. Волкова. Что тот будет с ними делать — пока непонятно. Ведь дело становится все более громким, и все более влиятельные персоны за ним наблюдают и ждут, чем оно кончится. Ну что же, смотрите — ведь это вы делаете.

www.novayagazeta.ru

Разглядит ли Адвокат Игнатьева?

Вторая сборная России сыграла вничью с олимпийской командой Белоруссии в товарищеском матче, который состоялся в Брянске. Лучшим игроком встречи стал фланговый хавбек россиян Владислав Игнатьев.

Если прошлый матч второй российской сборной прошел в тени поединка основной команды против сербов, то на сей раз к дружине Юрия Красножана было приковано все внимание тех болельщиков, которым не безразлична судьба России-2. А болельщиков этого во многом искусственно созданного коллектива оказывается немало. На фоне первой сборной, игроки которой общаются с прессой примерно с таким же желанием, как попавший на допрос шпион, футболисты второй команды гораздо охотнее идут на контакт, что не может не вызывать симпатию. Да и во главе команды маленьких генералов незамечено, а к Красножану даже после странного увольнения из «Локо» футбольная общественность относится исключительно позитивно. Так что матч в Брянске вызывал внимание не только специалистов и любителей футбольного арт-хауса, но и вполне себе широкой массы болельщиков. Об этом свидетельствовали практически заполненные трибуны стадиона «Динамо», вмещающего 10 тысяч зрителей.

Понятия «стабильный стартовый состав второй сборной» по очевидным причинам существовать не может. Лишь двое игроков, вышедшие на поле стадиона «Динамо», начинали месяц назад поединок с «молодежкой». Только Гаджибеков и Игнатьев сохранили свое место в основе. Схема осталась той же, что и августовской встрече 4-5-1. Так что единообразия с первой сборной, в которой Адвокат чаще всего использует сочетание 4-3-3, здесь не наблюдалось. Матч россияне начали в следующем составе: в воротах Абаев, слева в обороне Ятченко, в центре – Гаджибеков и Гранат, справа – Бугаев. Пару опорников составили Файзулин и Юсупов, а на краях полузащиты действовали Игнатьев и Самсонов, причем двое последних постоянно менялись флангами. Под нападающим расположился Павленко, а единственным форвардом стал Бухаров.

Первый опасный момент в матче создали россияне. Игнатьев с левого фланга выполнил отличную подачу в штрафную, но Бухаров из пределов штрафной пробил мимо ворот. Через несколько минут возможность открыть счет упустил Павленко, не попавший в створ метров с восьми. Казалось, что по сравнению с россиянами у олимпийской сборной Белоруссии, которой в 2012 предстоит выступить в Лондоне, должно быть неоспоримое преимущество в сыгранности, однако ничего подобного на поле не наблюдалось. Сложилось впечатление, что в таком составе российская команда выступает уже не первый год, а каждый игрок знает предстоящий маневр партнера и всегда готов к нему. На протяжении первого тайма хозяева безраздельно доминировали на поле, постоянно создавая моменты у ворот Гутора. В одном из эпизодов голкипера БАТЭ после удара все того же Бухарова выручила перекладина. Вообще, если бы нападающий «Зенита» использовал все свои моменты, уже к 30-й минуте Россия вполне могла выигрывать с крупным счетом.

После перерыва Красножан, который обещал накануне матча дать практику всем заявленным на эту встречу игрокам, сделал восемь замен. Из футболистов, игравших в первом тайме, на поле остались лишь Гранат, Самсонов и Игнатьев. Место в воротах занял Будаков, пару Гранату в центре обороны составил Буйволов, на флангах защиты расположились «волжане» Гетигежев и Ещенко. В полузащите играли Ерохин, Воробьев и Коломийцев, а в атаке Бухарова заменил бомбардир «Кубани» Давыдов.

Во втором тайме белорусы также крайне редко подбирались к чужой штрафной. Территориальное и игровое преимущество было полностью на стороне россиян, в действиях которых не было даже намека на безразличие. Подумалось, что если бы весной против Ирана и Катара вышли на поле эти игроки, результат встреч с «грандами» мирового футбола был бы совершенно иным.

Правда, несмотря на все желание моментов у ворот гостей после перерыва заметно поубавилось. Продолжал создавать остроту с флангов Игнатьев, пожалуй, лучший игрок встречи. Со спины полузащитник «Локомотива» из-за своей комплекции, светлой шевелюры и игрового номера до боли напоминал форварда основной сборной Романа Павлюченко. Если в первом тайме великолепные навесы и прострелы Игнатьева не использовал Бухаров, то во второй половине настал черед Сергея Давыдова транжирить свои шансы. Кажется в своем нынешнем состоянии фланговый хавбек «Локо» вполне мог бы закрыть проблемную позицию правого полузащитника в основной сборной. Хотя, если Адвокат не спешит вызывать в сборную Александра Самедова, то шансы Игнатьева оказаться в главной команде страны и вовсе кажутся мизерными.

В итоге зрители голов в этом матче так и не увидели, однако позитивное впечатление от игры подопечных Красножана это не испортило. Отношение игроков к этой, казалось бы, бесполезной встрече, оставило исключительно положительный осадок. Тем более, что главная задача второй сборной – не победы в товарищеских матчах, а обкатка игроков, которые могли бы подойти основной команде. Другой вопрос, нужны ли какие-либо другие футболисты главному тренеру этой основной команды, который привык делать ставку исключительно на старую гвардию.

fclmnews.ru

Дети – в дело

Рано утром 29 августа 30-летнему Денису Болонкину, жителю татарского города Тетюши, что в 140 км от Казани, позвонили из села Монастырское, где жили его родители: его отца не стало. Денис вместе с женой Ириной добрался на место часам к десяти и сразу поехал на луг за селом – именно там 47-летняя Елена Болонкина, мать Дениса, нашла утром тело мужа рядом с местом, где они обычно привязывали свою телку. «Шел дождь, было холодно, там стояло уже много машин: Следственный комитет, оперативники, мама в одной ветровочке, в капюшоне – замерзшая, мокрая, ревела, – рассказывает Денис. – У нее срыв был, она кричала: «Его убили соседи, его убили, убили», – заладила, одно и то же».

Мобильное приложение Радио Свобода.

Тело 56-летнего Виктора Болонкина лежало в ложбинке, скрытое высокой августовской травой: лицом вниз, немного на боку, одна рука была отведена назад, так что на груди в области сердца виднелась широкая рана. Денис начал фотографировать место происшествия на свой телефон и в какой-то момент обнаружил вещи отца, аккуратно сложенные метрах в 10 от тела: телефон, который Виктор носил в нагрудном кармане, слушая музыку, палку, которой он выгонял корову на пастбище, и деревянную киянку, которой забивал колышек в землю, чтобы привязать корову. Сотрудники полиции, которые были на месте уже больше часа, этих предметов почему-то не заметили. Денис показал их криминалистам – когда те подняли палку и молоток, снизу на них были капли крови.

После осмотра места происшествия оперативный работник сказал Денису, что тело надо отвезти на патологоанатомическую экспертизу в город Буинск, что в 56 км от Монастырского. «Я говорю: «На чем? Как?» Они говорят: «У нас ничего нету», – рассказывает Денис. – Они только предложили номер какого-то человека, который занимается ритуальными услугами. Я ему позвонил, начал объяснять, что надо тело отца отвезти, но оперативник у меня трубку забрал и сам все сказал». После этого все сотрудники полиции уехали, оставив тело и родственников на лугу. Похоронная служба оказалась без грузчиков: Денису, его приятелю и приехавшей из Казани сестре Юлии пришлось самим грузить тело отца на покрывалах – Юлия же поехала с ним в Буинск.

Оперативники тем временем опрашивали соседей и членов семьи, в деревню приехал начальник Тетюшского ОМВД Ренат Хасанов: «Высокомерный такой, как будто мы какие-то блохи, а он такой павлин», – вспоминает Денис. Хасанов же распорядился забрать маму в Тетюши – больше дети ее не увидят, вечером сотрудники полиции объявят Денису и Юлии, что Болонкина задержана за… хулиганство: якобы соседи, которых она обвиняла в убийстве мужа, написали на нее заявление. На следующий день Елену официально задержат в качестве подозреваемой в убийстве мужа, впрочем, обвинение предъявят лишь 9 сентября. 4 сентября Тетюшский районный суд поместил ее под арест, а 27 октября Ново-Савиновский районный суд Казани продлил арест до 28 декабря. Методы работы Тетюшского ОМВД в деле Болонкиных напоминают историю другого жителя Тетюш, Сергея Сенина: его дважды пытались посадить за убийство, которого он не совершал – в итоге он был оправдан судом присяжных.

Картошка после убийства

Мысль о том, что мама могла заколоть папу, ни у кого не укладывалась в голове: по словам Дениса и Юлии, родители ссорились, но нечасто, и это никогда не переходило в потасовки. Вообще же жили дружно, воспитывали троих малолетних детей: Марка (5 лет), Даниила (8 лет) и Никиту (9 лет), местные журналисты даже писали статьи про «образцовую» семью Болонкиных.

Рано утром 28 августа, в день убийства, Никита с папой пошел рыбачить на запруду, вернулись домой к восьми и в дверях столкнулись с мамой, которая вела Марка в детский сад. Даниил спал дома. Виктор Болонкин около 9 утра повел корову на луг, Елена же после садика пошла в магазин – в понедельник был «хлебный день», нужно было купить продукты для пенсионеров: Болонкина была социальным работником, помогала одиноким старикам. После она весь день ходила по своим подопечным, забежала домой, приготовила обед для «братика Никитки и братика Дани», как их любовно называет Денис. Радио Свобода удалось дозвониться до некоторых жителей Монастырского, с которыми работала Болонкина: Владимира Смолина, Софьи Матвеевой и Александра Морозова – все они сказали, что Елена была у них в тот день, вела себя спокойно, «была обычной, веселенькой, как всегда». При этом Болонкина не просто заносила продукты – с Матвеевой она полчаса болтала и пила чай, со Смолиным на протяжении полутора часов копала картошку, полчаса провела и у Морозова.

Искать мужа Елена начала только к вечеру – Виктор мог отлучиться на целый день, засидеться у друга, не предупредив родных, а мобильной связи в Монастырском практически нет. Но когда часа в четыре она увидела отвязанную телку, одиноко бредущую в сторону дома, поняла, что что-то пошло не так. Елена попросила Никиту съездить на велосипеде на луг, он съездил, но никого не увидел. Тело Виктора, впрочем, лежало в траве, Никита мог его не заметить. Чуть позже Елена позвонила старшим детям: Денису в Тетюши и Юлии в Казань, те ничего от отца не слышали. Прозвонила друзей мужа в Тетюшах – его нигде не было. Ночью легла спать, утром пошла с коровой на луг – и нашла тело мужа.

Елена тут же напрямик через огороды побежала к подруге, жившей на краю села, вызвала полицию, попросила подругу посидеть с детьми, а сама отправилась караулить труп.

Ключевой ребенок

30 марта, когда Елена Болонкина сидела в Тетюшском ОМВД за хулиганство, Денис и Юлия занимались организацией похорон и поминок: церковь, кафе, кладбище. Утром Денису позвонили из полиции, попросили приехать, а когда он зашел в отдел, нашел там троих «младшеньких», которых полицейские сами привезли из Монастырского. Денис ждал в коридоре, пока заместитель начальника полиции по оперативной работе Тетюшского ОМВД Айрат Ахмадуллин в присутствии педагога-психолога и инспектора ПДН опрашивал детей, с ними находилась «сестренка» Юлия. Младшие дети ничего не знали, все внимание Айрата Ахмадуллина переключилось на старшего – 9-летнего Никиту. Он, впрочем, ничего интересного не говорил: на поле ездил, но папы там не видел, ничего странного не происходило, обычный день летних каникул: рыбалка, велик, компьютерные игры. «Они начали уточнять, ссорились ли родители, делали на этом акцент, – вспоминает Юлия Болонкина. – Когда дети кивнули, что были ссоры, они за это зацепились, начали давить на детей, мне даже пришлось сделать замечание». По словам Юлии, Ахмадуллин поначалу задавал одни и те же вопросы по несколько раз, уговаривая ребенка рассказать «правду»: «Он говорил: «Давай говори, ты не бойся, скажи, что ты видел. Ты что-то скрываешь от нас, наверняка ты просто боишься нам сказать, ты не бойся, говори как есть». Никита отвечал: «Да ничего я не видел», а он заладил свое: «Нет, ты все-таки, наверное, что-то видел, но боишься нам сказать». Потом он снова начал спрашивать про ссоры родителей, было ли рукоприкладство, ребенок не говорит, чего не было, но он сам додумывает, предлагает свои версии и заставляет их подтвердить».

Через какое-то время сотрудники отпустили Марка и Даню, Юлия вышла с ними из кабинета, за детьми приехал Денис, но обратно в комнату, где допрашивали Никиту, ее уже не пустили. Часов в 9 вечера, после 9-часового допроса, Юлии сказали, что… Никита тоже остается ночевать в отделе – и, как и мама, с концами, наутро мальчика увезли в учреждение для несовершеннолетних – он стал ценным свидетелем.

В распоряжении РС есть протокол допроса Никиты Болонкина, где мальчик рассказывает, что утром 28 августа после рыбалки вместе с мамой отвел в садик Марка, потом они пошли на поле, где папа привязывал корову, и там родители начали «ругаться, ссориться, драться между собой». «Мама с папой стали толкать друг друга, кувыркаться по земле. (…) В один момент мама сильно толкнула папу за грудь, после чего папа упал на спину на землю и больше не вставал». Затем мама якобы сказала ему: «Молчи, ничего не говори», они вернулись домой, мама начала звонить Денису и Юле, говорить, что убила папу и не знает, что делать, а потом спокойно пошла работать к старикам. Никита, как ни в чем не бывало, весь день играл, катался на велосипеде и даже ездил по просьбе мамы в поле смотреть корову, но увидел только труп папы. Вечером Юлия с Денисом якобы приехали в Монастырское и на кухне организовали семейный совет (и у Юлии, и у Дениса есть свидетели, готовые подтвердить, что вечером 28 августа они были дома в Казани и в Тетюшах соответственно). Протокол подписан следователем Буинского Следственного управления СК по Татарстану Раушанией Атнабаевой, которой поначалу досталось дело.

Экспертизы в секрете

По словам адвоката Болонкиных Руслана Игнатьева, он не видел в деле каких-либо других доказательств вины Елены, кроме показаний ее сына, впрочем, и их адвокат ставит под сомнение: по его словам, в деле есть психолого-психиатрическая экспертиза ребенка, проведенная в казанской РКПБ им. Бехтерева: «Он там говорит, что сотрудники полиции меня запутали, я очень испугался, когда остался один на один с сотрудниками, что мама папу не убивала и они не ссорились, что мне очень плохо в детском приюте и что я очень хочу домой», – рассказывает Руслан Игнатьев. Экспертизу эту следователь Атнабаева фотографировать не разрешила, более того, когда после первых статей в местной прессе дело из-за «особой сложности» передали в Казань – руководителю 3-го Отдела Следственного управления СК Татарстана по расследованию особо важных дел Айрату Валееву, его подчиненный, следователь Ринат Гайнутдинов даже не принес ее на суд по продлению меры пресечения, а на вопрос судьи почему, ответил, что она не имеет большого значения, и следствие собирается назначить повторную экспертизу.

Потенциально у Елены Болонкиной было время забежать на поле и убить мужа между детсадом и магазином (согласно патолого-анатомической экспертизе, смерть наступила утром 28 августа), но кроме показаний Никиты эта версия не подтверждается ничем. Следствием были назначены семь экспертиз: были исследованы смывы из-под ногтей и с рук обоих супругов (ничего, что могло бы говорить о драке или об убийстве, не обнаружено), генетическая экспертиза крови и эпителия на телефоне, молотке и деревянной палке с луга показала, что кровь и эпителий принадлежат Виктору, экспертизы одежды Елены, в которой она была в тот день, и одежды Виктора также не дали результатов. Любопытно, что следователь Атнабаева, по словам адвоката Игнатьева, читавшего заключения, не спрашивала экспертов, нет ли на одежде Виктора и его вещах эпителия каких-либо третьих лиц.

Нет доказательств и тому, что Елена и Виктор дрались, «кувыркались» по полю: на теле Елены при медицинском освидетельствовании нашли лишь ушиб груди недельной давности (упала с мотоблока), а на трупе – одна смертельная рана от точного удара колюще-режущим предметом шириной лезвия 1,5 и длиной 5,4 см, царапина на лбу и потертости на тыльной стороне пальцев рук, которые появились задолго до смерти.

Десять версий

По словам Юлии и Дениса Болонкиных, у отца в Монастырском было немало врагов. «Он был правдолюб. Если считал, что что-то происходит не по закону, то всегда лез на рожон», – говорит Денис. «Когда меня допрашивали, я следователю версий десять назвала, кто мог убить папу, но они по ним почему-то не работают», – жалуется Юлия Болонкина.

Елена и Виктор с двумя старшими детьми переехали в Монастырское из Казани в 1991 году – в городе тогда не было ни работы, ни жилья. С первых же дней у Болонкиных разгорелся конфликт с соседями – Михайловыми, которых Елена сразу же и обвинила в убийстве мужа (впрочем, экспертиза одежды Михайловых также ничего не показала). Конфликтовал Виктор и с некими людьми, которые разводили рыбу в деревенской запруде, запрещая местным жителям рыбачить там и даже купаться. «У нас в Тетюшском районе до сих пор остался рэкет 1990-х годов, – говорит Денис. – И вот эти бандиты, они у нас в городе много чего имеют: магазины, автосервисы, я думаю, что именно они взяли этот водный объект. Туда приезжают на поршах, водку пьют, жарят шашлыки, начальники большие приезжают». По словам Дениса, отец последние 8 лет конфликтовал с «владельцами» запруды, более того, один из его друзей рассказал на похоронах, что Виктор Болонкин даже писал на них заявления в полицию. Впрочем, оперативные работники сказали Денису, что никаких хозяев у запруды больше нет, рыбачить там может кто угодно.

Адвокат Руслан Игнатьев опросил некоторых жителей деревни, рассказавших ему, что, по слухам, у Виктора была ссора с некими заезжими рыбаками, которых он припугнул, что будет жаловаться на них, а те якобы ответили ему: «Не успеешь». Когда Игнатьев написал ходатайство о приобщении этих опросов к делу, его стали вызывать в казанский СК, чтобы наказать – за то, что оказывает давление на свидетелей. Благо Юлия Болонкина вела аудиозапись опросов: когда следователи узнали об этом, в СК адвоката больше не вызывали.

Сейчас Елена Болонкина содержится в казанском СИЗО №2, Юлия взяла отпуск за свой счет и переехала в Монастырское – следить за детьми и хозяйством, а Денис пытается поднять шумиху в прессе, чтобы спасти маму. Впрочем, все больше переживают за «братика Никитку», который неделю назад встретил свой 10-й день рожденья в неизвестном детдоме – в ожидании очередных допросов и экспертиз.

www.svoboda.org

Смотрите так же:

  • Правонарушения несовершеннолетних в рк презентация Презентация по теме: Презентация к классному часу "Административная и уголовная ответственность несовершеннолетних" Презентация к классному часу по профилактике ассоциального поведения несовершеннолетних Предварительный просмотр: Подписи […]
  • Налог на долг по кредиту Требуют с кредита подоходный налог? Добрый день Дарья. Безусловно это законно, и очень частно применяет такие средства ОАО Сбербанк России. Суть данных требований в том, что с момента просрочки уплаты очередного платежа, Вы фактически […]
  • Договор купля продажа станка Договор купли-продажи оборудования г. Москва «___»_________ 201_ г. ООО «ПРИИСК ЛТД», далее - «Продавец», в лице директора Севрюжного Ю.Ю., и ОАО «МИИСТР № 128», далее «Покупатель», в лице директора Ражной Э.Э., заключили настоящий […]
  • Выплата алиментов учащимся вузов Платят ли алименты совершеннолетнему, если ребенок учится на дневном? Есть дочь от первого брака, ей исполнилось 18 лет и она учится на дневном отделении в ВУЗе. Сейчас у меня второй брак, есть ребенок (10 месяцев). Имеет ли право бывшая […]
  • Пособия для матерей имеющих троих детей Льготы семьям, имеющим троих детей Законодательство предусматривает оказание различной социальной помощи семьям. При этом наличие детей открывает возможность получения дополнительных льгот и выплат, например, при покупке или постройке […]
  • Организация пропускного режима на судах Арбитражный суд Московской области 25 июля 2018 года состоялось расширенное заседание Президиума Арбитражного суда Московской области, на котором подведены итоги работы коллектива суда за первое полугодие 2018 года О назначении судьи […]

Обсуждение закрыто.